ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Футбол по четвергам

Опубликовано: 15 Января 2009 09:00
0
3953
"Совершенно секретно", No.1/236

   
Алексей Шерстобитов – бандит или боец оперативно-боевого подразделения?  
   

«Красный директор» Юрий Савотин. До сих пор под следствием

 

Бойцы спецмиссии иногда предстают перед судом. Их заказчики – никогда

...Позвонивший представился старшим оперуполномоченным по особо важным делам Управления уголовного розыска ГУВД Москвы майором Александром Трушкиным и предложил встретиться. Почувствовав настороженную паузу на другом конце провода, он уточнил: не на Петровке, а в кафе.
– Поверьте, эта встреча, прежде всего, в ваших интересах, – сказал оперативник.
Немного подумав, Константин Савотин согласился.
Встреча состоялась на следующий день в пиццерии на Садовом кольце. Оперативник оказался человеком лет 35-ти, одет в джинсы. После того как заказали по чашке кофе, майор произнес короткую, как выстрел, фразу:
– Вас хотят убить.
– Меня?! – оторопел Савотин.
– Да, именно вас.
– С чего вы взяли?
– За вами ведется слежка, ваши телефоны прослушиваются. У киллера, который, судя по всему, принял заказ на вас, такие «мероприятия» всегда заканчиваются одинаково – убийством того, за кем этот человек следит.
Бизнесмен был потрясен.
– И вы знаете, кто меня заказал? – спросил Савотин.
– Думаю, да. Но давайте все это обсудим завтра у нас в Управлении.
На следующий день Савотина принял заместитель начальника Управления уголовного розыска по Москве Николай Орлов.
– Ваша жизнь в опасности, – сказал полковник. – Правильно было бы вам на какое-то время уехать из Москвы. Но в интересах дела мы просили бы вас остаться и помочь нам.
Савотин размышлял. Он не знал, насколько серьезно то, о чем ему говорили. Несмотря на молодость, бизнесмен был недоверчив и осторожен.
– Я понимаю ваши сомнения, – сказал полковник. – Мы посвятим вас в то, во что при других обстоятельствах не посвятили бы никогда.
Полковник кивнул Трушкину, и тот предложил бизнесмену перейти в его кабинет. Майор положил перед Савотиным толстый альбом с фотографиями.
– Полистайте, может быть, кого-то узнаете, – предложил Трушкин.
Савотин просмотрел альбом, но никого не признал.
– А вы еще раз посмотрите, – посоветовал майор.
Савотин вглядывался в черты мелькавших лиц более внимательно, но по-прежнему безрезультатно. Перевернув очередную страницу, задумался. Черты лица человека в форме офицера показались знакомыми.
– Я где-то видел этого человека, – сказал Савотин.
– Это ему поручено вас убить, – сказал майор.
Савотин вспомнил: вместе с этим парнем они по четвергам играли в футбол. Он приходил в их спортзал, они обменивались приветствиями, иногда перекидывались парой фраз. Парень был доброжелателен и вежлив.
– Его зовут Алексей, – сказал Савотин.
– А фамилию не помните? – спросил майор.
– К сожалению, нет.
– Кузьмин. Но настоящая его фамилия Шерстобитов. По нашим данным, это он в начале 90-х расстрелял председателя Фонда социальной защиты спортсменов Отари Квантришвили.
Савотин вспомнил 2003 год. Хотя, возможно, это был и 2002-й… Партнер по бизнесу и тогда еще приятель Василий Кузнецов пригласил его, Константина, на свою свадьбу. Там он и познакомил его с Шерстобитовым, шурином.
– А теперь, пожалуйста, подробно расскажите о конфликте, из-за которого в дело подключили Лешу Солдата, – сказал майор.
Савотин удивленно вскинул брови.
– Это кличка Шерстобитова, – пояснил Трушкин.

Оборонка вынуждена защищаться

На юге Москвы, недалеко от метро «Южная», расположено научно-производственное объединение «Физика». Оно возникло 20 лет назад по решению руководства страны для разработки и производства «специализированных больших и сверхбольших интегральных схем и радиоэлектронных узлов на их основе». «Физика» практически целиком работала на оборону. Микросхемы, созданные НПО, устанавливались на летательных аппаратах военного назначения. Создавал НПО Юрий Иванович Савотин. Его назначили генеральным директором объединения, когда на пустыре еще не было забито ни одного колышка.
В 1994 году, согласно указу президента России, объединение приватизировали. Оно стало называться ОАО НПО «Физика». Как и вся отечественная промышленность, а оборонная особенно, «Физика» пережила трудные времена. Но кандидат технических наук Юрий Савотин сумел провести НПО через катаклизмы перехода к рыночной экономике, не растеряв ни собственности, ни людей. Его стремление во что бы то ни стало сохранить и оборонный потенциал НПО, и недвижимость разделяли товарищи по работе, составлявшие костяк акционерного общества. Однако сделать это в условиях, когда в ЗАО вошли новые акционеры, оказалось делом весьма непростым. Новые люди не испытывали особого трепета при виде лабораторий и цехов.
Серьезными и влиятельными акционерами «Физики» стали ОАО «Корпорация «Райс-Мюзик» и ЗАО «Концерн «РРС». Обе фирмы арендовали у НПО помещения. Их владельцы были хорошими знакомыми сотрудников и акционеров «Физики». Именно по этой причине им и поспособствовали в приобретении 31 процента акций объединения.
Проекты, которые предлагали новые акционеры, как правило, в той или иной степени затрагивали интересы оборонного производства. «Красный директор», как называли Юрия Савотина, на все подобные предложения отвечал отказом. Он считал: сложившийся баланс доходов выгоден и государству, и акционерам. Сорок процентов выручки поступали от оборонного заказа, 60 – от сдачи в аренду свободных помещений. Новые компаньоны требовали увеличить сдачу в аренду помещений за счет тех, на которых выполнялся государственный заказ.
Управление «Физикой» новые акционеры посчитали неэффективным и начали действовать. Они приступили к скупке акций. Почувствовав опасность недружественного поглощения, Юрий Савотин с партнерами все акции объединили в один контрольный пакет.
Затем была проведена операция, которая не только принесла объединению приличные деньги, но, как потом оказалось, и немалую головную боль.
Дабы привести в божеский вид обветшавшие здания «Физики», нужны были немалые деньги. Взять ссуду в банке объединение не могло: ее давали только под залог земли, на которой стояли корпуса, но по закону землю, связанную с оборонным производством, в залог сдавать запрещено.
Решили создать дочернее предприятие, а в качестве уставного капитала внести туда три здания «Физики». Одним из учредителей становилась фирма, готовая выделить средства на ремонт корпусов. Так родилось ЗАО «Физика-Риэлти». Разумный проект позволил вложить в ремонт 10 млн долларов, привлечь солидных арендаторов и увеличить арендную плату.
Объединение контрольного пакета акций в одних руках новых акционеров поставило в тупик. Легальных путей для подчинения себе «Физики» у них не осталось. Видимо, по этой причине вокруг НПО стали происходить события, далекие от тех, которые принято считать цивилизованными.
Так, сообщение из арбитражного суда Челябинской области повергло НПО в шок. Оказалось, что ЗАО одной из уральских фирм незаконно продало три корпуса «Физики». Тех самых, которые ОАО НПО «Физика» в качестве взноса внесло в уставной капитал дочернего предприятия.
Стали разбираться. Выяснилось, что подписывал договор купли-продажи от имени «Физики» некий Сергеев: он обладал доверенностью, выданной на объединении. Но НПО доверенность Сергееву не выдавало, и вообще такого человека здесь никогда не видели. И доверенность, и договор купли-продажи оказались подделкой. Несложно догадаться, с какой целью это было сделано: чтобы наложить арест на все три здания. 

Кастет как аргумент

Эта криминальная авантюра, за которой, как посчитали на «Физике», стояли новые акционеры, налагалась на события уж совсем омерзительные. В подъезде своего дома зверски был избит партнер «Физики» И. (Полностью фамилию не называю по просьбе потерпевшего.) Ему проломили голову и сломали руку. Человек чудом остался жив. Дело в том, что один из новых акционеров «Физики», уже упоминавшийся родственник Шерстобитова Василий Кузнецов, в обход закона приобрел недостроенное здание. Узнав об этой закулисной сделке, И. обратился в арбитражный суд. Поскольку обманутым оказалось и государство, Росимущество тоже обратилось в суд. Медленно, но верно истцы выигрывали процесс за процессом.
Спустя какое-то время неизвестные напали на другого партнера «Физики» – Алексея Канаева. В арсенале нападавших были все те же металлические трубы и кастет. К счастью, Канаеву удалось убежать от нападавших и укрыться на даче.
В 2005 году в Департамент по экономической безопасности МВД России поступило письмо от одного из акционеров ОАО НПО «Физика». Сергей Вилков требовал привлечь к уголовной ответственности генерального директора ОАО НПО «Физика» Юрия Савотина, председателя Совета директоров ОАО Игоря Гуляева и генерального директора вновь учрежденного дочернего предприятия «Физика-Риэлти» Алексея Пухина. Они-де незаконно совершили акт передачи трех зданий вновь созданному ЗАО.
Заявление изучили, аргументы, изложенные в нем, проверили и автору дали ответ. Во-первых, написали ему, вы обратились не по адресу, речь идет о гражданско-правовом споре и решаться он должен в арбитражном суде. Во-вторых, в действиях перечисленных лиц нет состава преступления, все сделано в рамках закона. При этом в ответе сослались на решения арбитражных судов, которые действия Юрия Савотина и его партнеров признали законными.
Но какие-то невидимые механизмы продолжали воздействовать на правоохранительную систему, подталкивая ее к возбуждению уголовного дела. И его в конце-концов возбудили. Юрий Савотин стал подследственным. Он якобы умышленно занизил стоимость зданий, которые внесли в качестве уставного капитала.
После долгого изучения ситуации следствие постановило: в действиях Юрия Савотина состава преступления не обнаружено. Не прошло и полгода, как руководство Следственного комитета МВД России отменяет это постановление и возобновляет следствие.
Со времени вынесения решений арбитражными судами и двумя следователями МВД в ситуации с тремя зданиями не изменилось ровным счетом ничего. Не появилось, как принято говорить юридическим языком, никаких вновь открывшихся обстоятельств.
Но что-то изменилось в климате вокруг действующих лиц, что-то странное произошло на том уровне, где оценивают действия нижестоящих следователей. Но что?

Петровка раскрывает карты

Вот такая диспозиция сложилась на тот период, когда майор из МУРа принимал в своем тесном и неуютном кабинете сына генерального директора ОАО НПО «Физика» Юрия Савотина – Константина.
Чтобы заручиться помощью Савотина-младшего, МУРу нужно было убедить бизнесмена в том, что его убийство действительно готовилось всерьез и по всем правилам киллерского ремесла. Поэтому Трушкин, видимо, с разрешения руководства раскрыл перед Константином многие карты. Они встречались не один раз. Во время одной из встреч майор ознакомил Савотина с видеозаписью, которая того очень удивила. Скрытно установленная в подъезде дома видеокамера зафиксировала, как человек копается в телефонном распределителе. Оперативник пояснил:
– Это Погорелов, бывший офицер ГРУ, специалист-электронщик. Устанавливает устройство для подслушивания телефонных разговоров председателя совета директоров ОАО НПО «Физика» Гуляева.
На этой записи Савотин увидел еще одного человека – тот страховал Погорелова и показался Константину знакомым.
– Вилков, – пояснил оперативник.
Вот это была новость! Тот самый акционер Вилков, который строчил заявления в МВД, требуя привлечь к уголовной ответственности отца Савотина и его партнеров!
– Так они подключались к телефонам всех, кто их интересовал, – сказал оперативник. – К вашим в том числе.
Трушкин ознакомил Савотина с распечаткой телефонных переговоров, которые вели между собой Шерстобитов, Погорелов и Вилков. Из них вырисовывалась жутковатая картина, виденная бизнесменом разве что только в кино. Оказывается, группа установила домашние адреса Савотина-старшего, Савотина-младшего и еще нескольких руководителей «Физики». Фиксировалось их передвижение, режим дня, интересы. Когда в арбитражном суде по делу о присвоении здания, которое находилось в федеральной собственности, должна была выступить адвокат Росимущества Светлана Ячевская, группа разрабатывала план, чтобы сорвать ее появление в суде. «Но убивать не нужно», – прозвучало в инструкции для Вилкова.
Майор Трушкин пояснил: на подготовку убийства указывали все признаки поведения бригады. В частности, уже подыскивались машины и подмосковные алкоголики, на которых можно было бы эти машины оформить.
Одним из основных аргументов для получения согласия бизнесмена на сотрудничество был такой: когда будут задержаны бандиты, само собой развалится и дело, возбужденное в отношении Юрия Савотина – станет очевидным, что дело заказное.
Константин Савотин согласился помочь оперативникам. Подыгрывание позволило бы успешно развивать события и довести их до логического конца – попытки убить бизнесмена. Именно на этом, последнем этапе оперативники намерены были взять преступников, что называется, с поличным. Разумеется, Савотин при этом не должен был пострадать.
Известно, что взять Шерстобитова и его партнеров с поличным не удалось – их арестовали раньше времени «Ч». Всех приговорили к различным срокам заключения. Шерстобитова – к 18 годам. Бандитов обвинили в организации взрыва в кафе, при котором пострадали люди, и в попытке убить главу компании «Русское золото» Александра Таранцева. Подготовка к убийству Савотина прошла лишь фоном этих двух эпизодов.

Бойцы спецмиссии?

После ареста Шерстобитова и других участников группировки, и особенно после вынесения им приговора, много писалось об этих людях, в том числе и на страницах «Совершенно секретно». Вырисовывалась любопытная картина. Шерстобитов не был бандитом в общепринятом смысле слова. Сын потомственного офицера, рос в военных городках и на полигонах, за задержание опасного преступника награжден орденом «За личное мужество». Интеллигент, образован, все понимает, как сказал о нем в одном из интервью майор Трушкин. Убивал только тех, кого приказывали, старался избегать лишней крови. Однажды, когда у машины, которую он должен был взорвать вместе с «объектом», оказались дети, Шерстобитов, рискуя разоблачить себя, бросился отгонять от опасного места.
Мне в моей журналистской практике уже приходилось сталкиваться с людьми, чья судьба очень похожа на судьбу Леши Солдата.
В начале 90-х годов прошлого века во Владивостоке действовала банда, которую возглавляли братья Ларионовы. Оба из прекрасной семьи, получили высшее образование. Один стал инженером, другой возглавил комитет комсомола «Рыбхолодфлота». В эту же банду входил бывший офицер ВДВ, сын офицера, блестящий командир. Был в банде и один из лучших прокуроров края. Другие члены банды – уволившиеся из ВДВ отличники боевой и политической подготовки. Аналитический центр банды возглавлял бывший начальник оперативно-аналитического центра разведки Тихоокеанского флота, полковник. Обучал членов банды приемам разведки и контрразведки действующий начальник агентурного управления разведки Тихоокеанского флота, тоже полковник. Банду они называли Системой.
В конце 90-х в Смоленске Генеральная прокуратура расследовала дело банды, руководимой Алексеем Конаревым. Алексей – сын полковника советской армии в отставке.
Именно тогда впервые появились сообщения, что это не банда, а некие идейные борцы с организованной преступностью, их организацию в СМИ окрестили «Белой стрелой». Расследованию всячески препятствовало тогдашнее руководство МВД. В итоге дело развалили. А полтора года назад автомобиль с Конаревым взорвали. При нем обнаружили удостоверение майора ГРУ. Полагали, что оно фальшивое, но из ГРУ пришел официальный ответ: это удостоверение действующего офицера Управления.
СМИ сообщили о таком эпизоде в биографии Шерстобитова. Вместе с Погореловым, бывшим офицером ГРУ, и Вилковым, бывшим военнослужащим внутренних войск, и еще одним бывшим офицером ГРУ выполнял деликатное поручение в Греции. На вилле небезызвестного киллера Александра Салоника они устанавливали подслушивающие устройства.
Этот эпизод, на мой взгляд, имеет важное значение для понимания того, с кем мы имеем дело. Уже тогда ходили упорные слухи о связи Салоника со спецслужбами. Во всяком случае, подозрения в этом и по сей день никто не развеял. Один побег из «Матросской тишины» чего стоит! Кроме того, выяснилось, что уже после побега Салоник смело захаживал в Госдуму с удостоверением сотрудника прокуратуры. Вполне возможно, что он наведывался к одному из лидеров скандальной партии, по чьему заказу в свое время прямо у Белого дома застрелил бизнесмена Лукашева. Об этом стало известно из откровений самого Салоника, которые он позволял себе в своей напичканной прослушивающей аппаратурой вилле в Греции. Эта запись, как и многие другие, оказалась в архиве Шерстобитова. Сегодня этот архив в милиции.
Обращает на себя внимание и тот факт, что слишком много людей в окружении Шерстобитова – бывшие офицеры ГРУ, ФСБ, МВД. Поэтому, сравнивая его биографию с биографиями других «бандитов», его окружение с окружением его «коллег» в других «бандах», я прихожу к выводу: Леша Солдат мог в определенном смысле состоять на государевой службе, будучи одним из бойцов так называемых оперативно-боевых групп, в чью задачу входило уничтожение криминальных авторитетов и бизнесменов, тесно с ними связанных.
В свое время в моем распоряжении оказалась секретная инструкция, в которой подробно было расписано, как такие отряды создавать, под каким прикрытием они должны маскироваться и в каких случаях имеют право на физическое устранение. Работать в этих подразделениях должны, как говорится в инструкции, бывшие офицеры ГРУ, ФСБ, МВД и СВР. Выдержки из этой инструкции я опубликовал в «Московских новостях». (№37, №39, 2002 г.) и в «Новой газете» (№1, 2007 г.).
Я настаивал на том, что в целях безопасности общества власти обязаны ответить: существует ли секретное постановление правительства о нетрадиционных методах борьбы с организованной преступностью и инструкция, написанная в развитие этого постановления? В ответ – до сих пор молчание.
А результат налицо: пытаясь бороться с преступностью заведомо порочными методами, государственные структуры не только не победили преступность, но и подняли ее на более высокий и организованный уровень. «Системы» в условиях рыночной экономики и повального разложения властных институтов давно перестали служить отечеству. Сегодня их используют для устранения политических противников и конкурентов.
История с ОАО НПО «Физика» – тому подтверждение.

Заказчик известен, но недоступен

Рассказывая мне о своих взаимоотношениях с Петровкой, Константин Савотин поведал еще один эпизод, значение которого в нашей истории трудно переоценить. Как он утверждает, его ознакомили с распечаткой записанного телефонного разговора двух акционеров «Физики». По понятным причинам, я не могу назвать их имена на страницах газеты. Скажу лишь, что один из них – лицо весьма влиятельное. Среди его друзей – губернаторы, крупные бизнесмены и политики. Во время беседы, как рассказывает Константин, он потребовал от своего партнера объяснений: почему Юрий Савотин еще не в тюрьме? Все не так просто, отвечал партнер. Дело в том, что Юрий Савотин – депутат муниципального образования. Влиятельный собеседник негодовал. Я дал тебе, говорил он, 140 тысяч долларов, чтобы его посадили. Где же результат?
Записанный разговор – то недостающее звено, которое объясняет, почему в отношении Юрия Савотина не прекращают уголовное преследование. Кроме того, этот диалог – возможный мостик между Шерстобитовым и его заказчиком.
Ход моих мыслей прервал Савотин-младший.
– Как потерпевший, я ознакомился с материалами уголовного дела по банде, – сказал он, – но эту распечатку не обнаружил.
– А что по этому поводу вам сказал майор Трушкин? – поинтересовался я.
– Смысл сказанного им сводился к тому, что притягивать в дело лицо, которое может подозреваться как заказчик убийства, нецелесообразно.
Насколько мне известно, майор Трушкин за участие в разоблачении Шерстобитова и его партнеров получил повышение – ему присвоили звание подполковника. Честь и слава ему! Но покоя не дает вопрос: почему он и его начальники не попытались разоблачить всю преступную цепочку? Не потому ли, что заказчиками у таких спецов, как Шерстобитов, выступают лица столь влиятельные, что они Петровке не по зубам? Ведь и тот важный депутат Госдумы, по чьему заказу у Белого дома был убит бизнесмен, по-прежнему с экрана телевизора рассуждает о том, как лучше победить в стране организованную преступность.            
Игорь Корольков

поделиться: