ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Семья в СССР: о чем идет спор?

Опубликовано: 6 Августа 2013 22:21
0
12735
Онлайн-версия
На фото: Иосиф Сталин среди детей, 1936
На фото: Иосиф Сталин среди детей, 1936
Фото: РИА "Новости"

Профессор Сорбонны Александр Авдеев не согласился с точкой зрения известного демографа Марка Тольца, которую он изложил в статье «Традиционалист Сталин, реакционер Хрущев, либерал Брежнев». Свой комментарий он оставил в форуме на сайте «Совершенно секретно». Редакция сочла позицию, высказанную профессором Авдеевым, важной в дискуссии о семейной политике в СССР, и предложила прокомментировать автору статьи — Марку Тольцу.

Александр Авдеев  (Alexandre Avdeev) (Париж)

Интересная интерпретация причинности в социальной истории. Заставляет задуматься о роли вождей в истории, потому что в данной истории, кроме вождей никого нет. Как при таком подходе можно объяснить, например, тот факт, что во Франции развод по взаимному согласию был разрешен только в 1974 году, а аборт по желанию в 1975-ом? Может связать это связать с первым нефтяным кризисом и окончанием «тридцати славных лет»? А может быть с тем, что Валери Жискар д'Эстен был (и говорят остается) ходоком по женщинам, а Де Голль был примерным мужем и семьянином? Кстати, использование контрацепции во Франции перестало преследоваться по закону в 1968 году — это уж точно из-за событий в Чехословакии. Не уверен, правда, что французы согласятся с такими объяснениями. Будут говорить о дебатах, об общественном мнении и общественном сознании и т.п.

В России все проще, если до 1953 года все происходящее тут объяснялось тем, что Сталин очень умный, настоящий гений, то после 1953 года все стало объясняться тем, что Сталин очень злой, настоящий злой гений. Что и говорить, одно объяснение стоит другого. Хрен редьки не слаще… В любом случае в этих объяснениях Сталин (Хрущев, Брежнев,… и список вождей можно продолжать) остается гением, почти богом, который единолично решает все вопросы, от организации переписи населения до производства глиняных свистулек и своевременной подкормки озимых в Псковской области. А остальные 170 миллионов в это время только и делают «шо было велено». Таким образом, кстати, в Нюрнберге оправдывались нацистские преступники. Они де только выполняли приказ, а во всем виноват де покойный к тому времени Шилькгрубер… тоже бывший гений.

Может быть, все-таки причины эволюции брачного и абортного законодательства в России немного более сложны в социетальном разрезе, и кроме Сталина, Хрущева и Брежнева ими занимались и многое другие люди, юристы, социологи, врачи, экономисты. Были и дебаты по поводу браков и разводов в научной и общественной прессе в 1910-х и в 1920-х годах. И точки зрения высказывались самые различные. Была еще и действительность 1930-х, когда мужчины, уезжавшие из села в город «на стройки социализма», оставляли сельских женщин с детьми без малейшей экономической поддержки. (Эта ситуация сейчас частично воспроизводится в сельской местности среднеазиатских государств, бывших советских республик). Надо вспомнить и то, что с 1927 года в разных союзных республиках действовали разные семейные кодексы. В частности, семейные кодексы Армении и Белоруссии определяли брак так же, как и Кодекс РСФСР (признавали «фактический» брак), в то время как кодексы Украины, Узбекистана, Туркмении и Азербайджана не признавали незарегистрированных браков — ситуация несколько пародоксальная в советском унитарном юридическом пространстве. Хрущев-то с 1938 года был на Украине, там наверное и набрался про то, что не зарегистрировано, то не брак? Так и вижу Никиту Сергеевича, умакивающего ручку в хрустальную цековскую чернильницу, и со злобным выражение лица выписывающего в тексте указа 1944 года, что мать не имеет права обращаться «в суд с иском об установлении отцовства и о взыскании алиментов на содержание ребенка, родившегося от лица, с которым она не состоит в зарегистрированном браке.»

Вот еще надо вспомнить про запрет на браки с иностранцами, имевший место быть с апреля 1947 по январь 1954. Интересно, как к этому отнеслась тогда советская литературно-музыкальная общественность? Говорит ли по этому поводу что-нибудь Мие Накачи, японская, судя по фамилии, исследовательница, хотя, как мне кажется, работала и защищалась она в США. Просто по-человечески интересно, не собирался ли, например С.С.Прокофьев, подписать по этому поводу какое-нибудь обращение, которое хотела бы опубликовать, но так и не опубликовала какая-нибудь газета, например, — стенная газета союза композиторов имени Хренникова «Бемоль», если такая когда-нибудь была. Хотя, наверное, ему было тогда не до этого. Готовился оформить «фактические» отношения с племянницей Лазаря Кагановича, красавицей Мирой Мендельсон. Эти отношения были зарегистрированы в январе 1948 года без проблем, потому что его «фактический» брак со старой женой иностранкой-испанкой Кролиной Кодина-Прокофьевой (сценическое имяLina Llubera), матерью его двоих детей, оказался в 1944 году как бы недействительным, и она (Лина) тут же в в феврале 1948 году получила возможность под неусыпным надзором и на ограниченной территории начать продолжавшееся до 1956 года знакомство с климатическими условиями солнечной Мордовии. Так что, кому война, а кому — мать родна. В общем социальная деятельность в СССР была намного сложнее и богаче, чем ее представляет одномерная система координат «вождизма». Вожди могут много, но не все, потому что можно быть выше общества, но не вне его. И кто его знает, какие законы о семьи принимал бы «любимый Леонид Ильич», если бы править ему пришлось в 1930-40 годы?

Марк Тольц (Иерусалим):

Что главное в описанных мною важных событиях советской истории? Если прошлое чему-то учит, то важно не повторять его трагических ошибок. При этом очевидно, что роль лидера в государственном устройстве СССР была определяющей. Недаром мы говорим об эпохе Сталина, временах Хрущева и Брежнева.

Конечно, советские вожди не в одиночку формулировали и проводили свои часто не самые гуманные решения. Но целью моей публикации было показать пагубные последствия таких решений, связанных с семьей, и рассказать, как и когда они ушли в прошлое. И неправда, что в моем тексте нет никого, кроме вождей! Названы лучшие представители тогдашней интеллигенции – Самуил Маршак, Илья Эренбург, Дмитрий Шостакович и другие, – которые активно боролись за отмену позорных установлений.

Правда, я не упомянул никого из их оппонентов, ведь место в газете всегда ограничено. Теперь, пользуясь случаем, можно назвать одного из них. Так, в изданном в этом году дневнике известного кинорежиссера Александра Довженко имеется такая запись, сделанная 28 августа 1943 года:

"[Хрущев ] напомнил мне о моем предложении о новой форме брака (Загса), он уже рассказал наркому внутренних дел, который тоже отнесся к ней с любовью. Следовательно, на днях стану разрабатывать проект о браке".

Вот оказывается, кто, вероятно, стоял у истоков будущих недобрых изменений в семейном законодательстве в следующем 1944 году! У всякого вождя, в том числе и у руководителя советской Украины Хрущева, был ближний круг, и Довженко в него входил. Видимо, в этом кругу изначально и формировались некоторые важные решения в сталинском СССР.

Конечно, никаких настоящих гласных обсуждений важных решений в Советском Союзе не было. Это вам не Франция, откуда пришел отклик на мою публикацию! А вот упомянутые в нем важные факты, относящиеся к этой стране, действительно, заставляют задуматься, хотя они упомянуты только вскользь. Во Франции «использование контрацепции перестало преследоваться по закону в 1968 году». Более того, там «развод по взаимному согласию был разрешен только в 1974 году, а аборт по желанию в 1975-ом». Выходит, СССР в эпоху Брежнева в кое в чем очень важном опередил эту развитую демократическую страну!

И последнее, что намного важнее случаев из жизни, пусть и известных людей. Надо помнить, что даже, казалось бы, благие намерения тоталитарного государства иногда вели к чудовищным последствиям. После Указа 8 июля 1944 года одинокая мать могла поместить свое дитя в государственный «Дом ребенка». Но смертность младенцев в этих истребительных детских учреждениях, например, в 1947 году составляла 44%. Вот что, действительно, нужно помнить! Потому я благодарен, за появившуюся возможность дополнить мою публикацию.
 


поделиться: