ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Карьера агента АВС

Опубликовано: 21 Августа 2013 15:22
0
4944
"Совершенно секретно", No.8/35
Ильзе Штебе за три недели до ареста. Август 1942 года
Ильзе Штебе за три недели до ареста. Август 1942 года
Фото из архива автора

Только в 1990-е годы в публикациях о работе советской военной разведки накануне Второй мировой войны стало появляться это имя, вернее, псевдоним. «АВС сообщил…» – так начинались многие радиограммы, поступавшие в Разведуправление рабоче-крестьянской Красной Армии. И сообщения его докладывались высшему руководству страны, а бывало – лично Сталину. Около шести лет сотрудничал этот агент с ГРУ, но, кроме очень узкого круга лиц, никто не знал о нем ничего. И до сих пор не знает

Вночь с 23 на 24 декабря 1942 года в берлинской тюрьме Плетцензее была казнена немецкая журналистка Ильзе Штебе. Имперский военный суд приговорил ее к смертной казни «путем отсечения головы». Адольф Гитлер лично утвердил приговор.

Ильзе арестовали в августе 1942-го. Схватили ее из-за провала резидентуры советской военной разведки в Брюсселе в декабре 1941 года. К тому времени немцы уже записали многие радиограммы каких-то агентов, работающих на территории Бельгии, но расшифровать их не могли. И вот однажды на тихой улочке бельгийской столицы запеленговали одну из радиостанций, но определить, в каком доме конкретно она работает, не сумели. Тогда в ночь на 13 декабря немцы стали отключать электричество во всех домах поочередно. И рация наконец замолчала.

Был арестован радист, советский разведчик Михаил Макаров. В резидентуре Анатолия Гуревича – в историю советской разведки он вошел под псевдонимом Кент как один из руководителей «Красной капеллы» – Макарова знали под именем Хемниц.

В руки гестапо попал шифр Кента. С его помощью расшифровали радиограммы, перехваченные раньше. В одной из них были указаны имя и адрес Ильзе Штебе. Немецкая журналистка руководила разведгруппой, которая довольно успешно действовала в Берлине. В Разведуправлении РККА она числилась как агент под псевдонимом Альта.

Одновременно с Ильзе гестапо арестовало более ста тридцати антифашистов. Многие, как Альта, работали на советскую разведку. Сорок девять из них были казнены в берлинской каторжной тюрьме Плетцензее, в Гале, Бранденбурге и на стрельбище в берлинском районе Тегель. Семерых зверски замучили во время «предварительного следствия». Еще семерых отправили в концлагеря. Более двадцати соратников Шульце-Бойзена (офицера Люфтваффе, которому покровительствовал сам маршал Геринг, и известного антифашиста, передавшего в ГРУ ценную информацию о потерях немцев под Москвой, об объеме производства самолетов в Германии, о планах наступления немцев весной и летом 1942 года на Кавказ. – Ред.) приговорили к каторжным работам на срок в общей сложности 130 лет.

Узнав о своем приговоре, Ильзе Штебе попросила соседку по тюремной камере – немку по имени Тухола – передать записку матери и рассказать, что дочь ее умерла спокойно, так как никого не выдала, даже наоборот – «спасла жизнь трем мужчинам и одной женщине».

Тухоле повезло – она выжила. И выйдя на свободу, разыскала фрау Фриде Штебе, передала записку и последние слова дочери. Мать, не зная, что эти слова означают, но понимая, насколько они важны были для Ильзе, пересказала их своему приемному сыну Курту Мюллеру. Так об этом стало известно товарищам Альты, антифашистам. Одним из спасенных Альтой мужчин был таинственный АВС, агент советской военной разведки.

Никаких подробностей о жизни этого удивительного человека и сейчас узнать не удалось. Только скупые строчки автобиографии, сухие цифры донесений, короткие справки из сохранившейся, к счастью, папки с «делом АВС».

Сын бакалейщика

Его настоящее имя – Курт Велкиш. Родился 29 сентября 1910 года в городе Зорау, в провинции Бранденбург. Отец имел собственную бакалейную лавку, мать занималась воспитанием детей, которых очень любила.

Закончив начальную школу, Курт прошел курс обучения в гуманитарной гимназии и в 1929-м поступил на юридический факультет университета в Грайфельде. Затем перевелся в Берлинский университет, а завершил обучение в Бреславском.

В Германии в те годы бушевали политические страсти. К власти рвались фашисты, их поддерживали влиятельные банкиры, промышленники и землевладельцы. Главный лозунг нацистов: миром должны управлять немцы. Ложный, но соблазнительный, он многим дурманил головы. Компартия предупреждала соотечественников, что нацисты приведут страну к катастрофе, и призывала к борьбе.

Сын бакалейщика, несмотря на молодость, сделал свой выбор – в Бреславском университете он создает «Союз красных студентов», а в конце 1931 года становится членом компартии. После прихода фашистов к власти переходит на нелегальную работу – выпускает несколько номеров газеты местного отделения КПГ.

О своей легальной жизни Велкиш пишет в автобиографии: «Став доктором юридических наук, работал в Зоммерфельде и Губене. В Губене на мой след напало гестапо из-за моей коммунистической деятельности. Поэтому в октябре 1934 года я был вынужден оставить юридическую практику и скрываться… До января 1935 года был безработным. В январе благодаря моему знакомому Кегелю удалось устроиться в газету «Бреслауер нойес нахрихтен». В мае 1935-го в качестве корреспондента этой газеты был послан на работу в Варшаву».

В это время в Варшаве работал другой немецкий журналист – Рудольф Гернштадт, представлявший газету «Берлинер тагеблатт». Его хорошо знали в немецкой колонии. До Варшавы Гернштадт был аккредитован в Праге и в Москве. В ноябре 1933-го, когда отношения между Берлином и Москвой стали более чем прохладными, несколько советских журналистов вынужденно покинули германскую столицу. Москва приняла ответные меры и выставила всех немецких журналистов. Среди них был и Рудольф Гернштадт. Он приступил к работе в Польше и пользовался особым расположением германского посла в Варшаве фон Мольтке.

А между тем Гернштадт с 1931 года сотрудничал с ГРУ, где числился под псевдонимом Арбин, выполнял сложные задания – подбирал и привлекал к работе ценных агентов. Именно он привлек к сотрудничеству Ильзе Штебе, легендарную Альту. Его агент Герхард Кегель (тот самый, хороший знакомый Курта Велкиша) в июне 1941 года сообщит нашей военной разведке точную дату и час нападения фашистской Германии на Советский Союз.

Велкиш познакомился с Рудольфом вскоре после приезда в Варшаву. И Гернштадт, узнав, что получить место корреспондента в польской столице ему помог Кегель, тут же расспросил друга о новичке и убедился в его полной политической надежности: студенческий союз, содействие компартии, нелегальная работа. В Центре поддержали намерение Арбина привлечь Курта и предложили порекомендовать молодому человеку вступить в Национал-социалистическую рабочую партию Германии (НСДАП). Членство в этой фашистской организации было необходимо для получения доступа к важной информации. Велкиш стал членом НСДАП. И приступил к выполнению заданий советской разведки, получив псевдоним АВС. Что означала эта странная аббревиатура, теперь не узнает никто.
Уже к концу 1935 года Курт завербовал сотрудника германской разведки капитана К., получившего в Москве цифровой псевдоним – номер 18. В 1936-м на СССР стал работать еще один ценный источник – Арно, а от самого АВС в Центр поступили четыре важных донесения о германской армии.

В 1937 году к этой работе он подключил даже свою жену.

 

ЛЦЛ выходит на связь

Маргарита Рениш, в замужестве Велкиш, родилась в Берлине в 1913 году. Отца не помнила. Воспитывала ее мать, работница текстильной фабрики. В поисках заработка мать переехала из Берлина в Зорау. Там Маргарита окончила народную школу, поступила в лицей. Потом еще два года училась на вечерних торговых курсах, освоила профессию стенографистки. Работала секретарем-машинисткой у директора местной текстильной фабрики.

В Зорау она встретила Курта Велкиша, приглянулась ему. Молодые люди подружились, вместе работали в партийной ячейке, писали листовки, разоблачавшие фашистов, проводили собрания рабочих.

В 1936-м Маргарита уехала в Берлин. Какое-то время жила в доме своего дяди и по совету Курта училась на курсах фотографии. А в 1937-м они поженились.
«Во время моего пребывания в Варшаве с августа 1937-го по август 1939 года, – писала Маргарита в автобиографии, – я принимала участие в работе моего мужа…»

Ее псевдоним – ЛЦЛ. Что означали эти буквы? Тоже неизвестно. Известно другое – она помогала мужу собирать и отправлять в Москву важные сведения политического и военного характера. В 1937 году они отправили восемь донесений, в 1938-м – одиннадцать. И получили личное письмо от начальника военной разведки: «Очень рад, что вы по-прежнему упорно и настойчиво выполняете наши задания…»

А вскоре Центр вновь «озадачил» АВС – его попросили устроиться на работу в Министерство иностранных дел. Членство в НСДАП могло этому поспособствовать. Кроме того, Курт свободно владел польским и французским. И не зря же его назначили руководителем немецких журналистов, работающих в Варшаве, дав поручение наблюдать за польской печатью, составлять обзоры местных газет, налаживать контакты немецких журналистов с польским Министерством иностранных дел. Велкиш добросовестно выполнял партпоручения. И в Москву сумел отправить 32 донесения только за несколько месяцев 1939 года. Маргарита помогала ему как профессиональный фотограф. Рудольф Гернштадт тоже поручал ей переснять секретные документы, которые он «заимствовал» у германского посла Мольтке.

Накануне нападения Германии на Польшу всех немецких корреспондентов из Варшавы отозвали. Курта, как хорошо зарекомендовавшего себя члена НСДАП, в октябре 1939-го направили в Литву. Там он выполнял поручения МИДа Германии. Получив положительную характеристику в ведомстве Риббентропа, был направлен на работу в Румынию.

Успешность карьеры Велкиша совпадала с интересами Разведупра. Румыния поддерживала союзнические отношения с фашистской Германией и Италией. Антонеску стал другом Гитлера. А через германское посольство в Бухаресте решались многие политические и военные вопросы, затрагивавшие интересы СССР на Балканах и в Средиземноморье.

В автобиографии Велкиш так пишет об этом периоде своей жизни: «В феврале 1940 года вместе с женой прибыл в Бухарест, где был сначала журналистом, а потом принят на работу в немецкое посольство в отдел прессы помощником советника посольства Гамилькара Гофмана. После отъезда Гофмана в Париж, в августе 1941 года, официально стал пресс-атташе посольства. В этой должности пробыл до августа 1944 года. За время работы в посольстве несколько раз ездил в Берлин, выполняя специальные задания посла…»

Но ведь АВС еще должен был добывать для Центра ценные военные, военно-политические, военно-экономические сведения. И организовывать доставку этих секретов из Румынии в Москву.

Как сотрудник посольства, он поддерживал официальные связи с журналистами разных стран, аккредитованными в Бухаресте. Был среди них и корреспондент ТАСС Михаил Шаров, прибывший в румынскую столицу, как и Велкиш, в начале 1940-го. Это не было случайным совпадением.

 

Спецкор-связник

Шарова направила советская военная разведка для восстановления связи с АВС.

Для справки. Михаил Шаров, 1907 года рождения, москвич. Работал посыльным на Казанском вокзале. Закончил Московский промышленно-экономический техникум имени Плеханова. В 1934-м поступил на исторический факультет Московского университета. После его окончания был отобран для работы в военной разведке. Обладал исключительными лингвистическими способностями – знал в совершенстве французский, испанский, английский. После прохождения курса специальной подготовки был назначен на должность корреспондента ТАСС и направлен в Бухарест.

Без особого труда освоившись в чужом городе, Шаров быстро установил контакты с отделом печати Министерства иностранных дел Румынии, с местными и иностранными журналистами.

С АВС, соблюдая условия явки, они встретились в небольшом ресторанчике. Договорились, что общаться с Шаровым будет в основном Маргарита, она же будет передавать материалы, интересующие Москву. А возможности Курта по добыванию этих материалов были просто фантастическими: «Он в курсе дел всей проводимой немцами работы в Румынии. Имеет поручение от германской разведки поддерживать связь с украинскими антисоветскими организациями в Румынии и осведомлен об их планах и мероприятиях, направленных против СССР. Имеет в МИДе много знакомых в среде ответственных чиновников и пользуется среди них большим авторитетом.

АВС близко знаком с германским военно-воздушным атташе в Румынии Герстенбергом, который выполняет специальные правительственные поручения…»
Поэтому и задания Центра были соответствующими:

«Освещать деятельность Германии в Румынии, а также деятельность англо-французского блока в Италии, следить за деятельностью украинских националистов в Румынии и информировать об усилиях Германии по их использованию в своих интересах против СССР».

Велкиш, имевший опыт нелегальной партийной и разведывательной работы, был предельно осторожен и аккуратен. Шаров тоже был осторожен. При организации и проведении встреч с АВС или ЛЦЛ Шаров учитывал, что за ним, советским корреспондентом, могут одновременно вести наблюдение и румынская контрразведка, и более опытный и сильный противник – гестапо, ведь его сотрудники чувствовали себя в Бухаресте так же свободно, как в Берлине. Михаил Шаров не допустил ни одной профессиональной ошибки.

Сколько сведений передал ему АВС? В общей сложности – больше ста. Их ценность? На этот вопрос есть убедительный ответ – сообщения АВС докладывались лично Сталину, Молотову, Жукову, Берии, Ворошилову.

Резидент военной разведки в Бухаресте Ещенко, которому Шаров передавал материалы АВС, 1 марта 1941 года писал в Москву: «АВС в своем докладе о поездке в Берлин сообщает, что… много в Берлине говорили о предстоящем выступлении Германии против СССР. В русском отделе немецкого верховного командования интенсивно работают…»

5 мая в Москву ушло новое донесение: «АВС сообщил, что… немецкие войсковые соединения перевозятся с Балкан на театр румынского фронта. Один штабной офицер расположенного в Румынии немецкого авиационного корпуса, который несколько дней назад приехал из Берлина, заявил, что раньше для начала немецких военных акций против СССР предусматривалась дата 15 мая, но в связи с Югославией срок перенесен на середину июня. Этот офицер твердо уверен в предстоящем конфликте…»

28 мая 1941 года АВС сообщает: «Военное развертывание на… восточном фронте идет планомерно и с самой большой интенсивностью. Оно будет закончено до середины июня. Главные силы немецких балканских армий возвращены на немецкий восточный фронт. Военный главный удар против Красной Армии будет проведен при большой массированности…»

Велкиш уверен, что Румыния будет воевать против СССР: «…ряд руководящих кругов по-прежнему питает надежду на скорое возвращение Бессарабии. В последние три дня (особенно в ночь на 28 мая и днем 28 мая) наблюдалось усиленное движение через Бухарест с юга на родину немецкого автотранспорта с пехотой и бронемашинами…»

После вероломного нападения Германии на СССР все сотрудники советского посольства были интернированы. Михаил Шаров покинул Румынию. И Велкиш остался без связи.

 

Расплата

Он продолжал работать в системе Министерства иностранных дел Германии, имел доступ к ценной информации, но не мог передать эту информацию в Москву.
Центр предпринимал попытки восстановить с ним связь. В Румынию забрасывали советских разведчиков, которые должны были добраться до Бухареста. В первой половине 1942 года был заброшен разведчик М. Через некоторое время с таким же заданием убыл разведчик И. Операции эти успеха не принесли. Разведчиков смогли сбросить лишь в 120 и в 216 километрах от Бухареста. Но без настоящих документов и пропусков передвигаться по территории Румынии было невозможно.

Новая попытка в конце 1942 года – еще большая неудача: на этот раз разведчика выбросили над территорией Болгарии.

В январе 1943-го в Румынию все-таки удалось забросить связника – Мунте, бывшего бойца интернациональной бригады в Испании, преданного, проверенного человека. Он пробрался в Бухарест. Устроился на работу. Но установить контакт с АВС не смог.

В феврале того же года в Центре была создана специальная разведгруппа «Людмила». Руководителем ее назначили Рахиль Гамбурд. До войны она жила в Бендерах, хорошо знала Бухарест. Еще в 1940 году ее привлек к разведывательной работе разведотдел штаба Одесского военного округа. Помощника для этой смелой молодой женщины нашли в Москве. Стефан Киориану родился в Венгрии в городе Марошуиваре, но с 1923 года жил в Москве, а перед войной работал столяром в «Союзтехфильме». Хорошо знал румынский язык.

Но самолет с группой, выполнявшей специальное задание военной разведки, попал в трудные метеоусловия. Разведчиков десантировали в 600 километрах от Бухареста. (О деталях этого неудачного полета рассказала Рахиль Гамбурд. После войны она стала сотрудником румынской разведки.)

АВС тоже пытался восстановить связь с Центром. Он дважды отправлял Маргариту в Берлин к Альте с копиями документов, которые удалось достать в посольстве. И сам, приезжая в Берлин по заданию посла Килленгера, тайно встречался с Альтой. Но связи не было и у нее. Альта собиралась даже выехать на Восточный фронт в качестве военного корреспондента, перейти линию фронта, встретиться с представителями военной разведки. На Восточный фронт ее не пустили. Она пыталась выехать в командировку в Швецию, где было советское представительство, – не получилось. А в августе 1942-го ее арестовали…
В декабре Курт узнал, что в Берлине казнена Ильзе Штебе. Велкишей это известие потрясло. Если гестаповцам удалось вырвать у Альты признание о связи с ними и о работе на советскую разведку, им тоже конец. Оставалось только надеяться на чудо и ждать. Бежать все равно было некуда.

Альта не выдала никого.

После войны семья Велкишей оказалась в Москве. Дальнейшая судьба их сложилась трагически. Так же как Шандор Радо, Анатолий Гуревич и многие другие разведчики, они были репрессированы. На свободу вышли только после смерти Сталина, а реабилитировали их лишь в 2003 году. Их первый сын Михаил, родившийся в октябре 1942-го в Бухаресте, умер в тюрьме. Второй сын Томас, который появился в заключении, сейчас живет в Германии.

…В сохранившемся деле АВС в графе «Учет выданных сумм» нет ни одной записи. За шесть лет сотрудничества с советской военной разведкой Курт Велкиш не принял ни одной немецкой марки, ни одного подарка, ни одной награды. Почему он рисковал своей жизнью, жизнью жены и ребенка? Объяснение только одно – он любил свою Родину.


поделиться: