НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

ГОРЬКОВАТЫЕ ПРЯНИКИ

ГОРЬКОВАТЫЕ ПРЯНИКИ
Автор: Михаил ВИНОГРАДОВ
26.10.2014
 
ПРЕМИИ ЗА ЗАЩИТУ ПРАВ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ ДАВНО ИМЕЮТ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ПОДОПЛЕКУ
 
В день выхода этого номера «Совершенно секретно» Европарламент вручит свою традиционную интеллектуальную премию имени Сахарова «За свободу мысли». Ее должны были присудить еще в прошлый четверг, однако оргкомитет отложил вручение «по административным соображениям», как указано в микроблоге подкомитета Европарламента по присуждению премии. Эксперты не сомневаются, что премия, как часто бывало ранее, будет политически ангажированной. Уже одно то, что в тройке номинантов – Евромайдан, говорит о многом. Но, помимо этой премии, есть и другие, которые вручают по «политическим мотивам».
 
В этом году ЕС счел нужным выдвинуть троих номинантов: правозащитницу из Азербайджана Лейлу Юнус, врача-гинеколога из Конго Дэниса Муквеге и украинский Евромайдан в лице четверых его ярких представителей – журналиста Мустафы Найема, певицы Русланы, президента Украинской ассоциации студенческого самоуправления Елизаветы Щепетильниковой и советника МВД Украины Татьяны Черновил. Это редкий случай, когда до «финиша» добрались представители Украины. Гораздо чаще премию имени Сахарова вручают различным борцам за права конголезских негров, иранских женщин или китайских антилоп, а также удачливым политикам, сумевшим на волне интересов США протолкнуть свои делишки – например, лидерам Косово или представителям Афганистана.
 
Однако ЕС приостановил обсуждение, кому в 2014-м достанется эта премия, вручаемая с 1988 года. Но вовсе не потому, что во время Евромайдана жгли людей и стреляли в них – что как-то не согласуется с именем гуманиста Сахарова. Такие соображения «судейскую коллегию» явно не посещали. Все очень просто: для голосования нужна группа из представителей семи стран ЕС, а в связи с распадом группы «евроскептиков» из числа голосующих выпала Латвия – ко вторнику этот вопрос обещают решить. Лауреатам премии вручают денежный приз в 50 тысяч евро. Технологически выдвижение кандидатов на премию Сахарова происходит так: вначале каждое из политических объединений ЕП и отдельные его депутаты могут предложить своих кандидатов, затем из этого списка Комитет по иностранным делам и развитию отбирает трех «финалистов», после этого по этим кандидатурам голосуют председатели политических объединений (фракций) Европарламента.
 
РЕШИЛИ ЗА ЧАЙКОМ
 
Покойная вдова академика Сахарова, Елена Боннэр, рассказывала, что идею о введении Европарламентом такой премии выдвинул кто-то из англичан – председателей ЕП в 1988-м, когда прилетал в Москву и встречался здесь с академиком Сахаровым. Два первых предложения – Анатолий Марченко (погибший в лагерях в 1986 году диссидент, автор «Моих показаний») и Александр Дубчек, основной организатор «Пражской весны» – были выдвинуты лично академиком Сахаровым на вновь учрежденную интеллектуальную премию «За свободу мысли» имени Сахарова.
 
А вот как между ними затесался Нельсон Мандела, вспомнить не смогла даже Боннэр, когда лет пять назад рассказывала на Радио Свобода об истории премии. Однако история хороша тем, что рано или поздно сметает в сторону и королевские мантии, и вериги узников, раздавая каждому по заслугам и по вновь открывшимся обстоятельствам. Со временем будет понятно, кто же наиболее достоин премии (и прочих лавров): ловкий политик, не гнушавшийся терактами и прямым геноцидом племен во имя туманного будущего, или доктор, спасавший человеческие жизни там же и тогда же.
 
За четверть века набралось изрядное число лауреатов этой премии. Причем та же Елена Боннэр, уже после смерти академика Сахарова, выказывала недовольство, что никак не может повлиять на организаторов и выдвигаемые ею фигуры премию так и не получили.
 
«Я была в некоей внутренней конфликтной ситуации с комитетом Европарламента по премии, потому что в свое время я выдвигала Ковалёва, я выдвигала Бабицкого, Пасько, и никто из них премии не получал, – говорила Боннэр Радио Свобода. – Мне до сих пор кажется неадекватным название премии интеллектуальная премия «За свободу мысли», которую и присуждали неким организациям, Basta Ya, «Репортеры без границ» еще кому-то. Надо вернуться к первоначальному названию и к содержанию этого названия. И, кроме того, Европарламент мог бы не просто присуждать премию, но и пропагандировать мысли тех, кого награждают, способствовать переводу книг, выступлений, интервью, публиковать это.
 
Одновременно, думаю, не худо бы заняться и в какой-то мере пропагандой того, что сказал и написал сам Сахаров». Ничего из предложений Елены Боннэр выполнено ЕП так и не было – кажется, еврочиновников больше волнует возможность показать себя непримиримыми борцами за «универсальные права человека», ну и покрасоваться перед телекамерами. Так что если премию имени великого гуманиста и великого ученого Сахарова на этот раз вручат активистам с киевского Евромайдана, то и слепой увидит: все идеи, которые пропагандировал ученый, из-за которых он отказался от положения советского академика, просто проигнорированы, заболтаны европейскими политиками и профессиональными «борцами без границ».
 
ПОЛИТИЧЕСКИ АНГАЖИРОВАННАЯ НОБЕЛЕВКА
 
Но существует еще более политизированная премия, которую за многие годы не попинал только ленивый – Нобелевская премия мира. Она и котируется выше, и вручается торжественней (самим королем), да и сумма более весомая. А что внутри? «Кто присуждает эти премии, на основе каких критериев, как это формируется на самом деле… Разумеется, есть официальные, формальные процедуры, но реально на чей опыт, на чье просвещенное мнение, на чей авторитет опирается Нобелевский комитет – совершенно непонятно. Это такой «черный ящик», в котором что-то варится и выдается совершенно непонятная и невнятная каша. Резюме состоит в двух словах: политическая ангажированность. Этим все сказано», – полагает старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований Игорь Николайчук.
 
Действительно, само наименование «Нобелевская премия мира», хотя она и вручается уже более ста лет, звучит странновато. Хотя бы потому, что Альфред Нобель, из вложенных средств которого до сих пор вручается финансовая часть премии, как известно, сделал свои деньги на взрывчатых веществах. И сама эта премия, в отличие от Нобелевок за успехи в физике или химии, все время вызывает споры. С каждым вручением.
 
«ПО СОВОКУПНОСТИ ЗАСЛУГ» И «ЗА ПРИЛОЖЕННЫЕ УСИЛИЯ»
 
Чего стоит, например, присуждение ее единственному Президенту СССР Михаилу Горбачёву в 1990 году. По совокупности заслуг: советский лидер вывел войска из Афганистана, подписал соглашение с США о сокращении ракет средней дальности, что дало повод его почитателям говорить о предотвращении ядерной войны. Он разрушил железный занавес и положил конец холодной войне. Важным шагом на пути мира в Европе стал процесс воссоединения Германии, а также вывод из стран Варшавского договора советских войск. Для Запада Горбачёв однозначно – лидер, который избавил их от страха.
 
Вот только в 1990-м уже вовсю полыхала война в Нагорном Карабахе, вывод войск из Афганистана подорвал мирный режим, установившийся в Кабуле, шла стрельба в Вильнюсе и Риге, а многомиллионные демонстрации на окраинах Союза требовали отделения. Но разве все это волновало Михаила Горбачёва, когда ему, в смокинге и бабочке, вручал знак на муаровой синей ленте сам король Норвегии? Какая головокружительная карьера для ставропольского тракториста! За это можно и свою страну опрокинуть в пропасть, не так ли?
 
Нобелевский комитет здорово оскандалился и в 1994-м, когда вручил свою премию лидеру палестинского сопротивления Ясиру Арафату и его двум оппонентам из Израиля Ицхаку Рабину и Шимону Пересу. Они получили эту политическую награду «за усилия по достижению мира на Ближнем Востоке». Это прозвучало, как вручение утешительного третьего или пятого приза на спортивном состязании – за усилия…
 
Причем прошло 20 лет, а мира все нет. ФАТХ и ХАМАС все так же уверены, что на земле Палестины не должно быть ни одного еврея, а правые партии израильского Кнессета уверено давят на своего президента и премьера – больше оружия, больше денег на оружие, у нас, мол, нет другого выхода – мы во враждебном окружении миллионов арабов. Так что усилия Арафата, Переса и Рабина так и остались лишь «усилиями». Особенно объективным выглядит выбор Нобелевского комитета, если вспомнить тактику «выжженной земли», которую применяли лауреаты на захваченных территориях, или фразу Арафата «мир для Палестины – это уничтожение Израиля». Ну что ж, если исходить из таких оснований, то Нобелевской премии за мир вполне достоин и киевский Порошенко – он ведь тоже «прилагает усилия».
 
ГУМАНИТАРНЫЕ «ПОНЧИКИ»
 
Не менее скандальным выглядит спустя годы и вручение «Нобелевки за мир» госсекретарю США Генри Киссинджеру (в 1973-м). Как выяснилось на рубеже веков, именно Госдеп США стоял и за вторжением Турции на Кипр, и за поддержкой реакционных сил в Никарагуа, Чили, Афганистане. Причем все эти операции готовились именно тогда, когда Киссинджеру вручали Нобелевку за замирение Вьетнама на Парижских соглашениях.
 
«Запад выстраивает под себя гуманитарную инфраструктуру. Это касается многих вещей, в том числе и тех гуманитарных «пончиков», которые получают представители не только западных стран за какие-то ангажированные решения, за ангажированную позицию. Это как раз касается и Нобелевских гуманитарных премий – Нобелевская премия по литературе и Нобелевская премия мира. Я думаю, что сам господин Нобель, учреждая эту премию, не хотел этого. Но его наследие стало игрой в рамках этой стратегии», – считает директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин.
 
Еще большее недоумение вызвало вручение «мирной Нобелевки» экс-президенту Финляндии Марти Ахтисаари. Вряд ли кто-то (помимо профессионалов-политологов) помнит слова «план Ахтисаари». Между тем именно согласно этому плану в марте 1999 года силы НАТО без резолюции Совбеза ООН начали бомбить Югославию. Погибли тысячи мирных жителей. В результате операции Запада Косово перешло под контроль НАТО, которая, в свою очередь, передала этот край косовским албанцам. Теперь Косово – довольно-таки бандитское образование с не до конца проясненным меж­дународным статусом (часть стран так и не признала его), а его политические руководители хоть и носят костюмы, но все помнят их в камуфляже и с автоматами «Хеклер-Кох» наперевес. Почуявшие силу и благосклонность албанцы массово обжили Западную Европу, где и занимаются различными криминальными делами.
 
На большее ума и образования не хватает. Ну а финский президент – нобелевский лауреат. Ряд экспертов полагает, что наградить Ахтисаари было нужно для легитимации бомбардировок и отделения Косово – там было слишком много нарушений Устава ООН. Поэтому в глазах Запада и был предпринят некий трюк по созданию из главы Финляндии человека, который смог остановить войну. А то, что СМИ опубликовали информацию о получении Ахтисаари крупной взятки от косовских общин (информация ушла от разведки БНД), – разве этим сейчас кого-то можно смутить? Закрадывается страшная мысль: стоит поискать «большой список» нобелевских лауреатов за мир за 1939–1940 годы – нет ли там канцлера Германии Адольфа Гитлера?
 
НЕОПРАВДАВШИЕСЯ АВАНСЫ
 
Но Нобелевский комитет превзошел сам себя, когда в 2009-м присвоил Премию мира только что избранному Президенту США Бараку Обаме. Кажется, все СМИ мира саркастично назвали ее «премией авансом»: действительно, экс-сенатор от Иллинойса к моменту награждения не проявил себя никак, если не считать дерзкой и хорошо просчитанной избирательной кампании под лозунгом Hope! («Надейся!»). Однако годы прошли, скоро Обама оставит пост в Белом доме, а авансы и надежды не сбылись: войны в Ираке и Афганистане не прекращены, американские контингенты, частично выведенные оттуда, наоборот, переброшены в Европу и готовятся к участию в «поддержании мира» вокруг Украины.
 
Вся риторика администрации Обамы направлена вовсе не на мирное урегулирование, а, наоборот, к новым вспышкам конфликтов, что доказывает и продолжающийся рост военного бюджета США, и разработка новых видов вооружений. Можно еще долго перечислять успехи Обамы на поприще «достижения мира», однако сейчас можно с уверенностью говорить, что те, кто призывал его вернуть премию (вместе с медалью и дипломом), были правы – с гуманистической точки зрения. И события в Ливии, Сирии, Украине – это даже не считая многочисленных «оранжевых революций» – это только доказывают.
 
В 2012 году Нобелевскую премию мира получил… Евросоюз. Усилия чиновников Брюсселя были таким образом отмечены массово, всем скопом. Поразительно, но, объявляя выбор комитета, его глава почему-то заявил, что одной из основных заслуг ЕС стало то, что сегодня «…немыслима война между Германией и Францией». И это на фоне финансового кризиса, из-за которого в том числе до сих пор шатаются экономики ряда стран этого самого Евросоюза (Греции, Испании, Италии, некоторых других), на фоне явного роста национализма и евроскептицзма в странах Евросоюза, которые мечтают вернуть былую самостоятельность и сами распоряжаться своими бюджетами. На фоне волн миграции, захлестывающих и перелицовывающих «старую» Европу, и обезлюдения «новой» Европы – когда из Латвии, Эстонии, Польши, Румынии массово исходят люди в поисках стабильной работы и лучшей жизни. Эксперты «Совершенно секретно» полагают: ЕС наградили потому, что в тот год слишком многие ждали этой награды для Джулиана Ассанжа, основателя WikiLeaks, открывшего новую эру в прозрачности (вынужденной) правительств и государственных служб.
 
«ПОЗОР СВОЕЙ СТРАНЫ»
 
В работе комитета по присуждению этой высшей политической премии можно выделить некоторую систему: раз в несколько лет им приходится отклоняться от своей линии – раздачи премий мировой элите, даже и запятнавшей себя, – и награждать обычных людей. Только это может хоть как-то поддерживать поникший и запыленный престиж премии. Ну, или остатки этого престижа.
 
Так, совсем недавно, на днях, лауреатом премии за 2014 год стала 17-летняя пакистанская девочка Малала Юсуфзаи, которая привлекла внимание мира к проблемам образования женщин в исламских странах. Как известно, во многих из них женщины в лучшем случае заканчивают некое подобие средней школы. Далее – замужество, женская половина, выводок детей и бесконечные разговоры с себе подобными. Кстати, Малалу считают «предательницей» и «позором» у себя на родине. И не только реакционные муллы, которые хотели бы ограничить образование женщин двумя классами, но и представители среднего класса, которые полагают – девочка выставила Пакистан в плохом свете, подорвала имидж страны.
 
У Нобелевского комитета есть еще одна политическая премия – по литературе. Но писать о ней сейчас не позволяет объем материала. Да и немало уже об этом написано.
 
МЕДАЛЬ СОЛДАТУ «ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ»
 
Для журналистов – участников и победителей «информационной войны» – есть свои премии, которые также вручаются по неясным соображениям и с не вполне понятной целью. Например, самая известная – Пулитцеровская, вручаемая с 1917 года. Впрочем, «журналистской» там является только одна номинация, остальные – литературные. Размер премии – три тысячи долларов. Однако даже эта одна имеющаяся номинация раз за разом вызывает нарекания. Американские СМИ подвергают сомнению ценность того или иного журналистского материала, а иностранные СМИ смеются, что американцы получают «пулитцера» за то, что другие делают без всякой помпы и практически ежедневно.
 
Так, традиционно вручается Пулитцеровская премия тем американским журналистам, которые работают в России и вскрывают для своих читателей недостатки российской судебной системы, управления, какие-то гримасы образа жизни. Классическая ситуация: некий российский журналист расследует деятельность финансово-криминального клана в своем регионе, рискует жизнью (и не только своей), здоровьем, но не добивается ничего, кроме возможности опубликовать это в своем блоге. В то же время собкор «Нью-Йорк таймс» (например), изучив его блог и исходные материалы, пишет серию статей, за которые получает Пулитцеровскую премию.
 
«У нашего читателя для России ограниченное число мозговых клеток», – признавался лауреат этой премии, собкор «Нью-Йорк таймс» в Москве Клиффорд Леви.
 
То же самое – с посещением горячих точек или фотоработами: российский журналист может обползать на карачках всю передовую на Украине, фотокор – сделать великие кадры прямо под обстрелом, но мир увидит и признает только то, что сделает британский или американский журналист. Который и приехал в эту точку на двое суток, закутанным в бронежилет и каску, только затем, чтобы «отхватить» свою престижную премию. От которой прямая дорога к хвастливой книге «Каким мне видится путь к миру на Донбассе». Таких примеров немало по всему миру, и жалуются на избирательность Пулитцеровского комитета не только русскоязычные, но и арабские, китайские и прочие «акулы пера».
 
Но те, кто курирует «демократическую» журналистику в России, постарались исправить эту несправедливость: так, несколько лет назад один из подчиненных известной Евгении Альбац получил премию Peter Mackler Award за статью, разоблачающую коррупцию в рядах ОМОНа. Однако в этой истории вызывает недоумение многое: и прежде всего то, что ни о каком расследовании речь не шла – обиженные начальством сержанты ОМОНа просто пришли в редакцию и наговорили на диктофон то, что затем было опубликовано и названо «расследованием».
 
Мы не сомневаемся, что журналист свою премию заслужил, но, может быть, не этим материалом, а другими? Или участием в многочисленных «маршах» против власти, где уже непонятно, журналист это или митингующий? Но тогда американским «Репортерам без границ» так и нужно было указать. В данной же истории видны только принижение труда журналиста и стремление морально (и материально) поддержать единоверца-либерала. Уж лучше бы написали «по совокупности заслуг», – тогда все, и прежде всего российские коллеги этого журналиста, уяснили бы политический характер этой премии.
 

Авторы:  Михаил ВИНОГРАДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку