ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ПОЛКОВНИКА НИКТО НЕ СЛЫШИТ

Опубликовано: 28 Июня 2008 08:00
0
8471
"Совершенно секретно", No.6/229

В статье «Убрать конкурента» (2008, №2) газета «Совершенно секретно» на примере ЧОП «Агентство Ермак» рассказала, как всесильное МВД жестко «зачищает» рынок охранных услуг. Однако дальнейший ход событий показал, что на самом деле это было лишь началом травли теперь уже бывшего полковника милиции Станислава Сомова

PHOTOXPRESS
Станислав Сомов, окончивший с отличием Саратовское высшее командное училище МВД СССР, через три года после выпуска получил травму на службе и был вынужден поменять работу, применив свои знания в деле организации и управления частных охранных предприятий «Тандем» и «Агентство Ермак».
В сентябре 2000 года успешного специалиста пригласили на государственную службу в правительство Московской области. В Управлении по долговым обязательствам Сомов в течение двух лет следил за тем, чтобы бизнесмены региона не забывали вовремя платить налоги. Надо полагать, он делал свое дело весьма усердно, если его повысили в должности, назначив заведующим отделом акцизных доходов в Министерстве по доходам подмосковного правительства.
В то время налоговая дисциплина в области, да и во всей России только-только начинала обретать цивилизованную форму. После долгих лет налоговой неразберихи бизнесменов трудно было заставить платить налоги так, как того требует закон. В декабре 2000 года губернатор Московской области Борис Громов потребовал от министра по доходам Коровкина навести порядок в налоговой сфере и взыскать с предприятий-должников в областной бюджет более 1,5 млрд. рублей. В «черный список», составленный Сомовым, помимо прочих попали самые крупные штрафники – две водочные компании из Ногинска, имевшие к тому времени просроченных налогов на 600 и 200 млн. рублей соответственно. Обе компании контролировал известный бизнесмен, ставший впоследствии депутатом Госдумы. Он активно помогал будущему губернатору в ходе его предвыборной кампании. Так или иначе, обе фирмы почему-то были исключены из списка должников, которым предстояло держать ответ на межведомственной комиссии подмосковного правительства. Любопытно, что общую сумму недоимок решено было сократить на 1 млрд. рублей. Так из списка Сомова выпали два водочных предприятия.
Вряд ли об этом казусе теперь кто-то вспомнит во властных структурах области. Но сам хозяин заводов, похоже, затаил обиду на слишком смелого чиновника из Министерства по дохододам. Возможно, с его подачи руководство налоговой полиции весной 2001 года провело ряд оперативных мероприятий в отношении Сомова. Было возбуждено дело против компании слабоалкогольных напитков в Видном, к которой якобы имел отношение опальный специалист, и проведены незаконные обыски в доме его жены. Потуги налоговых полицейских оказались напрасными: никакого компромата обнаружено не было, а прокуратура Москвы отказала в возбуждении уголовного дела в отношении Сомова «за отсутствием событий преступления».
В его собственном ведомстве активность главного специалиста оценили как серьезный успех в борьбе с нарушителями налоговой дисциплины. В это же время ему было присвоено воинское звание полковника в запасе, с учетом его опыта работы на госслужбе и того, что в апреле-июле 1999 года он прошел обучение на академических курсах в Общевойсковой академии ВС РФ. Ободренный этим событием, Сомов продолжал раскручивать схемы ухода от уплаты акцизов на алкоголь. Проанализировав полученные данные, он пришел к выводу, что организаторами этих схем были нечистые на руку бизнесмены, которым покровительствуют высокие чины в правоохранительных органах. Новоиспеченный полковник стал копать так глубоко, что напугал людей с большими звездами на погонах и собственное начальство. Неприятности на работе начались у него сразу после представленной министру пояснительной записки с описанием схем неуплаты налогов и указанием конкретных виновников и милицейских чинов, их опекающих.
Не получив поддержки в родном ведомстве, Сомов доложил о результатах расследования начальнику ГУВД по Московской области Николаю Головкину. При этом он указал, что, по его оценкам, водочники Подмосковья ежемесячно платят милицейским и налоговым начальникам мзду в размере 1 млн. долларов. Глава областного ГУВД посчитал информацию значимой и заслуживающей дальнейшей разработки. Поэтому он предложил Сомову перейти на службу во 2-й отдел, а затем заместителем начальника 3-го отдела Управления собственной безопасности ГУВД Подмосковья. В апреле 2002 года Сомов заключил контракт о прохождении службы, а в августе того же года приказом министра внутренних дел ему было присвоено специальное звание полковник милиции. Тогда Сомов, наверное, и предположить не мог, что служебный рост станет поводом для самых больших неприятностей в его жизни.
Вдохновленный поддержкой начальника ГУВД, он вместе с подчиненными продолжал ловить бывших коллег, прикрывавших водочный бизнес. По итогам расследования было возбуждено 12 уголовных дел, три из них – в отношении сотрудников ОВД. На основании материалов, собранных группой Сомова, руководство областного ГУВД в январе 2003 года провело реорганизацию оперативно-розыскной части УБЭП, сократив ее штатную численность со 150 до 37 человек. Успехи Сомова не остались незамеченными и в администрации Московской области. Губернатор Громов отметил полковника в благодарственном письме министру внутренних дел России.

Мишень на спине

Полковник Сомов достаточно быстро понял, что в милицейской среде не прощают нарушителей невесть кем установленных правил. Как только цепочка коррупционных связей вывела полковника на самый верх руководства МВД России, начался активный процесс его дискредитации, в котором участвовали самые высокие милицейские чины. Прежде всего решено было лишить его милицейских погон. Для этого была выдвинута версия, будто Сомов незаконно прошел обучение в Общевойсковой академии ВС РФ и получил воинское звание полковника. Однако проверка, проведенная прокуратурой ЦАО Москвы, показала, что предъявленные обвинения не соответствуют действительности.
Тем не менее, в МВД в отношении Сомова было заведено дело так называемого оперативного учета. Каждый его шаг отслеживался и доносился по инстанции, отчего служба стала настоящим наказанием для строптивого полковника, а постоянная нервотрепка серьезно подорвала его здоровье. Сомову все чаще приходилось обращаться к помощи госпитальных врачей. Именно это обстоятельство противники попытались квалифицировать как прогул. С такой формулировкой в январе 2004 года его уволили из органов, а заодно добились-таки практически невозможной отмены приказов министра обороны о присвоении сразу трех званий от майора до полковника. По той причине, что они-де присваивались без прохождения военных сборов. Дело в том, что с 1991-го по 2000 год из-за отсутствия денег на проведение сборов Минобороны присваивало очередные воинские звания по опыту работы. Таким образом новые погоны в запасе получили более 10 тысяч человек. А званий лишились только Сомов и еще два офицера запаса, один из которых к тому времени уже умер. Кстати, в 2006 году порядок присвоения званий узаконили так, что теперь все запасники получают звезды опять же без прохождения сборов.

«Я сказал – будет сидеть!»

Смирись Сомов с положением дел в милицейской среде, вся история тогда и закончилась бы. Однако он решил бороться за свое честное имя и начал судиться с всесильным силовым ведомством. В апреле 2004 года Пресненский суд Москвы восстановил его на службе в прежней должности. Руководство областной милиции в течение года волынило исполнение судебного решения, пытаясь его отменить. В ноябре 2006 года Мосгорсуд подтвердил законность решения Пресненского суда, после чего судебные приставы заставили подмосковное ГУВД восстановить Сомова на прежнем месте работы. А в сентябре суд признал незаконным лишение его воинских и милицейских званий. Сомов снова получил погоны. После долгих проволочек восстановленный судом офицер в июне 2006 года вышел на службу.
В ГУВД с поражением не смирились и решили не мытьем так катаньем дожать упорствующего офицера. Используя практически неограниченный служебный ресурс, МВД в конце концов удалось инициировать надзорную жалобу в президиум Мосгорсуда о пересмотре судебных решений. Операция по спасению чести мундира, к радости милицейских начальников, завершилась успешно: президиум Мосгорсуда под председательством Ольги Егоровой поставил жирную точку в судьбе Сомова, в очередной раз лишив его воинских и милицейских званий. Сомов и его адвокаты считают, что президиум проигнорировал закон «О воинской обязанности и военной службе», статья 48 которого гласит: «Военнослужащий, а также гражданин, пребывающий в запасе или находящийся в отставке, могут быть лишены воинского звания только по приговору суда за умышленно совершенное преступление».
И чтобы Сомов не надумал снова судиться, используя эту норму, бывшие коллеги быстро организовали против него уголовное дело, попутно обвинив его в незаконном будто бы получении российского гражданства. (Притом, что в течение трех лет бывший полковник имел самую высокую степень доступа к секретным документам и проверялся на этот счет в ФСБ.) Видимо, нужный повод искали так тщательно, что нашли его среди дел десятилетней давности. В феврале 2008 года Сомова арестовали на основании показаний некой гражданки Антиповой, которая в 1998 году носила фамилию Марченко и которой тогда будто бы угрожал расправой Сомов, представляясь офицером милиции. Заявительница, работающая в Твери генеральным директором компании «Старицкий кирпич», теперь утверждает, что в далеком 1998 году со склада возглавляемой ею фирмы «Тверь-Хасково БТ» некие люди с милицейскими корочками вывезли конфискованные таможней болгарские сигареты «Родопи», предназначенные к переработке. Как утверждает следствие, группа преступников, угрожая госпоже Антиповой-Марченко, вывезла конфискат в Москву с целью незаконной продажи. Спустя многие годы неожиданно всплывает имя Сомова, как организатора преступного сообщества. При этом в деле нет ни протоколов задержания, ни допроса мнимого фигуранта дела. Есть лишь свидетельства потерпевшей, на допросе не способной вспомнить даже имя таможенного эксперта, с которым она работала целых пять лет, а также многих других обстоятельств дела. Зато она точно помнит именно Сомова, которого готова опознать спустя десять лет и который тогда никакого отношения к милиции не имел. При этом директор кирпичного завода наотрез отказывается от очной ставки с обвиняемым по табачному делу. Мотив более чем странный: «Боюсь Сомова» – и все тут. Можно только гадать, что заставило Антипову вспомнить Сомова, который к тому времени уже три дня сидел за решеткой. Но факт остается фактом: Сомов сейчас в неволе и не может лично обратиться в суд, прокуратуру или еще куда-либо выше, чем милицейские органы. Впрочем, надо отдать должное его упорству и смелости. Хронически больной, перенесший на днях сложную операцию, он и за решеткой продолжает бороться, обращаясь через адвоката к Генеральному прокурору и президенту России с просьбой о независимом расследовании обстоятельств дела, в действительности не имеющего отношения к его скромной персоне: просто он посмел обвинить в коррупции очень высоких милицейских начальников.
Если бы он был оборотнем в погонах, как утверждают его недруги, то наверняка вышел бы сухим из воды, да еще и с пользой для себя, а не бился бы в одиночку против системы, предполагающей круговую поруку.


Андрей Субботин

поделиться: