НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Государевы подкопы

Автор: Искандер КУЗЕЕВ
01.03.2006

 
Таисия БЕЛОУСОВА
Обозреватель «Совершенно секретно»

Церковь Вознесения
ИТАР-ТАСС

«Бе же церковь та велми чюдна высотою и красотою и светлостию, такова не бывала прежде сего на Руси», – восхищался летописец церковью Вознесения. По одной версии, ее построили в ознаменование победы Василия III над 40-тысячной ордой крымского царевича Ислам-Гирея в 1528 году; по другой – в честь рождения долгожданного первенца, сына Ивана (будущего Грозного), в 1530 году.

Значительная высота церкви (62 метра) и толщина ее стен (от 2,5 до 3 метров) объяснялись просто. По преданию, рядом с церковью, с северной ее стороны, одновременно возвели загородный дворец великого князя Василия III. Поскольку в XVI столетии с юга то и дело накатывали орды крымских татар, в целях великокняжеской безопасности церковь служила сторожевой башней – подняться на ее верх можно было по лестнице, скрывавшейся в толще стен.

Через год после окончания строительства Василий III скоропостижно скончался. Село Коломенское облюбовал под свое загородное житье Иван Грозный. Не одно столетие волновали кладоискателей слухи о несметных сокровищах, конфискованных Иваном Грозным в 1570 году у новгородцев и спрятанных где-то под церковью Вознесения.

В 1996 году, чтобы оценить состояние фундаментов храма, рабочие по распоряжению архитектора заложили шурф у одной из колонн храма и нашли в песке… останки кладоискателя. Колонны, возведенные на арочных фундаментах, были впоследствии засыпаны песком. Внутри колонн имелись небольшие камеры, в которых арка фундамента была замурована кирпичом. Кладоискатель, проникнув в камеру, решил, что за замуровкой находится подземный ход, ведущий в тайник с сокровищами. Чтобы не шуметь, он не стал пробивать замуровку, а просто подкопался под нее. Выбирая песок, он устроил метровый проход, но глыбы песка рухнули и похоронили его под собой. Одежда кладоискателя почти истлела, только плохонькие опорки позволили предположить, что трагедия произошла в конце XIX – начале XX века.

До октябрьского переворота в церкви Вознесения искал клад и церковный староста Капелькин. Пытаясь проникнуть в тайник снаружи, он прокопал траншею и нашел два заложенных окна, выводивших из церковного подклета. В полу этого подклета Капелькин пробурил две глубокие скважины, сломал бур, да и махнул на клад рукой.

Известный археолог Игнатий Яковлевич Стеллецкий также верил в существование грозненского клада в Коломенском. Поначалу он полагал, что ценности могут находиться в тайниках, устроенных в стенах узкой лестницы, винтообразно поднимающейся на верхний ярус храма. Но тщательное обследование, проведенное в 1924 году, показало ошибочность данной версии. Тогда археолог решил, что клад находится в тайном подземелье, устроенном под церковью. Согласно версии археолога, в северной части подклета существовала потайная палата, связанная проходом с подземельями дворца великого князя Василия III. В 1930 году Стеллецкий подает докладную записку в ЦИК СССР с предложением организовать работу по розыску исторических кладов. И получает разрешение на розыски тайника в Коломенском.

По описанию археолога, подклет церкви представлял собой «каменный ящик, сложенный из циклопических глыб». Размеры его – 3,6 х 1,8 метра, высота в рост человека. В ту пору подклет был завален землей, в каменном полу виднелась квадратная яма, пробитая кладоискателем Капелькиным, а в одной из стен кто-то в поисках клада выдолбил нишу.

«Тяжелым патроном (речь идет о буровом снаряде. – Авт.) в метр длиной, на блоках, была пробита каменная замуровка шахтой до 10 метров, – писал Стеллецкий в своей докладной записке. – Чем глубже долбил патрон, тем сильнее и звонче был гул, забойщик-татарин взмолился, прося подвесить его, чтобы ему ненароком не провалиться в тартарары... На 10-м метре показалась глина… В глине гул становился глуше и отчетливо пошел по направлению к северу, под бывший великокняжеский дворец Василия III, почти примыкавший к храму. Необходим был бур, которым можно было со дна шахты установить глубину залегания свода таинственного подземелья, однако во всей Москве бура экстренно не нашлось»

Закончить работы в храме Вознесения тогда не удалось. Опасаясь повреждения архитектурного памятника, против кладоискательства Стеллецкого выступило руководство музея.

В 1997–1998 годах церковь Вознесения обследовали геофизики АО «Фром». При обследовании подклета выяснилось, что церковь стоит на фундаментной плите толщиной до 4 метров. В середине подклета на глубине 1,5–2 метров от пола «вырисовывается» некая сводчатая структура (возможно, палата), высота ее – 4 метра, диаметр – около 5 метров. Что собой представляла эта структура и для чего она предназначалась? Ответы можно было бы получить после бурения, но денег на эти работы не нашлось.

Имеется ли в действительности подземный тайник под церковью Вознесения или же это просто слухи? Для ответа на этот вопрос полезно будет вспомнить историю храма.

Постройку церкви Вознесения, взятой под охрану ЮНЕСКО как уникальный памятник архитектуры, долго приписывали зодчему Алевизу Фрязину Новому. И только недавно в нескольких статьях, посвященных Коломенскому, архитектором церкви был назван Петрок Малый. Петрок Малый Фрязин, прибывший из Италии в Москву в 1528 году с посольством Папы Римского Климента VII, гордо именовал себя «папским архитектором». Лет десять назад при изучении его биографии меня удивило одно обстоятельство. До 1533 года ему не поручали особо важных работ, кроме возведения пристройки к колокольне Ивана Великого. Вряд ли Василий III допустил бы, чтобы папский архитектор «простаивал». Если же в эти пять лет Петрок построил еще церковь Вознесения и дворец Василия III в Коломенском, тогда все встает на свои места.

Мэр Москвы Юрий Лужков и главный археолог столицы Александр Векслер на раскопках в Коломенском
АЛЕКСАНДР ЗАЙЦЕВ

Способен ли был Петрок Малый создать тайное хранилище в Коломенском? Судите сами. В 1533 году после кончины мужа Василия III Елена Глинская поручает Петроку строительство второго оборонительного кольца Москвы – китайгородской крепости. Два года у архитектора ушло на создание вокруг Китай-города огромного рва. А в 1535–1539 годах по проекту Петрока и под его руководством возводится мощная крепостная стена длиной 2567 метров с двенадцатью грозными башнями. Летописец не зря называл мастеров китайгородской крепости «хитрецами», ведь под всей ее стеной и каждой башней существовали подземные тайники. Если Петрок Малый смог оснастить ими огромную крепость, то устроить тайник под небольшой церковью в Коломенском и соединить его подземным ходом с великокняжеским дворцом для него, конечно же, не составляло труда.

В 1539 году Петрока послали в Себеж, чтобы заложить новый город. Возвращаясь в Москву, Петрок заезжает в Псково-Печорский монастырь, из которого внезапно бежит в Ливонию, в город Новогрудок. Беглеца вскоре поймали. Можно предположить, что послужило причиной этого побега. Перед устройством тайников китайгородской крепости Петрок наверняка познакомился с таковыми же в Кремле, а возможно, связал те и другие между собой. Добавьте к этому подземные тайны Коломенского. Петрок понимал: знание этих секретов не пройдет ему даром. Попроси он разрешения вернуться в Италию, его тут же бросили бы в темницу, как Аристотеля Фиораванти. В конечном итоге, видимо, так и произошло. После 1539 года имя Петрока Малого Фрязина в летописях уже не встречается.

Церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи

В южной части Коломенского пролегает глубокий Голосовой овраг. За оврагом на крутом берегу Москвы-реки возвышается церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи. Церковь эту приписывают Барме (тому самому, который вместе с зодчим Постником в 1555–1561 годах построил на Красной площади собор Василия Блаженного). В 1880 году при ремонте собора архитектор Н.В. Никитин обнаружил следы бойниц и подземного хода.

Если церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи предполагалось использовать в целях обороны, то в существовании здесь подземного хода нет ничего необыкновенного. (В 1932 году, например, при земляных работах напротив Спасских ворот рабочие нашли подземный ход, который шел по направлению к собору Василия Блаженного. В этом подземелье лежало несколько скелетов в воинских доспехах XVIII века. По мнению Стеллецкого, в древности нижняя часть собора Василия Блаженного предназначалась для ведения боя.)

В конце 1970-х годов при реставрации церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи почти в самом ее центре был обнаружен лаз в подземный ход, который ступенями уходил куда-то вниз (лестница была засыпана землей). По версии инженера В. Ф. Першнева, руководившего реставрационными работами, ход должен был вести в тайное хранилище. Но расчищать лестницу реставраторам не разрешили.

Храм Казанской Божьей Матери

В том же, 1930 году Стеллецкий узнал о подземном ходе из церкви Казанской Божьей Матери, который шел в сторону Москвы-реки. Старожилы указали археологу на место в подвалах Казанской церкви, где находилось устье тайника, загороженное в 1899 году печью. По их уверениям, ход приводил в церковь Вознесения.

«Из церкви и алтаря, – писал археолог в дневнике, – в подвал ведут два люка и два покатых коридора. Частично печь разобрана, и на глубине 2-х метров обнаружены белокаменные плиты, порог, массивный ключ от железной двери и искусственная засыпка какой-то пустоты». Но выбирать засыпку не разрешил архитектор музея, поскольку печь в любой момент могла рухнуть.

Церковь Казанской Божьей Матери заложена в 1644 году. Но, видимо, из-за смерти Михаила Федоровича в 1645 году строительные работы приостановились. В июле 1648 года в Москве начался Соляной бунт, длившийся три дня и напугавший царя Алексея Михайловича. Спасая своего воспитателя и свояка боярина Бориса Морозова, царь был вынужден выдать на растерзание толпы боярина Плещеева. Позже народ увидел Морозова на московской улице, за ним началась погоня. Но боярину по подземному ходу удалось ускользнуть от преследователей и пробраться в Кремль.

Думается, эти драматические события должны были заставить царя Алексея Михайловича позаботиться и о путях тайной эвакуации из коломенского дворца. Строительство его, как и церкви Казанской Божьей Матери, продолжилось весной 1649 года. Тут любопытно следующее. В апреле того же года царь неожиданно появляется в заштатном Николаевском-Перервинском монастыре. Обитель эта, основанная в XV веке на левом берегу Москвы-реки, к юго-востоку от Коломенского, влачила жалкое существование, а после разорения в Смутное время и вовсе пришла в упадок. А тут является государь и выделяет средства на строительство, устанавливает налоговые льготы, выделяет обители не только земельные угодья, но и крестьян. В дальнейшем Петр I, Петр II и императрица Анна Ивановна продолжали осыпать обитель дарами. К середине XVIII столетия по богатству этот заштатный монастырь мог соперничать с крупнейшими московскими обителями. Спрашивается, за что Николаевскому-Перервинскому монастырю выпало такое счастье? Не за то ли, что он был хранителем неких царских тайн? А что, если тайный ход, из церкви Казанской Божьей Матери вел не к церкви Вознесения, а за Москву-реку, в Перервинский монастырь?

От Коломенского до Николаевского-Перервинского монастыря расстояние небольшое, всего 1067 метров. Мастеров для устройства подземного хода московским государям было не занимать. При царе Михаиле Федоровиче и Алексее Федоровиче для сооружения крепостей приезжали немецкие и голландские, литовские и польские инженеры и «подкопные» мастера. Российские зодчие знакомились с опытом западных фортификаторов, да и сами придумывали немало подземных «хитростей».

А могли ли мастера в то время устроить ход под рекой? Я этого не исключаю, и вот почему.

Согласно «доношению» княза Юрия Алексеевича Долгорукого, в ноябре 1657 года «смольянин» (уроженец Смоленска) Василий Азанчеев пытался соорудить ход под Москвой-рекой в районе нынешнего Крымского моста. Отступив 149 метров от реки, Азанчеев принялся устраивать «подкоп». Пятнадцатью ступенями «подкоп» спускался на глубину 8,5 метра, откуда должен был пройти под рекой. Но в этом месте подкопщикам встретился «водяной ключ», и подкоп затопило. Азанчеев устроил другой подкоп в семидесяти метрах выше по реке, но его постигла та же участь. Осмотрев берега Москвы-реки, «смольянин» выбрал новое место подкопа – напротив Новинского монастыря, однако царь приказал рыть ход напротив Саввинского монастыря. Чем закончились эти работы, история умалчивает. Но в документе о «подкопном деле» говорилось не как о некой диковинке, а как об обыденном мероприятии.


Авторы:  Искандер КУЗЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку