ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Игры патриотов

Опубликовано: 1 Июля 2006 08:00
0
1246
"Совершенно секретно", No.7/206

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Демонстрации сторонников реформы иммиграционного законодательства собирают сотни тысяч человек в десятках американских городов
AP

Персонаж Достоевского, капитан Лебядкин, утверждал, что прочел в газетах «биографию об одном американце», который будто бы завещал «все свое огромное состояние на фабрики и на положительные науки, свой скелет студентам, в тамошнюю академию, а свою кожу на барабан, с тем чтобы денно и нощно выбивать на нем американский национальный гимн». Посмертная жертва кожи на барабан наверняка имела бы успех у нынешних американских национал-патриотов. Они недавно так возмущались тем, что латиноамериканцы смеют петь гимн США по-испански, что, казалось, готовы позволить содрать с себя кожу заживо, как какие-нибудь христианские великомученики, лишь бы не допустить поругания святыни басурманами.

Страсти вокруг гимна

 

О том, что испанская речь зазвучала в Западном полушарии столетием раньше английской, напоминать как-то неудобно. Напомним лучше, что испаноязычная версия «Звездно-полосатого» появилась в 1919 году, за 12 лет до того, как Конгресс объявил это музыкальное произведение национальным гимном (поэтому совершенно непонятно, о каком таком гимне говорит Лебядкин; видно, Достоевскому и в голову не приходило, что государство может существовать и без оного). Текст песни, написанной поэтом-любителем Фрэнсисом Скоттом Ки под впечатлением обстрела Балтимора английскими кораблями в 1814 году, носил название «Оборона форта Мак-Генри» и сочинялся под размер мелодии английского композитора, то есть подданного враждебного государства. Существует по меньшей мере две русские версии гимна, одна из которых принадлежит перу Павла Палажченко, персонального переводчика Михаила Горбачева:

Озарил ли рассвет многозвездный наш стяг,
В предзакатных лучах гордо реявший вчера?
Осененные им, презирали мы страх,
Защищая его, возглашали мы «ура».

Среди вспышек ракет и разрывов гранат,
Где реет наш флаг, там не сломлен солдат.
Струится ль, как прежде,
наш флаг звездный, боевой
Над свободной землей, над героев страной?

В общем, «дымилась, падая, ракета, и вместе с ней горел закат». Почему нельзя петь американский гимн на других языках, понять невозможно. Величайшее достояние Америки – ее этническое разнообразие. Америка по определению интернациональна, ибо видит свою всемирно-историческую миссию в защите несправедливо обездоленных и угнетенных. Трудно найти в мире народ, у которого не было бы в США зоны компактного проживания. Этническая община – это всегда единица гражданского общества со своими организациями, культурными центрами, храмами, прессой. Состав кабинета Джорджа Буша – яркая иллюстрация многонациональности; в нем есть японец Норман Майнита, ребенком интернированный вместе с семьей во время Второй мировой войны как представитель «пятой колонны»; китаянка Элен Чао, кубинец Карлос Гутьеррес (оба – натурализованные граждане США, то есть иммигранты в первом поколении), внук выходца из России и бывший гражданин Израиля могущественный министр внутренней безопасности Майкл Чертофф. В Америке даже выдающиеся государственные деятели вроде Генри Киссинджера говорят с тяжелым акцентом, а бизнес уже давно двуязычен.

Однако же нашлась в Конгрессе группа сенаторов-республиканцев во главе с лидером фракции Биллом Фристом, которые, едва президент высказался неодобрительно о Nuestra Himna, побежали, треща фалдами, вносить проект резолюции о защите бесценного достояния англоязычного патриота. Дошло до того, что умная первая леди, разбирающаяся в вопросах языкознания несколько лучше своего супруга, вежливо поправила его.

Кто его знает, может, Маяковский и впрямь был убежден в том, что «негр преклонных годов» должен выучить русский «только за то, что им разговаривал Ленин». Советский агитпроп действовал ровно наоборот: труды Ильича переведены на все мыслимые языки (может, даже на древнеегипетские иероглифы и шумерскую клинопись), но к всемирной индоктринации населения идеями ленинизма этот факт пока не привел и уже вряд ли приведет, хотя, например, в США книги Маркса и Ленина на английском можно купить в любом большом книжном магазине. Стремление овладеть бессмертными идеями единственно верного учения тем более не привело к всемирной русификации. Точно такая же участь ждет и проект «странной» резолюции.

Еще глупее возмущение этих самозваных герольдмейстеров фактом шествий по американским городам под мексиканским флагом. Американские державники, как видно, забыли, когда последний раз читали Конституцию. Она отнюдь не запрещает шествий хоть под черепом с костями или под свастикой. И ходят.

На самом деле эта ярость вызвана страхом, обуявшим записных патриотов. Дело не в том, какие флаги несут или что поют демонстранты, а в том, кто они такие. Это люди, которых прежде было не видно и не слышно, они избегали любых контактов с властями и жили в стране на птичьих правах. Но настал момент, когда им пришлось осмелеть и выйти на улицы. Потому что именно сейчас Конгресс решает их участь. Промолчи они – и всех их со стариками и малыми детьми запишут в уголовные преступники. Люди эти – нелегальные иммигранты, попадающие в США главным образом через южную границу, из Мексики. Да, они нарушили закон. Но и рабство когда-то было в США законом.

По праву почвы

 

Недавний марш нелегалов по американским городам и весям собрал около полутора миллионов человек. Такого Первомая в Америке не помнят. И это только начало. Потому что на улицы вышла лишь десятая часть «бездокументных иностранцев». Апостолы «окончательного решения» проблемы нелегальной иммиграции привыкли, что нелегалы сидят тише воды ниже травы. Но это время, судя по всему, кончилось. Массовые выступления за справедливую реформу приобретают масштаб и размах движения за гражданские права середины прошлого века.

Америке на протяжении всей ее истории была нужна рабочая сила, причем в огромных масштабах. Но сказать, как любят говорить сейчас, что она была «гостеприимна» к иммигрантам, – значит сильно погрешить против истины. Есть такой рассказ безымянного итальянского иммигранта начала прошлого века: «Мне говорили, что в Америке улицы вымощены чистым золотом. Когда я приехал сюда, то увидел, что, во-первых, улицы не вымощены золотом, во-вторых – что они вообще не вымощены и в-третьих – что вымостить их должен я». Этот грустный монолог вспоминается всякий раз, когда речь заходит о нелегальных иммигрантах, будто бы тяжкой обузой висящих на шее полноправных американцев.

Нынешние акции протеста напоминают события вековой давности. Экономика США не в состоянии обойтись без труда неквалифицированных рабочих-иностранцев. Нелегалы заняты на самых грязных, непрестижных и малооплачиваемых производствах – в пищевой и строительной промышленности, аграрном секторе, ресторанном и гостиничном бизнесе. Сегодня, по официальной оценке, их в США 11–12 миллионов, по неофициальной – все 20. Поступить с ними по закону, то есть выдворить из страны, невозможно – к таким материальным и моральным издержкам не готовы ни правительство, ни Конгресс, ни граждане. В декабре прошлого года нижняя палата приняла проект закона, предусматривающего уголовное наказание не только работника-нелегала, но и его работодателя, и даже филантропа, оказывающего нелегалу гуманитарную помощь. В Сенате у этого драконовского проекта шансов нет. Выход один – легализовать нелегалов, дать им шанс на получение американского гражданства.

Министр транспорта в правительстве Буша – японец Норман Майнита
AP

Но такому решению вопроса сопротивляется все нутро профессионального патриота – вопреки здравому смыслу и простой человеческой совести. Патриоты вопят, что дети нелегалов наводнили американские публичные школы, не имея никакого права учиться в Америке. Они забывают, что родители этих детей создают материальные ценности – те же здания, которые будут исправно приносить доход внукам и правнукам нынешних владельцев. Эти доморощенные карацупы бегают вдоль мексиканской границы со своими ружьями и пуделями и требуют отгородиться от Мексики сплошной стеной. Да кто ее строить-то будет, эту стену? Ведь нелегалов наймете. Чем они провинились перед Америкой – тем, что позже вас сюда приехали?

В любой стране всегда были и будут люди, которые не любят и боятся пришельцев из внешнего мира. Страх этот не имеет ничего общего с убеждениями, личным опытом или идеологией — это психическое заболевание, ксенофобия. Оно сродни агорафобии — боязни открытых пространств. Но есть политики, эксплуатирующие страх перед чужаками. А страх этот тем сильнее, чем меньше вокруг чужеземцев. Недаром ведь иностранец и инопланетянин называются в Америке одинаково – alien.

Сторонники притеснения иммигрантов носятся в последнее время с новой идеей — лишить детей, родившихся в США, права на американское гражданство, которое, в свою очередь, легализует пребывание в стране их родителей. Застрельщиком идеи выступает член Палаты представителей от Джорджии республиканец Натан Дил. Штат Джорджия отнюдь не страдает от засилья натурализованных граждан. Согласно официальной статистике, Джорджия занимает по этому показателю 17-е место, в 2000–2003 годах доля натурализовавшихся в ней иностранцев составила 1,8 процента от общего числа по стране. Но в предшествующее десятилетие она была еще меньше — 1,3 процента, а 20 лет назад — и вовсе 0,8. Видимо, эта тревожная тенденция и обеспокоила конгрессмена Дила. Вместе с 70 единомышленниками он попытался внести поправку в законопроект об иммиграции. Но руководители палаты даже не поставили на голосование заведомо провальное предложение. Тем не менее оно обязательно всплывет в течение следующих сессий Конгресса.

В основном тексте Конституции США, включая Билль о правах, определение гражданства отсутствует, хотя сам термин «гражданин» имеется.

После Гражданской войны была принята Тринадцатая поправка, отменившая рабство и подневольное услужение, и Четырнадцатая, в которой как раз и содержится определение гражданства: «Все лица, родившиеся или натурализованные в Соединенных Штатах и подчиненные юрисдикции оных, являются гражданами Соединенных Штатов и штата, в котором они проживают». Так в Конституции было закреплено jus soli, «право почвы» — принцип, впервые кодифицированный в 1608 году в Англии. В настоящее время он действует, помимо Британских островов и США, почти во всех странах Западного полушария; в Европе, напротив, почти повсюду господствует принцип римского права jus sanguinis — «право крови», при котором гражданство ребенка определяется гражданством одного или обоих родителей. На самом деле страны, применяющие «право почвы», применяют и «право крови»: младенец, родившийся у родителя-американца за пределами США, получает американское гражданство.

Сторонники отмены jus soli обычно утверждают, что авторы Четырнадцатой поправки имели в виду исключительно негров. Однако Верховный суд в 1898 году разъяснил в своем решении по делу «Соединенные Штаты против Вон Ким Арка», что это не так. Вон Ким Арк родился в Сан-Франциско от родителей-китайцев; после визита в Китай ему было отказано во въезде в США на основании закона 1882 года, который установил десятилетний мораторий на китайскую иммиграцию и запретил натурализацию этнических китайцев. Вон Ким Арк обратился в суд, апеллируя к Четырнадцатой поправке, и в конце концов выиграл дело. Суд постановил, что лицо, родившееся в США, получает гражданство независимо от этнического происхождения, и сформулировал несколько исключений: дети дипломатов; дети граждан враждебных государств, временно оккупирующих часть американской территории; индейцы, принесшие присягу своему племени (последним в 1925 году Конгресс предоставил право гражданства).

Вместе с тем жители территорий гражданства США не имели: уроженцы Гавайских островов были лишены этого права до 1900 года, Пуэрто-Рико — до 1917-го, Виргинских островов — до 1927-го. Филиппинцы оставались негражданами в течение всего периода американского правления на архипелаге. И лишь Закон об иммиграции и натурализации 1952 года полностью устранил все препятствия к натурализации, связанные с этнической или расовой принадлежностью. Более того, этническое разнообразие стало официальной целью иммиграционной политики США.

Ледяное царство ксенофобов

 

Ксенофобы Конгресса считают, что «право почвы» превратилось в инструмент легализации нелегальных иммигрантов и «мощный магнит», способствующий притоку нелегалов. Они утверждают, что дети нелегалов составляют 10 процентов всех новорожденных США — это 400 тысяч младенцев в год. Их оппоненты эту цифру оспаривают.

Один из последних опросов социологической службы Rasmussen, на который ссылаются борцы с нелегальной иммиграцией, показывает: ликвидацию «права почвы» поддерживают 49 процентов американцев, а 41 процент высказывается за его сохранение. Но погрешность опроса составляет 4 процента — таким образом, голоса можно считать разделившимися поровну.

На клич «Спасай Америку!» отзывается прежде всего посконно-сермяжная Америка, ее интеллектуальное дно, которое антиамериканисты всех мастей и пытаются выдать за подлинное лицо американца.

Не исключено, что глашатаи запретительных мер так уверены в своей правоте просто по невежеству. Между тем опыт иммиграционной политики ясно свидетельствует: ограничение легальной иммиграции не предотвращает, а способствует иммиграции нелегальной.

От сокращенного названия нынешней иммиграционной службы – ICE – веет зимней стужей. И неспроста: в этом ледяном доме господствует презумпция виновности. Можно лишь смутно догадываться, какого человеческого потенциала лишилась Америка из-за неразумной и фарисейской иммиграционной политики, которая после 11 сентября превратилась в один из иллюзорных фронтов борьбы с террором.

Когда чиновники утверждают, что одна из целей борьбы с нелегальной иммиграцией – защита прав легальных иммигрантов, последние лишь горько усмехаются. Нынче обрести законный иммиграционный статус в Америке не легче, чем пройти сквозь игольное ушко или богатому войти в царствие небесное. Дело дошло до того, что адвокатские конторы, специализирующиеся на иммиграционных делах, стали перепрофилироваться: из иммиграционной службы после 11 сентября сплошь посыпались отказы.

Министр внутренней безопасности – бывший гражданин Израиля Майкл Чертофф
AP

Сегодня администрация всячески пытается убедить общественность, что меры пограничного контроля и программа временного найма не имеют никакого отношения к легальной иммиграции – мол, были перегибы, но сейчас положение улучшилось. Во всяком случае, в отношении России это далеко не так.

Вот уже шестой год подряд граждане России не имеют права участвовать в иммиграционной лотерее (граждане остальных 14 бывших союзных республик имеют). Закон об иммиграции 1990 года гласит, что из лотереи исключаются страны, из которых за последние пять лет в США прибыло более 50 тысяч иммигрантов. Граждане Украины свою пятилетнюю квоту тоже выбрали, но почему-то в лотерее участвуют. Вообще из европейских стран по числу иммигрантов в США Украина последнее время занимает первое место.

Еще в 1998 году пальму первенства удерживала Россия – тогда в США переехало 11 529 российских граждан, а на втором месте держалось Соединенное Королевство с 9018. В 2001 году Россия уступила первую позицию Боснии, опередившую все прочие европейские страны за счет беженцев-мусульман, но и на второй не осталась – вперед вырвалась Украина. Пик иммиграции из России пришелся на 2002 год, когда вид на жительство получили просители, подавшие документы задолго до 11 сентября – число иммигрантов из России составило в том году 20 833 человека. А в последние два года началось резкое снижение: в 2003-м – 13 951, в 2004-м – 13 358.

Как гласит справка Госдепартамента, «число разрешений на въезд в США сократилось за последние три года за счет сокращения числа подающих заявления». Оказывается, люди просто расхотели переезжать в США. Но статистика этого не подтверждает, во всяком случае, относительно России. Некоторое снижение числа иммигрантов по сравнению с предыдущим годом наблюдалось в 1995 и 1998 годах, но в дальнейшем оно с лихвой компенсировалось.

Обратимся к статистике предоставления убежища. В 2004 году с прошением о предоставлении статуса беженца в США обратились 1748 граждан России, из них получили этот статус 731 человек; в 2003-м эти же цифры составили, соответственно, 2895 и 1894 человека; наконец, в позапрошлом, 2004 году – 4198 и 1973. Это официальные данные Министерства внутренней безопасности. Где же тут сокращение числа желающих? Общее число иммигрантов из Европы действительно сократилось, но за счет программы приема боснийских беженцев, которая закрылась, а пришедшая ей на смену программа переселения турок-месхетинцев не идет с ней ни в какое сравнение по масштабу.

Лишенными оснований считают американские чиновники и сообщения о том, что иностранцам стало гораздо сложнее получить визу на временное пребывание в США – например, студенческую. В середине ноября финансируемый федеральными ведомствами Институт международного образования представил свой ежегодный доклад, из которого явствует, что число иностранных студентов, зачисленных в высшие учебные заведения США в 2004–2005 учебном году, «осталось относительно неизменным» (точнее, сократилось на 1,3 процента) по сравнению с предыдущим годом и вернулось на «довоенный» уровень несмотря на усложнение формальных процедур.

Однако к России этот вывод опять-таки не имеет отношения. Она занимает по числу студентов, поступивших в американские университеты и колледжи в 2004 году, 22-е место – между Венесуэлой и Непалом. По данным Института международного образования, она вернулась на уровень 1995 года – 5073 студента, что на 8,3 процента меньше предыдущего года, когда учиться в Америку приехали из России 5532 студента. Пиком был 2000 год, когда в американских университетах и колледжах училось 7025 студентов из России. Резкое сокращение произошло именно после 11 сентября. В то же время, например, Украина увеличила свою долю с 1673 (2000 год) до 1831 студента в прошлом году. А первые места в списке стран занимают Индия, Китай, Южная Корея и Япония.

Кривое зеркало

 

…Как в кривом зеркале ситуация с нелегалами отражается в России. Когда-то на Руси ненавидели «немца», то есть всякого иностранца, а потом немца-германца. «Ваше величество, сделайте меня немцем!» – будто бы ответил генерал Ермолов Николаю, подразумевая немецкое засилье в высших сферах. Лютеранство было второй после православия религией при дворе. При Александре министром иностранных дел был даже католик граф Чарторыйский.

В сегодняшней России германофобия не в моде. Ненависть переключилась на собственных инородцев.

Между тем гастарбайтеры не упали на Россию с неба. Это ее колониальное прошлое, которое она пытается растолкать по углам былой империи.

По данным одного из последних опросов, 53 процента американцев заявили, что нелегалы должны увидеть свет в конце туннеля – получить право на гражданство. Интересно, как бы ответило на аналогичный вопрос большинство россиян?

Вашингтон


поделиться: