ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Вооружен и смертельно опасен

Опубликовано: 1 Декабря 2009 09:00
0
15680
"Совершенно секретно", No.12/247

   
   
   
Место, где было совершено убийство школьника. Вверху: погибший Анзат Ай-Мерген и машина, на которой нес дежурство Борбак-оол Баир  
   

Трагедия в Туве, похоже, продолжила список преступлений, совершенных работниками правоохранительных органов при исполнении служебных обязанностей

В конце октября в Туве за один вечер произошли сразу два ЧП с  участием сотрудников правоохранительных органов. 24 октября около 18 часов в Кызыле, столице республики, старший лейтенант милиции Аян Павлов, будучи нетрезвым за рулем, был задержан сотрудниками ДПС. По дороге в медучреждение на освидетельствование Павлов убил из пистолета одного сотрудника ДПС, второго ранил. После чего покончил с собой. Тем же вечером в 22 часа сотрудник ГИБДД Борбак-оол Баир, дежуривший на дороге в селе Кызыл-Мажалык, при досмотре машины ранил двух школьников, одного из которых смертельно. Эта трагедия разыгралась на западе Тувы, в Барун-Хемчикском районе. Раньше эти края в шутку называли «диким западом» из-за того, что здесь разводили скот. Сегодня эти слова определяют местные нравы.
Единственная связь Тувы с соседними регионами – автомобильная дорога через Саяны. Четыреста километров от аэропорта Абакана, что в Хакасии: шесть часов на ма-
шине. На пятом часу пути понимаю, почему Туву называют самым глухим краем России. Горам не видно конца. Туман и скользкая дорога тормозят и без того медленное движение. Время от времени на пути появляется указатель с надписью «Кызыл». Но добираемся до него только поздним вечером.
Местный путеводитель описывает столицу республики как «компактный, красивый город с современными зданиями, стадионами, ресторанами и ночными клубами». Однако в гостинице приезжих предупреждают: «По вечерам из отеля не выходить».
С наступлением темноты город переходит на осадное положение. Парадоксально, но в столице одного из самых криминальных регионов России улицы почти не освещены. Вечером его жители стараются передвигаться только на машинах или на «маршрутках». Такси – самый прибыльный бизнес. Вместо того чтобы пройти десять минут пешком, жители предпочитают минуту проехать.
В официальной статистике Кызыл по количеству зарегистрированных преступлений – на первом месте в республике. Барун-Хемчикский район – на втором. Впрочем, жители Тувы считают его первым, и неизвестно, кто прав. В городе Ак-Довурак, который здесь один (остальное – села), водитель знакомит меня с «местными достопримечательностями».
– Этот район называется Трикотаж, – рассказывает водитель Артур, когда мы проезжаем один из кварталов. – Здесь лучше не ходить ни утром, ни вечером. Зарежут – и не заметят. Видите, кто здесь ходит?
Оглядываюсь. То тут, то там – люди, едва держащиеся на ногах. Никогда не видела столько пьяных среди бела дня.
– Магазин «Вояж», – продолжает «экскурсовод». – По вечерам сюда заходить не советую: обчистят карманники. А вот туда, – водитель кивает головой в противоположную сторону, – лучше не ходить никогда.
Артур – родом из этих мест. О нравах знает многое. Несколько лет назад его самого чуть не убили. Истекающего кровью, его обнаружили под утро. Шесть ножевых ранений. Три месяца больниц. Говорит, не понимает, как остался жив.
Подъезжаем к заправке. Ждем очереди. Водитель впереди стоящей машины сдает назад, задевает бампер нашей «девятки» и как ни в чем не бывало уезжает. Водитель выходит из машины, осматривает место удара и цокает языком: «Найду – зарежу». Смотрит на меня, улыбается: «Шутка».
Артур рассказывает, что в районе главная опасность – несовершеннолетние. «Их много, и они считают себя «крутыми». Ведут себя так, будто им все позволено. Больше всего в городе боятся местной молодежи». После услышанного невольно задумываешься: может быть, сотрудник ДПС, убивший школьника, и вправду имел основания полагать, что подросток представляет для него угрозу?
Официальная версия происшедш его звучит так. 24 октября около 22 часов в селе Кызыл-Мажалык группа инспекторов ДПС ОГИБДД ОВД в составе трех человек, осуществляя рейд на служебной автомашине, остановили автомашину марки «ВАЗ-2106», за рулем которой находился 17-летний учащийся 11-го класса местной школы. Сотрудник ДПС Борбак-оол Баир потребовал от водителя выйти из машины, однако тот не подчинился. Милиционер сделал предупредительный выстрел в воздух. Как говорят в МВД, несовершеннолетний, находясь в нетрезвом состоянии, высказал в адрес милиционера угрозы и вынул из куртки предмет, похожий на пистолет. Борбак-оол открыл огонь. Пуля, пройдя сквозь шею подростка навылет, попала в сидевшую в машине 17-летнюю девушку. Юноша скончался в районной больнице через несколько суток, девушку удалось спасти.
Сначала сообщения прессы вторили официальным сводкам: Борбак-оол выстрелил, потому что школьник был пьян, отказался выйти из машины, ругался и вытащил из кармана «предмет, сильно напоминающий пистолет». Но затем несколько газет со ссылкой на заключение хирурга сообщили, что в крови погибшего подростка и раненой девушки алкоголя не было обнаружено. СМИ цитировали и министра образования республики Петра Морозова: «Я лично знаю детей, пострадавших от действий милиционера. Это совершенно нормальные ребята, которые возвращались домой с открытия в соседнем поселке буддийской ступы – Субургана. Дети, со слов их близких, не могли быть пьяными, они не оказывали сопротивления и не угрожали».
В отделе милиции, где числится на службе Борбак-оол, меня встретили с удивлением и подозрением. «Журналист? Из Москвы?» Один из сотрудников обыскал на предмет скрытой камеры и диктофона. Поначалу говорили неохотно, потом познакомили с инспектором, дежурившим в тот вечер с Борбак-оолом. Он согласился говорить при условии – не указывать в статье его фамилию и не записывать ничего на диктофон. Его версия выглядит так.
Около 22 часов дежурный из поселкового отделения милиции Кызыл-Мажалыка сообщил по рации, что на дороге заметили «Жигули» шестой модели, в которой ехала «толпа» подростков. На требование остановиться водитель не отреагировал. Трое сотрудников милиции, среди которых был и Борбак-оол, начали разыскивать автомобиль. Скоро машину обнаружили возле ларька с пивом.
– Ехали мимо киоска, заметили «шестерку», – рассказывает милиционер. – Сравнили номера. Убедились: это та, которую ищем. Включили мигалку. По громкоговорителю объявили, чтобы водитель вышел из машины. В тот момент он как раз собирался отъезжать. Мы тоже вышли: Баир, еще один инспектор, потом я. Стоя на месте, Баир повторил требование. Водитель не обратил внимания, начал сдавать назад. Баир достал пистолет, крикнул, чтобы машина остановилась, и сделал предупредительный выстрел в воздух. Водитель продолжал ехать. Баир побежал к нему с пистолетом в руке.
Мой собеседник не видел, что происходило между автоинспектором и школьником, так как ему пришлось вернуться в машину, чтобы перекрыть дорогу «шестерке». Он услышал звук еще одного выстрела. Увидел, как из машины выбежали пассажиры. Борбак-оол стоял возле двери водителя и кричал, чтобы вызвали «скорую».
Инспектор сказал: как раз незадолго до этого один из местных водителей сообщил, что несколько часов назад в Кызыле милиционер расстрелял сотрудников ДПС.
– Мы были в шоке, когда услышали, – говорит мой собеседник. – Может, Борбак-оол испугался…
На вопрос, был ли пистолет у водителя, он ответил примерно так: «Говорят,  пистолет изъяли».
СМИ цитировали начальника пресс-службы МВД Тувы Ладу Оюн: подросток направил на автоинспектора «муляж оружия», который выглядел «как настоящий». А в отделе милиции, где работает Баир Борбак-оол, меня спросили: «Вы слышали, у водителя нашли пистолет?» И уже ни слова про какой-то «муляж».
В обстоятельствах гибели школьника, конечно, мог бы помочь разобраться сам Борбак-оол Баир. Я надеялась, что, если он считает себя невиновным и заинтересован в правдивом изложении фактов, то согласится встретиться со мной. Но, как мне передали, Баир от общения с журналистом отказался.
В небольшом поселке, где жил погибший Анзат Ай-Мерген, я нашла его друга, Аяса Лопсана, который в тот вечер был с ним. Аясу двадцать три года, Ай-Мергена  знал с детства. По словам Аяса, 24 октября днем к нему зашел Ай-Мерген, предложил взять знакомых и съездить на открытие Субургана в соседнее село. Аяс согласился. По дороге остановились заправиться. Ребята хотели ехать дальше, но впереди, как им показалось, стояли гаишники. Решили повернуть обратно: у Ай-Мергена не было прав. По пути купили пива. По словам Аяса, пили все, в том числе и Ай-Мерген. Затем развернулись и поехали в село, где должно было состояться открытие Субургана. По словам Аяса, из села за пивом они ездили несколько раз.
– Вечером наш знакомый спросил: «У меня осталось сто рублей, может, бензин купим?» – рассказывает Аяс. – Но Ай-Мерген отказался. Мы еще раз вернулись к киоску, взяли пива. По дороге машина заглохла. Ай-Мерген сказал, у него есть немного бензина. Он достал из багажника небольшую емкость и залил в бак.
Подростки решили вернуться к киоску, сдать пиво, получить обратно деньги и купить бензин. Но когда они подъехали к ларьку, тот уже закрылся. Было около десяти вечера.
– Рядом с ларьком стояли люди, – говорит Аяс. – Мы попросили купить у нас пива, но они отказались. Пока мы разговаривали, подъехала машина, остановилась рядом с нашей. В темноте мы не обратили на нее внимание. В это время какая-то женщина говорит: «Довезите меня до магазина, дам вам денег». Договорились. Женщина села, мы собрались ехать. Впереди в машине сидели трое: Ай-Мерген на месте водителя, я и Айланмаа. На заднем сиденье – двое.
– Ай-Мерген сдал назад, – рассказывает Аяс. – В это время на машине, которая стояла рядом, включилась милицейская мигалка. Из автомобиля выскочил человек в форме, подбежал к Ай-Мергену. В двери со стороны водителя нет стекла, милиционер схватил Ай-Мергена, начал тащить его через окно и кричать: «Выходи из машины!» Ай-Мерген заглушил двигатель, говорит: «Все, брат, все». Он хотел выйти. Тут я услышал выстрел.
По словам Аяса, сотрудники ДПС заранее не просили водителя выйти из машины. На вопрос, был ли предупредительный выстрел, Аяс ответил: «Наверное, если бы он был, мы бы его услышали. Выстрел был только один». Ай-Мерген потерял сознание, Айланмаа, сидящая рядом, «обмякла». Аяс говорит, милиционер начал кричать: «Вызывай скорую!» Ребята, в том числе и раненая девушка, выбежали из машины.
Был ли у Ай-Мергена «предмет, похожий на пистолет», который, как утверждают в МВД, водитель направил на милиционера? Аяс пожал плечами: «Никакого пистолета у него не было. Приезжали сотрудники каких-то органов, тоже все спрашивали, было оружие или нет».
В Барун-Хемчикском районе участников происшествия многие знают в лицо. Я разыскала человека, который знаком и с Борбаком-оолом. «Я знаю его три года, – рассказал он мне об инспекторе на условиях анонимности. – За это время много раз видел его на дежурстве пьяным. В городе на Борбака за его хамство многие «зуб точили». Милиционеров у нас особо не любят. Но Борбака просто ненавидели. Все будут только рады, если он пойдет под суд».

Кызыл – Барун-Хемчикский район – Москва


 Надежда КОСТИНА

поделиться: