НОВОСТИ
В Солнечногорске задержан за взятку первый замглавы администрации
sovsekretnoru

Гроб на двоих

Автор: Владимир ВОРОНОВ
01.11.2011

 

 

«Ну и погодка!»– мрачно подумала Дороти Хэндерс и сбила снег с сапог, прежде чем войти в здание. Зима в этом году действительно выдалась на удивление суровой. Старожилы не могли вспомнить, чтобы за декабрь выпадало столько снега. Некоторые дотошные статистики даже утверждали, что это был самый снежный декабрь в истории метеорологических наблюдений.
Парковочная стоянка находилась во дворе здания похоронного бюро и для того, чтобы добраться до крыльца, нужно было пробираться по высоченным сугробам. Поэтому Дороти вошла в здание с черного входа, выходившего во двор, и очутилась в подвале. Глядя перед собой и стараясь не смотреть по сторонам, она быстро прошла крематорий, морг и выставочный зал, в котором стояли образцы гробов. «Главное – не обращать внимание на острый запах бальзамировочной жидкости, чтобы не закружилась голова»,– подумала Дороти и с сомнением посмотрела на крутую лестницу, ведущую на первый этаж. Подняться по такой лестнице стоило немалых трудов, особенно в ее возрасте. Поэтому она решила подняться на лифте. Она проработала в похоронном бюро Бенджамена Бортасара треть века, а если быть точным, то тридцать пять лет, но так и не смогла привыкла к нему за все эти годы. Особенно неуютно Дороти себя чувствовала по ночам, когда в бюро никого не было и когда в здании было особенно жутко.
По правде говоря, Дороти Хэндерс была сама виновата в том, что не смотрела сейчас телевизор дома, удобно устроившись на мягком диване с коробкой любимых конфет и пушистой кошкой, свернувшейся калачиком у нее на коленях. Во всем была виновата ее забывчивость. Она поднялась на первый этаж, вошла в свою комнату и выписала адрес Клайва Бакстера. Если бы она не забыла, как обычно, приклеить его к гробу, чтобы водитель катафалка знал, куда завтра ехать на похороны, то ей не пришлось бы поздно вечером, когда все нормальные люди отдыхают, стремглав голову бежать на работу и исправлять свою оплошность.
Хэндерс вошла в часовенку и вновь вздохнула.
«Бедный Клайв!– промелькнула печальная мысль.– У него сейчас такое горе – погибла любимая жена! А тут еще Чарльз отличился – всучил ему гроб из красного дерева, самую дорогую нашу модель. Очень некрасивый поступок с его стороны. Порой ей казалось, что у нет ни малейшего понятия о такте и жалости к ближнему. Старый мистер Бортасар всегда был предельно вежлив и никогда не пытался заработать на чужом горе несколько лишних долларов».
Приклеив бумажку с адресом к гробу, Дороти Хэндерс облегченно вздохнула и пошла обратно. Она уже протянула руку к кнопке вызова лифта, как послышался звук открываемой входной двери. Услышав голоса мужчины и женщины, Дороти сразу узнала в них Чарльза и Сару. Она сразу обратила внимание, что они явно возбуждены и о чем-то горячо спорят. В последнее время супруги стали часто ссориться, невесело отметила она про себя.
Дороти нахмурилась. Она попала в неловкое положение и не знала, как ей поступить: сообщить негромким кашлем о своем присутствии или и спрятаться в шкафу и попытаться переждать. Как ни поступай, а положение все равно неловкое. В конце концов, она подумала, что, если выйти, то придется объяснять свое позднее присутствие на работе, и решила спрятаться, чтобы не выслушивать от Чарльза упреки в плохой работе. Хэндерс быстро забралась в шкаф, но дверцу оставила приоткрытой, чтобы видеть через щель коридор. Голоса приближались. Дороти едва-едва успела осторожно, чтобы не заскрипеть, закрыть дверцу.
Дороти Хэндерс не жаловалась на жизнь. Ей нравилось работать у отца Сары, старого мистера Бортасара. Он был, если можно так выразиться, асом в своей профессии и знал о похоронном деле все. И в довершение ко всему обладал и столь редко встречающимся среди гробовщиков тактом. Чарльза Кронина же мисс Хэндерс невзлюбила с первого дня знакомства. Вернее, с того самого дня, как увидела его в ресторане в обществе другой женщины. Она очень рассердилась, потому что тогда он уже встречался с Сарой и даже успел сделать предложение. Дороти тогда не спала всю ночь, решая, как ей поступить. Она никому не рассказала о встрече в ресторане, хотя не раз об этом жалела. Он, слава Богу, ее тогда не заметил и не подозревал, что ей известна его тайна. Не нравился Кронин Дороти не только как человек. Она была далеко не в восторге и от его деловых качеств. Ей не нравились его деловые качества, не нравилось, как он ведет дела. Бизнесмен из него оказался очень посредственный. Несмотря на постоянно повышаемые и без того немаленькие цены за услуги, дела похоронного бюро с каждым днем шли все хуже и хуже. Расходы росли, доходы снижались, деньги утекали неизвестно куда. Сара, по твердому убеждению Дороти, совершенно напрасно передала бизнес мужу и сделала его директором похоронного бюро. И уж конечно, она бедняжка даже не догадывается, что недалек тот день, когда похоронное бюро Бортасара ждет банкротство.
– Мы не можем этого себе позволить!– Чарльз Кронин не скрывал своего раздражения. Он говорил громко, потому что был уверен, что, кроме них, в похоронном бюро никого нет. – Ты же прекрасно знаешь, что я не печатаю деньги и не могу сорить ими направо и налево. Необходимо жить по средствам.
– Но где же тогда наши деньги?– обиженно воскликнула Сара.– Мне очень нужен настоящий, полноценный отпуск. Мне во что бы то ни стало нужно отдохнуть. Я уже забыла, что это такое; а ты, наверное, никогда и не знал. Подумать только, у нас даже не было, как у нормальных людей, медового месяца. Ты три дня безвылазно просидел на стадионе и все это время не обращал на меня ни малейшего внимания.. Как будто меня не существовало! Как будто я пустое место, а не твоя законная жена!
Сейчас они стояли на виду у Дороти у самого верха лестницы. Наверное, поэтому она отчетливо видела все, что произошло в следующее мгновение. Чарльз Кронин неожиданно бросился к супруге и обеими руками изо всех сил толкнул ее. Сначала Дороти Хэндерс показалось, что этот пронзительный крик вырвался из ее горла – такой ужас она испытала . Она не сразу поняла, что это кричит Сара. Еще ей показалось, что время в ту секунду почти остановилось. У нее промелькнула страшная мысль, что крик Сары никогда не закончится и будет звучать в ее ушах вечно, до последнего дня ее жизни.
Конечно, она ошибалась. Крик, как и все на этой земле, закончился. За грохотом падения в похоронном бюро наступила гробовая тишина. Сара скатилась с лестницы и сейчас лежала у двери в морг, не подавая признаков жизни.
Дороти была в шоке. Она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, ее парализовал страх. Сейчас, она, конечно, жалела, что пять минут назад не сообщила им о своем присутствии, а дальновидно, как ей тогда казалось, решила спрятаться. Что ей теперь делать? Бежать звонить в службу спасения? Ну а дальше то что? Доказать свои слова она не могла.
Кронин просто скажет, что это была трагическая случайность: Сара оступилась или споткнулась и упала с лестницы. А то еще возьмет и обвинит ее в том, что это она столкнула Сару. С него станется – парень он наглый!
Пока эти панические мысли метались в голове Дороти Хэндерс, Чарльз Кронин спокойно зашел в ее кабинет и снял трубку телефона.
– Джейн, это ты?– Чарльз забыл выключить внутреннюю связь, и она отчетливо слышала весь разговор.– Да, все в порядке. Не волнуйся, дело сделано. Она только что упала с лестницы. Наконец мы свободны.
– Чарльз, ты уверен, что она мертва?– переспросила Джейн. Она, очевидно, была осторожной женщиной и привыкла все проверять.
– Конечно, уверен,– заверил ее Кронин.– Готов биться об заклад, она сломала шею. Ты бы видела, как она катилась и подпрыгивала на ступеньках, как мячик. Обхохочешься! После таких падений не живут, можешь мне поверить. Мы освободились от нее.
– Пульс не проверял?– не сдавалась осторожная Джейн.
– Зачем?– пожал плечами Чарльз.– Я и без пульса знаю, что Сара мертва. Не волнуйся, все идет по плану. Завтра утром Дороти придет на работу и найдет ее труп.
– Что мне нужно будет говорить полиции?
– Говори, что мы с Сарой поссорились и она ушла из дома. Только смотри, ничего не перепутай. Не теряй бдительности, будь начеку. Действуй по плану, как договаривались.
– Не беспокойся, не перепутаю,– недовольно бросила Джейн.– Ты за собой лучше следи. Постарайся, чтобы все и дальше шло, как сейчас. Я устала ждать.
– Ну Джейн, ты же знаешь, что я не смогу сразу получить наследство,– начал оправдываться Чарльз, у которого как рукой сняло все веселье.– В любом случае придется подождать несколько месяцев. Тут ничего не сделаешь, поверь мне... Ты напрасно беспокоишься, любимая. У меня достаточно наличных денег, чтобы поселить тебя в Балтиморе и чтобы ты ни в чем не нуждалась.
– В Балтиморе?– в ужасе воскликнула любовница Кронина.– Ты что, смеешься надо мной? Я так и знала, что от тебя следует ждать какой-нибудь гадости. Я хочу в Рио, а не в твой занюханный Балтимор! Ты что, забыл, о чем мы договаривались? Ты же мне обещал, клялся здоровьем матери! Забыл? Как после этого тебе можно верить?
– О Рио пока придется забыть, милая. Нужно какое-то время потерпеть. Будь умницей, Джейн, потерпи еще немного. Не бойся, мы будем регулярно видеться. Я буду приезжать к тебе на выходные. Необходимо получить наследство. Как только я получу деньги, мы с тобой станем богачами и поедем загорать в твой любимый Рио. Сейчас же какое-то время нужно будет жить экономно.
Чарльз тяжело вздохнул и положил трубку. Он вышел из кабинета Хэндерс и пошел по коридору. Дороти на всякий случай решила подождать и осталась в шкафе и после того, как хлопнула входная дверь. Она выбралась из своего убежища через несколько минут после ухода директора похоронного бюро. Как же доказать, что Сара не упала сама, что ее толкнул Чарльз Кронин? Если позвонить в полицию, то стражи порядка первым делом, естественно, поинтересуются, а что она сама делала на работе в столь поздний час? И при этом еще и спряталась в шкафу. Они могут не поверить ее объяснениям о забытом адресе. Не исключено, что копы попытаются обвинить в смерти Сары… ее.
Существовала еще одна серьезная опасность. Чарльз, как только узнает, что она все видела и является свидетельницей, спокойно, не моргнув глазом, столкнет ее с лестницы так же, как жену. Или организует ей какой-нибудь другой «несчастнывй случай». Ему свидетельницы, конечно, ни к чему.
Постепенно Дороти взяла себя в руки. Она успокоилась и начала спускаться вниз, туда, где лежало неподвижное тело Сары Бортасар. Очень медленно. Очень осторожно, как будто шла по минному полю. У нее еще теплилась слабая надежда, что Чарльз ошибся и что хозяйка жива. Но еще за пару шагов до того места, где лежала Сара, по неестественному положению ее головы Дороти поняла, что та мертва – у живых людей шея не может быть так неестественно выгнута. Для успокоения совести Хэндерс все же нагнулась над телом и попыталась найти пульс. Она с пару минут щупала шею Сары, но как и следовало ожидать, никаких признаков жизни не нашла.
Дороти Хэндерс вновь задумалась. Сейчас во что бы то ни стало нужно решать, что делать дальше. Через несколько минут у нее родился план. План был рискованный, но сейчас она была в таком состоянии, что ничего другого придумать не могла. Правда, Дороти сильно рисковала: если она ошиблась и что-то сорвется, ее обвинят в убийстве Сары и ей будет нелегко доказать свою невиновность.
Дороти Хэндерс зашла в морг. Она достала из ящика стола резиновые перчатки, натянула их и взялась за работу.
Домой Дороти вернулась далеко за полночь. Она так устала, что с трудом передвигала ноги по глубокому снегу. Однако, придя домой, несмотря на усталость долго не могла уснуть. Волнение гнало сон, и она лежала с открытыми глазами и смотрела в темноту…
Когда на следующее утро Дороти Хэндерс пришла на работу, дворник уже очистил тротуар перед похоронным бюро и парковочную стоянку от снега. Дороти, конечно, не выспалась, но сейчас ей было не до сна. Она выпила две чашки очень крепкого кофе, села у себя в кабинете и принялась напрядено ждать.
Ждать пришлось недолго. В четверть десятого наконец позвонил Чарльз Кронин.
– Дороти, вы не видели Сару?– спросил он, даже не поздоровавшись. В его голосе слышалось поддельное сочувствие.
– Нет,– ответила Дороти Хэндерс. Она постаралась говорить, как можно более спокойным голосом. Чарльз не должен ничего заподозрить, иначе ее план провалится.– А в чем дело? Что-то случилось?
– Не знаю...– пробормотал Чарльз после продолжительной паузы. К такому повороту событий он был явно не готов. Сейчас в его голосе было неподдельное удивление. Тщательно разработанный план рушился. Труп жены, который он оставил поздно вечером в бюро… исчез.– Я проснулся, а Сары нет. Постель аккуратно заправлена. Странно. Раньше она никогда не уходила на работу без меня. Даже не знаю, что думать.
– Да, странно,– согласилась Дороти и замолчала.
– Поищите ее, Дороти, будьте добры?– попросил Кронин, которого, похоже, начала охватывать паника.– Может, она пришла раньше вас и сейчас сидит работает у себя в кабинете?
– Конечно, поищу. Подождите секундочку, я мигом.– Дороти Хэндерс положила трубку на стол, неторопливо сосчитала до двадцати и вновь взяла трубку.– В кабинете ее нет, мистер Кронин.– Она слегка учащенно дышала, словно от быстрой ходьбы.– В бюро ее нет, это точно. Она сегодня еще не приходила.
– Я... Я сейчас приеду,– торопливо произнес Чарльз и положил трубку...
– Что нового?– участливо поинтересовалась Дороти через полчаса, когда бледный от испуга Кронин примчался в похоронное бюро искать труп супруги.
– Ничего,– дрожащим голосом ответил он. Сейчас удивление сменил неприкрытый страх. Чарльз наверняка думал, что ошибся с диагнозом и что Сара жива. Наверное, он ругал себя последними словами за то, что не последовал совету Джейн и не проверил у нее пульс. Но тут возникал неизбежный вопрос: если Сара жива, то куда же она, черт возьми, делась?– Сары нигде нет. Даже и не знаю, что думать. У меня очень тревожно на душе.
– Может, позвонить в полицию, мистер Кронин?– участливо предложила Дороти Хэндерс.– Если она, конечно, пропала...
– Что значит «если она, конечно, пропала»?
– Ничего особенного. Просто большинство из тех, кого считают пропавшими, объявляются через день-другой,– спокойно объяснила Дороти.– А не могла Сара поехать к родным?
– Исключено,– уныло покачал головой Кронин.– На нее это не похоже. Она ездит к ним крайне редко. Даже если бы она решила их навестить, то обязательно бы меня предупредила.
– Я могу чем-нибудь помочь?
– Можете, Дороти. Поезжайте вместо меня на похороны Нелли Бакстер,– попросил Чарльз Кронин.– Надеюсь, Клайв меня простит, когда узнает причину моего отсутствия. У него жена погибла, а моя пропала.
– Конечно, поеду, мистер Кронин. Не беспокойтесь, все будет хорошо...
Рассеянно слушая панихиду по Нелли Бакстер, Дороти Хэндерс думала о Саре Бортасар и о том, что произошло вчера вечером в похоронном бюро. По иронии судьбы, Чарльз сам вырыл себе могилу, образно, конечно, выражаясь. Это ведь он уговорил Бакстера купить для маленькой и худенькой жены дорогой просторный гроб, места в котором вполне хватит для двоих. И при этом никакого риска, что кто-то найдет труп Сары, которая тоже была стройной женщиной. Никому и в голову не придет эксгумировать труп Нелли. Ее лицо было очень обезображено после аварии. Поэтому Клайв настоял, чтобы гроб заколотили еще в морге. Он не хотел, чтобы его жену красавицу видели в таком состоянии.
Через несколько минут заиграл орган. Воздух наполнился ароматом горящих свечей. Интересно, подумала Дороти Хэндерс, знает ли мистер Кронин о том, что пропавший человек официально объявляется мертвым только спустя семь лет после исчезновения? Она очень сомневалась, что его любовница Джейн, не отличающаяся, похоже, терпением, согласится так долго ждать денег и поездки в Рио. К тому же, пожелавший остаться неизвестным доброжелатель лет этак через пять-шесть, аккурат накануне признания его наследником, всегда может позвонить в полицию и подсказать, где искать пропавшую жену.


Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку