ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Куда уходит оружие с российских овощных баз

Опубликовано: 1 Апреля 1999 00:00
0
5703
"Совершенно секретно", No.4/120

 
Александр КАКОТКИН

В статье «Росвор» в законе» (№ 11 за 1998 г.) мы уже писали о вопиющих безобразиях, творившихся в компании «Росвооружение», и общей атмосфере вокруг торговли российским оружием. После публикации в редакцию стала поступать информация о других маленьких и больших «росворах», а также их зарубежных связях. И сегодня уже ясно, щупальца какого спрута мы так неосторожно задели. Куда там международной наркомафии, гордящейся покупкой президента очередной банановой республики. Оружейный монстр подмял под себя десятки так называемых цивилизованных стран, на него работают сотни государственных деятелей и разных организаций. Сегодня мы предоставляем вашему вниманию рассказ об одной такой конторе.

Помнится, какой шум поднялся полгода назад, когда на дальневосточной границе задержали партию боевых вертолетов, предназначенных для нелегальной отправки в Северную Корею. Появилось много гневных статей, военные чины клялись последними погонами, что виновные будут наказаны. Потом все тихо сошло на нет. Совсем недавно в Баку задержали российский самолет с истребителями МИГ-21, следовавший то ли в Словакию, то ли в Китай. Это дело тоже активно заминается и вряд ли дойдет до логического конца. По той простой причине, что военные следователи по ходу дела обязательно выйдут на какую-нибудь фирму «Матьсвою продакшн», в уставе которой будет указана, к примеру, торговля окорочками. А при дальнейшем любопытстве в лучшем случае получат по рукам от своего же большепогонного начальства, а в худшем – железный крест за усердие. На собственную могилу.

ДЕТИ ШУРЫ БАЛАГАНОВА

Из материалов уголовного дела:

«Из информации усматривается, что в результате сравнительного анализа расходной и приходной документации авиационно-технической службы 573 ОБАТО (в/ч 64687), в частности, отчетов формы 24 и 26 по движению вертолетной техники, установлено, что вертолетные двигатели ТВ3-117 ВМ за №, №, №... полученные представителями 573 ОБАТО на центральных авиационных технических складах ВВС и зарегистрированные в расходной документации как выданные согласно имеющимся заявкам в эскадрильи полка, по номерному учету полка не проходят. Не значатся они и в журнале формы 4, как установленные на вертолеты по плану замены».

Эта история началась еще четыре года назад в подмосковном поселке Малино, где дислоцировались авиационный полк (в/ч 26267) и приданный ему батальон технического обеспечения (в/ч 64687). Оперативник УФСБ РФ по дальней и фронтовой авиации старший лейтенант Азамат Хакуй обратил внимание на странные перемещения вокруг гарнизона автомобилей с запчастями для авиатехники. Проведя расследование, чекист немедленно отправил донесение наверх, где оно благополучно затерялось. Зато герои сего труда очень быстро нашли автора. В ход пошли угрозы, но упрямый старлей продолжал бомбардировать начальство новыми рапортами. Лишь через год нагрянула проверка, и на складе в/ч 64687 было установлено хищение двух вертолетных редукторов и одного двигателя для МИ-24. Общий ущерб составил полтора миллиарда неденоминированных рублей. Причем операцию с двигателем оформили так топорно, что только слепой ревизор мог этого не заметить. Новый агрегат ушел налево, а вместо него в контейнер положили полуразваленный движок 1975 года выпуска и другой модификации. И кое-как приклеили на него номер похищенного авиадвигателя ТВ3-117ВМ.

Как выяснилось позже, начальник авиационно-технической службы (АТС) части майор Виктор Исайкин, его предшественник на этой должности подполковник Игорь Путилин и заведующая складом прапорщик Татьяна Кривякова успели путем хитроумных комбинаций с заявками и накладными пропустить через склад сотни реальных и «виртуальных» авиазапчастей. Но, имея в карманах не одну тысячу долларов, они, как небезызвестный Шура Балаганов, погорели на примитивной краже одного двигателя. Прокуратурой Подольского гарнизона было возбуждено уголовное дело. Поначалу оно показалось заурядным, и его поручили молодому следователю Игорю Чупринскому.

Справедливости ради стоит сказать, что майор Исайкин о понятии офицерской чести не забыл. Убедившись, что наказания не избежать, он предпочел позору смерть и покончил с собой. В предсмертной записке Исайкин просил прощения у родственников и поименно называл тех командиров, которые втянули его в это дело. Оставалось еще изловить Бендера с Паниковским, а заодно и перевозчика Козлевича. Паниковских обнаружилось огромное количество: тот же Игорь Путилин, заместитель командира полка Василий Кучеренко, наконец, командир батальона с символической фамилией Воронка. Про последнего покойный майор Исайкин в своей записке написал: «Он не человек, а СКОТИНА!» Именно так, большими буквами.

Постепенно стал вырисовываться и механизм хищений. Он оказался не таким уж сложным. Начальники АТС Путилин и Исайкин получали у отцов-командиров Кучеренко и Воронки заявки на запчасти к авиатехнике и отправлялись за ними на авиационные склады ВВС Московского военного округа. География походов впечатляла: Сызрань, Липецк, Калуга, Тула, не считая близких Балашихи и Щелкова. Следует отметить, что в/ч 26267 в МВО называли придворным полком, поскольку он был предназначен для перевозок высшего командного состава ВВС. И машины были соответствующие – от обыкновенных транспортников до вертолетов-салонов. Фокус же состоял в следующем. Во-первых, благодаря этому статусу снабженцы получали на базах такое количество запчастей, что из них можно было без труда собрать еще один полк. Между прочим, только одна титановая вертолетная лопасть стоит почти столько же, сколько шестисотый «мерседес»... Во-вторых, придворным «толкачам» безропотно выдавали двигатели и другие агрегаты для боевых машин, хотя таковых в полку не имелось. А в-третьих, выяснилось, что большинство запчастей, уходя с базовых складов, до склада в/ч 26267 просто не доходили.

Поскольку двигатели весом в несколько тонн испариться сразу не могли, оперативники стали искать перевалочную базу. Таковой оказался расположенный неподалеку овощной склад, арендуемый ЗАО «Ратник». Кстати, по уставу эта фирма должна была заниматься торговлей древесиной. Замдиректора «Ратника», некий гражданин Дорожкин, в прошлом тоже военнослужащий, поначалу ушел в глухую несознанку. Пришлось вскрывать склад. Оперативники и сотрудники налоговой полиции вошли туда и ахнули. Вместо буртов свеклы, картошки или штабелей древесины на складе рядами выстроились ящики с редукторами, контейнеры с авиадвигателями и масса другого военного имущества. Довершали овощной пейзаж несколько новеньких ракет класса «воздух – воздух». Все это хозяйство нигде не числилось, то есть оно юридически не существовало. Оперативники почти физически ощутили, как над складом возник призрак бессмертного Остапа Бендера. Он вскоре и материализовался в виде президента этой фирмы, некоего Юрия Макарова. Сей уроженец города Дрездена сам долгое время служил в военной авиации, в том числе и в Малинском гарнизоне. После чего перешел на работу в Главный штаб ВВС, откуда и ушел в отставку. Но еще на службе он создал консалтинговую фирму «Юрген», официально зарегистрированную по адресу: Москва, Шмитовский проезд, 1, и оформленную на собственную жену. Когда следователи попытались разобраться во взаимоотношениях этих контор и воинских частей, они поняли, что им такую ношу не потянуть. Дело было передано в военную прокуратуру Московского военного округа, где им занялся следователь по особо важным делам Олег Соловьев.

КУДА МАКАР ДВИЖКИ ГОНЯЛ

Из материалов дела:

«Имеющиеся у нас оперативные данные позволяют сделать вывод о том, что Макаров Ю.Л. совместно с указанным Вами Захаренковым В.Н. в течение ряда последних лет осуществляют незаконные поставки в третьи страны вооружений и военной техники российского производства из наличия ВС России и заводов-изготовителей, не имеющих права самостоятельной торговли специмуществом. При этом в орбиту противоправных действий ими вовлечены некоторые руководители предприятий ВПК и, возможно, другие должностные лица».

Юрий Макаров

По ходу расследования вырисовывалась впечатляющая картина хищений и нелегальных продаж запчастей для боевой техники. Фирма «Юрген» была центральным звеном в этой цепочке. Именно на нее замыкались все «авиапотоки». Якобы официальные поставки оборудования по заявкам командира части оформлялись через Главный штаб ВВС, а конкретно – через 1-й отдел (полковник Валерий Гусев) и 2-й отдел (полковник Владимир Романченко) управления авиационно-технического обеспечения штаба тыла Главкомата ВВС (начальник генерал-майор Игорь Минаков).

Затем оборудование, выписанное на воинский склад, привозилось для хранения в ЗАО «Ратник». Кстати, по ходу расследования учредители этой фирмы даже успели ее продать. В один прекрасный день следователь Соловьев, зайдя по делам в офис «Ратника», обнаружил там целую компанию чеченцев. Крепкие ребята со взглядами молодых волков популярно объяснили ему, что фирму теперь возглавляет хороший человек Иса Газзиев и никаких второсортных личностей типа славян здесь уже нет. А мы еще удивляемся, откуда у чеченских боевиков столько денег и оружия...

Вышеупомянутая команда из штаба ВВС обеспечивала беспрепятственное прохождение по всем инстанциям изумительных по своей наглости заявок из Малина, а также предоставляла «крышу» военным и гражданским махинаторам. Попутно они же принимали все меры для того, чтобы следствие спотыкалось на каждом шагу. В частности, тот же Олег Соловьев, приняв дело, сразу обнаружил пропажу видеозаписи и изменения в протоколах осмотра той самой овощной базы.

Тем не менее следствие медленно, но верно раскручивало систему махинаций. Вертолетные двигатели, лопасти и редукторы, выписанные на военных складах, скапливались на овощной базе «Ратника» в Малине. Туда же приходили и самолетные двигатели АЛ-31 (для СУ-27) и РД-ЗЗ (для МИГ-29) уже напрямую с заводов Москвы, Омска, Перми, Новосибирска, Комсомольска-на-Амуре. Схемы легализации этих поставок были разными. Например, штаб ВВС в 1996 году отправляет партию двигателей РД-33 на Омское моторостроительное предприятие для проведения переконсервации. А за неимением денег расплачивается с ним пятью агрегатами. Которые, как можно догадаться, скоро оказываются в распоряжении фирмы «Юрген». Были и другие комбинации типа отправки новых двигателей по бумагам в ремонт. На самом деле на ремонтный завод идет старый хлам, который там и списывается. А новые становятся ходовым товаром. Вопрос в том, куда и как его реализовать. Ведь ни у «Юргена», ни у «Ратника» не оказалось разрешения на торговлю таким вооружением и военной техникой. И тогда Макаров-Бендер делает очередной ход конем. И в сторону союзной Белоруссии.

БРАТСТВО ПО ОРУЖИЮ

Из материалов дела:

«Затем эти авиадвигатели через фирму «Юрген» были проданы белорусской производственно-коммерческой компании «Фактория». По оперативным данным, используя «прозрачность» границ двух республик, указанные авиадвигатели (РД-33. – А.К.) через «Факторию» реализовывались заграничному покупателю, что нарушает существующий в Российской Федерации порядок продажи вооружения. Данные авиадвигатели используются только на боевых самолетах, и для их продажи за границу необходимо иметь лицензию на право самостоятельно осуществлять экспорт вооружений, военной техники и иной продукции военно-технического назначения. В настоящее время таким правом наделены следующие организации: «Росвооружение», «МАПО-МИГ», «КБ Сухого». В связи с этим вызывает сомнение законность указанной сделки».

Фирма «Фактория» была зарегистрирована в 1991 году в тихом городке Кобрин Брестской области. Учредителями стали шесть физических лиц, в том числе и некто Елисеев, бывший однокашник Макарова по Военно-воздушной инженерной академии имени Жуковского. Он же занял должность руководителя фирмы. Понятно, что старые приятели просто не могли не найти друг друга на таком поле чудес. По информации белорусских спецслужб, фирма «Ратник» была до продажи сынам гордой Ичкерии совместной «дочкой» «Юргена» и «Фактории».

Выход макаровской «продукции» на оперативный простор, таким образом, заметно упрощался. Товар на Ступинский таможенный пост возил военнослужащий Малинского гарнизона майор Илюхин, по совместительству являвшийся официальным представителем фирмы «Юрген». А на таможне военные двигатели уже как мирный груз оформлял скромный инспектор Лихачев. После чего груз забирали фургоны «Фактории» и везли в Белоруссию, где эта фирма имела разрешение на реализацию запчастей и комплектующих к военной авиационной технике. А оттуда, судя по документам, двигатели и другие запчасти уходили в Польшу, Чехию, Словакию, Болгарию и другие страны.

Выехавший в белорусскую командировку следователь Соловьев столкнулся с весьма противоречивым приемом. На частном уровне ему всячески помогали, на официальном – наоборот, чинили всевозможные препятствия. Дело доходило до анекдотов. Когда Соловьев приехал в кобринское отделение КГБ, он не обнаружил там никого, кроме уборщицы. Последняя и объяснила ему, что местные чекисты в полном составе... убирают картошку на полях колхоза то ли «Тупик Ильича», то ли «40 лет без урожая». Все-таки дотошному следователю удалось найти достаточно серьезные документы по «Фактории». После чего командировку пришлось срочно прервать, и до границы с Россией следователя сопровождал наряд сочувствующих ему белорусских милиционеров. Злые языки утверждают, что такое отношение к следователю официальных властей имеет вполне конкретную причину. Несколько лет назад именно из фондов того самого придворного Малинского полка президенту Александру Лукашенко был подарен вертолет-салон МИ-8. Мир оказался слишком тесен...

КРУТОЙ ВИРАЖ

Из материалов дела:

«В 1995 году ЗАО «Белтехэкспорт» (Республика Беларусь) при посредничестве фирмы «Омега хеликоптерс» (Захаренков В.Н. и Макаров Ю.Л.) был осуществлен экспорт в Йемен трех истребителей СУ-22...

В феврале 1996 года генеральный директор ЗАО «Ратник» Макаров Ю.Л. обратился к администрации Новосибирского авиационного производственного объединения (НАПО), которое до 1993 года занималось серийным выпуском самолета СУ-24, с просьбой оказать техническое содействие по подготовке 6 самолетов СУ-24 МРК (собственность Республики Беларусь) к продаже их алжирской стороне».

После трех лет торговли двигателями, редукторами и прочей мелочевкой широкая душа Юрия Макарова возжелала большего. Ему стало тесновато в рамках российско-белорусского братства по оружию. Макаров выступил соучредителем еще нескольких фирм, в частности ирландской «Омега хеликоптерс» и багамской «Аэро Продакшн текнолоджикс», а также белорусской «Авиазапчасти». И, подключив к выгодному бизнесу фирмы «Белтехэкспорт» и «Белспецвнештехника» (аналоги нашего «Росвооружения», имевшие полноценные разрешения на экспорт боевой техники и вооружений), компаньоны получили «зеленую улицу» для продажи за рубеж целых боевых самолетов и вертолетов, не говоря уже о другой спецтехнике. Механизм здесь уже не блистал разнообразием. Товар – покупателю, деньги – на счета продавцов в банках оффшорных зон Ирландии и Багамских островов, «скромные подарки» – белорусским и российским чиновникам, дырку от бублика – российскому бюджету и большую фигу «Росвооружению». Как говорится, каждому – свое.

Судя по таможенным документам, технику гнали почти по всему миру, от Ирландии до Китая.

По данным следствия, оборот «консалтинговой» фирмы «Юрген» (штат – три человека) в 1996 году достиг почти 500 миллионов долларов. Для сравнения: мощный госконцерн «Росвооружение» за прошлый год едва наскреб два миллиарда. Да и года через два, с учетом тенденции, «Юрген» догнал бы своего конкурента. Но тут некстати вмешалась военная прокуратура...

МЕРТВАЯ ПЕТЛЯ

Из материалов дела:

«...принимая во внимание, что в действиях Кучеренко В.И. и Дорожкина А.Т. усматриваются признаки состава преступления, предусмотренные ст. 147 ч. 3 УК РСФСР, руководствуясь ст. ст. 108, 109, 112, 115 УПК РСФСР
П О С Т А Н О В И Л:
1.Возбудить уголовное дело в отношении подполковника войсковой части 26267 Кучеренко Василия Иосифовича... по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР».

Весна 1997 года выдалась горячей для следователей военной прокуратуры МВО. Один за другим на тюремные нары угодили прапорщик Кривякова, подполковник Кучеренко, подполковник Путилин, наконец, сам комбат, полковник Воронка. Над головой Макарова стали сгущаться тучи. Кроме того, его «Юргеном» не без оснований заинтересовался московский УЭП и изъял документацию. В довершение ко всему возникли проблемы и по бизнесу. Некоей структуре Макаров по алжирскому контракту задолжал три миллиона долларов. Хозяева фирмы через своего знакомого, руководителя Академии ФСБ Титаренко, подключили к делу его бывшего заместителя Виктора Павлова. Не зная нравов новорусского бизнеса, последний попытался помочь старым друзьям и сослуживцам.

Загнанный в угол, Макаров подключил свою «тяжелую артиллерию». Кроме того, решив, что лучшая защита – нападение, он пошел в компетентные органы и представил себя жертвой вымогательства со стороны прокурорско-милицейской банды под руководством пенсионера ФСБ. Нам пока неизвестно, какие силы были задействованы в реализации такой авантюры, это тема для отдельного расследования. Но ясно, что очень мощные, ибо дальше ситуация молниеносно повернулась на 180 градусов. Правда, Макаров тоже успел попасть за решетку, но затем в течение полугода он сам и все другие обвиняемые были выпущены на волю. Причем Макарова выпустили на свободу под «скромный» залог в 100 тысяч долларов. Впрочем, дело в отношении его пока не прекращено, но, честно говоря, слабо верится, что оно быстро дойдет до логического конца. Потому что по ходу событий сначала был выведен из состава следственной группы, а затем уволен якобы «за функциональное неисполнение служебных обязанностей» следователь Соловьев. Чуть позже аналогичная участь постигла и заместителя военного прокурора МВО полковника Шустера, и оперативника УЭП старшего лейтенанта Ерохина... Ну а самая тяжелая доля досталась, в общем-то, случайно попавшему в эту «блестящую комбинацию» пенсионеру Павлову: он получил четыре года строгого режима за вымогательство.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Промежуточные итоги оптимизмом не блещут. Есть российское оружие, которое нелегально расползается практически по всему миру. Есть ряд коммерческих структур, безнаказанно и почти открыто продающих его на сотни миллионов долларов. И это в то время, когда то же «Росвооружение» сегодня вынуждено считать каждую единицу боевой техники. Есть дружественная Белоруссия, которая с помощью таких фирм вытесняет с оружейного рынка своего единственного союзника. Есть легендарный борец с коррупцией президент Лукашенко, упорно не замечающий в своем глазу внушительного бревна. Люди, укравшие у государства, то есть у нас с вами, миллионы долларов, гуляют на свободе, а те, кто эти деньги собирался вернуть, уволены или сидят в тюрьме. Мрачноватая картина, что и говорить.

Впрочем, нет худа без добра. Прочитав этот материал, те же югославские военные смогут быстро решить проблему обновления своих арсеналов. А значит, российским властям не придется принимать тяжелое решение о поставках оружия на Балканы. С другой стороны, натовские вояки, располагая лишь официальными данными о югославской ПВО, могут в один прекрасный день нарваться на большие неприятности.

Кстати, весьма любопытны в этом смысле мнения авторитетных специалистов о гибели над Югославией самолета-невидимки F-117. Тамошние военные заявляют, что его обнаружил и сбил истребитель МИГ-29, наши – либо зенитно-ракетный комплекс «Куб» времен очаковских и покорения Крыма, либо сходная по новизне установка «Оса». Американцы же вообще утверждают, что самолет упал сам. И, видя такой разнобой, трудно отделаться от мысли, что этого «неуловимого Джо» достали совсем другим оружием. А потом замаскировали результат под воздушный бой...


поделиться: