ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Тайная жизнь Зигмунда Фрейда

Опубликовано: 1 Августа 1998 00:00
0
3684
"Совершенно секретно", No.8/113

 
Михаил БУЯНОВ,
президент Московской

Михаил БУЯНОВ

Я всегда интересовался фрейдизмом и жизнью самого Фрейда (1856 – 1939). Когда узнал, что в 1971 году в Вене, в доме, в котором ученый прожил 47 лет, открыли музей, мечтал его посетить.

Мечта сбылась в 1997 году. Едва разместившись в одной из венских гостиниц, я помчался на Берггассе, 19. Кроме меня в музее были три японца. Служители не могли припомнить, чтобы кто-то бывал здесь из России. Вообще редкий гость посещает некогда популярное место. Что ж, это совпадает с общей утратой интереса к психоанализу, который очень интересен в теории, но практически малоприменим.

О Фрейде выпущено множество книг, большая часть их собрана на Берггассе, 19. Казалось, жизнь его изучена если не по дням, то по неделям. И тем не менее многого о нем мы не знаем. Что за человек он был? Почему от него уходили почти все его недавние сторонники-мужчины? Как жил ученый? Почему по сей день большинство медиков относятся к психоанализу в лучшем случае как к мифу – красивому, запоминающемуся, но не выдерживающему испытания статистикой и врачебной практикой?

О Фрейде ходит множество слухов и легенд. Например, из книги в книгу кочует легенда, что нацисты, захватив Вену, арестовали Фрейда. Поклонницы каким-то романтическим способом выкупили своего кумира, переправили в Лондон, где он спустя 15 месяцев и умер. Ничего подобного, сказали мне в музее, никто Фрейда не арестовывал, не выкупал, уехал он своим ходом, заявив перед отъездом, что у него нет никаких претензий к новым властям Вены, почетным гражданином которой он, кстати, был. А дабы за время отсутствия никто не покусился на его имущество, оставил охранять свою квартиру четырех сестер: вот они-то потом были отправлены в Освенцим и оттуда не вернулись.

Большая часть жизни Фрейда прошла весьма необычно, особенно после 1890–1995 годов, когда он закладывал основы психоанализа. Это был подозрительный, мнительный человек. Все хвори, существующие на Земле, кроме разве что чумы да холеры, цеплялись к нему и протекали очень тяжело. Он мучительно страдал от постоянных желудочно-кишечных расстройств, потому, скорее всего, и придумал теорию об анальном характере. Если у Фрейда появлялся, например, хронический фурункулез, то локализовался он непременно в интимных местах, мешая двигаться, мыться и прочее. С 1923 года знаменитый психоаналитик страдал раком правой стороны верхней челюсти, перенес более тридцати операций, каждые четыре-пять недель ходил проверяться. Со своими бесчисленными болячками Фрейд боролся очень мужественно и стойко – тут им нельзя не восхищаться.

С ранних лет он страдал различными пограничными психоневрологическими отклонениями: неврозами, депрессиями, трудностями в характере. Сам многократно признавался, что обнаруживал гомосексуальные влечения, из-за чего Адлер, Юнг и другие психоаналитики покидали его и становились злейшими недругами. Как и его отец, Фрейд был тяжким табакоманом, не мог обходиться без крепких сигар. Знал ведь, что это неминуемо приводит к раку, но даже заболев, продолжал очень много курить. С молодых лет употреблял кокаин.

До 1914 года основная масса клиентов Фрейда – богачи с юга России. Но когда я говорю «масса», не следует думать, что больных было очень много. Доктор Фрейд за всю свою жизнь пользовал от силы тысячу клиентов. И большинство из них не были больными, их нельзя считать пациентами. Психоанализ вообще услада для богатых женщин, не знающих, куда девать свободное время и кому исповедаться, сознательно тратящих время на психоаналитические игрища. Это тот самый психологический тип, который льнет к астрологам, знахарям, гадалкам, экстрасенсам, ищет инопланетян, домовых и так далее.

После 1917 года богачи из России перестали ездить, да и не до клиентов ему было: рак челюсти мешал говорить и бывать на людях. Вот тут-то неожиданно нашелся, как нынче говорят, спонсор, который незаметно превратил ученого в игрушку для собственных целей. Это был Макс Ефимович Эйтингон (1881 – 1943), иногда его звали Марком Яковлевичем Этингоном и М. Эттингеном. Были у него и другие фамилии и клички.

Выходец из России, этот колоритный человек окончил в Швейцарии медицинский факультет, считался психиатром, хотя врачом никогда не работал, ни одной статьи не написал, не говоря о книгах, но был необыкновенно богат и хлебосолен. Многолетний президент Международного психоаналитического общества, организатор всех съездов и конференций по психоанализу, он на собственные средства выпускал психоаналитические книги и журналы, в том числе все книги Фрейда. Фактически с 1923-1925 годов Эйтингон содержал семью Фрейда и еще кучу психоаналитиков. Фрейд неоднократно публично благодарил его за финансовую помощь.

С дочерью Анной, 1938 г.

Была у Эйтингона и тайная жизнь. Например, когда советские чекисты выкрали генерала Миллера, Эйтингона видели в Париже рядом с певицей Надеждой Плевицкой, замешанной в похищении. Кстати, на собственные деньги Эйтингон выпустил ее мемуары.

После ареста Плевицкой Эйтингон срочно уехал в Палестину, стал президентом Палестинского психоаналитического общества. А до этого он жил в Берлине, его квартира была широко известным салоном, где встречались все, кто хотел встретиться, не привлекая внимания полиции.

Когда Эйтингона спрашивали, откуда у него столько денег, он отвечал, что его родственники и он сам успешно торгуют русскими мехами. С какой это стати суровые большевики давали такие немыслимые льготы какому-то Эйтингону, никто не знал.

В свою очередь, то, что Эйтингон считался самым близким к Фрейду человеком, поднимало авторитет этого торговца мехами, придавало ему респектабельности.

В музее Фрейда выставлена масса фотографий сподвижников и главным образом сподвижниц Фрейда, нет только М.Эйтингона. Почему? Да потому, сказали мне, что доктор Эйтингон был очень скромным человеком, не любил фотографироваться. С чего бы это такая скромность?

В своем архиве я нашел лишь одно изображение М. Эйтингона. У него лицо явно не человека науки или искусства.

Был еще один Эйтингон, о котором до самого недавнего времени в печати не упоминали. Я имею в виду Наума Исааковича Эйтингона (1899 – 1981), выдающегося советского разведчика, организатора убийства Троцкого. Я несколько раз обращался в ФСБ с вопросом, есть ли какая-нибудь связь между М. и Н. Эйтингонами, мне отвечали – никакой. Я продолжал собирать сведения и обнаружил в конце концов, что это двоюродные братья.

В 1996 году в Москве вышла книга П.А.Судоплатова «Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля». Автор упоминает богатых родственников Наума Эйтингона, живших в разных странах, но о Максе и тем более о Фрейде – ни слова.

Знал ли Фрейд, что Макс каким-то образом связан с НКВД и что фактически его самого содержал НКВД? Скорее всего, личность эгоцентрическая, деспотичная, он видел лишь то, что хотел видеть. Он филигранно описывал самонаблюдения, но путался в реалиях, находившихся вне его. Он восторгался Муссолини, неоднократно садился в лужу в отношении Гитлера и так далее. Наверняка он даже не задумывался, откуда у Макса Эйтингона деньги и с какой стати тот его содержит.

Надо сказать, что Фрейд был связан с русскими революционерами – выходцами из богатых слоев, некоторых он лечил. Когда большевики победили, они превратили Москву во вторую, после Вены, столицу психоанализа. Правда, к концу 20-х годов советский психоанализ приказал долго жить. По разным причинам. Но главная – психоаналитики вовсю лезли в политику, заявляя, что каждый коммунист должен быть психоаналитиком, а каждый психоаналитик коммунистом. Связаны они были в основном со сторонниками Троцкого, и когда началась внутрипартийная борьба и троцкизм был разгромлен, та же участь постигла и психоаналитиков. Поскольку врачи к ним относились резко отрицательно, то известную роль в этом разгроме сыграли и психиатры: в лучшем случае они не помогали падавшим, а чаще подталкивали их.

Группа психоаналитиков. Зигмунд Фрейд (сидит слева) и Макс Эйтингон (стоит второй справа), 1920 г.

От психиатров старшего поколения я слышал, что большую роль сыграл и субъективный фактор: дети многих вождей занимались в экспериментальных школах, в коих верховодили фрейдисты. Однажды Сталин якобы спросил своего сына, чем там занимаются. Тот сказал: учат онанизму. Суровый вождь рассвирепел, и судьба психоаналитиков была решена. Между прочим, и поныне психоаналитики едва ли не всем рекомендуют заниматься мастурбацией.

23 сентября 1939 года – печальная дата: скончался Зигмунд Фрейд. Его друзья рассказывают об этом так: когда у Фрейда кончились силы бороться с раком, он попросил, чтобы ему ввели смертельную дозу морфия, который, кстати, он принимал много лет. Врачи обратились за советом к его дочери Анне (1895 – 1982), в то время уже очень известному психоаналитику. Она разрешила. Морфий ввели – больной уже не проснулся.

Любая форма эвтаназии есть преступление. Если бы все было именно так, то Анну должны были наказать. Но только что началась мировая война, семейство было знаменито, никто не хотел с ним связываться... Сама дочь никогда не опровергала предположения о своем участии в приближении кончины отца.

Скорее всего, организм Фрейда, и без того ослабленный мучительной болезнью, не выдержал и небольшой дозы морфия. В конце концов, когда-то он же должен был умереть!

У Фрейда было шестеро детей, большинство из них прожили долгую жизнь, как и родители Фрейда. Но, как это часто случается, чем многочисленнее потомство крупной личности, тем быстрее оно пресекается: сейчас осталось очень мало потомков создателя психоанализа.

Фрейд – еще одно опровержение наследственной теории гениальности: ни до него, ни после в его семье не было выдающихся личностей. Как практически у всех талантливых людей.

И последнее. Фрейд был атеистом, материалистом, ко всякому жульничеству относился с таким же презрением, как, скажем, астрономы относятся к астрологам. Своим детищем был так увлечен, что не понимал, почему психиатры не считают психоанализ наукой, его очень обижало, что им восхищаются журналисты, писатели, режиссеры, светские дамочки, но игнорируют серьезные ученые.


поделиться: