НОВОСТИ
Бывшего схиигумена Сергия посадили в колонию на три с половиной года
sovsekretnoru

Группа поддержки

Автор: Сергей МАКЕЕВ
01.08.2010

 
Чтобы спасти больного ребенка, можно дать денег на операцию, как это сделал Сергей Томаш (внизу), а можно организовать акцию в школе вместе с детьми, как Татьяна Гомля (вверху)  
   
 
 
 
Можно на собственный день рождения подарить кому-то здоровье, как это сделал Александр Смагин (вверху), а можно, как Оксана Ярмольник (внизу), сделать благотворительными плоды своего творчества  
 
   
   
Даже имея собственных маленьких детей, можно стать «хранителями» чужих, как Елена Зевако (вверху) и Алина Кагач (внизу)  
 
   

Частный клуб «Группа поддержки» объединяет людей, совместными усилиями помогающих фонду «Линия жизни» осуществлять его миссию: спасать тяжелобольных детей. Члены клуба делают ежегодные денежные пожертвования на высокотехнологичные операции, оказывают фонду информационную поддержку, помогают любыми доступными им ресурсами

Воспитание чувств
Спасение жизни начинается не с денег. Для того чтобы помочь, нужно просто не быть равнодушным, осознавать, что от тебя, кем бы ты ни был, многое зависит, и попытаться хоть что-то сделать. Татьяна Гомля, мама 14-летней дочери и психолог по профессии, считает, что она не сделала ничего особенного: все сделали дети – ученики отдельно взятой подмосковной школы (поселок Чкаловский), которые устроили благотворительный праздник и все вырученные средства отдали на операцию малышу.
Все началось с того, что Татьяне предложили стать уполномоченным представителем по защите прав детей в школе, где училась когда-то она сама, а теперь учится ее дочка. Периодически в школе устраиваются круглые столы, куда приглашаются так называемые ученики-«прохвосты», которые должны держать ответ перед директором и милиционером в погонах за свои проступки. А Татьяна их защищает. «Ну какие они прохвосты? Кто-то где-то набедокурил, кто-то уроки не делает, кто-то просто запутался… Вместо того чтоб устраивать подростку суд – просто возьмите и помогите! Я считаю, что нет плохих детей, есть плохие родители…»
Татьяне пришла в голову потрясающая идея: привлечь учеников школы к сбору денег на операцию малышу и тем самым решить двойную задачу: спасти жизнь маленького ребенка и пробудить в детях добросердечное отношение к ближним и веру в свои силы. Когда учителя обратились к школьникам с этим предложением, первой реакцией был вопрос: «А как мы поможем? Мы же не зарабатываем деньги!» Но им ответили: «Элементарно! В школе есть кружок флористики, кружки театрального, бального мастерства и другие. Вы шьете на трудах всякие фартуки и прихватки, нужные в хозяйстве… Сделайте флористические панно, сшейте что-нибудь, испеките сладости, устройте ярмарку, аукцион и концерт, все продадите и заработаете! И все эти деньги пойдут на помощь ребенку!» И дети с удивлением осознали, что они это могут!
За две недели до праздника началась подготовка, в школе повесили фотографию трехлетнего Вадима с врожденным пороком сердца, по радиоузлу детей призывали к активному участию. Кипела почти вся школа: готовили концертные номера, продавали билеты, приглашали друзей и родственников, пекли печенье, старшеклассники даже рвались в больницу ухаживать за малышом.
Когда же наступил ответственный момент, дети растрясли свои копилки, вынули из них горсти мелочи – от рублей до 10-копеечных монет, они были так горды, что не потратили эти деньги на всякую ерунду, а помогают реальному ребенку! Мамы организовали буфет с пирожками и сладостями, причем никаких ценников не было: каждый платил, сколько может. «Если ребенок пришел с 10 рублями и хочет помочь – это здорово, надо дать ему такую возможность! – говорит Таня. – С мелочи собираются очень серьезные суммы… Ведь чья-то жизнь уже не мелочь!» Был отличный концерт, на котором выступали дети от 1-го до 11-го класса.
Праздник не просто удался – в ящик благотворительного фонда «Линия жизни» в тот день было собрано в три раза больше средств, чем ожидалось. Но этим дело не закончилось. Школьники хотели узнать дальнейшую судьбу Вадима. Многие написали ему письма со словами поддержки: «не огорчайся, не бойся, будь мужчиной», «у тебя все будет в порядке», «ты еще будешь заниматься спортом», «операция – это не страшно», «мы с тобой, и когда ты вырастешь, мы все будем твоими друзьями». Все эти письма были переданы маме малыша. Когда он вырастет и сможет прочесть все эти письма, испытает счастье оттого, что у него столько добрых надежных друзей.
«На самом деле я ничего особенного не сделала… Я просто провела школьное мероприятие. Ну, помогла в организации, испекла печенье, как любая мама. Вывесили фотографию, поставили ящик благотворительный – больше ничего! Все остальное – дети».
Все остальное – те самые «трудные» подростки, которых называют черствыми и агрессивными, хотя на самом деле они отзывчивые. Просто нужно им помочь проявить эту отзывчивость. А в первую очередь это могут и должны делать учителя. «Да, я обращалась и в другие школы со своей инициативой, но встречала скептическое отношение со стороны директоров… Куда, мол, эти деньги дальше пойдут… Это тяжелый процесс, который надо двигать, не опуская рук: там не получилось, в другом месте получится. Кто поможет детям, кроме нас, мам, которые лучше всех понимают, что такое болезнь ребенка? Окунувшись в эту работу, я поняла, что любая мама, как я, может прийти с таким предложением в свою школу и сделать доброе дело».
Татьяна планирует проводить такие акции ежегодно. А фонд «Линия жизни», воодушевленный ее идеей, даже открыл направление «Дети помогают детям»…

Спешите и все успеете!
Сергей Томаш, журналист, издательский директор журналов «Аэрофлота» и ведущий программы «Лица» на телеканале «Дождь», познакомился с фондом «Линия жизни» в конце 2007 года, когда готовил «Человеческий номер» журнала TimeOut, целиком посвященный благотворительности, и искал для него героев. Так началось его сотрудничество с фондом, в первую очередь в плане информационной поддержки. Однажды, появившись в фонде, он сделал то, что обычно делают люди, приходя сюда, – оставил денег на операцию ребенку.
– Я считаю, что если у тебя появляется возможность кому-то помочь, то это уже награда. Награда – не благодарность потом, а возможность отдать сейчас. Я считаю, что мы рождены отдавать, и даже когда мы берем – это вопрос не принятия, а передачи.
– Как вы к этому пришли? Или к вам все это пришло?
– Моя мама, Светлана Томаш, была удивительным человеком, она отдавала всем и всегда. Она подавала всем нищим и считала, что если человек протянул к тебе руку, ты должен что-то дать. Ей говорили: ну не все из них такие, за кого себя выдают! А она отвечала: это уже их проблемы, важно, как ты повел себя в этой ситуации. Она очень много делала, помогала – разным фондам, конкретным людям. Я был научен с детства – бабушкой, мамой, что отдавать – это естественно, это не исключительное событие, а просто часть жизни, причем одна из самых светлых, радостных, когда по-настоящему стучит сердце.
– Но одно дело жить в режиме нормальной самоотдачи, другое – взять и выложить разом солидную сумму денег на операцию для незнакомого тебе ребенка. Это же исключительный поступок…
– Это не то, о чем я хотел бы рассказывать, и уж точно сделал я это не для того, чтобы рассказывать потом, но, возможно, это кому-то поможет, как и мне… Это был один из самых сложных моментов моей жизни, когда мама уходила, когда она ушла. Я долго-долго размышлял, мне казалось, что я не сделал чего-то, что мог для нее сделать. В один из тех дней я заехал в фонд. Мы говорили о делах, после чего я рассказал, что у меня произошло в жизни, что мамы не стало… И потом спросил: а сколько стоит операция ребенку?.. Мне была названа сумма. И я дал эту сумму. Я не хотел решать, кому именно поможет этот вклад, просто было важно помочь спасению жизни. Я уверен, что мама улыбается, когда думает об этом моем поступке, потому что ее добрые дела продолжились на Земле, несмотря на то, что она уже выше. Но это было очень важно для меня лично. Знаете, леди Диана говорила, что всю жизнь руководствовалась фразой, которую сказал ей отец, когда ей было 16 лет: «Если тебе плохо, найди тех, кому хуже, и помогай им. Это единственный способ». Я абсолютно согласен.
– Но вы потом узнали, кому помогли?
– Позже я узнал, что денег хватило больше, чем на одну операцию, часть из них пошла на операцию другому ребенку. Мне прислали фотографии, и когда я смотрел на них, я представлял, как матери счастливы. Это нечто особенное – участвовать в радости людей, которых ты никогда не видел и, скорее всего, никогда не увидишь! Мама всегда говорила: «Любое доброе дело достойно, но высшая форма блага – сделать что-то для того, кого никогда не увидишь». Потому что это помощь в чистом виде: ты делаешь что-то человеку, не зная, кто он, какой он. Ты просто знаешь, что ему нужно, и делаешь. И встаешь абсолютно вровень с ним. Как нам заповедано. Мне кажется, это правильно.
– Известно, что в Англии, например, нет ни одного человека, который бы не перечислял деньги в какой-нибудь фонд. Вы думаете, у нас такое когда-нибудь возможно?
– Я уверен, что это наше ближайшее будущее. Не у всех есть возможность помочь деньгами, но хотя бы маленькая возможность помочь есть у каждого. Любое действие, даже просто моральная поддержка благотворительных организаций – это очень важно. Люди, работающие в них, должны чувствовать, что они не одни. Сегодня у тебя есть для них доброе слово, завтра – 10 рублей. Я встречаю множество людей, которые помогают другим, и считаю, что мир, в котором мы живем, прекрасен. Нынешнее поколение 20-летних – прекрасное поколение. Когда говорят «никчемная молодежь» – это неправда. Вот пример: когда я делал городской портал In The City, компания реорганизовывалась, мы переезжали, и у нас была мебель. Двое ребят из моей команды – Сережа и Лиля – нашли детский дом для слепых и глухих детей и фонд помощи выпускникам детских домов, позвонили тем и другим и предложили эту мебель: шкафы, столы, стулья. Ребята потратили свои выходные, нашли какие-то бесплатные машины, все погрузили и привезли тем, кому это было нужно. И я понимал, что горжусь тем, что живу с ними в одно время, как бы пафосно это ни звучало.

День рождения сердца
Александр Смагин, генеральный директор Венского бала в Москве, занимается благотворительностью красиво и с размахом. Ежегодно устраиваемые им балы позволяют собрать серьезные средства для помощи нуждающимся детям, инвалидам и сиротам. Он давний друг фонда «Линия жизни» и организатор собственного Культурного благотворительного фонда. Разумеется, не всякий общественный деятель обладает столь высокой репутацией и возможностями устраивать такие грандиозные благотворительные действа, как балы в Москве и Вене, но даже самый обычный человек может отпраздновать свой день рождения так, как отпраздновал 55-летие Александр Смагин – отказавшись от подарков себе любимому ради того, чтобы подарить жизнь больному ребенку.
– Александр, что это было, как родилась такая необыкновенная идея?
– Необыкновенная она лишь для нашей страны, а на Западе это обычное дело. Идея принадлежит моей жене Элизабет, которая сказала: «Слушай, вот мы собираемся отмечать твой полуюбилей, у тебя много друзей, ты всех их хочешь пригласить. Давай напишем в приглашениях: пожалуйста, не приносите с собой подарок, а ту сумму денег, которую вы планировали потратить на его приобретение, мы просим вас положить в конвертик и бросить в специальный ящик, чтобы затем эти деньги были переданы фонду «Линия жизни». Таким образом мы поможем спасти детскую жизнь». Я сразу загорелся этой идеей, замечательной со всех сторон.
– Да ведь это же еще и благотворительность по отношению к гостям!
– Точно, сплошная благотворительность! Я избавил людей от необходимости носиться в поисках подарков, придумывать, что мне надо. Для меня, например, это всегда страшная задача – покупать подарок кому-то на день рождения. Не хочется ведь что-то банальное дарить. Хочется, чтобы это было нужное и памятное. Тяжелая задача! А тут такое дело благородное, любой нормальный человек скажет: конечно, я дам деньги.
– Гости с энтузиазмом отреагировали?
– Некоторые, конечно, поначалу недоумевали: как это, мы хотим подарок тебе купить! Но все очень хорошо откликнулись, и, учитывая, что гостей было много, человек 70-80, мы собрали неплохую сумму, которой хватило в итоге на два прибора для коррекции врожденного порока сердца, позволяющих маленьким деткам комфортно жить. Все гости были этим обстоятельством очень довольны, а мы были очень благодарны гостям. И позже послали всем благодарность от фонда «Линия жизни» и уведомление, чьи жизни мы совместными усилиями спасли. Мне очень хотелось бы, чтобы это стало обычным делом у нас в стране. В Европе и США очень часто практикуется, когда на юбилей или полуюбилей (не на камерный день рождения в тесном семейном кругу, конечно) собираются деньги на благотворительность. Люди переводят средства на счет, указанный в приглашении, но чаще деньги собираются на месте проведения мероприятия: это более осязаемо, более солидарно – человек чувствует, что наряду с другими участвует в благотворительном деле. Я бы сказал, что степень цивилизованности общества во многом зависит от того, насколько идейно в нем распространена благотворительность, насколько люди откликаются на чужую боль, чужие страдания.
– Люди, которые пришли к вам на день рождения, наверное, были разного уровня достатка, разных амбиций. Вот интересно, они участвовали в этой акции анонимно или писали свои имена на конвертах?
– Конечно, люди разные, каждый по-своему относится к таким жестам. В основном бросали конверты в ящик анонимно. Кто-то надписывал, но я этого не помню и ничего зазорного в этом не вижу. Важен факт помощи, а уж анонимно это или нет – неважно.
– В нашем обществе у многих людей, к сожалению, слово «благотворительность» вызывает идиосинкразию. Его даже употребляли до последнего времени с негативным оттенком, мол, «я благотворительностью не занимаюсь»…
– Да, есть такое. Отчасти потому, что мы долго жили в условиях, когда приходилось бороться за собственное существование, и многим не приходило в голову думать о других, нужно было заботиться о себе и своих близких. Отчасти же это было связано с тем, что, как известно, всегда к любому благородному делу примажутся какие-то аферисты: сколько было всяких благотворительных фондов, которые занимались либо отмыванием денег, либо просто жульничеством. В психологии наших людей засело: ну, мы-то знаем, куда эти денежки идут! Уровень доверия вообще ко всем общественным организациям, в том числе благотворительным, был обоснованно низок. Но сейчас, мне кажется, ситуация все-таки начинает меняться к лучшему, в том числе благодаря просветительской деятельности: многие благотворительные организации имеют свои печатные издания, сайты в Интернете. Люди видят реальный результат их работы, и психология меняется.
– Могли бы вы сказать, что для вас лично благотворительность? Какая у вас мотивация? Или это просто принцип цивилизованности?
– Любому нормальному человеку свойственны отзывчивость, сочувствие, сопереживание, эмоциональное восприятие боли других людей. В детях нужно в первую очередь воспитывать эту способность. Ведь человек только тогда может считаться человеком, когда у него интеллектуальная и эмоциональная составляющие развиты гармонично, одно без другого – плохо. А у нас в школах больше уделяют внимание знаниям, интеллектуальному росту, а надо больше заниматься эмоциональным развитием детей, прежде всего способности к сопереживанию. Что касается меня лично, то у меня эта способность достаточно высоко развита. И для меня благотворительность – не только гражданский принцип, для меня это эмоциональный долг, моральный императив. Моя нравственная потребность, эмоциональная.
– Вы помните свой первый благотворительный опыт? С чего у вас это началось?
– С улицы. Давным-давно, в советские времена. Когда это не принято было. Какие-то пятаки были в кармане. Кому-то отдал. И до сих пор всегда подаю деньги на улице тем, кто просит. Я знаю, что по этому поводу есть разные мнения, что там целая мафия и так далее, но обычно все равно это делаю, исходя из принципа: а вдруг нужно? Не всегда можно понять, шарлатан это или нет. Лучше дать тому, кто не заслуживает, чем не дать тому, кому надо. Для меня это погоды не сделает, а человеку может реально помочь.

По принципу золотого сечения
Оксана Ярмольник – художник. Она работает в театре, занимается интерьерами, но не меньше, а, возможно, даже и больше, чем театральными работами. Оксана известна уникальными куклами, которые создает своими умными руками. С ними хочется здороваться, разговаривать, дружить. Наивные, уютные, смешные, они уникальны еще и тем, что спасают детские жизни. Часть средств от продажи этих кукол идет в фонд «Линия жизни», о чем говорит этикетка, которой каждая такая игрушка снабжена.
– Оксана, почему вы занимаетесь благотворительностью?
– Из нормального человеческого сострадания бедам других людей. Я просто представляю себе, что чувствуют родители, у которых заболел ребенок, а они не в состоянии ему помочь. Ведь деньги – это, с одной стороны, такая ерунда наносная – сегодня есть, завтра нет. При необходимости можно существовать с каким-то минимальным количеством денег, но когда от них зависит жизнь ребенка, а родителям негде их взять, это ужасно. Каждый может оказаться в такой ситуации. И если есть возможность помочь, надо помогать.
– Вы часто помогали людям деньгами?
– Мы с мужем (актер Леонид Ярмольник. – Ред.) всю жизнь помогаем всем – нашим друзьям, старикам, актерам, которые вышли на пенсию. Был период, во время перестройки, когда замечательная, любимая миллионами людей актриса Эльза Леждей, которая играла Кибрит в фильме «Следствие ведут знатоки», просто умирала от голода. Ее мизерной пенсии не то что на лечение – на еду не хватало. Мы просто в течение нескольких лет ежемесячно снабжали ее деньгами. И я не понимаю, как можно остаться в стороне, когда рядом люди нуждаются. Даже если мне будет самой не хватать, я все равно поделюсь. Так было всегда.
– Видимо, у вас такая врожденная нравственная установка, вы не можете по-другому жить.
– У всех нормальных людей такая установка. Понятно, что невозможно содержать всех неимущих. У меня, например, абсолютно не вызывают сострадания здоровые тетки, побирающиеся на улице, или всякий сброд непонятный, стоящий у церкви на паперти. Я этим никогда в жизни не подам.
– А как появилась идея игрушек с благотворительными этикетками?
– Я сотрудничаю с фондом «Линия жизни» еще с первых его мероприятий, когда я давала свои игрушки для аукциона. Как только я стала членом Попечительского совета фонда, я как личную ответственность осознала, что деньги надо откуда-то брать. А постоянным донором быть очень приятно. Я считаю, если ты что-то делаешь и на этом зарабатываешь, то какую-то часть надо отдавать на благотворительность, хоть чуть-чуть, сколько можешь – ты сам этого не заметишь, но в итоге сложится сумма, которая подарит жизнь конкретному ребенку. Если бы каждый человек задумался и переводил какую-то часть от своей прибыли в тот или иной фонд, сколько жизней было бы спасено! Многие это делают, а кто не делает, тем просто в голову не приходит. Вот продали мы куклы, пошла прибыль, и мы автоматически перевели ее на счет «Линии жизни». А этикетки помогают нам это делать. Ведь человеку, который выбирает игрушку, приятно не просто купить подарок, а сделать что-то хорошее. Если он прочитает этикетку, на которой написано, что часть средств от продажи пойдет на спасение человеческой жизни, то он предпочтет купить именно эту игрушку, а не другую, стоящую рядом.
– Как вы думаете, человеку творческому, который занимается любимым делом и все делает с удовольствием, реализует себя так широко, как вы, и получает за это деньги,  может, ему легче отдавать, чем человеку, который вкалывает где-то из последних сил, чтобы заработать?
– Не могу ответить, потому что не делала никогда ничего такого, что бы мне было неприятно, и никогда мне не платили за то, что мне неприятно. Я счастливый в этом смысле человек. Я свою работу очень люблю! Мне все в удовольствие: эскизы, костюмы, репетиции, съемки, стройка, шитье!
– Наверное, вы очень жизнелюбивый человек, и все, что вас окружает, вы любите, отсюда и стремление помогать другим?
– Никакого такого специального стремления помогать я не испытываю, я не бегаю по Красной площади с лозунгом в руках: «Хочу всем помогать». Я просто считаю, что жизнь из этого состоит: мы едим, носим одежду, дышим, отдыхаем, работаем – и помогаем ближним. Это все в одном ряду. Потому что мы люди. Вот кто-то тонет: разве вы руку не протянете? Протянете. А если не протянете, значит, вы не человек. Я люблю, чтобы всем было хорошо. Тогда и мне хорошо. Должно быть меньше боли вокруг, больше здоровья, хорошей погоды, красоты, чистоты. Вот когда весна наступает, жуткая грязь вдоль дороги, из-под снега вылезает всякая гадость – я еду, и меня это раздражает, и многих раздражает. Но у меня есть пакет и перчатки в машине, и я остановлюсь, засуну этот раздражающий меня мусор в пакет и отвезу на помойку. Я это делаю прежде всего для себя, а не для кого-то.
– Просто это ваше личное пространство, верно?
– Да, наверное. Я хочу, чтобы мир, который меня окружает, был гармоничен. Но этого можно добиться, только выстроив все по принципу золотого сечения.

Верить в добро
С рождением детей у Елены Зевако, занимающей высокую должность в крупной промышленной компании, поменялось мироощущение: возникла острая потребность помогать нуждающимся и больным детям.
– До рождения в 2003 году собственного ребенка я совершенно иначе воспринимала детей. Они были для меня неизведанными, непонятными, – вспоминает Елена. – Но когда у меня появился Андрюша, я стала близко к сердцу принимать детские проблемы. Именно тогда у меня возникло острое желание помогать больным детям, сиротам. Сразу осуществить задуманное не получилось. Учеба, работа, собственный ребенок не позволяли реализовать те идеи, которые возникали и продолжали зреть внутри меня. Когда два года назад родилась Олечка, желание помогать детям стало только острее.
Началось все случайно. У мужа Елены есть привычка выгребать мелочь, накопленную за день, из карманов и складывать ее дома. Как-то Елена попросила семилетнего Андрюшу ее собрать, чтобы отдать в помощь больным детям: Елена слышала о подобных акциях. Андрюша собрал три килограмма монет и все теребил маму: когда пойдем отдавать? Однажды, выходя из магазина вместе с сыном, Елена увидела палатку фонда «Линия жизни», который устроил акцию в их районе.
– Мне понравились лица людей из фонда. Я поинтересовалась у представителей «Линии жизни», могу ли оказать помощь адресно: оплатить лечение или операцию конкретному ребенку. Мне сказали, что подобная программа существует.
Все решилось в считанные дни. Семилетнему мальчику с краниостенозом (деформация черепа) для операции были необходимы дорогостоящие материалы. Перед тем как перечислить деньги, Елена проконсультировалась со своей подругой – нейрохирургом. Та сказала, что при таком диагнозе проводятся операции по ремоделированию костей черепа с использованием саморассасывающихся фиксирующих пластин. Пластины стоят дорого, но по-другому краниостеноз не лечится. Если же операцию сделать вовремя, ребенок будет здоров. На той же неделе Елена перевела необходимые на операцию мальчика средства.
– В каждом из нас живет ощущение, что кто-то может нажиться на чужой беде. Неважно, о каких суммах идет речь. Поэтому я перепроверю все обстоятельства, прежде чем им довериться. По той же самой причине я изначально хотела сделать адресное пожертвование. Именно поэтому сейчас я обязательно повидаю этого ребенка – не для того, чтобы он мне всю жизнь был благодарен, он меня даже не увидит. Я лишь хочу быть уверена, что все действительно сработало, операция сделана, все хорошо.
Елена собирается и дальше помогать детям. В этом стремлении ее поддерживают муж и сын.
– Я считаю, если тебе даны материальные блага, ими нужно делиться. Когда мне сопутствует успех, у меня возникает почти что физическая потребность с кем-то поделиться – просто душу сжимает. Бог даст, буду продолжать.

Благо творить
Алине Кагач, маме двух маленьких детей, 28 лет. Будучи по профессии филологом английского и французского языков, до недавнего времени она работала в туристическом агентстве в Одессе. Сейчас живет в Москве и учится в мастерской Александра Васильева, историка моды, планирует стать стилистом, занимается самообразованием и детьми. В апреле этого года, на детском празднике, произошло ее «неслучайное» знакомство с фондом «Линия жизни», благодаря которому был спасен еще один ребенок.
– Мы часто по субботам бываем с детьми в детской галерее «Якиманка», когда там проводятся праздники для ребятишек, – рассказывает Алина. – В одну из суббот апреля на таком празднике собирали деньги на операцию малышу. Я стала высматривать коробку, в которую можно было бы положить деньги, но не увидела и обратилась за помощью к представительнице благотворительного фонда «Линия жизни», проводившего эту акцию. Как выяснилось, это была Ирина Рябушкина, руководитель частных программ. Так мы познакомились и разговорились. Я считаю, мне повезло, потому что порыв помочь в разных ситуациях у многих возникает, но часто мы даже не знаем, куда конкретно надо идти и кому предлагать свою помощь, чтобы она дошла по назначению... А тут вдруг вот они – эти прекрасные люди, которые помогают нам помочь другим, простите за тавтологию!
Мысль передать фонду сумму денег, которой хватило бы на серьезную операцию ребенку, пришла к Алине тут же на празднике сама собой. Когда в галерею подъехал муж Алины, Валерий, с которым она еще буквально перед праздником обсуждала вопросы, связанные с покупкой новой машины для себя, уже все было решено. Сумма, необходимая для детской операции, была указана на благотворительном ящике, и на фоне недавних «автомобильных» обсуждений она выглядела посильной и убеждающей, в то время как сам предмет обсуждений показался нелепым рядом с человеческой жизнью, которую можно и нужно спасти.
«Мы с мужем уже 9 лет вместе, и с каждым годом я убеждаюсь, что он самый лучший человек на свете. Может, это и банально, зато правда. Валерий многогранный, разносторонний, духовно воспитанный человек, к тому же просто настоящий джентльмен, с хорошим чувством юмора. У нас большая шумная, «итальянская», как я ее называю, семья, мы из Одессы, неугомонные и темпераментные, на месте не сидим. У нас двое деток: шестилетний Марк, который в этом году идет в школу (морально готовлюсь краснеть за него), и годовалая Машенька – ангелочек, за которым мы наблюдаем с умилением. Думаю, что скажу довольно банальную вещь, но мне кажется, что одна из составляющих простого человеческого счастья – это жить с пользой для других. Когда приходит беда, и кажется, что нет надежды, мы ведь все равно верим в чудо, которое должно произойти именно с нами или с нашими близкими. Согласитесь, приятно быть хоть на какой-то момент для другого человека немного волшебником – просто так, как говорили в добром старом мультике. Помогать людям в тяжелый для них момент, оставаясь при этом в тени, – вот что значит «благо творить». Это просто по-христиански, нас этому родители учили».
На всю жизнь Алина запомнила один момент из своего детства. Как-то раз она, будучи еще ребенком, увидела, как молодые ребята, видимо, не совсем трезвые, посмеялись над старушкой, которая просила денег,  – положили ей в протянутую руку смятую пачку из-под сигарет. «Когда я на это смотрела, мне было так больно, но помочь этой бабушке я никак не могла, а потом не могла забыть, время не стерло, боль за эту старушку осталась глубоко в груди... Я росла и думала: вот вырасту, будет у меня много денег, и я всем помогу. Этот порыв так и растет вместе со мной!» 


Авторы:  Сергей МАКЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку