НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Грозит ли нам коровье бешенство

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.03.2001

 
Ирина МАСТЫКИНА,
обозреватель «Совершенно секретно»

К списку пострадавших от коровьего бешенства прибавляются все новые страны. Вновь выявлены, например, случаи заболевания скота в Германии. Это потребовало ужесточения мер со стороны ветеринарной службы России. В начале февраля этого года Департамент ветеринарии Минсельхоза России запретил ввоз коров из трех немецких земель: Баварии, Шлезвиг-Гольштейна и Нижней Саксонии. Но из Германии нельзя вывозить пока только живых коров. Ограничивать или сокращать импорт немецкой говядины, заявил руководитель департамента, главный государственный ветеринарный инспектор России Михаил Кравчук, повода пока нет.

Россия – один из крупнейших импортеров мяса, в том числе и из Германии. За год мы съедаем около 650 тысяч тонн говядины, свинины и баранины. И лишь 10 процентов из них – отечественного производства. Обманывать нас, продавая мясо зараженных животных, согласитесь, очень недальновидно.

– Заслон коровьему бешенству мы поставили мощный, – говорит Михаил Кравчук. – И в самих странах-поставщиках, и на границе, и непосредственно у производителей. Там в обязательном порядке находятся наши специалисты, контролирующие партии мяса, подготовленные для России. В Германии, например, их четыре, но мы собираемся увеличить количество ветеринаров, с тем чтобы они имели возможность отслеживать ситуацию на каждом предприятии-поставщике...

Четыре ветеринара на такую страну, как Германия, – конечно, капля в море. Но все они, контролирующие работу зарубежных коллег на местах (это касается любой страны), подтверждают: за границей к своим обязанностям специалисты относятся более чем серьезно. Скрупулезно выполняют все требования российской стороны. Система там отлажена отлично. В лабораториях, например, могут провести экспресс-анализ мозга забитого животного, в котором преимущественно накапливается патогенный белок, всего за десять часов. (Посмертный анализ срезов мозга коров занимает шестнадцать часов.) То есть ровно за столько, сколько необходимо для разделывания туши и заморозки мяса.

Обнаруженное больное животное моментально уничтожается. Его сжигают при температуре тысяча (!) градусов. Ни более низкая температура, ни ультрафиолетовое излучение, ни гамма-радиация на патогенный прион не действуют. Весь остальной скот – заметьте: здоровый! – тоже умерщвляется. После ликвидации стада ферма обрабатывается сильным дезинфицирующим веществом... Точно так же сотнями тысяч уничтожаются жвачные животные старше тридцати месяцев, более всего подверженные заболеванию, потому как протестировать в сжатые сроки весь имеющийся на фермах скот практически невозможно...

Ожидается, что в недалеком будущем в пятнадцати странах ЕС поголовье крупного рогатого скота уменьшится почти на два миллиона. Мера безопасности, конечно, беспрецедентная. Но вполне сопоставимая с опасностью, которую несет губкообразная энцефалопатия.

Болезнь эта не только коварная, но и малоизученная. Первую ее вспышку ученые зарегистрировали на фермах Великобритании в 1986 году. У коров вдруг снизилась масса тела, уменьшилось количество молока, появились двигательные расстройства, повышенная реакция на свет, звук, прикосновения. Но самое главное – изменилось их поведение. Животные стали боязливыми, нервозными и очень агрессивными – лягались, скрежетали зубами...

Эти невротические симптомы очень напоминали классическое коровье бешенство, которое существует с незапамятных времен и неизменно заканчивается смертью. Но вот некоторые новые проявления болезни явно сбивали с толку. И лишь исследование мозга павших от бешенства коров дало ученым объяснение необычных симптомов. Мозг буренок напоминал губку. Так новая болезнь получила название «губкообразная энцефалопатия».

Пик ее распространения пришелся в Великобритании на начало девяностых, когда заболевали десятки тысяч животных ежегодно. Предположение было одно – коровы заразились в результате добавок в их пищу мясокостной муки с костным мозгом, полученных от переработанных скелетов овец, павших от болезни скрепи

С введением санитарных мер число «бешеных» животных в Англии резко сократилось, однако болезнь стала регистрироваться в других странах, в основном европейских. На фермах скопились слишком большие запасы смертельных протеиновых добавок.

С момента выявления первых больных животных и по сей день в Великобритании зарегистрировано 179 тысяч случаев заболеваний губкообразной энцефалопатией крупного рогатого скота, в Ирландии – 424 случая, в Португалии – 353, в Швейцарии – 323, во Франции – 151 случай, в Бельгии – 18, в Германии и Нидерландах – по шесть, в Италии, Лихтенштейне и Аммане – по два, в Канаде, Дании, Люксембурге, Испании и на Фолклендских островах – по одному случаю. В ноябре 2000 года прошла информация о том, что хворые коровы с подозрительными симптомами выявлены неподалеку от наших границ – в Польше. Но в российском Департаменте ветеринарии нас заверили: подтверждений этому нет. Нет там подтверждений и о наличии губкообразной энцефалопатии на Украине. Хотя в конце того же года об этом в своей прессе официально сообщило украинское МЧС. Может, там перепутали новую форму коровьего бешенства с классической? Хотя симптомы у этих двух заболеваний несколько отличаются.

Ну а раз отличаются симптомы, должны отличаться и вирусы-возбудители заболеваний. Вот с начала появления в Великобритании новой формы коровьего бешенства ученые всех стран и кинулись искать эти самые возбудители смертельной болезни. И не могли найти. И вдруг – сенсация. Американский микробиолог Стэнли Прусинер публикует работу о том, что причиной заболевания губкообразной энцефалопатией являются вовсе не вирусы – обычные возбудители инфекционных заболеваний, а класс белков, содержащих патогенные частицы. Он назвал их «прионами». (Термин является сокращением от английских слов «белок инфекционный».)

Как пояснила Ольга Вольпина, доктор химических наук, сотрудник Института биоорганической химии, это открытие ставило под сомнение все основные законы биологии, поскольку за распространение инфекции оказалась ответственна структура, не содержащая генетического материала. Но впоследствии выводы Прусинера подтвердились. И за открытие приона в 1997 году ученый получил Нобелевскую премию в области медицины, а ряд инфекционных болезней, в том числе скрепи, куру, губкообразная энцефалопатия и новая форма болезни Крейтцфельда–Якоба – человеческого аналога тоже новой формы коровьего бешенства, назвали прионными.

Вклад Прусинера в науку трудно переоценить. Вслед за патогенными прионами он обнаружил и нормальные, здоровые. Они входят в состав нервных клеток всех без исключения живых организмов. Однако болезнь вызывают лишь патогенные прионы. Накапливаясь в клетке, они убивают ее. Болезнь прогрессирует.

Путаница тут началась страшная. Здоровые прионы, патогенные прионы... Самые сметливые ученые все же нашли выход из ситуации: публикуя свои научные статьи, они сразу поясняют, какой прион имеют в виду. Остальные исследователи до сих пор находятся в замешательстве.

Непонятного тут действительно много. И тот, и другой прион по своей химической структуре идентичны, а по физической – нет. Имеет патогенный прион и присущую только ему пространственную «упаковку». Отличить его от здорового внешне легко. Впрочем, это не приближает ученых к разгадке.

До сих пор все, что связано с прионными болезнями, оставляет очень много вопросов и нерешенных научных проблем. Неизвестно, например, что является посредником передачи информации от патогенного приона к нормальному. Если таковой найдется, то это изменит все взгляды на пути передачи инфекции. Много непонятного с несколько видоизмененной болезнью Крейтцфельда–Якоба, поражающей человека, отведавшего «бешеного» мяса.

Эта болезнь относится к тяжелым поражениям нервной системы, когда постепенно разрушаются клетки головного мозга. Первые симптомы заболевания – тревожное состояние, депрессия. Затем следуют дикие головные боли, потеря памяти и координации движений, слепота, конвульсии, снижение веса. Больной теряет способность говорить, тело его деревенеет.

Поставить прижизненный диагноз в клинике человеку, «подхватившему» смертельное заболевание от коровы, на сегодняшний день практически невозможно. К тому же болезнь Крейтцфельда–Якоба смахивает на некоторые другие заболевания нервной системы, в том числе болезнь Альцгеймера. «Противоядия» болезни Крейтцфельда–Якоба, которую врачи называют «медленной вирусной инфекцией» (заболевание может длиться от шести до двенадцати месяцев), не существует. Поэтому все обычно заканчивается летальным исходом. Успокаивают себя ученые только тем, что встречается эта неизлечимая «зараза» далеко не часто: из миллиона человек примерно у одного

По данным Михаила Кравчука, всего в мире с 1986 года, то есть с начала эпидемии коровьего бешенства, от болезни Крейтцфельда–Якоба погибли восемьдесят шесть человек. Большинство – в последние годы и главным образом в Англии. Шесть человек умерли в Чешской Республике чуть ли не на днях. Один – недавно в Дании. Однако есть опасения, что число заболевших и умерших может значительно увеличиться из-за большого инкубационного периода болезни – около тридцати лет.

В госпитале св. Марии в Лондоне три года назад в тяжелейшем состоянии с диагнозом «болезнь Крейтцфельда–Якоба» лежала двадцатичетырехлетняя Клэр Томкинз. Конечно, она была далеко не первой пострадавшей от коровьего бешенства, однако история болезни дочери фермера из графства Кент привлекла особое внимание ученых. Дело в том, что Клэр – вегетарианка, к тому времени она не ела мяса уже двенадцать лет. Как же тогда могла подхватить инфекцию? Профессор Джон Пэтисон, председатель правительственного консультативного совета по губкообразной энцефалопатии, считает, что все дело в длительном инкубационном периоде болезни. Скорее всего, Клэр заразилась мясом, съеденным задолго до начала ее вегетарианства.

Изучая проблему коровьего бешенства больше пятнадцати лет, ученые, наконец, решились поделиться своей гипотезой о наследственной передаче губкообразной энцефалопатии среди крупного рогатого скота. Это произошло после случая двухлетней давности. На одной из ферм Англии от зараженной коровьим бешенством матери родился инфицированный теленок. Все симптомы болезни были налицо. Вскрытие тоже показало обоснованность предположений. О такой же наследственности, по мнению специалистов, можно говорить и в отношении людей.

Тем более что сейчас в той же Англии медики бьются над спасением жизни самой маленькой своей пациентки, которой не исполнилось и годика. Ее мать уже скончалась от болезни Крейтцфельда–Якоба, возможно, «наградив» ею дочь еще в утробе. Если диагноз подтвердится, данный случай станет первым задокументированным свидетельством того, что этот смертельный и недостаточно изученный недуг может передаваться от матери к ребенку. Однако, скорее всего, окончательный диагноз болезни сможет установить лишь патологоанатом.

Пока же английские ученые предполагают: заболеванию Крейтцфельда–Якоба подвержены не все. К нему нужно иметь генетическую предрасположенность, и на сегодняшний день в Великобритании к группе риска относятся 40 процентов населения. Возбудитель инфекции может попасть в организм человека не только через съеденное мясо, но и через микроповреждения кожи или слизистых оболочек. В декабре прошлого года Европу потрясла новая гипотеза ученых: болезнь в состоянии передаваться и через донорскую кровь. Именно в связи с этим, как сообщила зарубежная пресса, американский Федеральный резервный банк крови отказался от закупки донорского материала в Европе...

Еще одно не менее страшное подозрение – человеческий аналог коровьего бешенства может быть передан посредством нейрохирургических операций или трансплантации. В глазной клинике Соединенного Королевства трем пациентам сделали операции по пересадке тканей роговицы и склеры, взятой у женщины, умершей от рака легких, – перед смертью она оставила письменное согласие на пересадку после своей кончины не поврежденных раковыми клетками органов нуждающимся. Как показало вскрытие, помимо рака, женщина страдала также болезнью Крейтцфельда–Якоба. До сих пор не выяснено, были ли результаты вскрытия известны к моменту операции и если да, то почему об этом своевременно не поставили в известность Всебританскую службу по пересадке тканей?

Так уничтожают туши животных, зараженных ящуром

К несчастью, все эти домыслы и нерешенные проблемы порождают массу слухов, панику и самые страшные прогнозы. Но Михаил Владимирович Кравчук считает их необоснованными. «Само заболевание опасно, – говорит он. – Но Россия от него свободна. Как нам сообщает санэпидслужба, ни одного случая подтвержденного заражения людей у нас в стране нет. Крупного рогатого скота тоже».

И знаете почему? Еще в начале восьмидесятых, на пороге первой вспышки коровьего бешенства в Англии, от беды нас спасла элементарная бедность. Тогда у нас не было средств закупать за границей костную и мясокостную муку для подкормки своих коров. Мы давали им сено, солому, силос, этим, как потом выяснилось, и спаслись. Не было бы счастья, да несчастье помогло...

Ну а потом, в 1990 году, когда возможность закупок уже появилась, российская Госветслужба ввела запрет на использование в качестве подкормки крупному рогатому скоту, овцам, козам и кроликам импортной муки животного происхождения, за исключением рыбной. Если Евросоюз ввел такие же ограничения для своего скота только в этом году и всего на полгода, то мы подстраховались десять лет назад

А в 1986 году, во избежание заноса на территорию Российской Федерации возбудителей губкообразной энцефалопатии и для снижения риска заболевания крупного рогатого скота, запретили ввоз из Великобритании говядины. Еще через несколько лет ограничили импорт продуктов и сырья животного происхождения от жвачных животных из Швейцарии, наложили вето на отгрузку говядины из стран Европейского Сообщества по реэкспорту. В настоящее время запрет на ввоз касается говядины из девяти департаментов Франции и шести графств Ирландии, а также живого скота из Франции, Нидерландов и Германии.

Усилен у нас контроль и над импортом кормов для домашних животных. Поставщик обязан дать стопроцентные гарантии принимающей стороне об отсутствии в сырье говядины или говяжьих субпродуктов из Великобритании.

Но разве мало за рубежом нечистых на руку коммерсантов, которые только и думают, как бы найти лазейки для контрабанды? По данным гамбургской прокуратуры, например, из Англии в Германию нелегально проникло около шестисот двадцати тонн подозрительной говядины. Четыреста сорок тонн прямым ходом отправились далее в Восточную Европу. В какие конкретно страны – неизвестно. Шестьдесят тонн удалось изъять в Гамбурге, а вот сто двадцать тонн арестовать не успели. Они разошлись по мясоперерабатывающим комбинатам. На одном, под Дрезденом, шестьдесят семь тонн мяса были переработаны в колбасные изделия, которые закупил солнечный Узбекистан.

Была одна попытка подсунуть контрабандную английскую говядину через третьи страны и нам, в Россию. В 1997 году на подобное мошенничество решились бельгийские бизнесмены. Они закупили в Англии большую партию говядины (не зараженную), срезали с туш клейма, перепаковали и под видом бельгийской отправили в Россию. Однако на границе контрабанду обнаружили. Был страшный скандал. Расследованием занялся Интерпол.

Тот инцидент произошел еще в самом начале европейской эпидемии губкообразной энцефалопатии. И во избежание повтора вынудил Россию заключить новые договоры на поставку мяса со странами, свободными от заразы. Реэкспорт, естественно, был категорически запрещен. Также экспортерам вменялось в обязанность поставлять нам мясо животных не старше тридцати месяцев, поскольку риск заражения губкообразной энцефалопатией более старой особи особенно велик. К тому же говядина должна быть без костей – в них также могут содержаться возбудители болезни. Всего же в ветеринарных требованиях к экспортерам насчитывалось тридцать восемь пунктов. Помимо всего, был определен порядок ввоза в Россию заменителей цельного и обезжиренного молока, хотя считается, что ни в молочные железы, ни в само молоко возбудители коровьего бешенства не проникают.

В начале февраля этого года безопасность молока и молочных продуктов в Германии окончательно подтвердили Федеральные научно-исследовательские центры молочной промышленности, вирусных болезней животных и Федеральный институт защиты здоровья потребителей и ветеринарной медицины. В своем заключении они рекомендовали «всем ветеринарным ведомствам разрешить импорт и транзит молока и молочных продуктов, независимо от статуса соответствующей страны-экспортера по спонгиформной энцефалопатии крупного рогатого скота».

Казалось бы, все меры предосторожности мы приняли. Однако, несмотря на это, ученые по-прежнему считают: прионные инфекции станут большой проблемой нового тысячелетия. Над их изучением уже более десятка лет бьются и наши ведущие институты, и сотрудники ветслужбы. Но, к сожалению, все они не имеют того оборудования, с которым работают их коллеги на Западе. Единственное, чем мы можем похвастаться, – новенькая лаборатория, полностью оснащенная современнейшей заморской техникой, благодаря которой у нас три года назад появилась возможность проверять все подозрительное отечественное мясо на губкообразную энцефалопатию. Без помощи правительства Москвы, выделившего для закупки лаборатории колоссальнейшие деньги, мы так бы и работали на всем устаревшем.

Находится эта лаборатория во ВНИИ защиты животных города Владимира, куда теперь ежегодно направляются не менее четырехсот обязательных проб с российских убойных пунктов и мясокомбинатов. «Сейчас мы делаем уже пятьсот восемьдесят проб вместо положенных четырехсот, – говорит Сергей Сергеевич Рыбаков, доктор биологических наук, заведующий лабораторией малоизученных болезней ВНИИ защиты животных. И будем дальше расширять обследование. Ради нашей с вами безопасности». Ради той же безопасности, кстати, здесь можно проверить и подозрительное импортное мясо. Увы, не все. Возможности маленькой лаборатории ограничены.

Впрочем, как выяснилось недавно, опасно не только импортное мясо. Ученые предполагают, что возбудители болезни Крейтцфельда–Якоба могут скрываться в жирах и желатине, которые используют для приготовления различных кондитерских изделий и сладостей. Специалисты немецкого Института защиты здоровья и ветеринарной медицины полагают, что как минимум шесть видов используемых в этих целях жиров и масел могут содержать микрочастицы головного и спинного мозга зараженных бешенством коров. Не исключено, что зараза не обошла и косметические средства, например кремы, приготовленные из животного сырья без надлежащего контроля.

Подхватить патогенный белок можно даже с рядом лекарственных препаратов. Например, с липоцеребрином, церебролизином, церебро-лецитином, содержащими вещества мозговой ткани убойного скота, гормонами, изготовляемыми из гипофиза человека, в том числе гормоном роста. Кроме того, в черный список входят лекарства, полученные из сыворотки крови, например иммуноглобулины. Гарантии в том, что они не содержат ядовитый белок, нет.

Специалисты по производству медицинских препаратов заявляют об этом уже совершенно открыто. Большую часть интервью уделил этой теме в украинских газетах и член-корреспондент Академии наук Украины профессор Аркадий Фролов. «Возможности проникнуть в организм человека у патогенных прионов самые неограниченные», – подчеркнул он.

В феврале профессор Фролов возглавил на Украине научную группу, которая собирается заняться изучением прионных инфекций. Российским ученым этот вопрос тоже многие годы не дает покоя. Но где оборудованные по последнему слову техники лаборатории? Где современные тест-системы? Многих, впрочем, это не останавливает. Вот они и «колдуют» на стареньком оборудовании своих НИИ.

В 1997 году в Москве специалистами, занимающимися прионными болезнями, был впервые разработан проект крупной программы «Прионы и прионные болезни человека и животных». Его долго рассматривали многие заинтересованные институты, министерства и ведомства, но найти двести миллионов рублей, необходимых для реализации поставленных задач, к сожалению, так и не удалось.

– Программа действительно нуждалась в крупных вложениях, – рассказывает заместитель начальника отдела Департамента госсанэпиднадзора Минздрава России Надежда Жилина. – Исследования-то собирались проводить и прикладные (разработка тест-систем, организация центра), и фундаментальные, то есть изучать сам прион: что он собой представляет, почему становится патогенным, как передается. А для этого необходимы дорогостоящие реагенты, специальная аппаратура... Программа и зависла. Но, вопреки всему, в наших институтах ученые все равно продолжают работать над проблемой приона.

В частности, у нас в Департаменте госсанэпиднадзора существует федеральная целевая программа «Защита от патогенов», утвержденная в 1999 году правительством, которым она и финансируется. Там мы и нашли возможность реализовать одно из направлений – изучение губкообразной энцефалопатии. Появится другая программа, включим прионную и туда. Пока во всем мире, к сожалению, существует лишь постмортальная диагностика прионной инфекции. А всем требуется прижизненная. Это очень сложная задача, но нам необходимо ее решить. Поэтому мы очень надеемся реанимировать программу 1997 года. Она ведь до сих пор не устарела...

А пока наши ветеринары покупают прионные тест-системы за границей. Своих, увы, еще не разработали. Правда, в том же, 1997-м два питерских ученых, Михаил Полосатов и Фридрих Носков, для диагностики губкообразной энцефалопатии предложили свою тест-систему – иммунно-ферментную. Испытания ее проводились в двух московских институтах – на инфицированном прионами материале, полученном из-за рубежа. Но, к сожалению, результат получился отрицательным: питерская тест-система не обнаруживала патогенные прионы, она попросту оказалась несовершенной. Видно, нам еще долгие годы придется зависеть от иностранцев...

Хорошо хоть Россия чиста от губкообразной энцефалопатии. Но не от других серьезных заболеваний, которые передаются через мясопродукты. Например, сибирской язвы, ящура, классической чумы свиней, оспы овец, бруцеллеза, трихинеллеза, сальмонеллеза. Поскольку стихийных рынков в каждом городе – хоть отбавляй: что в переходах, что на трассах (какая уж там ветэкспертиза!), случаев заболевания людей тоже предостаточно.

Только от сальмонеллеза у нас в год погибают шестьдесят – семьдесят человек. А трихинеллезом заражаются сотни, если не тысячи. Помните недавний случай в Краснодарском крае? Отмечали жители станицы Киевская праздник урожая. Наелись приготовленных местным колбасным цехом шашлычков из мяса дикого кабана, а потом все дружно загремели в больницу с диагнозом «трихинеллез».

Выяснилось, что виной всему непрожаренные шашлыки, да к тому же из мяса, не прошедшего санитарно-ветеринарный контроль. Отравление, к счастью, оказалось не смертельным. А вот прошлогодняя вспышка бруцеллеза на Ставрополье закончилась потерями...

Мы сами создаем себе проблемы – в поисках мяса получше, а главное, подешевле идем на стихийные рынки. Чуть ли не вся Москва в свое время отоваривалась на Киевском рынке – дешево. А надежно ли? Теперь рынок закрыли. Мы перекочевали на оптовые. А кто знает, что там предлагают? Для больших городов вопрос контрабандного мяса, конечно, менее актуален. Хотя и в Москве, и в Питере случались прецеденты. Мы почему-то стесняемся попросить у торговца заключение ветслужбы или хотя бы поинтересоваться, есть ли на рынке лаборатория ветэкспертизы, дающая гарантию качества продукта. Как-то не задумываемся, что от этого зависит если не наша жизнь, то, по крайней мере, здоровье.

Покупая мясо, обязательно обращайте внимание на клеймо, которое должно быть на туше. Мясную продукцию без маркировки покупать не стоит. Себе дороже выйдет. Ну а еще лучше поменьше употреблять в пищу говядину. Сократили же ее потребление в Германии на целых 40 процентов, и ничего – живут. Если уж совсем не можете обойтись без мяса, покупайте парное – отечественное, а не замороженное импортное. И в проверенных местах. Или переходите на баранину и свинину. Включайте в свой рацион молочные продукты. Ешьте рыбу, морепродукты и птицу. Ведь даже Папа Римский давно уже перешел на диетическую индейку...

Р. S. Автор выражает благодарность пресс-видеоцентру Министерства сельского хозяйства РФ и лично Ирине Розановой и Владиславу Темникову.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку