ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Приключения Гулливера

Опубликовано: 1 Февраля 2012 09:00
Последнее обновление: 5 Февраля 2013 12:56
0
2007
"Совершенно секретно", No.2/17


 
Российский олигарх, кандидат в президенты РФ Михаил Прохоров оказался сегодня в интересном положении. Одной ногой он стоит в Кремле, а другой — на Болотной площади  
   
   

 
 Семь лет жизни — с 2001-го по 2008-й — Михаил Прохоров отдал «Норильскому никелю», оставив там по себе противоречивую память  
 
 

 
 Михаил Прохоров и Валерий Потанин дружили и были партнерами в бизнесе 17 лет, став богатейшими людьми России. А в 2007 году расстались
 
   
   
   
 Участникам молодежного проправительственного слета на Селигере Михаил Прохоров давал уроки управления гидроциклом, а Владимиру Путину — «Ё-мобилем». Проку не вышло ни из того, ни из другого  
   
   
   
Во Владивостоке Прохорову отдают явное предпочтение перед Путиным  
   

Самый молодой, самый высокий, самый богатый – и туда же, на галеры! Зачем ему это?

Чего нет у российского миллиардера Михаила Прохорова и есть у любого простого россиянина?
Оказывается, мобильного телефона. Об этом миллиардер недавно рассказал в газетном интервью.
Впрочем, зачем человеку, за которым ходит целый штат ординарцев и охранников, мобильный телефон в кармане? Так что людям, мало-мальски представляющим себе, как живет человек уровня Прохорова, вряд ли показалась сенсацией эта информация об отсутствии у миллиардера мобильника. Так, скорее пиар-ход, призванный придать образу Прохорова, ко времени выхода газетного интервью уже выдвинувшегося в президенты, некий особый шарм. Миллиардер без мобильника – то есть абсолютно независимый человек. Хочу – выйду на связь, хочу – уйду в астрал. Вот понадобится, скажем, Путину экстренно связаться с Прохоровым – ан, не тут-то было! Трубку возьмет секретарь и скажет: «Михаил Дмитриевича нет, будет в офисе завтра. Что ему передать? Путин Владимир Владимирович? Оставьте свой номер телефона, он вам перезвонит, когда сможет…» Представляете себе?
Между тем злые языки из числа близкого окружения миллиардера как-то спьяну сболтнули журналистке одного гламурного издания, что Прохоров, когда ему звонит Путин или Медведев, неважно уж, по какому телефону, стационарному или сотовому, поднимается со стула и разговаривает с ними стоя, причем еще вытянувшись во весь свой немалый рост. Так в приснопамятные годы советские наркомы разговаривали со Сталиным по прямому проводу. Журналистка не преминула года два назад этой информацией поделиться, противопоставив сервильного, малодушного (не буду приводить здесь другие, нецензурные эпитеты, которыми она его удостоила) Прохорова его, по ее мнению, антиподу, настоящему мужчине – Михаилу Ходорковскому.
Может быть, именно в опровержение этой информации, из которой один из самых богатых людей мира отнюдь не предстает самостоятельным и независимым человеком, и была вброшена байка об отсутствии у Прохорова мобильника?
А ту журналистку, к слову, он недавно пригласил на руководящую работу в свой медиахолдинг. Памятуя, видимо, что злые языки страшнее пистолета. И теперь журналистка берет у своего шефа пространные пиар-интервью для ему же, Прохорову, принадлежащих изданий. И даже опровергла ту информацию о прохоровских телефонных разговорах стоя с руководителями государства. Покаялась, что непроверенной информацией воспользовалась. Возникает, правда, вопрос: а как и у кого она выяснила, что информация ложная и что Прохоров разговаривает с Путиным не стоя, а, скажем, сидя? Или даже вовсе трубку не берет, когда тот звонит? И больше, конечно, она Прохорова Ходорковскому не противопоставляет.
К слову, о Прохорове и Ходорковском. Прохоров – из тех олигархов, кто на протяжении многих лет не высказывал никакого сочувствия Ходорковскому и не комментировал процессы над ним. Еще год назад в радиоинтервью сказал, что Ходорковский сидит «по делу». И только в мае прошлого года, уже «окунувшись» в политику, он, видимо, прозрел и впервые заявил, что «сожалеет» о том, что случилось с опальным коллегой. С тех пор процесс прозрения шел с такой скоростью, что в декабре прошлого года уже кандидат в президенты Прохоров заявил, что первым указом, который он подпишет, будет указ об освобождении Ходорковского и Лебедева.
Правда, нужно быть объективными: единственный из кандидатов в президенты, который на сегодня не заявил, что, выиграв выборы, первым делом освободит Ходорковского, это Владимир Путин. Но и тот дал понять, что готов рассмотреть вопрос о помиловании. Так что судьба опального олигарха стала даже не модным трендом, а разменной монетой в предвыборной борьбе.
Однако на сегодняшний день Прохоров опередил соперников в «борьбе за права Ходорковского»: в январе он сообщил, что собирается назначить его премьер-министром.
Сам Ходорковский, напротив, относится к коллеге прохладно и называет его «чисто путинским проектом».
Собственно, это главный вопрос, которым сегодня задаются те, кто анализирует личность самого высокого, самого молодого и самого богатого кандидата в президенты – путинский он проект или, как сам он любит отвечать, проект собственных родителей и больше ничей.
В последнее – вернее в то, что политик Прохоров проект непутинский, а сугубо независимый и самостийный – верится с трудом даже тем, кто с симпатией к нему относится и готов голосовать за него на президентских выборах. Слишком много он дал фактических оснований думать, что пришел в политику не вполне самостоятельно, а «по звонку» из Кремля.
Другое дело, что сегодня политическая ситуация в России развивается так стремительно и непредсказуемо, что вполне можно себе представить: вчерашний путинский проект сегодня уже непутинский – или лишь частично путинский. А завтра и вовсе станет антипутинским.
В конце концов, перефразируя булгаковского Коровьева, что такое путинский проект или непутинский? Все зависит от того, с какой точки зрения посмотреть на предмет, ибо все зыбко и условно в нашем мире. Сегодня Прохоров путинский проект, а завтра, глядишь, непутинский! А бывает и наоборот, и еще как бывает…
И, действительно, еще как бывает. За примерами недалеко ходить. Вот взять самого Владимира Путина. Был проектом Березовского. И где теперь автор проекта?
А не собирается ли Михаил Дмитриевич Прохоров осуществить нечто подобное и из путинского проекта превратиться в политического могильщика трижды (без пяти минут) президента России?
Сегодня, может быть, и не собирается, а завтра, глядишь, соберется. Все очень зыбко и условно в политической России 2012 года…

Куршевельское крещение
Насчет возможности превращения Прохорова в антипутинца – это, конечно, очень смелое предположение. Пока что Прохоров предельно лоялен по отношению к своему главному сопернику на президентских выборах. Он честит других – Зюганова, Жириновского и Миронова, – обидно называет их «думскими старцами», а о Путине слова худого не сказал, словно не он его основной соперник, а эти самые «старцы».
И чем-то сам Прохоров похож на остальных спарринг-партнеров Путина, несмотря на то, что так выгодно отличается от них возрастом и ростом. Тем, наверное, что согласился участвовать в этом безнадежном деле, в успех которого не может верить ни на секунду, если он психически здоровый человек. А усомниться в своем психическом здоровье он ни разу повода не давал. Скорее, наоборот: производит впечатление слишком уравновешенного человека, флегматичного, почти апатичного.
Но это, конечно, чисто внешнее. Все мы знаем, что Прохоров человек увлекающийся и адреналин в крови ценит. Любит спорт – ежедневно тренируется не менее двух часов, занимается аквабайком, кикбоксингом, горными лыжами, виндсерфингом. Тщательно следит за здоровьем, регулярно чистит чакры и энергетические каналы. Любит дискотеки. Говорят, способен танцевать по несколько часов без перерыва. Десять лет лично осуществлял фейс-контроль на дискотеках, которые проводил каждую зиму в Куршевеле. Веселился на них бурно, хотя не пьет ни капли – только соки и минводу. Однажды поставил своего рода рекорд, вылив на фотомоделей 260 бутылок коллекционного шампанского стоимостью 300 евро каждая...
В январе 2007 года французская полиция задержала Прохорова с несовершеннолетними (мягко говоря, если называть вещи своими именами, то малолетними) барышнями в ходе рейда по борьбе с проституцией. Несколько дней Прохоров провел в местной кутузке – вполне, впрочем, комфортабельной, оборудованной всеми удобствами и ничем не напоминающей московскую, которую довелось несколькими годами позже и по совершенно другому поводу, политическому, отведать еще одному московскому плейбою и большому прохоровскому другу Борису Немцову.
Через несколько месяцев после куршевельской истории обвинения с Прохорова были сняты. А в марте 2011 года миллиардер был награжден орденом Почетного легиона за вклад в развитие отношений России с Францией. Хотя девушки-то, с которыми его взяли в Куршевеле, были вроде привозные, русские…
К слову сказать, только после куршевельской истории Прохоров стал превращаться в медийного персонажа. До этого о нем знали мало – гораздо меньше, чем о его деловом партнере Владимире Потанине, – а интервью он и вовсе не давал. Вернее, иногда давал, но исключительно местной норильской прессе, так как руководил в те годы – с 2001-го до 2008-го – «Норникелем». И исключительно на специфические местные, «норникелевские» темы. А после куршевельской истории появилось его интервью, в котором он рассуждал о том, что «российские люди после многих лет унижений и трагедий заслужили право на красивую и веселую жизнь», оговаривался, что, к его сожалению, не все себе это могут позволить, добавлял, что, к его удовлетворению, таких, кто может себе это позволить, становится с каждым годом все больше, сетовал на то, что «традиционную любовь русских людей к красивым и ярким праздникам некоторые иностранцы почему-то норовят обозвать оргиями».
Обобщая куршевельскую историю, Прохоров выходил на широкие исторические просторы, высказав убеждение, что она – составная часть французской мести России за поражение Наполеона. Может быть, шутил, а может быть, всерьез так думал…

Новая жизнь миллиардера
Общеизвестную куршевельскую историю мы вспоминаем, потому что, при всей ее общеизвестности, у нее есть аспект, на который, как кажется, никто еще не обращал внимание. Именно с нее начался публичный Прохоров. И именно после – и в результате – этой истории он вышел из тени своего многолетнего партнера Владимира Потанина.
Не просто вышел – на почве этой истории, как свидетельствуют хорошо знающие их люди, Потанин и Прохоров поссорились, разошлись, разделили бизнес, в результате чего Потанин остался с «Норникелем», а Прохоров «ушел в кэш» плюс сохранил энергетические и некоторые другие активы. И отправился в совершенно самостоятельное плавание, которое и привело его сегодня туда, куда привело: в большую политику, на странное распутье между Кремлем и Болотной площадью.
Факты общеизвестные, но тем не менее напомним их хотя бы бегло. Жизнь свела Прохорова с Потаниным в 1991 году, когда Прохоров работал в Международном банке экономического сотрудничества и консультировал в этом качестве внешнеэкономическую ассоциацию «Интеррос», которой руководил Потанин. С тех они были в бизнесе неразлучны, причем Прохоров предпочитал держаться в тени партнера. Это породило версию о том, что сам Прохоров как бизнесмен ничего не стоит, кто-то даже презрительно назвал его «продуктом жизнедеятельности» Потанина.
Однако знающие люди говорят, что это вовсе не так, и что, в частности, авторство многих стратегических комбинаций «ОНЭКСИМ Банка» – главного их совместного детища – принадлежит Прохорову. Прохоров неизменно подстраховывал Потанина в его зачастую рискованных политико-экономических проектах – например, залоговых аукционах 1995 года, идея которых принадлежала Потанину, и некоторых других крупных деловых операциях, которые Потанин проводил на посту первого заместителя председателя российского правительства в 1996-1997 годах. Да и то, что Прохоров много лет руководил «Норникелем», жемчужиной империи «Интеррос», никак не соотносится с версией о его бесталанности и беспомощности.
Но в те годы, повторим, о Прохорове вообще мало кто слышал, и есть все основания предполагать, что эта безвестность и непубличность, так контрастировавшая со славой «великого комбинатора» Потанина, все больше тяготила его. Деньги, конечно, любят тишину, но, во-первых, денег у Прохорова давно уже было достаточно, чтобы перестать о них думать, а, во-вторых, как мы видим, сам он тишину вовсе не любит.
Расставшись с Потаниным и уйдя из крупного бизнеса «Интерроса», Прохоров действительно раскрылся совершенно по-новому. Обнаружил интерес к медиабизнесу и основал группу «Живи!», позиционировавшую себя как «медиа нового поколения».
Казалось, медиа вовсе не интересовали Прохорова в «прежней» жизни, когда он работал вместе с Потаниным. Ведь в потанинско-прохоровскую империю в разные годы входили очень крупные медиаактивы, собранные в холдинг «Проф-Медиа». Но, видимо, традиционные СМИ типа газет «Известия» и «Комсомольской правды» Прохорова никогда не интересовали, и в своей «новой» жизни на медиатреке он объединил усилия с таким экстравагантным культовым персонажем российской журналистики, как основатель «Коммерсанта» Владимир Яковлев. Из российской журналистики и медиабизнеса Яковлев ушел еще в конце 1990-х, продав свои акции «Коммерсанта» Борису Березовскому. На многие годы исчез из России вот вернулся – для осуществления в рамках «Живи!» таких проектов, как журнал «Сноб» – «журнал для международного сообщества успешных профессионалов, телеканал и сайт «Живи!» – «для тех, кто интересуется здоровым образом жизни и непрерывным самосовершенствованием», газета F5 – «для тех, чей образ жизни Интернет» и т.д. и т.п.
Сегодня, однако, Яковлева в «Живи!» уже нет, почти полностью сменилась команда, работавшая над проектом «Сноб», истинные причины официально не озвучены, по неофициальной версии ими стали слишком высокая затратность и плохой менеджмент. Не хватает звезд с неба и телеканал «Живи!», и, пожалуй, единственным по-настоящему успешным проектом в этой, абсолютно новой для Прохорова сфере деятельности стал «Гражданин Поэт», который Прохоров «приютил» на «Живи!» после того, как с «Гражданином Поэтом» расторг отношения телеканал «Дождь». Но один успешный, к тому же камерный проект для целого медиахолдинга это, прямо скажем, маловато.
Сегодня, к слову, Прохоров проявляет интерес и к «Дождю», однако пока что переговоры с гендиректором телеканала Натальей Синдеевой зашли в тупик: ее интересует Прохоров как инвестор, а Прохорова канал интересует как собственность, а не черная дыра для инвестиций. Так, двумя годами раньше Прохоров выкупил контрольный пакет Медиагруппы «РБК», находившейся на пороге финансового краха. Но «Дождю» крах не угрожает, и с Синдеевой поэтому договориться на условиях, предлагаемых Прохоровым, не удается.
Прохоровские медиаактивы кажутся со стороны кусочками какого-то паззла, которые никак, однако, не складываются в сколько-нибудь цельный рисунок. Возможно, начнут складываться сейчас, когда их хозяин все больше втягивается в политику и перед прохоровскими медиа, вероятно, будут поставлены наконец конкретные задачи. Хотя звездный час проекта «Сноб» уже явно миновал, а как приспособить к политическим задачам телеканал, пропагандирующий здоровый образ жизни, и вовсе непонятно. Тем не менее в январе в «Живи!» сменился топ-менеджмент и сформулирована цель вдохнуть в медиапроекты новую жизнь.

Между Болотной и Кремлем
К любому из прохоровских начинаний последнего времени приложим вопрос «зачем», включая этот бессмысленный «Ё-мобиль». В самом деле, зачем изобретать велосипед – почти в буквальном смысле слова, – когда он давно изобретен? Ясно же, что, изобретенный заново, он никогда не станет рентабельным и конкурентоспособным.
Иногда кажется, что миллиардер и сам не знает, чего он хочет. С одной стороны, вроде нелепо так думать о человеке, добившемся в жизни такого колоссального успеха. С другой – именно потому, что все возможные цели Прохоровым уже достигнуты, все мишени поражены и все вершины покорены, может быть, действительно, он потерял представление о цели и ищет приложения своих сил то тут, то там, берясь за одно новое дело, бросая его едва начатым и переключаясь на другое?
И между прочим такие натуры – не редкость именно в русской истории. Так маялись, не находя себе применения, русские купцы-миллионщики предреволюционной эпохи – Морозовы, Мамонтовы. Сколотив колоссальные состояния, не знали, что делать в жизни дальше: все, о чем мечтали в голодном, часто крепостном, детстве, давно достигнуто, впереди – пустота. Спивались, кончали с собой. Искали себе новое применение: жертвовали деньги на благотворительность, становились меценатами, собирали грандиозные коллекции произведений искусства, первыми угадывая гениев в никем не признанных бродягах, вроде Гогена или Ван-Гога… Наконец, вкладывали деньги в политику – давали их революционерам, большевикам, хотя не могли не понимать, что революция первым делом сметет их самих. Может быть, для этого и давали…
Между прочим Прохоров связался с политикой раньше, чем принято считать. Еще до всякого «Правого дела» в 2010 году он взял на «содержание» небезызвестный молодежный летний лагерь на Селигере. Это был первый случай, когда крупный бизнес публично участвовал в организации и финансировании проекта, превратившегося в один из символов молодежной политики Кремля. Вечный адвокат Прохорова, Борис Немцов, предположил тогда, что власти сделали миллиардеру «такое предложение, от которого он не смог отказаться». Прохоров тогда лично навестил лагерь «нашистов», учил их кататься на гидроцикле, провел ночь в палатке, о чем не без умиления сообщила официозная пресса.
Но на следующий, 2011 год, спонсировать «Селигер» он отказался, равно как и Потанин, к которому обратились с аналогичной просьбой. Неофициозные СМИ радостно сообщили: «Прохоров и Потанин отказались финансировать шабаш прокремлевской молодежи».
А потом была история с «Правым делом», ознаменовавшая приход нашего Гулливера-миллиардера в большую политику. Выглядел он, этот приход, довольно странно, и с самого начала было ясно, что дело закончится провалом. Подобрал партию «Правое дело», о существовании которой все давно забыли, вместо того, чтобы – с его-то возможностями! – организовать новую. Ведь любит говорить, что может «победить «Единую Россию» одной платежкой». Все ясно указывало на то, что в политику Прохоров пошел по «просьбе» из Кремля. И туда, куда сказали. И реквизиты в платежке заполнил, какие продиктовали, а не какие сам захотел.
Впрочем, история совсем недавняя и рассказанная-пересказанная. Загадок и белых пятен в ней не осталось. Прохорова, как монгольского космонавта в анекдоте, решили отправить в «космос» – в политику, – настрого запретив трогать штурвал и какие бы то ни было тумблеры. Он стал за штурвал хвататься – его стали бить по рукам. Если бы «бил по рукам» лично Путин, он бы, наверное, стерпел. А вот то, что этим занимался Сурков, пусть и от имени Путина, Прохоров стерпеть не смог. За что и был наказан – «Правое дело» у него, как у провинившегося ребенка игрушку, отобрали. Отличие от ситуации с ребенком только в том, что Прохоров вложил в это гиблое дело уйму денег.
Покойников назад не возят – гласит пословица. С покойниками политическими – та же история. Но только не в России. Здесь такого рода реанимация практикуется: можно вспомнить Сергея Миронова, завалившего «Партию жизни», а потом брошенного на «Справедливую Россию».
Нет никаких сомнений в том, что «вторая ходка» Михаила Прохорова с Кремлем не просто согласована, а Кремлем инспирирована. По-другому просто быть не может, тем более в нынешней взрывоопасной ситуации. Причем любые согласования могут быть в любой момент Кремлем и отменены, как показала ситуация с Григорием Явлинским. Политик не скрывает, что из Кремля накануне думских выборов ему дали знать: а) что в Думу не пропустят; б) что пять процентов голосов набрать дадут. А пять процентов позволили бы ему принять участие в президентских выборах, не собирая эти безумные два миллиона подписей.
«Кинули», пяти процентов не дали. Явлинский вышел из-под контроля, выступил на Болотной площади 10 декабря, первым среди выступавших сформулировав призыв «Россия без Путина». Наказание не замедлило последовать – забракованные подписи, Явлинский вне игры.
Прохоров пока в игре. Хранит лояльность Путину, фильтрует каждое слово. Много теряет на этом, потому что выглядит из-за этого в теле-, радио- и газетных интервью скучно и тускло. Хотя явно способен на другой стиль: вспомним высказывание о том, что Куршевель – месть французов за поражение Наполеона.
Единственный из кандидатов в президенты, ходит на антипутинские митинги, но, когда его спрашивают, согласен ли он с основным лозунгом этих митингов «Россия без Путина», говорит, что нет. Что в России всем должно найтись место, Путину в том числе. Правда, не уточняет, что это за место и на какой географической широте.
В одном из предвыборных выступлений заявил, что будет, конечно, бороться за победу, но если не победит, то готов работать в команде победившего кандидата. Такого, конечно, кандидата, с чьей программой он согласен. Мы даже знаем имя этого кандидата.
Вынашивает ли он при этом какой-то собственный, тайный план? Без всякого сомнения. Иначе зачем ему участие во всей этой комедии с выборами, какие он с нее может получить дивиденды?
Реализация этого плана зависит от развития «революционной ситуации», выражаясь словами Ленина. Поэтому Прохоров и стоит одной ногой на Кремлевской площади, а другой – на Болотной. Благо рост и длина ног позволяют.
В концов концов, действительно, он достиг в жизни всего, и желать и хотеть ему больше нечего. Вот только президентом он никогда не был.
И к тому же не такой он простачок, чтобы забыть нанесенную путинским Кремлем обиду с «Правом делом». Неужели вы думаете, что он ее проглотил? Чего ради?
Это сегодня превращение путинского проекта в антипутинский кажется невозможной метаморфозой. А на самом деле превращения в жизни бывают любые, самые неожиданные. Опять же: вспомним историю самого Владимира Путина и того, кто «придумал» его.


поделиться: