ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Беслан: кто виноват?

Опубликовано: 1 Октября 2005 08:00
0
10125
"Совершенно секретно", No.10/197

 
Леонид ВЕЛЕХОВ
Фото автора

 

Дождь пошел на четвертый день сентября. Недаром Сергей Эйзенштейн назвал природу «неравнодушной»: она и на этот раз проявила удивительную деликатность, дав людям в Беслане без помех справить все три дня своего траура, которые они провели под открытым небом – у останков школы номер один и на кладбище. И лишь четвертого сентября дождь как зарядил, так и не останавливался двое суток, словно природа тоже, простите за тривиальность, решила выплакаться. Она, видимо, не только неравнодушна, но и сентиментальна.

Равнодушны иные люди. 1 сентября российский президент побывал в Краснодаре, пообщался с местным студенчеством, напутствовал его, упомянув в своей речи и про бесланские события, которые он, как водится, связал с происками мирового терроризма, и был таков. Между тем, дороги из Краснодара до Беслана максимум полчаса. Впрочем, у нас все политики очень занятые люди. 3 сентября, в главный день траура, на открытие кладбищенского мемориала не приехал ни один деятель так называемого федерального масштаба. Если бы не знать, что случилось в Беслане год назад, и если бы не колоссальное стечение простых смертных, можно было бы подумать, что годовщина 3 сентября – событие сугубо местного значения.

Не приехали, понятное дело, в Беслан и те доблестные генералы спецслужб и армии, кто год назад руководил тут «операцией по освобождению заложников», в результате которой заложников полегло в десять раз больше, чем террористов. Теперь им уж точно сюда без гранатометов путь заказан.

На этом фоне весьма мужественным было поведение бывшего североосетинского президента Александра Дзасохова. Он появился 2 сентября на бесланском кладбище и выглядел по-настоящему потрясенным.

Ну а мы – мои коллеги Иосиф Гальперин, Миша Яковлев и я – в Беслане в эти дни были. Помимо естественного для нормальных людей чувства сопричастности национальной трагедии, нас привел сюда выход в свет в издательстве «Коллекция «Совершенно секретно» нашей книги «Беслан. Кто виноват?». В работе над ней, помимо нас троих, принимали участие еще несколько журналистов нашего издательского дома – Надежда Рябухина, Галина Сидорова, Елена Маякова, Владимир Воронов и Владимир Абаринов. Накануне бесланской годовщины представление книги состоялось в Москве, в Доме журналиста. Но главной мы считали, конечно, премьеру в Беслане.

Эти женщины просидели во дворе школы номер один все три первых сентябрьских дня.

Нас долго отговаривали: не стоит, мол, делать это в дни траура, люди будут заняты другим, никто не придет. Но мы не послушались и оказались правы. Книгу в Беслане ждали, о ней уже слышали – от московских знакомых, по радио. Ждали не за какие-то многочисленные ее достоинства, а за одно-единственное – за то, что в ней сказана правда. О том, что случилось 1-3 сентября 2004 года в Беслане. О том, что происходило в Беслане и вокруг Беслана в течение года после трагедии. И на вопрос «кто виноват» дан единственно, на мой взгляд, честный ответ: виновата власть. Не мифический мировой терроризм, а российская власть – на всех своих уровнях, от райотдела милиции до Кремля.

Она виновата в том, что 1 сентября хорошо экипированный отряд боевиков, как нож по маслу, беспрепятственно прошел из Ингушетии в Северную Осетию, а «органы» не отреагировали на несколько тревожных сигналов обывателей, поступивших с пути следования террористов, а потом уже от стен самой школы. Виновата, что лгала о числе заложников, усугубив тем самым их участь. Виновата, что сорвала переговоры об освобождении заложников – как только стал намечаться выход из кризиса. Виновата, что била прямой наводкой по школе, в которой была тысяча с лишним детей и женщин, из танковых орудий и огнеметов. Виновата, что воспрепятствовала проведению честного независимого расследования, стала лгать – и продолжает лгать по сей день – и в результате так запутала картину, что восстановить ее с каждым днем становится все труднее. Наконец, виновата в том, что бесланскую трагедию использовала в своих корыстных целях для отмены демократических выборов, для борьбы с оппозицией, для построения пресловутой «вертикали» – этого политического бреда, дожидающегося для своей расшифровки нового Зигмунда Фрейда.

К слову сказать, книгу «Беслан: кто виноват?» ждали не только жители несчастного городка, но и те самые спецслужбы, на которых лежит большая вина в том, что прошлогодняя «операция по освобождению заложников» обернулась операцией по их уничтожению. По сведениям из вполне надежных источников, накануне из газетных киосков Владикавказа и Беслана волшебным образом исчез тираж свежего номера газеты «Совершенно секретно», главной темой которого была годовщина бесланских событий. Популярная газета с «шапкой»: «Беслан: никто не хотел отвечать» – показалась кому-то в эти дни неуместной. Вскоре после того, как мы посетили Дворец культуры, где договаривались о будущей презентации, там появился представитель ФСБ, попросил оставленный нами экземпляр книги для ознакомления, да так до сих пор, кажется, с ним и знакомится. Нет, презентации бойцы невидимого фронта не помешали, но довольно странно выглядит их хождение по пятам за представителями прессы. Что ж, по нашим следам ходить безопаснее, чем по следам Басаева и его боевиков.

Мы приехали в Северную Осетию как раз накануне встречи президента Путина с «Матерями Беслана», которая неожиданно была назначена кремлевской администрацией на один из дней траура, 2 сентября. Но сказать, что к этой встрече как-то особенно готовились в Беслане, чего-то от нее ждали, было бы незаслуженным комплиментом для Кремля. Еще год назад, по свежим следам событий, я написал, что их итогом стало растущее презрение людей к власти, бессильной и бездарной, которая не смогла и не захотела защитить своих граждан. За год это презрение только усилилось. Большинство приглашенных в Кремль ехать попросту отказались: по некоторым сведениям, пригласили 25 человек, поехали восемь.

С ними, как и следовало ожидать, разыграли скверный спектакль. Чего они там сказали президенту – осталось известно только им и их собеседнику. По телевизору показали этих слегка ошарашенных людей – Вивтора Евсиева, Сусанну Дудиеву, – стоящих на фоне подмосковной природы и выражающих удовлетворение состоявшейся встречей на высшем уровне. Как вскоре стало ясно, это была «нарезка» из их интервью. Так это называется на телевизионном языке. А на человеческом это называется беззастенчивой фальсификацией.

Они вернулись в Беслан явно обескураженные. Рита Сидакова, которую я встретил на следующий день и спросил об итогах визита к высочайшему лицу, промямлила, бедная, что-де президент обещал им сделать то ли какое-то важное заявление, то ли какой-то важный шаг. Чуть ли даже не приехать собирался, как предположила Рита, 3 сентября в Беслан. Не приехал. А «важное заявление» сделал. Поручил Генпрокуратуре разобраться с жалобами пострадавших. Но жалуются-то пострадавшие именно на Генпрокуратуру, на то, как она ведет следствие. Что ж, так и делали советские начальники: переправляли жалобу в инстанцию, на которую и жаловались.

А Теймураз Дзампаев появился только 3 сентября. В прошлом году у него здесь осталось четверо: сын, сноха и двое внуков

По сути дела, именно на представлении нашей книги 3 сентября во Дворце культуры Беслана впервые прозвучала трезвая оценка итогов встречи бесланцев с Путиным – из уст одного из его участников, Виктора Евсиева. Он встал и сказал:

– Президент Российской Федерации всеми способами отказался раскрыть правду. Он слушает только тех, кому он доверил руководство штабом 1-3 сентября...

Тут Виктор Евсиев сделал паузу, подумав, наверное, что слишком уж крутой заложил вираж, и решил-таки оставить президенту Российской Федерации возможность для маневра:

– Мы оставили у него на столе свой отчет. Если он честный гражданин Российской Федерации, через некоторое время он даст нам ответ. Он должен признать, что несет ответственность за гибель наших людей.

На этих словах Виктора Евсиева прервали вопросом из зала:

– Вы когда были искренни – вчера, когда говорили по телевидению, что удовлетворены встречей с президентом, или сегодня?

Владимир Ходов (фото слева) потерял год назад внука Володю. А у этих девочек, которые пришли на кладбище 3 сентября, возможно, в школе номер один были друзья. Внизу: трехдневное траурное «сидение» во дворе школы

Ну что мог ответить на этот вопрос бедный Виктор Евсиев?

Зато сами власти не растерялись. Президентский «сигнал» они поняли, видимо, совершенно адекватно. В преддверии траурных дней и визита бесланцев к Путину Генпрокуратура было затаилась, замгенпрокурора Николай Шепель, курирующий следствие, вообще уехал из Владикавказа. Но, увидев, как повернулось дело, Генпрокуратура воспряла духом. Во Владикавказ ринулся первый замгенпрокурора Колесников. Телевизор показал, как он, сверкая очками, наигранно кричал, что «допросит всех». Похоже было на то, как в доме отдыха массовик-затейник с аффектацией кричит: «Танцуют все!»

Тут же выяснилось, что, угрожая «допросить всех», Колесников имел в виду главу Северной Осетии Мамсурова. Не высших чинов ФСБ, руководивших операцией, а кроткого Мамсурова, до сих пор прибитого бесланской трагедией: у него в заложниках было двое детей, дочка все еще не вышла из больницы – тяжелейшее пулевое ранение.

Правильно поняв направление ветра, вновь появился во Владикавказе Шепель и обвинил... жителей Беслана в даче ложных показаний. Оказывается, они рассказывают не то, что видели сами, а то, о чем узнали из газет. Что ж, если бы не газеты (некоторые, так скажем, далеко не все) – о том, что случилось в Беслане, вообще, похоже, никто ничего бы не узнал.

Кстати, о прессе и власти. В сентябрьские траурные дни в Беслан съехалось много журналистов со всего мира. Ежедневно к гостинице «Владикавказ» подавались автобусы, которые предлагали гостям... прокатиться на экскурсии в горы. Просто Ильфа и Петрова нет на нашу власть. Но ведь красивейшие виды, ничего не скажешь: Фиогдон, Цей. Ну и, конечно же, Кармадонское ущелье...

После окончания презентации нашей книги в бесланском Дворце культуры ко мне, явно смущаясь, подошла женщина и попросила надписать экземпляр для сына Артура: «Что-нибудь воодушевляющее». Оказывается, Артур 1 сентября прошлого года сумел сбежать из захваченной боевиками школы, и вот до сих пор он мучается от стыда – что сбежал, а не разделил участь друзей. В свою очередь, пораженный героической Артуровой натурой – человек страдает, что избежал смертельной опасности, – я написал: «Дорогому Артуру, родившемуся в рубашке: береги себя, России нужны мужественные люди».

 

Получилось, может быть, немного пафосно, но искренне. России действительно нужны такие люди, как Артур, – которые хотят быть со своим народом там, где их народ, к несчастью, оказывается. Особенный дефицит таких людей наблюдается среди российских руководителей.

Беслан – Владикавказ – Москва


поделиться: