Если вы столкнулись с несправедливостью или хотите сообщить важну информацию или сняли видео, которое требует общего внимания :

Грузия отказала Саакашвили

Грузия отказала Саакашвили 18.12.2018

Грузия отказала Саакашвили

Президентом Грузии избрана Саломе Зурабишвили – второй тур стал ее триумфом. Почти две трети голосов против сорока процентов у конкурента Григола Вашадзе, ставленника бывшего грузинского лидера Михаила Саакашвили. Убедительная победа провластных сил гарантирует неизменность курса Тбилиси и сохраняет хрупкую пока надежду на возможное в будущем потепление российско-грузинских отношений. Обозреватель «Совершенно секретно» проанализировал ситуацию во время и после выборов в стране.
 
Жительница Тбилиси Бариат очень предприимчива. У нее мини-отель в посещаемом туристами тбилисском районе Сололаки. Также она работает гидом, организовывает авторские туры для российских туристов. А еще занимается тем, что отправляет посылки с грузинскими вкусняшками клиентам в Россию. Чурчхела, вино и чача неизменно пользуются успехом. Но в эти дни Бариат очень переживает, она уверена, что Грузия сошла с ума, поддержав Зурабишвили. Молодая бизнес-леди, чей достаток прямо зависит от роста туристического потока из России, поддержала Григола Вашадзе, в бытность которого министром иностранных дел из России не только не садились самолеты с турис­тами, а случилась война, развалившая отношения двух стран.
Ныне правящей «Грузинской мечте», ставленник которой Саломе Зурабишвили одержала убедительную победу, действительно много чего можно предъявить. Страна практически не развивается, сложились новые кланы и группировки во властной элите, растет терпимость к коррупции. Стало больше молодежного насилия, не так давно в Тбилиси случилось резонансное убийство 25-летнего молодого человека, представляющего этнические меньшинства.
Однако при всем том Грузия превратилась за эти годы в удивительно спокойную страну, что помимо прочих бонусов позволило ежегодно наращивать туристический поток из России. В этом году страну посетило больше миллиона российских туристов. Уже сейчас это вырастило целый класс людей, таких как Барьят, чье благополучие прямо зависит от внешнеполитической стабильности и хотя бы таких, «никаких» отношений с Россией.
 
 СТОРОННИКИ СААКАШВИЛИ НЕ СМОГЛИ ОСПОРИТЬ ИТОГИ ВЫБОРОВ В УЛИЧНОМ ПРОТИВОСТОЯНИИ 
 
Во втором туре президентских выборов не случилось ожидаемого столкновения двух разных проектов современной Грузии – «агрессивно- либерального» проекта Саакашвили и несколько консервативного, восстановившего естественное течение грузинской жизни проекта олигарха Бидзины Иванишвили.
Зурабишвили победила с внушительным преимуществом, что исключило всякие шансы на организацию поствыборного хаоса.
Должность президента в Грузии, которая теперь парламентская республика, не столь уж значительна, если рассматривать функционал и возможности для политического влияния. Однако победа бывшего сотрудника Министерства иностранных дел СССР Григола Вашадзе, могла стать началом реставрации режима Саакашвили. Впрочем, с другой стороны Вашадзе мог проиграть как раз потому, что сам себя плотно ассоциировал с бывшим грузинским лидером. Его реформы происходили на фоне формирования абсолютно бериевских по духу порядков, массовому преследованию по политическим и любым другим мотивам. В значительной степени это минимизировало в общественном сознании память о позитивных итогах годов его правления. Среди них и успешная борьба с коррупцией, и некоторое оживление жизни в городах Батуми и Кутаиси, это и затягивание в страну инвестиций, потраченных на переход к новому инфраструктурному укладу.
Одним словом, итоги выборов показали, что либеральная оппозиция не смогла пока нарастить ресурс необходимый для того, чтобы сформировать классическую для европейских демократий двухпартийность с поочередной сменой у власти основных лагерей. 40% голосов избирателей, несомненно, колоссальный ресурс. Но ресурс для роста остается. Еще 6–8% голосов и уже будет возможность оспаривать результаты выборов на улицах. Что для этого нужно, пока не ясно. Возможно, прекратить выводить по скайпу Михаила Саакашвили в эфир массовых мероприятий. А может быть наоборот: обеспечить силовую кампанию по его возвращению на родину.
Тем более, нынешний успех правящей «Грузинской мечты» может быть последним. Грузия остается страной беспросветной бедности, нужен взрывной рост. Взяться ему неоткуда.
 
 РАБОТЫ НЕТ И НЕ ПРЕДВИДИТСЯ 
 
Лела Хажомия из Зугдиди, почти 100-тысячного города на границе с Абхазией. Как принято и не только в Грузии, но и на Кавказе вообще, Лела говорит, что живет в этом городе. Хотя на самом деле бывает там наездами два-три раза в год на протяжении уже последних десяти лет. Пришлось уехать в поисках работы. Лела рассказывает нам о взрослых, трудоспособных людях, ее соседях и друзьях, которые остались в Зугдиди.
«Большая часть моих одноклассников-мужчин, а нам уже под 40 лет, нигде и никогда постоянно не работали. Не потому что лодыри, а потому что негде. Их опыт формируется из спорадической занятости, то тут, то там. Хлебопекарня, кто на маршрутке работал одно время и тому подобное. Сейчас правда многие уезжают в Европу, но многие и возвращаются, не у всех получается зацепиться. Полгорода находится в Тбилиси, ищут любую работу, но она там есть. А так, выходит человек за калитку, а идти ему некуда, идет к соседу, играют в джокер (карточная игра). Потом подходит, один, второй, третий, что-то сообразят, появится баклашка вина. Или знают, к кому вечером пойти, у кого застолье – праздность одним словом и бедность. Моя мать из Чхороцку (маленький город на западе Грузии), там все еще сложнее. В Зугдиди хоть какая-то жизнь. А там идешь по улице, все пусто. По домам видно, что половина населения отсутствует в городе. Раньше занимались сельским хозяйством, орехи, мандарины, это позволяет хоть раз в год заработать какие-то деньги. Но эти годы напал клоп (жук-вредитель), урожая как такового нет. Жизнь еще усложнилась», – рассказывает Лела.
Так плохо с работой стало не при нынешних властях и не при Михаиле Саакашвили, так было и раньше. Представьте себе какой-нибудь из российских депрессивных регионов, если его обложить горами со всех сторон, собрать там три с половиной миллиона человек и сделать государство. Получится Грузия, вся активная часть населения которой работает на экономику одного города-миллионника. Основные параметры страны не позволяют победить бедность. А значит, не будет политической устойчивости.
 
 ТРАНЗИТНЫМ ХАБОМ МИРОВОГО ЗНАЧЕНИЯ СТАТЬ НЕ ПОЛУЧИТСЯ
 
Грузия – жертва собственной идеологии, которая была выращена позднесоветской гуманитарной интеллигенцией в эпоху первого лидера независимого грузинского государства Звиада Гамсахурдия. Шовинизм 90-х годов прошлого века привел к потере четверти территорий страны и к глубокой вражде с Россией, которая нарастала к 2008 году, вылившись в настоящую, хоть и короткую войну. Грузинское общество переросло этнические комплексы, но последствия уже не преодолеть, вернуться к статус-кво 1990 года невозможно – территории не вернуть.
Современное грузинское общество считает, что отторгнутые территории Абхазии и Южной Осетии заняты Россией, но это не так. Как только понимание о реальности укрепится в грузинском общественном сознании, эта страна продвинется на большой шаг вперед в своем развитии.
А пока основная концепция развития страны сформирована вокруг идеи транзита – Восток–Запад. И практически полностью закрыт вектор Юг–Север. Идея насчет того, чтобы быть транзитным коридором Восток–Запад неплохая. И реальных успехов в продвижении строительства коммуникаций для реализации проектов в этом направлении добился Михаил Саакашвили. Его детище – железная дорога Баку–Тбилиси–Карс, впрочем, на проектную мощность магистраль выйдет видимо еще не скоро. Есть проект строительства глубоководного порта в Анаклии, прямо на границе с Абхазией. Работа уже идет, и порт станет еще одним проектом, который должен усилить транзитную роль Грузии по доставке грузов из Азии в Европу и наоборот.
Но есть естественные ограничители географического и политического характера, которые не дадут превратить страну в большой транзитный коридор. Сегодня основную часть грузовых потоков между Дальним Востоком, Азией и Европой берут на себя морской путь через Суэцкий канал и Транссиб – проходящую по российской территории железнодорожную магистраль. Россия также продвигает для оборота грузов Северный морской путь вдоль южных берегов Северного Ледовитого океана. Доставка грузов по нему на две недели сократит их путь из Китая в Европу. У всех этих трех каналов есть одно общее – быстрее и дешевле в итоге там, где меньше границ, где меньше природных препятствий, соответственно, меньше политических преград и коррупции.
В случае с Грузией, развитию ее транзитного канала препятствует Каспий, перевалка грузов неизбежно увеличивает сроки и повышает стоимость транзита. Таким образом, канал из Средней Азии будет неконкурентоспособен. Теоретически возможно стать транзитным коридором для Ирана в Европу. Но это пока действи­тельно сугубо теоретически. В результате Грузия будет лишь страной регионального транзита по перевалке грузов из Азербайджана в Турцию и наоборот. Это совсем не тот масштаб и не те доходы, которые позволят решить основные экономические проблемы страны.
 
 НУЖНО ОТКРЫТЬ ВСЕ ДОРОГИ 
 
Жительница Зугдиди в разговоре с обозревателем «Совершенно секретно» описала жизнь людей в городе, который является географическим тупиком. Здесь обрываются автомобильная и железная дороги, идущие на север через Абхазию в Россию. Также обрываются пути, идущие на Северный Кавказ через Южную Осетию. Функционирует лишь одна дорога с Россией, горная, неудобная и небезопасная, которая не может играть существенную роль в экономике.
Несмотря на то, что у Грузии открытые границы с Турцией и Азербайджаном, фактически ее положение не сильно лучше, чем у блокированной почти со всех сторон Армении. Страна открыта только одной крупной региональной экономике – турецкой, и в некотором смысле может быть ее «дальним углом», периферией, откуда выкачивается сравнительно дешевый трудовой ресурс.
В экономическом смысле стране жизненно важно открыть дороги на север и восстановить транзитный канал Юг–Север. Но этому препятствуют основные установки национальной идеологии, плюс свойственные и грузинской культуре комплексы молодых государств, недавно получивших независимость. Иначе Грузия будет оставаться страной-тупиком, чьи экономические неурядицы невозможно решить инструментами управленческого администрирования.
 
 МИФ ОБ ОККУПАЦИИ ВМЕСТО СОТРУДНИЧЕСТВА
 
Избранный Президент Грузии Саломе Зурабишвили уже заявила о том, что будет до бесконечности называть Россию «оккупантом» и «страной-агрессором». У нее нет другого выхода. Иначе она потеряет со временем лояльность грузинской аудитории. Все отличие более спокойной в отношении России «Грузинской мечты» и ее соратников от ястребов Саакашвили в том, что первые борются с РФ только риторикой, не предпринимая каких-либо заметных политических, дипломатических или тем более военных кампаний. Это уже, как мы выше писали, дало ощутимые выгоды стране. Растет туристический поток из России, в экономике формируется новая среда на основе доходов возрастающего потока туристов.
Но ключевая проблема восприятия России в грузинском общественном сознании не преодолена. Она растет со времен войн 90-х годов прошлого столетия, и сейчас уже миф о России в полном смысле часть грузинской культуры.
Дело в том, что в войнах конца прошлого века Грузия проиграла абхазам и осетинам, а отнюдь не России. Более того, на протяжении всей середины и конца 1990-х годов Москва и Тбилиси были союзниками, и, в частности, именно по этой причине в отношении Абхазии действовала очень жесткая блокада со стороны РФ. Было ограничено передвижение людей, не было возможности доставлять грузы и т. д.
Более того, после поражения в Абхазии осенью 1993 года высадка российского десанта в Грузии спасла режим Эдуарда Шеварднадзе. На западе страны шло восстание свергнутого сторонниками Шеварднадзе первого президента страны Звиада Гамсахурдия. Боевики брали один город за другим и несомненно дошли бы до Тбилиси в условиях, когда Во­оруженных сил Грузии как таковых уже не было после поражения в Абхазии.
Однако очевидные исторические факты не помешали вырасти мифу об ответственности России за поражения в Абхазии и Южной Осетии. В дальнейшем уже ряд последующих исторических событий, таких как признание независимости республик Москвой и заключение с ними военного союза, который выразился в том, что в Абхазии и Южной Осетии были созданы российские военные базы, завершили в Грузии оформление понятия «оккупант» применительно к России.
Это во многом естественно. Общество не было готово признать свою ответственность за развязывание братоубийственных войн и этнические чистки. Но проиграть заведомо более слабым противникам, по сути, отрядам самообороны, неприятно. Поэтому нужно было вырастить миф о внешнем, серьезном, значительно более мощном противнике, империи, победить которую невозможно.
Сегодня Грузия – заложница своего мироощущения. Она постоянно проигрывала, уже после военных поражений несла поражения политические. Но почему-то не возник опыт, который должен был изменить прикладную политику.
Грузинская политика до сих пор рассматривает вопросы, связанные с конфликтами так, как будто на дворе 1990 год. Еще не случились конфликты в Абхазии и Южной Осетии, открыты границы, ездят поезда.
грузия остается страной беспросветной бедности / Алексей Витвицкий/«РИА НОВОСТИ»
 
Тбилиси не хочет рассматривать вопросы конфликтов с позиции реалий, возникших даже не вследствие признания независимости республик Москвой, а вследствие реального оформления на территориях, вышедших из-под грузинского контроля, отдельных государственных проектов. Их можно не признавать, не принимать. Но внутри, так сказать, не для паблика, необходимо признать наличие непреодолимых для грузинских амбиций обстоятельств, которые не дадут возможность повернуть вспять исторический процесс.
Как только это понимание появится, если появится, Грузия сможет сделать рывок в своем экономическом развитии за счет пересмотра отношений с Россией.
Но пока все привыкли жить так как живут. Люди в Грузии, равно как и в Абхазии, и еще где-либо на юге Кавказа, уже не помнят, какой была жизнь, когда были открыты дороги. Какими были экономические возможности. Закрытость, изоляция и, как следствие, тяжелая бедность – норма для жизни рядового грузина, абхаза, армянина или осетина. И пока здесь никто ничего не собирается менять.


Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку