ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Убийца-невидимка

Опубликовано: 2 Марта 2009 09:00
0
5200
"Совершенно секретно", No.3/238

   
 Многие наблюдатели выражали удивление, что убийца выбрал такое «неподходящее» место, как дом номер один по Пречистенке – так называемые Белые палаты. Однако на самом деле все было выбрано «правильно» и с точки зрения профессионала предельно рационально  
 
 
   
Милицейские начальники путались в информации об убийстве, опровергали друг друга. Глава столичного ГУВД генерал-полковник Владимир Пронин сообщил о трех гильзах и пуле. Его слова дезавуировали коллеги.  
   
 
Кроме того, неясен тип примененного оружия (бесшумные МСП «Гроза» и ОЦ-38).  
 
   
 

Начальник следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Москве Анатолий Багмет дает интервью на месте убийства

 
   
 

Тверской бульвар. Марш памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой

 
   

Через месяц с лишним после того, как 19 января в центре Москвы были убиты адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова, картина преступления предстает еще более противоречивой и размытой, чем даже в день события

Станислава Маркелова и Анастасию Бабурову застрелили возле дома №1 на Пречистенке, когда они шли по направлению к метро «Кропоткинская». Вот и все, что достоверно известно, потому что в официальных сообщениях даже время преступления указывается разное. Предположение, что в девушку выстрелили, когда она пыталась схватить преступника, похоже, несостоятельно: пулю она, как следует из доступных данных, получила в затылок. Значит, и убийцу не видела, и в схватку с ним вступить не могла. Стрелок, поразив основной «объект», хладнокровно и спокойно убрал свидетеля. И никакой остервенелости и суматошной пальбы, характерной для пышущих ненавистью мстителей.

Следственные органы не могут сказать, сколько было сделано выстрелов – два или три. Из какого оружия стреляли – тоже загадка, членораздельного ответа нет даже относительно калибра. Понятно, что для экспертизы нужно время, но его уже прошло достаточно. Тип оружия – хотя бы предположительный – обычно становится известен практически сразу по характеру ран. Потом извлекают пули, исследуют гильзы.

Но гильз не оказалось. Осмотр места преступления вели чуть ли не сутки, вручную и с металлоискателями – не нашли гильз. Вряд ли преступник стрелял из револьвера, где гильзы остаются в барабане. Револьвер тогда должен быть с глушителем, раз выстрелы никто не слышал. Но это громоздко и не слишком профессионально.

Отсутствие гильз могло навести на мысль: не было ли использовано спецоружие, скажем, бесшумные пистолеты С4, С4М и МСП «Гроза»? Это оружие разработано для специальных операций, использовалось и используется соответствующими подразделениями госбезопасности и армейского спецназа. Пистолеты компактны: глушителя у них нет, бесшумность достигается за счет спецпатронов – пороховые газы запираются в гильзе поршнем. Сконструированы по схеме блока из двух вертикально спаренных стволов, откидывающегося при перезарядке вверх – как охотничье ружье. Потому стреляных гильз они не разбрасывают. Очень удобное и надежное средство, и как раз на два выстрела. Мог быть использован и пятизарядный бесшумный револьвер ОЦ-38 (он же 7,62-мм револьвер специальный Стечкина). «Обеспечивает высокую скрытность проведения спецопераций благодаря полному отсутствию пламени и звука в момент выстрела» – так сказано в аннотации к ОЦ-38. В свободной продаже этих «игрушек» нет. На вооружении тех ведомств, из которых оружие временами утекает – МВД, ВВ МВД, МЧС и обычные армейские подразделения – С4/С4М/МСП/ОЦ-38 официально не значатся. Это оружие редкое, дорогое, его применение в криминальных разборках не зафиксировано. Патроны к нему достать нелегко.

Подозрения относительно подобных специзделий возникли сразу ввиду отсутствия гильз, пуль и внятных сведений о калибре оружия. Видимо, аналогичная мысль быстро посетила и начальственные головы: «Как это так, гильз нет? Найти!» И на следующий день следственные действия возле дома №1 по Пречистенке возобновились – то есть после акции в память погибших, после того, как на месте убийства, прошу прощения за выражение, оттоптались сотни людей. Процессуальная значимость этих действий равнялась нулю, но искомое нашли. По версии, оглашенной вечером 20 января, «в правоохранительные органы обратился прохожий, москвич 45 лет, который случайно увидел…» Далее сведения о том, что же случайно увидел прохожий, противоречат одно другому. Согласно первым сводкам, гильзу от ПМ. Однако «следственно-оперативная группа обнаружила лежащую в снегу пулю в четырех метрах от дома, около которого был убит адвокат... Это золотистая пуля старого образца, на которой имеются насечки». Так что нашли, гильзу или пулю? Хорошее начало следствия, если на месте убийства прошляпили столь важную улику! Однако суд все равно не должен принять находку в качестве доказательства: она сделана сторонним человеком, к тому же после завершения следственных действий. Протоколы составлены и подписаны, поезд ушел.

Но от какого же все-таки оружия эта находка? Сначала намекали на ПМ, потом осторожно запустили новый шар: Маркелова и Бабурову убили из «Вальтера Р99», который якобы используют лишь «агенты британской МИ-6». Причем выводы были сделаны, как оказалось, не по гильзе или пуле, а по «характеру ран, которые были получены погибшими». «Обнаружившаяся» гильза от ПМ, затем «Вальтер» из Лондона – не очередная ли реинкарнация Бориса Березовского на очереди? Но к пятнице 23 января про «Вальтер» уже не упоминали, зато улики размножились: гильз стало три, к ним прибавилась пуля, которую выковыряли из стены. По крайней мере, именно об этом доложил на пресс-конференции начальник столичного ГУВД генерал-полковник Владимир Пронин. Но 26 января представитель ГУВД Москвы дезавуировал слова своего шефа, официально сообщив: информация о том, что на месте убийства Маркелова и Бабуровой найдены три гильзы, «не соответствует действительности».

Что ж, сработано качественно: ни оружия, ни следов. Свидетелей тоже ни единого. И никаких примет убийцы: никто ничего не видел, не слышал, уличные камеры ничего не записали. Акция выглядит отшлифованной до мелочей. Образ жизни жертвы, его планы и графики встреч, мероприятий, передвижений – все это было изучено, похоже, дотошно. При таком подходе организаторам нужно было провести целый комплекс мероприятий, включая слежку за объектом, прослушивание его телефонов и, возможно, контроль электронных сообщений. Одному человеку, даже группе маргинальных «мстителей», такое было бы явно не по плечу. Воспользоваться услугами профи? Но за проведение наружного наблюдения не самые дорогие сыскные агентства берут от десяти долларов в час, а тут слежка велась явно не пару дней. Прослушивание мобильного телефона обошлось бы заказчику минимум в 50 тысяч долларов в месяц, каждого стационарного (домашнего, в офисе и т.п.) – от 300 долларов в сутки. Можно, конечно, самому купить на черном рынке комплект для прослушки сотовой связи – но самый дешевый тоже стоит 50 тысяч долларов. Какой частник осилит это? Правда, оперативными возможностями обладают службы безопасности крупных финансово-промышленных структур, но с олигархами пути Маркелова точно не пересекались.

Да и опасно прибегать к услугам частных агентств: все они сотрудничают с органами внутренних дел или ФСБ. И когда из телесводок они узнают, как реализовали результат их трудов, заказчика сдадут сразу – это вам не выслеживание супружеской измены, а убийство государственного масштаба.

Неведомо, действовал ли исполнитель в одиночку, мужчина это был или женщина, несомненно одно – он был профессионалом своего дела. Явно не обошлось без рекогносцировки на местности: убийцы такого класса маршруты подхода и отхода отрабатывают детально и заранее, не полагаясь на случай.

Информация о том, что стрелок после убийства скрылся в метро, где его якобы зафиксировали камеры слежения (в СМИ были «слиты» соответствующие кадры, не дающие, впрочем, никакого представления о внешности заснятого на них гражданина), – полная чушь. Преступник, отстрелявшись, по версии следствия, в 14:24, уже в 14:27 был зафиксирован камерой в метро «Кропоткинская»: съемка демонстрирует нам некоего типа в надвинутой на глаза шапке, приложившего билет к турникету, затем отошедшего за колонну. Затем человек в шапке, пристроившись за девушкой, проскакивает турникет и, видя милиционеров, резко сворачивает на перрон и в 14:30 уезжает в сторону центра.

Хронометраж показывает, что за неполные три минуты от места убийства до турникета добраться можно только приделав крылья. А без крыльев надо преодолеть два перекрестка со светофорами: перейти на четную сторону Пречистенки, а затем пересечь Гоголевский бульвар. На перекрестке часто стоит гаишник, возле входа в метро – наряд милиции, в метро – милиция и камеры слежения. Нас уверяют: убийца был столь осторожен, что на всем протяжении следования по Пречистенке за Маркеловым и Бабуровой он умудрился не попасть в поле зрения ни одной из камер слежения. Их там хватает, но, возможно, зная точки их расположения, стрелок так построил маршрут, что ни разу не засветился. И затем кинулся в метро под объективы? Киллер, не сбросивший оружие на месте преступления, без билета прорывался в метро на глазах вахтеров и милиционеров? Застреливший двоих средь бела дня побежал по открытой улице к метро? Все это звучит совершенно абсурдно. Возможные маршруты отхода наверняка были отработаны убийцей загодя, и поездка на метро в них не входила.

Анализируя события, многие наблюдатели выражали удивление, что убийца выбрал для преступления такое «неподходящее» место, как дом номер один по Пречистенке – так называемые Белые палаты. Автор этих строк, своими ногами в порядке самодеятельного следственного эксперимента пройдя «маршрут» киллера, пришел к убеждению: все было выбрано «правильно» и предельно рационально.

Сразу после пресс-конференции в Независимом пресс-центре, с которой вышли Маркелов и Бабурова, стрелять было опасно: мероприятие едва завершилось, люди

расходятся, потенциальных свидетелей масса. Не говоря уже о том, что тогда стрелок не мог бы контролировать пространство сзади себя и справа-слева. Дом жилой, как и соседние. Глаз и ушей в этом переулке хоть отбавляй. Да и вообще, место – натуральная мышеловка. Отходить в этом случае убийце предстояло бы по Барыковскому переулку: нечищеные с прошлого года, узкие тротуары, непроходимо забитые машинами, сугробы, лед под ногами. На машине там и вовсе не уйти – почти вечная пробка. А вот через два квартала картина меняется: проходишь трехэтажный особняк под №7 без вывески – бывшая городская усадьба князей Всеволожских, после него ограда, флигель в глубине двора, затем бывшая усадьба княгини Салтыковой-Головкиной, и вот они, Белые палаты, Пречистенка, 1.

И не надо было убийце после совершения преступления бежать 250 метров по открытой улице. Он мог свернуть, к примеру, во двор между Белыми палатами и домом №3 и оказаться в системе проходных дворов, где, как минимум, восемь вариантов отхода.

Удивительно другое. Во всех близлежащих домах многочисленные офисы, камеры наружного наблюдения которых ничего не зафиксировали. Попробуйте, например, сфотографировать пресловутый особняк князей Всеволожских, что в нескольких шагах от места убийства – к вам тут же подойдет один из круглосуточно (!) дежурящих солдат охраны. Или некто в штатском. В одном из блогов в ЖЖ так и записано: «Снимал я себе спокойно виды Москвы, пока не попал мне в кадр дом 7, по ул. Пречистенке. Хотя я находился на противоположной стороне улицы, солдат, ходивший возле этого дома… не поленился перейти дорогу и потребовал, чтобы я удалил снимок здания из телефона, причем проследил, как я это сделал. С тех пор мне очень интересно, что же за сверхсекретное учреждение находится в этом здании, ранее ничем меня не интересовавшем». Справочники гласят: «административное здание». Более точный ответ находим в одном из бульварных изданий: «Вот уже без малого полвека здесь располагается одно из самых секретных и могущественных подразделений контрразведки. Когда-то оно называлось Смершем, потом – особыми отделами. Теперь это – Управление ФСБ по Московскому военному округу».

Особый отдел Московского военного округа! В соседних домах, на парадных которых часто нет вывесок, – тоже, видимо, «режимные» объекты. И вот то, что их системы наблюдения, а также живые наблюдатели, охранники, не «сняли» никакой информации, кажется в высшей степени странным. Впрочем, следствие продолжает работу.


Станислав Маркелов в 1996 году окончил Московскую государственную юридическую академию и через год вступил в Межреспубликанскую коллегию адвокатов. Первым делом, принесшим ему известность, была защита члена Революционного коммунистического союза молодежи Андрея Соколова, который в 1997 году был обвинен в попытке подрыва мемориальной плиты царской семье Романовых в Москве. Благодаря Маркелову с Соколова были сняты обвинения в терроризме.

С 2002 года Маркелов работал над «чеченскими» делами. Он был единственным адвокатом-нечеченцем, долго работавшим непосредственно в Чечне. Наиболее известным «его» делом стало дело полковника Юрия Буданова, который в марте 2000 года похитил и убил 18-летнюю чеченку Эльзу Кунгаеву. Маркелов сначала помогал адвокату А. Хамзаеву,  а после смерти последнего стал основным адвокатом семьи Кунгаевых. В 2003 году Буданов был приговорен к 10 годам лишения свободы.

Также при участии Маркелова была освобождена чеченка Яха Несерхоева, задержанная в октябре 2002 года по подозрению в терроризме. (Несерхоева была на представлении «Норд-Оста», когда чеченские боевики взяли в заложники его зрителей.) Маркелов оказался единственным адвокатом, который согласился защищать интересы Несерхоевой. В результате с нее были сняты все подозрения.

С 2003 года Маркелов защищал чеченца Заура Мусиханова, который несколько дней находился в отряде боевиков, после чего добровольно сдался федеральным властям. В 2004 году Мусиханова приговорили к девяти годам колонии строгого режима, хотя он подпадал под амнистию.

Маркелов выступал защитником прав граждан, подвергшихся репрессиям. Так, в декабре 2004 года в башкирском городе Благовещенске сотрудники милиции избили и посадили в фильтрационный лагерь несколько сот человек. Официально было зарегистрировано 342 потерпевших, однако, по оценкам Маркелова, реально пострадали более тысячи. Благодаря участию Маркелова шестерых обвиняемых приговорили к условным срокам, одного – к четырем годам колонии. «Благовещенское дело», по оценке самого Маркелова, стало «самым ярким и масштабным примером распространения чеченского синдрома по иным регионам России». В 2005 году Маркелов представлял интересы потерпевших в деле сотрудника ОМОНа Сергея Лапина (Кадета), впоследствии осужденного на 11 лет за похищение и убийство чеченца Зелимхана Мурдалова.

Из процессов, связанных с проявлениями неонацизма, наиболее громким было дело антифашиста Александра Рюхина. 16 апреля 2006 года в Москве его убили шесть боевиков нацистского «Славянского союза». Маркелов представлял интересы матери убитого. Подсудимые получили от четырех до шести лет лишения свободы.

Маркелов участвовал в разбирательстве ряда социально-трудовых конфликтов, в частности, связанных со строительными пирамидами. Благодаря ему обманутая дольщица Елена Ногинская в 2006 году выиграла дело против строительной компании «Рамстрой». Это был первый прецедент такого рода.

Адвокат участвовал в защите людей, преследуемых за профессиональную деятельность, в том числе журналистки Анны Политковской. С 2008 года он представлял интересы главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова, которого обвинили в клевете на главу администрации Химок Владимира Стрельченко. (В ноябре 2008 года Бекетов был жестоко избит и до настоящего времени находится в тяжелом состоянии).

Маркелов был членом Международного союза адвокатов, Международного клуба адвокатов, а с 2006 года – президентом Института верховенства права, созданного для защиты гражданских социальных прав и свобод. «Либо устанавливается сила права, – говорил Маркелов, – либо эта сила отдается автомату и взяткам».


«Будановские» версии В связи с участием Маркелова в деле полковника Буданова высказывались предположения, что к убийству адвоката причастны либо офицеры, служившие в Чечне, либо высокие армейские чины, заинтересованные в судьбе Буданова. По одной из версий, убийство могли совершить нацисты – поклонники Буданова.

«Чеченские» версии Убийство совершено из мести за дело ханты-мансийского милиционера Сергея Лапина его подельниками-милиционерами, находящимися в бегах.

Маркелова могли убить по заказу грозненской администрации, поскольку он защищал бывших боевиков.

К смерти Маркелова и Бабуровой могут быть причастны те, кто 13 января 2009 года убил в Вене Умара Исраилова (бывшего охранника Рамзана Кадырова), подавшего в Европейский суд иск против России и обвинявшего Р. Кадырова в похищениях людей и пытках. Маркелов представлял интересы Исраилова, который якобы мог поделиться с ним каким-то компроматом.

Версия линии «наци-антифа» Убийство совершили националисты или неонацисты за поддержку Маркеловым антифашистов.

«Антиправительственные» версии В преступлении заинтересованы оппозиционные силы, стремящиеся к свержению режима Путина-Медведева. Убийство Маркелова и Бабуровой они хотят использовать так же, как на Украине было использовано «дело Гонгадзе».

Следы ведут к британской разведке. Заказчик убийства – Борис Березовский, стремящийся дестабилизировать ситуацию в России.

Дело Политковской Адвокат мог выйти на заказчиков ее убийства, поэтому его «убрали».

«Химкинская» версия Убийство связано с делом химкинского журналиста Михаила Бекетова, следы якобы ведут к администрации Химок.

«Коммерческая» версия Мотивы убийства следует искать в уголовных или гражданских делах, в которых замешаны большие деньги.

«Личные» версии Преступление совершено кем-то из знакомых на почве личной неприязни: якобы убитый мог покинуть семью, а кто-то из заинтересованных лиц не желал допустить раздела имущества. Версия была высказана сотрудниками следственных органов,
а затем одним из крупных СМИ.

Версии личности убийцы Бывший спецназовец. Стрелок, прошедший «горячие точки». Участник «офицерского подполья». Бывший милиционер. Мститель-одиночка.


 Владимир Воронов

 


поделиться: