ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Глубокая переработка денег

Опубликовано: 1 Июля 2006 08:00
0
2345
"Совершенно секретно", No.7/206

 
Иосиф ГАЛЬПЕРИН
Марина КОРШИКОВА

Александр Лапида обещал глубоко переработать буйский лес. Но заболел и не переработал

Недавно глава государства гневался, что мы гоним за границу лес-кругляк, вместо того чтобы торговать обработанной древесиной, а еще лучше – готовой продукцией. А вскоре на Петербургском экономическом форуме он признал, что иностранным инвестициям в Россию мешает коррупция. Два этих высказывания неожиданно связались вместе в городе Буй Костромской области.

В этом городке была мебельная фабрика, кормившая большую часть буевлян. Она обанкротилась. На этом фоне спасительным для Буя показалось предложение группы московских бизнесменов. Они решили привлечь иностранные инвестиции для создания глубокой переработки древесины. В сентябре 2003 года зарегистрировали ООО «Мебель Буя», призванное заниматься непосредственно производством.

Столичные бизнесмены Валентин Богалий и Александр Лапида обратились со своим бизнес-планом в управляющую компанию одного солидного фонда иностранных инвестиций, который уже 12 лет работает на российском рынке. План создания предприятия глубокой переработки древесины был одобрен в начале 2004 года, фонд выделил под него около 10 миллионов долларов. Взамен получил векселя, выпущенные ЗАО «Атомэнергокомплект», от имени которого и действовали Богалий и Лапида. Это ЗАО показало кредитору, что владеет 22 объектами недвижимости в Костромской области, которые потом оказались в собственности ООО «Агат». С «Агатом» «Мебель Буя» и заключила договор аренды всех этих производственных площадей.

Начинаем историю глубокой переработки иностранных инвестиций. В мае 2004 года была закуплена первая партия древесины, вокруг «Мебели Буя» образовались предприятия, призванные снабжать ее сырьем. В результате до трети трудоспособного населения городка так или иначе оказалось связанным с судьбой проекта. А непосредственно на фабрике получили работу 450 человек, что для небольшого Буя весьма важно. Начались закупки оборудования, строительство под них новых производственных объектов. Люди получали значительную для Буя зарплату. Только вот продукции готовой в нужном объеме все не было. Да и себестоимость оказывалась выше продажной цены.

Генеральным директором «Мебели Буя» стал Александр Лапида, основным добытчиком денег – Валентин Богалий. Лапида, уроженец Литвы, получил российский паспорт, привлек к проекту своих земляков, знакомых с современной деревообработкой. Но летом 2005 года они стали почему-то увольняться и уезжать – главный технолог, начальник производства…

«Цербер» не дремлет

 

Решающие события наступили в августе 2005 года. Кредиторы потребовали оплаты первых векселей на 100 миллионов рублей. Но Богалий и Лапида не могли обеспечить выполнения обязательств ни средствами «Атомэнергокомплекта», ни за счет других своих предприятий. Хотя г-н Лапида за полтора года работы в Костромской области стал признанным благотворителем и получил звание «Меценат года». Начались поиски выхода, была встреча с губернатором.

В эти же напряженные августовские дни ЗАО «Златкомбанк», среди акционеров которого были Лапида и Богалий, выдал «Мебели Буя» 21 миллион рублей кредитов. Они для фабрики оказались «техническими» – деньги прошли мимо ее кассы. К тому же г-н Лапида в те же дни заболел и уехал на лечение, его несколько месяцев не видели на предприятии.

Богалий, понимая, что кредитор может стать эффективным собственником, предложил фонду путь погашения задолженности. 14 декабря представители фонда подписали соглашение с Богалием и Лапидой, по которому часть вексельной задолженности на сумму 500 миллионов рублей была реструктурирована. В обмен на векселя «Атомэнергокомплекта» фонд должен был получить больше половины акций всех организаций, участвующих в лесоперерабатывающем проекте.

Фонд образовал ООО «Объединенные ресурсы» – для оперативного управления этой группой предприятий в Костромской области. И к тому же вложил еще 32 миллиона рублей на погашение задолженностей перед бюджетом и работниками, на закупку сырья и материалов. Для контроля за их использованием финансовым директором – заместителем Лапиды поставили Сергея Кузнецова.

Выяснилось, что оборудование для этой самой глубокой переработки леса покупалось бывшее в употреблении, некомплектно, без документации. Как рассказывает Сергей Килюшев, работавший главным инженером, за некоторые станки было переплачено по 130 тысяч евро на штуку. К тому же в реальности, вместо прокламируемых «vip-изделий» из карельской березы, «Мебель Буя» производила и продавала с успехом лишь доски. Сложнейшее оборудование никак не отрабатывало свою завышенную стоимость.

К этому времени Александр Лапида, проработавший в должности пару зимних месяцев, опять заболел и оставил Кузнецова исполняющим свои обязанности. А 14 марта общее собрание участников ООО «Мебель Буя» назначило его генеральным директором.

И наступил второй, после августа, момент истины. Исчез пакет документов, подготовленный для перерегистрации в налоговой инспекции. Согласно этим документам, Кузнецов должен был быть зарегистрирован директором. Передать пакет по адресу поручили Сергею Сердюкову, отвечавшему за экономическую безопасность. А в ночь на 21 марта 2006 года на фабрике появился во главе отряда ЧОП «Цербер» Сердюков и некто Игорь Большим, утверждавший, что действует он от лица «Златкомбанка» и является единственным хозяином и генеральным директором «Агата».

Тропой Сусанина

 

Итак, в игру вступили новые силы. А непосредственно за дело взялся Игорь Большим, член некоммерческого партнерства арбитражных управляющих «Авангард».

Кузнецов, кандидат экономических наук и подполковник ФСБ в отставке, опешил: по документам Большим контролировал только четверть доли в уставном капитале «Агата». «Подчиненный» Кузнецова Сердюков, открыто действуя на стороне захватчика, неожиданно предъявил доверенность Лапиды на управление «Мебелью Буя», выданную в январе этого года. А у самого Кузнецова на руках была такая же доверенность, полученная им в феврале.

Началось противостояние ЧОПов: «Цербер» преградил доступ на фабрику от имени «Агата». Кузнецов выставил приехавший из Костромы ЧОП «Медведь». И хотя руки (или лапы?) у всех чесались, все обошлось без силовых действий. А на фабрике были документы, запасы древесины, техника, оборудование и другое имущество «Мебели Буя».

На заявления Кузнецова и учредителей в милицию и прокуратуру Сердюков и Большим отвечали своими, агрессивными действиями. Рабочих «Мебели Буя» в срочном порядке перевели в другое предприятие – ООО «Успех», видимо, предназначенное подхватить выбитое из рук «Мебели» производство глубоко обработанной древесины. Началась распродажа леса, который хранился на складах и который «Агат» посчитал своим, увольнение бухгалтерии…

Против Кузнецова в скором времени возбудили два уголовных дела. Первое – по факту использования поддельной доверенности от общества, которая, как неожиданно оказалось для Кузнецова, была подписана совсем не Лапидой. Но Кузнецов, действуя в течение месяца по этой доверенности, погасил долги по заработной плате, проплатил налоги, заготовил лес. А вот после того как он в результате захвата предприятия потерял доступ к документам и фактически не мог руководить, рабочие волею Большима стали оформляться на ООО «Успех». В результате Кузнецов оказался не в состоянии выплатить заработную плату. Воспользовавшись этим обстоятельством, Игорь Большим инициировал возбуждение уголовного дела против Кузнецова по факту невыплаты заработка.

А сами Богалий и Лапида, заварившие всю эту кашу, исчезли. По телефону фирмы Богалия нам ответил голос, похожий на голос Светланы Шипиловой – одного из первых учредителей «Мебели Буя». Но женщина не назвалась и сказала, что передаст нашу просьбу о комментарии Валентину Ивановичу. А Лапиду даже фонд, попавший из-за него в переплет, не хочет беспокоить: мол, человек серьезно болен.

Милиция Костромской области считает происходящее хозяйственным спором. Хотя в заявлении гендиректора ООО «Агат» Светланы Сивухиной говорится, что никакого собрания «Агата», избравшего новым руководителем Большима, не было, а ее заявление в налоговую о смене реквизитов подделано. Более того, ее данные в этом заявлении приводятся по паспорту, утерянному еще в декабре 2005 года. Кстати, по этому факту ОВД Южного Тушина заведено уголовное дело.

За те дни в марте-апреле, когда в правоохранительные органы Буя и Костромы поступили первые заявления о подложных документах, а Большим и Сердюков никак не могли представить доказательства законности своих действий, правоохранители имели все основания завести уголовное дело – и не прекращать его. Потому что для уголовного преследования, вне зависимости от регистрации того или иного собственника, обвинения в подлоге и мошенничестве являются достаточным основанием.

То, как буйские правоохранители, включая судебных приставов, исполняют свои профессиональные обязанности, наводит на размышления о теме, затронутой в Петербурге президентом. Тем более что Сердюков, сам бывший сотрудник МВД, наладил с ними живой неформальный контакт…

Прокурор Буя Юрий Вячин отменил постановление начальника УВД города Евгения Флерова об отказе в возбуждении дела по заявлениям «Мебели Буя». Материалы переданы на новое расследование.

Сейчас же стороны, спорящие в арбитраже, стараются запретить друг другу пользоваться активами. На фабрику время от времени привозят новых потенциальных инвесторов – немцев, финнов…

Деревообработка в городке, стоящем напротив деревни Сусанино, не скоро достигнет мирового уровня. Зато иностранные инвестиции, застрявшие, как интервенты, в болоте воровства и коррупции, могут снова появиться в Буе. Если их проводниками не будут те, кто заинтересован утопить хорошую идею в криминальной неразберихе.

Буй–Кострома


поделиться: