ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Большие подряды

Опубликовано: 1 Августа 2010 08:00
0
11088
"Совершенно секретно", No.8/255


 
Валерий Морозов возле ресторана «Сливовица», где, по словам Морозова, под контролем сотрудников ОРБ №7 ДЭБ МВД прошло оперативное мероприятие, во время которого он передал Лещевскому взятку – 4 миллиона рублей и 5 тысяч евро  
   
 
 
Управляющий делами президента Владимир Кожин: под его началом очень мощная империя. На фото внизу: комплекс «Дагомыс»  
   
   
 
Павел Бородин был главным действующим лицом скандального дела «Мабетекс». Внизу: уникальный природный заказник «Большой Утриш»  
   
   

«Совершенно секретно» продолжает расследование коррупции в Управлении делами президента (начало см. в №7 за 2010 год)

Руководитель ОАО «Москонверспром» Валерий Морозов обвинил в коррупции ряд высокопоставленных сотрудников Управления делами президента (УДП) РФ. Предприниматель утверждает, что вынужден был заплатить взятку в 180 миллионов рублей (12 процентов от суммы госконтрактов на строительство олимпийских объектов в Сочи) заместителю начальника Главного управления капитального строительства (ГУКС) УДП Владимиру Лещевскому. Но потом обратился с заявлением о вымогательстве в Департамент экономической безопасности (ДЭБ) МВД. Сотрудники ДЭБ провели оперативный эксперимент: Валерий Морозов, оснащенный спецаппаратурой, под контролем оперативников передал в несколько приемов 15 миллионов рублей господину Лещевскому. Однако затем полученные доказательства и следы денег, выделенных самим предпринимателем для спецмероприятия, таинственно исчезли в недрах МВД. Они обнаружились лишь после обращения руководителя «Москонверспром» Морозова к прессе.
Откат начала 2000 годов, утверждает Валерий Морозов, был относительно невелик: пять процентов от суммы строительных контрактов, заключаемых по линии ГУКС УДП. Возможно, тогдашняя скромность запросов была связана с обновлением команды УДП: во главе этой структуры поставили Владимира Кожина. Потому как при Павле Бородине, если судить по данным швейцарских органов, расследовавших дело «Мабетекс», откат достигал в среднем 13 процентов от сметы контрактов. Впрочем, пять процентов тоже немало, если учесть, что в 2002 году, например, в бюджете УДП по графе «Строительство, архитектура» проходило 3,786 миллиарда рублей. Это не считая огромного количества внебюджетных средств, которыми УДП получило право распоряжаться для организации разных проектов вроде реставрации Константиновского дворца в Стрельне.
В 2003 году в УДП организовали ФГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов федеральных государственных органов» (ДСР). И, как пояснил Морозов, основной поток разделился на две части: один контролировал Владимир Лещевский – заместитель начальника ГУКС Управделами президента РФ, другой – ДСР. Поскольку ДСР официально получала два процента от суммы всех контрактов, исполняемых с ее участием, ДСР от тех пяти процентов отодвинули. По словам Морозова, в 2005 году откатные расценки подскочили вдвое и подрядчики слегка взбунтовались: пять процентов отката, десять – еще куда ни шло, но 12 – с учетом комиссионных ДСР – уже много! В 2006 году откат по «основной линии» дошел до 15 процентов. Для серьезных компаний это, видимо, было почти запредельно. Чиновники стали опасаться, что могут возникнуть проблемы: неровен час, кто-то отнесет заявление в прокуратуру, МВД, ФСБ. Просочились сведения, что подрядчики неофициально сообщают об откатах в правоохранительные органы, но открыто выступать не осмеливаются. Те же, кто пытался «дернуться», сталкивались с налоговыми проверками и имели дело с УБЭП. «Говорите, что платили откаты? Тогда мы идем к вам! Как платили? Куда переводили деньги? А, так вы же преступники! А то, что вы передавали деньги в УДП, – это еще доказать надо!»
В качестве субподрядчиков в дело активно стали вводить югославов. По слухам, немалая часть этих балканских фирм была лишь «крышей», поскольку истинными владельцами этих контор якобы были все те же чиновники, решавшие судьбу строительных тендеров. И, в частности, Владимир Лещевский. Югославов навязывали подрядчикам «добровольно-принудительно»: берите их на субподряд, иначе не видать вам контракта.
– Как только меня вынудили взять на субподряд югославский ООО «Харвинтэр», тот сразу стал брать с меня больше, чем прежние поставщики. Так, если раньше кубометр бетона обходился мне в шесть тысяч рублей, то теперь «Харвинтэр» за тот же кубометр драл с меня 10 тысяч рублей! При этом, по моему мнению, качество работ «Харвинтэра» было крайне низкое. «Москонверспром» обеспечил стройку всем необходимым: тремя башенными кранами, тремя десятками единиц другой техники; имелся также свой бетон. А «Харвинтэр» должен был обеспечить стройку рабочими. Через три месяца мы вынуждены были поставить рядом с «Харвинтэром» свое СМУ, чтобы задержки в его работе не сказывались на стройке.
По версии Морозова, смысл появления «Харвинтэра» был в том, чтобы вынудить независимого подрядчика покинуть выгодный объект. Тогда на нем воцарятся «понимающие» фирмы. И ничто не будет мешать накрутке и завышению цен на материалы и выполненные работы. Лишь на одном этом завышении цен при поставках государство теряет, уверен руководитель «Москонверспрома», в среднем от 30 до 45 процентов средств, затрачиваемых на строительство и реконструкцию! Например, Валерий Павлович утверждал, что при реконструкции 14-го корпуса Кремля накрутки доходили до 40 процентов: «Мы попытались опустить цены. А вдруг пришла бы квалифицированная проверка, которая не стала бы проверять подтасованные коммерческие предложения, а просто сравнила бы, сколько реально стоит это оборудование, например, в Вене или Лондоне? И нас бы заставили вернуть разницу. Мы же не собирались закрываться или исчезать. Тогда, не разрывая контракт с нами, ГУКС подписал контракт с поставщиком напрямую и сделал закупки в обход нас, что вообще-то запрещено законом. Таким образом, нашу компанию попросили с 14-го корпуса, потому что мы в эту схему не вписались. Мы же материалы сами привозили, а по ценам «поставщиков двора» это вышло бы раза в 2,5 дороже».

Золотой плинтус
Получается, что взятки и откаты – детский лепет в сравнении с куда более продвинутыми схемами? Одну из них председатель правления ОАО «Москонверспром» Валерий Морозов расписал нам в деталях, подтвердив документами. Итак, реконструкция корпуса «Приморский» санатория «Сочи». Заказчик: ФГУП ДСР Управделами президента. Генподрядчик: ОАО «Москонверспром». Вкратце рассказ Морозова можно изложить так: когда «Москонверспром» пришел на стройплощадку, выяснилось, что там надо проводить дополнительные работы, но в контракте они не прописаны. «Нас тогда успокоили, – рассказывает Морозов, – сделайте это в рамках текущего контракта, а мы потом проведем отдельный тендер – и вы его получите. Мы вынуждены были провести этих дополнительных работ на 650 миллионов рублей. И они были оплачены внутри действующего контракта, а не как дополнительные. А потом эти работы – уже сделанные и оплаченные, выносят на закрытый тендер, но нас к нему не допускают! Контракт получает другая фирма и оформляет эти работы – уже сделанные! – на себя как контрактные». Тот же «дубль», по словам Морозова, применялся и на других объектах, причем порой не один раз. Пришлось подавать иск в арбитражный суд с требованием признать незаконным новый контракт.
Цитирую исковое заявление «Москонверспрома» в Арбитражный суд Москвы: «Без заключения Главгосэкспертизы России, без наличия уточненного сводного сметного расчета ответчик – Управление делами Президента РФ – произвольно установил начальную цену закрытого аукциона 2.014.000.000,00 рублей и объявил закрытый аукцион». Между тем реальная стоимость работ составляла 1.038.598.097,00 рублей. Вырисовывается маржа в 975.401.903 рубля. Из них свыше 803 миллионов рублей – уже сделанная работа.
Снова цитата: «Указанное расхождение между реальной ценой, необходимой для завершения работ в сумме 1.038.598.097,00 рублей, и произвольно установленной ценой закрытого аукциона на завершение работ в сумме 2.014.000.000,00 рублей объясняется прежде всего включением в техническое задание работ, уже выполненных истцом и оплаченных ответчиком ФГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов федеральных государственных органов» Управления делами Президента РФ».
Проще говоря, «Москонверспром» вывели из игры, чтобы ввести нового игрока, более удобного и понятливого. Дабы содрать с той же кошки еще одну шкурку: кошка – госбюджет, эти работы уже оплативший. Из иска: «Включением в техническое задание закрытого аукциона работ на сумму 803.029.430,04 руб. наносится ущерб прежде всего интересам государства, совершается грубейшее нарушение Бюджетного кодекса РФ». Решение арбитражного суда по делу: в иске отказать. Согласившись с доводами истца и приняв его доказательства, арбитражный суд тем не менее посчитал, что интересы «Москонверспрома» никак не нарушены.
Коррупционные традиции кремлевских дельцов имеют давнюю историю: об эпохе Пал Палыча Бородина, например, могут многое поведать швейцарские прокуроры. Да и бывшему Генеральному прокурору РФ Юрию Скуратову, расследовавшему злоупотребления кремлевских чиновников, есть что порассказать. Как это делалось в Кремле, продемонстрировал скандал, разгоревшийся в конце 1998 году вокруг фирмы «Мабетекс», ее владельца – швейцаро-албанца Беджета Паколли, и Павла Бородина, тогдашнего кремлевского «управдома». Г-на Паколли тогда обвиняли в том, что он получал многомиллионные контракты по реконструкции Кремля за «откаты», а Павла Бородина – в получении этих самых «откатов».
8 октября 1998 года Генпрокуратура возбудила уголовное дело: формальным поводом послужило заявление предпринимателя Филиппа Туровера, что сметы расходов при реконструкции Кремля, Белого дома и президентской резиденции были существенно завышены, а разница присвоена. И за это Борис Ельцин, члены его семьи и высокопоставленные чиновники Управделами президента якобы получили взятки. Речь шла о затратах почти на 600 миллионов долларов, из которых 65,52 миллиона, как потом точно установило следствие, те самые «комиссионные». Часть которых осела на счетах самого Павла Бородина и членов его семьи – вспыли и счета в швейцарских банках, и офшоры.
Но в итоге пострадал лишь Юрий Скуратов, лишившийся поста Генпрокурора. В январе 2000 года Павел Бородин покинул УДП, его назначили государственным секретарем Союза России и Белоруссии. Его нисколько не встревожило, когда в июле 2000 года судебный следователь кантона Женевы Даниель Дево предал огласке документ: «Господин Бородин, его дочь Екатерина Силецкая и его зять Андрей Силецкий получили 41 процент от 62 млн долларов комиссионных, что соответствует 25 млн 609 тыс. 978 долларам».
Мой знакомый, вхожий в Кремль, однажды был поражен, когда увидел: комендант Кремля вешал на стену своего кабинета... кусок плинтуса в рамочке. На вопрос моего собеседника полковник ФСО ответил: «Я тут взял стоимость плинтуса в контракте, разделил сумму на метраж, указанный и в проекте, и в контракте. Выходит, что погонный метр этого плинтуса обойдется в
65 тысяч долларов. Так отчего бы кусочек самого дорого в мире плинтуса не повесить на стену вместо картины?»
Стоит ли удивляться, что Владимир Кожин, сменивший Павла Бородина, о наследии «Пал Палыча» отзывался с раздражением. В одном из первых интервью он категорично заявил: «Надо как можно быстрее освободиться от всего того, что налипло». «Эру Бородина» Кожин поминал еще долго: «Мы жили не по средствам… Размах отдельных проектов, затраты на них абсолютно не соответствовали тем задачам, которые призвано решать Управление делами президента РФ, и системе финансирования. Отсюда возникла масса проблем». В конце 2002 года Владимир Игоревич заявил: «Лишь совсем недавно мы смогли закончить юридические и прочие взаимоотношения с господином Паколли и его фирмой «Мабетекс». Надеюсь, больше никогда о них не услышу».
По данным СМИ, на октябрь 2000 года на Управление делами работало свыше 120 тысяч человек, годовой оборот достигал трех миллиардов долларов. По размеру же своих угодий и владений УДП уступало лишь «Газпрому», и в прессе тогда гуляла цифра, брошенная самим Пал Палычем, что собственность Управления делами президента тянет на 600 миллиардов долларов.
От какой части этого «наследства» избавились, неведомо, но «хозяйство Кожина» не уменьшилось, скорее наоборот. Иначе как империей назвать это хозяйство трудно. Управлению делами подведомственны 35 ФГУПов, 80 ФГУ, еще 10 организаций финансируются через УДП. Официально это не менее 27 домов отдыха и санаториев, 25 дошкольных и учебных заведений, 13 поликлиник и больниц, два издательства, пять комбинатов питания, пара агрохозяйств, пять мощнейших строительных комплексов...
Хозяйство небеcприбыльное, но и затратное. Если в 2001 году бюджет УДП составлял 4,601 миллиарда рублей, то на следующий год ведомство Кожина получило почти вдвое больше – 8,618 миллиарда. И дальше рост «кошелька» УДП шел непрестанно, достигнув к 2006 году казалось бы рекордной цифры – 25,405 миллиарда рублей. То есть за пять лет «правления» Владимира Кожина он вырос более чем в 5,5 раза. Но оказалось, что это не предел. На 2008 год в бюджет УДП заложили почти 40 миллиардов рублей, а на 2009-й выделили под 60 миллиардов. Правда, к весне 2009 года управдельцев попросили ужаться на 10 процентов: кризис. Но бюджет-2010 тоже немал – 53,769 миллиарда, план на 2011 год чуть меньше – 50,817 миллиарда. От 25 до 40 процентов этих средств проходит как ассигнования на строительство.
В 2002 году в интервью «Российской газете» Владимир Кожин на вопрос о своей зарплате ответил: «Десять тысяч рублей». И добавил: «Я считаю, что зарплата госслужащего должна быть такой, чтобы он мог позволить себе сам оплатить покупку того, что является для него предметом первой необходимости. Но я думаю, что это перспектива десятилетий». Правда, сам Владимир Игоревич не стал ждать десятилетия, чтобы позволить себе оплатить эти самые предметы первой необходимости. В 2009 году его задекларированный доход составил 16979028 рублей – это 1414919 рублей в месяц. Источник такого благополучия в декларации, к сожалению, не указан.

Рога и копыта
Едва ли не самый любопытный аспект «кремлевских строек» – «югославские специалисты». Пристрастие УДП к югославским строителям, особенно при возведении резиденций государственной значимости, слегка удивляет. Но Кремль при Пал Палыче Бородине ремонтировали турки и албано-швейцарцы, а Министерство обороны – уже при Анатолии Сердюкове – восточные гастарбайтеры.
Вот и «югославы Лещевского» всласть попаслись на объектах, причисляемых к режимным. Например, работали на сооружении неофициальной (и неафишируемой) горнолыжной резиденции Путина «Лунная поляна» в Адыгее. Не исключено, что югославский след обнаружится и в кисловодской правительственной резиденции. Балканцы трудятся на комплексах «Дагомыс», «Приморский», отметились на строительстве закрытого объекта в заказнике «Большой Утриш» возле Анапы, много чего построили в госрезиденции «Волжский Утес», по заказу Управления делами возвели в Петербурге роскошный закрытый комплекс «Семь Вилл».
– Когда мы пришли на «Дагомыс», – рассказывает Морозов, – получили аванс, около 40 миллионов рублей. Уже приступили к выполнению работ, как вдруг возникает проблема: «Дагомыс» становится олимпийским объектом, под него выделено уже 15 миллиардов рублей, а там сидим мы. И нас стали принуждать ввести в дело «ПроектСтройСервис», фирму югославов. Мы отказались, и тогда нас начали оттуда выдавливать вообще...
Ведь поведал же Морозову замдиректора ДСР УДП Владимир Ольшевский (под запись – во время проведения оперативного эксперимента 2009 года) про «механику Лещевского»: если все отдадут югославам, то все деньги будут его (Лещевского. – Ред.).
31 августа 2009 года заместитель начальника ГУКС УДП Владимир Лещевский в ответ на запрос «Москонверспрома» дал письменный ответ: ГУКС «полагает целесообразным заключить договор субподряда на выполнение проектных работ по указанному объекту (комплекс «Дагомыс». – Ред.) с ООО «ЕДГ – инжиниринг дизайн групп» и ООО «ПроектСтройСервис». Руководство и владельцы этих фирм – граждане бывшей Югославии.
– Мы сделали концепцию «Дагомыса», – утверждает Валерий Морозов. – Ведь когда пришли туда, оказалось, что не сделана часть необходимых и обязательных работ. Например, нет обмеров и инженерных изысканий...
Из протокола технического совещания представителей ФГУП «ОК «Дагомыс», ОАО «Москонверспром» и ФГУП «ДСР» УДП РФ от 30 ноября 2009 года: «ОАО «Москонверспром» подготовило материалы по обмерным работам и инженерным изысканиям и вышло с предложением к Заказчику о передаче подготовленных материалов в Главгосэкспертизу России».
– Дополнительных работ вышло на 15 миллионов рублей, а всего на «Дагомысе» мы успели сделать работ на 67 миллионов. На этом все и завершилось: УДП, получив сделанную нами документацию, отдало ее югославам. Те выдали ее за свою, нас же выставили вон! Не мошенничество ли? Так югославы и въехали в «Дагомыс» на чужих плечах.
Иностранные конторы и впрямь интересны. Судя по документам, ООО «ПроектСтройСервис» зарегистрировано в Буденновске Ставропольского Края. Если верить уставу, размах его деятельности всеобъемлющ: «Все формы и виды внешнеэкономической деятельности, в том числе импорт, экспорт, закупка, продажа, изготовление, обработка, обеспечение товарного вида, обмен, меновая торговля, назначение торговой цены или иная коммерческая деятельность в качестве агента, посредника или ином». Торгует всем: продовольствием, бытовой химией и бытовой техникой, компьютерами и алкоголем, видеоаппаратурой и медицинскими препаратами, духами и запчастями.
Хозяева «ПроектСтройСервиса» Велизар Ачимович и Славко Соломун – у каждого по 50 процентов уставного капитала, который составляет целых 18 тысяч рублей. Ачимович – гражданин Боснии и Герцеговины. Его мы обнаруживаем также во главе Санкт-Петербургского представительства АО «Энергопроект – Високоградня», питерского же представительства АО «Энергопроект-холдинг»: мобильный строитель и администратор – он и в «ПроектСтройСервис» значится, и в «Энергопроект – Високоградня», и в «Энергопроект-холдинг» И в своих ипостасях он так или иначе завязан на Управление делами президента РФ. Как утверждают в «Москонверспроме», все «лакомые кусочки» в последнее время отдаются Велизару Ачимовичу. Славко Соломун – по паспорту гражданин Союзной Республики Югославия, несуществующей ныне страны, которая еще 4 февраля 2003 года переименована в Государственный Союз Сербии и Черногории. А 3 июня 2006 года распался и он, разделившись на Республику Сербия и Республику Черногория. Но, если верить документам, паспорт за №005390727 был выдан Славко Соломуну 16 июня 2006 года, когда Союзная Республика Югославии юридически уже не существовала. И по этому сомнительному документу он зафиксировал свою 50-процентную долю в «ПроектСтройСервис»?

Смесь русского с сербо-хорватским
Но пока наиболее часто упоминаемая в «кремлевском деле» фирма – ООО «Харвинтэр», возглавляемая гражданином Сербии Слободаном Обрадовичем. Впрочем, этих балканских «Харвинтэров», а также ее почти тезок – «Харвинтеров», в России развелось столько, что немудрено и запутаться. Согласно размещенным на сайте Федеральной налоговой службы сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц, ООО «Харвинтэр» зарегистрирована инспекцией Федеральной налоговой службы №1 по г. Москве 6 февраля 2003 года. В сфере строительства, как прописано в документах, «Харвинтэр» делает все: от возведения зданий до их сноса, монтажно-отделочные работы, прокладка трубопроводов, линий электропередачи и связи. Гендиректором фирмы значится Слободан Обрадович, а одним из учредителей – Раде Малбаша. Уставной капитал «Харвинтэра» – 10 тысяч рублей. По закону именно он – последняя гарантия исполнения фирмой обязательств по многомиллиардным контрактам. Интересно, есть ли сейчас другие активы, обеспечивающие спокойствие кредиторов?
Ведь недаром управляющий делами президента Владимир Кожин сказал в интервью журналу «Итоги»: «Очень часто победителями (тендера. – Ред.) оказываются фирмы-пустышки, «рога и копыта», за которыми нет ни производственных мощностей, ни финансов, ни репутации». Что, правда, не служит им помехой: «Как правило, они обращаются к «настоящей» компании и предлагают купить у них контракт. Сделка оформляется как субподряд. То есть кто-то вкалывает, а кто-то снимает посреднические сливки, блокируя добросовестному бизнесу доступ к госзаказу».
Кстати, еще в конце 2002 года, давая интервью журналу «Огонек», Владимир Игоревич произнес: «Поэтому и запрашиваю полное досье на обращающиеся к нам фирмы. Меня интересуют оборот, капитал, опыт... Мы задействуем все механизмы для получения информации, включая ФСБ и СВР. У нас нет права на неоправданный риск».
В 2009 году «Харвинтэр» Слободана Обрадовича засветился в громком скандале, связанном с уничтожением заказника «Большой Утриш» недалеко от Анапы. Этот заказник – уникальный природный уголок настоящего Средиземноморья на Черноморском побережье России: здесь сохранились единственные в России субтропические леса средиземноморского типа, растут единственные в мире реликтовые фисташково-можжевеловые леса. В декабре 2008 года через эти леса начали прокладку дороги, бульдозеры уничтожили тысячи краснокнижных деревьев. Генподрядчик всего этого безобразия – ООО «Харвинтэр», с помощью которого ГУКС Управления делами президента РФ решило возвести в заказнике очередной «домик отдыха» администрации президента. Официально все обозначили как «Физкультурно-оздоровительный комплекс в городе-курорте Анапа, Краснодарский край». То, что в заказнике планировали возвести именно спецрезиденцию для первых лиц государства, следует из текста проекта. Там все насквозь военизировано: в «физкультурно-оздоровительном комплексе» запланированы, цитирую с сохранением лексики оригинала, «комната для техническое оборудование по выявлению диверсионно-террористических средств», «дежурна служба охраны, узлы спецсвязи... помещения личного состава, а также комнаты хранения и чистки оружия», «вертодром», «командный пункт» и т.п.
Как мне подсказали знакомые филологи, лексика документа типична для тех, у кого родной язык – сербо-хорватский, так что легко предположить, кому принадлежит авторство проекта. Когда защитники Утриша – организации «Гринпис», «Экологическая вахта по Северному Кавказу» – открыто заявили протест против уничтожения уникальной природной зоны, скандальная история выплеснулась на страницы газет. В ответ заместитель Управляющего делами президента Иван Малюшин направил гневное письмо в «Гринпис»: УДП никакого отношения к строительству в Утрише не имеет. Выходит, генподрядчик, ООО «Харвинтэр», занимался в Утрише самодеятельностью? С узлами спецсвязи, оружейными комнатами и оборудованием по обнаружению диверсионно-террористических средств?..
Кстати, Слободан Обрадович значится в списке «командного состава» белградской фирмы Jadran A.D. В качестве директора там – Никола Малбаша, а его заместителем трудится уже упомянутый Раде Малбаша. Jadran A.D. располагается в Белграде, занимается штукатурно-малярными, плиточными, паркетными работами, укладкой полов. Среди объектов, на которых работала фирма, значатся и обслуживаемые Управлением делами президента РФ – Дворцово-парковый ансамбль «Стрельна» в Санкт-Петербурге, сочинский санаторий УДП «Русь»... И тот же Раде Малбаша возглавляет еще один из «Харвинтэров» – зарегистрированное в Москве ООО «Строительная Компания «Харвинтэр». И это далеко не последний Малбаша. По адресу Москва, Мосфильмовская, 42 зарегистрирован еще один почти близнец «Харвинтэра» – представительство «Харвинтер энтерпрайзез лимитед». Возглавляет его Раки Малбаша. Официальная сфера деятельности этого «Харвинтера» – реклама и оптовая торговля. То есть результаты этой деятельности осязать не приходится, а денег она требует немалых. Оседают же эти средства в офшоре, так как сама фирма дислоцируется на Кипре: Никосия, 70, авеню архиепископа Макариоса, Афелия Хауз.
Впрочем, есть и другие варианты денежных потоков. В конце мая 2007 года российская компания Слободана Обрадовича «Харвинтэр» за 841 тысячу евро купила у сербского государства 37,49 процента акций предприятия по проектированию, строительству и ремонту энергетических объектов «Термоэлектро». К осени же 2007 года «Харвинтэр» выкупил у миноритариев еще 31,51 процента акций, сосредоточив в своих руках 69 процентов акций «Термоэлектро». Тем паче, как сообщили наши коллеги-журналисты, представитель «Харвинтэра» тогда поведал белградским СМИ о планах своей компании инвестировать в «Термоэлектро» еще миллион евро. В голову сразу приходит мысль: а может, это и есть идеальный канал перекачки средств, «попиленных» из госбюджета?
Так или иначе: «Харвинтэры», «Харвинтеры», «ПроектСтройСервисы», Обрадович тут, Обрадович там, много Малбашей – тоже везде, да еще и Ачимович, не говоря уже про Славко Соломуна. Какая уж там прозрачность! Скорее всего, тут попахивает приемами даже не «голубого воришки Альхена», а Остапа Бендера. Впрочем, до таких высот сын турецкоподданного не поднимался даже в мечтах. Но Управление делами президента упорно отдает предпочтение именно этим «югославам Лещевского».
После публикации первого материала о «кремлевских откатах» редакция «Совершенно секретно» направила запросы Генеральному прокурору РФ Ю. Чайке, Управляющему делами президента РФ
В. Кожину, в Департамент собственной безопасности (ДСБ) МВД и Департамент экономической безопасности МВД (ДЭБ).
Из УДП мы получили ответ за подписью пресс-секретаря управляющего делами Виктора Хрекова. Пресс-секретарь управляющего делами сообщил: «Отсутствуют основания полагать, что установленный порядок отбора подрядных организаций с учетом строго соблюдаемых принципов коллегиальности и открытости системы размещения заказов содержит возможность каких-либо злоупотреблений». Витиевато. Интересно, как это соотносится со словами В.И. Кожина, который в интервью «Итогам» сказал: «Практика применения этого закона (о госзакупках. – Ред.) показала, что он имеет очень серьезные изъяны. По сути, он породил новый вид коррупции».
Генпрокуратура и ДСБ МВД описанную нами ситуацию пока никак не прокомментировали. Представитель же ДЭБ МВД подтвердил, что по факту обращения В. Морозова в правоохранительные органы у них «проводила и все еще проводит проверку Генеральная прокуратура». Ее сотрудники забрали материалы оперативно-розыскных мероприятий ОРБ №7 ДЭБ МВД, а значит, и те самые аудио- и видеозаписи эпизодов вымогательства чиновником УДП взятки у предпринимателя. Продолжение следует.


Владимир ВОРОНОВ


поделиться: