«Гордыня и хамство»

«Гордыня и хамство»
Автор: Ярослав ФЕОФАНОВ
26.06.2020 Впервые в России возникла дискуссия о катастрофическом положении на дорогах, где пьянь убивает невинных людей. Гибель курьера, после того, как в его автохлам въехал на своем внедорожнике артист Михаил Ефремов, подняла на повестку десятки подобных трагичных историй последних лет, когда влиятельные виновники ДТП уходили от наказания. Но, нужно знать, что большинство жертв смертельных дорожно-транспортных происшествий гибнут не от пьяных водителей, а из-за состояния дорожного полотна, отсутствия дорог с отбойниками, из-за езды на смертельно опасных автомобилях и по многим другим причинам. Газета «Совершенно секретно» разбирается с причинами, по которым в России до сих пор более, чем в любой другой европейской стране на дорогах гибнут не только водители, но и случайные прохожие.

Статистика смертности и аварийности в ДТП, одна из важных массивов данных, которые исследуются демографами, специалистами в правоохранительных органах, спецслужбами и т.д. Безопасность дорожного движения – важный маркер состояния культуры. По тому, как ездят, как часто попадают в аварии и как часто гибнут в ДТП молодые люди до 30 лет, например, можно судить даже о состоянии дел в экономике, безработице и т.д.

КОГО СТОИТ БОЯТЬЯ НА ДОРОГАХ
«Нужно сказать, что лет десять назад невинных жертв наездов автомобилей в России было значительно больше, чем сейчас», – отмечает в разговоре с обозревателем «Совершенно секретно» психолог Юлия Криворученкова. В течение своей профессиональной карьеры она исследовала вопросы, связанные с суицидальным поведением молодежи, девиантностью в социальной культуре, занималась вопросами, связанными с безопасностью дорожного движения в рамках проектной деятельности в университетах Урала и Юга России.
«Пьяные мудаки убивают людей на дорогах значительно реже, чем дальнобойщики и прочие водители, которые игнорируют возможности человеческого организма. Но вообще эта проблема состоит из многих пластов. Данные однозначно показывают, что наглые молодые люди на дорогах, так называемая «золотая молодежь» очень редко оказываются убийцами. Хотя, казалось бы, манера езды, уверенность в «спине» – все для этого есть. Но нет, с точки зрения психологии для того, чтобы сесть в драбадан пьяным за руль, нужны иные компоненты духовного состояния человека. Уверенность в своем личном высоком положении, готовность решать возможные проблемы. Наслаивающийся на это, якобы «большой» опыт вождения («я тридцать лет за рулем»). Но нужно отметить, что такого рода аварий становится все меньше с годами, и это важный маркер оздоровления социальной ситуации в стране. Кроме того важный маркер декриминализации социального поведения. Козырять «корочками» ездить по встречке, потому что ты депутат – это теперь действительно опасно. Да и дожили до этого времени из этого круга людей в основном те, кто был осторожнее и имел и раньше «царя в голове». Но вы не представляете, какое количество людей на дорогах убивают дальнобойщики и просто трезвые, адекватные вроде водители, которые могут, например, двое суток практически без отдыха находиться в дороге, уверенные, что физиологические стопы для них лично не преграда. Вот кого бойтесь», – говорит психолог Криворученкова.
«Важно также отметить, что если говорить конкретно о смертельных ДТП с виновными, которые находились в нетрезвом состоянии, то большой помехой в сокращении числа таких аварий всегда являлись незначительные сроки наказания и коррупция в правоохранительных органах и судах, благодаря чему тысячи убийц остались на свободе», – подытоживает Юлия Криворученкова.
Статистика показывает, что это действительно так. По «статье Ефремова» (264 ч. 4) по статистике судебного департамента за 2019 год осуждены 93% (из тех, у кого дело дошло до суда), а к лишению свободы – 79%. К условному – 14%, 7% дел прекращено по разным основаниям, чаще всего (3%) за примирением с потерпевшим, что, конечно, удивительно, потому что потерпевший тут может быть только мертв. При этом более половины осуждены на срок менее 3 лет, а 77% – менее 5 лет, то есть ниже нижнего предела. И только 2% – от 5 до 8 лет, а более чем на 8 лет – 0 случаев. Самый частый исход – срок от 2 до 3 лет (41% всех случаев).
Эта статистика показывает ужасающую коррупцию, как на этапе следствия, так и в судах. Она также отражает и то, люди каких социальных страт, нередко оказываются виновниками смертельных ДТП. Те, кому под силу урегулировать проблему с родственниками ДТП, у кого есть возможности влиять на следствие, управлять судом. Таким образом, проблема первая и более важная как на ладони: даже смертельное ДТП в России не является тем поворотным пунктом, который ломает и жизнь виновника трагедии, который не так уж часто пьян в хлам, чаще он осознает свой «особый уровень», который позволяет ему опасную езду с нарушениями правил движения.
Широкий общественный резонанс, возможно, сделает дело Михаила Ефремова заметным и не даст виновнику смертельного ДТП уйти от ответственности. В этом смысле актеру не повезло. Но в целом более прозрачная и открытая информационная среда, сложившаяся благодаря соцсетям и СМИ, существенно сократила возможности укрывать подобные дела. Одно плохо: резонанс не вечен, паблик быстро забывает о любых трагедиях. Через месяц-два после события, заинтересованные стороны имеют все возможности «выруливать» ситуацию в положительном для себя направлении без лишнего внешнего шума.

РАЗБОР ПОЛЕТОВ ПОСЛЕ ДТП НА САДОВОМ
Специалисты до сих пор исследуют вопросы, связанные с тем страшным ДТП, которое унесло жизнь курьера Сергея Захарова. Один из них, Александр Акимов написал ряд возможно не бесспорных, но рациональных предложений по этому аварийноопасному участку.
«Давайте рассмотрим подробнее участок, где произошла авария. Справедливости ради надо отметить, что сам поворот в реальности не является таким крутым, как он выглядит на видео с камеры наблюдения. Камера стоит низко над дорогой и показывает поворот улицы почти в профиль, с полным ощущением, что улица поворачивает чуть ли не на 45 градусов. В реальности на спутниковых снимках видно, что поворот составляет всего 9 градусов и крутым никак не является. В этом смысле с Ефремовым все понятно.
Тем не менее, совершенно законно был поднят вопрос о разделении потоков движения отбойником, не допускающим вылет на встречную полосу. Как мы понимаем, любые крупные магистрали обязаны иметь такое разделение, так как безопасность должна быть превыше всего. И тут не важно, поворот это или прямой участок. Отбойник должен быть везде! О возможных внезапных поломках авто или болевом приступе у водителя тут также писали.
Но давайте представим, что отбойник сделан и даже посажен газон с липами. Станет ли безопаснее на встречке? Да, конечно. Станет ли безопаснее сам поворот? Не станет.
Возвращаемся снова к карте и видим, протяженность радиуса поворота занимает всего 30 метров. На скорости 60 км/ч это менее 2 секунд. Раз – два и вы едете в другом направлении. Все это в плотном трафике вечером и в плохую погоду, например. Конечно же, вы проедете, выдержав полосу, но дискомфорт от резкого изменения направления движения я вам гарантирую. И, в конечном итоге, кто-то этот тест на внимательность не пройдет. И это будет повторяться на этом участке постоянно с определенной частотой.
Ну а что ты хочешь, – скажете вы, – это город, тут улицы такие. А вот и ничего подобного. Что мы видим по сторонам? Правильно – конские тротуары, на которые можно приземлить легкомоторный самолет! И приложив немного смекалки и отобрав всего 2–3 метра (!) у тротуара с одной стороны улицы (и добавив эту же ширину к тротуару с внешней стороны Садового кольца), мы получаем в разы более плавный и безопасный поворот длиной 100 метров.
И к слову, такой поворот на Садовом не единственный. Не менее резкий и неприятный поворот находится на внутренней стороне у площади Красные Ворота. Там радиус чуть больше, но поворот резче. Решается эта проблема ровно таким же образом: изменением размера святых тротуаров – аэродромов всего на несколько метров.
А пока, мне кажется, что, даже если на Садовом поставят барьеры, никому не придет в голову решить проблему самих резких поворотов раз и навсегда, сделав их безопасными. Опять все прочертят по линейке, ведь тротуары и плитка – это святое!», – пишет Акимов.
Идея об отбойниках – одно из основных решений для организации безопасности движения на Садовом кольце. Но эта проблема в равной степени остро стоит для сотен магистральных автомобильных дорог страны. Но только это не решение, которое поможет избежать гибели людей из-за нетрезвых водителей. Наличие отбойников обезопасит водителей от смертоносных лобовых аварий. Засыпающие в долгой дороге дальнобойщики будут давить намного меньше случайных машин на встречной полосе.
Другая идея Акимова не столь бесспорна. Речь идет о выпрямлении отдельных участков Садового кольца за счет некоторого расширения тротуаров. Здесь мнения специалистов расходятся. Сейчас наоборот, принято искривлять городские улицы для усложнения дорожного движения, снижения скорости автомобилей.
Однако такая практика применятся чаще на второстепенных, не широких, но оживленных улицах со значительным трафиком. Широкие магистрали подобные Садовому кольцу невозможно искривить.
С другой стороны выход, конечно, может заключаться в строительстве «живой» зоны на разделительной полосе Садового кольца. Аллея, посередине, возможно трамвайные пути. Но ясно, что такое строительство – дело многих лет, а значит, ключевая магистраль столицы превратится в сплошную зону пробок, может быть даже на десятилетие вперед.
Пётр Шкуматов, создатель и руководитель общественной инициативы «Синие ведерки» пишет ряд тезисов с подробным разбором ситуации и предложениями на будущее.
«Я читаю комментарии и посты по ДТП на Садовом и очень огорчаюсь. Потому что здравый смысл у многих застилается эмоциями и требованиями жестокой расправы с виновником. Однако я искренне убежден, что каждое ДТП должно детально анализироваться прямо как любое авиационное происшествие. Ведь к трагедии всегда приводит много факторов и, чтобы не наступать постоянно на грабли, надо их идентифицировать и постараться устранить. Итак, что мне видится конкретно в этой истории важным:
1. Безусловно, состояние тяжелой степени опьянения Ефремова. С момента употребления алкоголя в эквиваленте 0,5 водки до момента трагедии прошел час. Следовательно, за этот час автомобиль Ефремова должен был быть идентифицирован и остановлен инспекторами ГИБДД. Как это сделать тема для отдельного поста или даже научного исследования, но зафиксируем необходимую скорость реакции.
2. Безнаказанность Ефремова на протяжении многих лет в части употребления алкоголя за рулем. Я не верю, что это первый раз он так ездил. К сожалению, в нашем обществе остается некоторое количество людей, которые пользуются своим социальным статусом, чтобы уходить от ответственности. Количество таких людей за последние 10 лет стало меньше, но все равно это сотни тысяч на всю страну. Рано или поздно такое безответственное поведение приводит «героев» к ожидаемому печальному результату.
3. Отсутствие разделительного барьера в очаге аварийности. Таких опасных дорог у нас в стране очень много, но никто не предпринимает попытки сократить тяжесть последствий за счет инженерных решений. К сожалению, в ход идут камеры, штрафы, огромные сроки заключения, но толку от них, если работают они постфактум, когда уже все случилось. Похоже это все штрафное безумие на некую месть нарушителю. Это плохо, надо не мстить, а работать на предупреждение.
4. Абсолютно не соответствующий требованиям безопасности фургон, который сделан на базе Лады Гранта. Он настолько не соответствует никаким современным представлениям о пассивной безопасности, что у меня много вопросов к тем, кто разрешил эксплуатацию таких самопальных фургонов. Такие автомобили должно быть запрещено эксплуатировать, до устранения конструктивных недостатков. Также, в стране должна быть настоящая сертификация производимых и эксплуатируемых автомобилей на предмет безопасности, наиболее «говенные» авто должны постепенно выводиться из эксплуатации за счет государственных программ обновления парка.
Вот на эти сопутствующие причины, которые привели как к самой трагедии, так и к недопустимой тяжести последствий столкновения, надо обратить внимание соответствующим органам и предпринять меры для того, чтобы на те же грабли дальше не наступать», – пишет Шкуматов.

МАШИНЫ – УБИЙЦЫ
Последнее в тезисах Шкуматова тоже очень важно. На каких машинах мы ездим? Многотонный джип Grand Cherokee актера Михаила Ефремова столкнулся с «каблучком», полугрузовиком на базе ВАЗ. «Лада» этот трагический краш-тест не прошла совсем. Но проблемы с качеством автомобилей любых, российских, или зарубежных марок, очень много.
«Здесь нельзя сравнивать многотонный джип против «каблука» – российский автопром никогда бы такой экзамен не выдержал. Примерно такие же последствия были бы, если бы «Чероки» въехал на высокой скорости в какой-нибудь зарубежный полугрузовик, типа Рено Кенгуру. Но это не значит, что у подобных многотонных машин нет проблем. Их проблема, это распад моста в пути. Если это произойдет на высокой скорости, плюс минус 100 километров в час, вы окажетесь в неуправляемой капсуле, которая мчит вас навстречу почти верной смерти. Нужно сказать, что краш-тесты, давно уже не показатель. Это как вино для выставок. На выставку одно, в реальное производство – совсем другое. Так и тут. Краш-тест проходят одни макеты, по дорогам ездят другие машины. Краш-тесты все проходят на ура, это давно не показатель, автопроизводители «затачивают» автомобили под краш-тесты, а не под реальные аварии, давно на этом были пойманы и не раз.
У российских автомобилей совершенно особый комплекс проблем с безопасностью. Перед тем как на рынок вышла «Приора», представители завода сказали, что у них не было задачи сделать автомобиль безопасным, это дескать, только «Фаза- 2». Даже в серийных авто могли отсутствовать стальные брусья безопасности в дверях, но люди находили порножурналы или пустые бутылки в дверях.
Эта конкретная машина, в которую врезался артист, не какой-нибудь самопальный полугрузовик как в Африке, собранный из металлолома. Это официальная продукция «дочки» АвтоВАЗа. Требования к сертификации грузовых автомобилей у нас удивительно либеральны. Иначе какой-нибудь «УАЗ Головастик» пришлось бы запретить, также, как и почти все остальные российские автомобили. У нас в автопроме до сих пор технические стандарты прошлых десятилетий. Тогда когда скорости были ниже, качество кузовов было выше, а машин на дорогах было мало. Теперь же ездить на автомобилях, практически не имеющих защитных механизмов в аварийной ситуации, просто нельзя. На рынке очень много автомобилей, которые как коляски, если они бьются, они почти неизбежно убивают либо сильно травмируют человека. Нельзя ездить на автомобилях ВАЗ 2113, 2114, 2115. Нельзя покупать автомобиль «Дэу Матисс», при аварии шансов у водителя и пассажиров почти нет – машину бросает во все стороны, кузов разрывает на части, ужасная машина. Но на таких машинах ездят миллионы, они доступны людям с небольшими доходами и тем, кто не готов брать кредит на покупку автомобиля. Это постоянная опасность. Возвращаясь к конкретному автомобилю, нужно сказать, что российская легковушка легче бы выдержала удар, хотя бы потому что существенно легче. «Гранта», например, выдержала бы удар лучше просто по причине меньшей максимальной массы. У нее 1560 килограммов масса, а тут навесили фургон и раму 750 кг и еще тонну можно там внутри возить, если ходовую адаптировать. Это должны быть совершенно разные конструкции», – делится в разговоре с обозревателем «Совершенно секретно», Владимир Половинкин, он руководит сервисным отделом автосалона известной автомобильной марки в Смоленской области.

ВЫСОКАЯ АВАРИЙНОСТЬ - ПОСЛЕДСТВИЯ КУЛЬТУРЫ 90-Х И НУЛЕВЫХ
ДТП, которое устроил артист Михаил Ефремов нужно рассматривать с разных сторон, в таком случае мы видим целый комплекс причин, и многие из них лежат в культуре.
«Мы много жалуемся на то, как в Москве люди водят автомобили. Но чтобы ощутить, как далеко мы ушли от стилистики вождения прошлых десятилетий, достаточно иногда побывать, например, в Ростове, вообще на юге, а я постоянно перемещаюсь туда-сюда из Екатеринбурга на юг и обратно. И каждый раз я оказываюсь будто в 2000 году, когда попадаю в трафик на улицах Ростова или Ставрополя. Когда прилетаю, еду домой общественным транспортом. Игра в «шашечки» на дороге, огромное количество старого, тонированного автохлама, ощущение, будто обкуренные за рулем... Здесь почва всех этих проблем. Да, в Москве все стало благополучнее, но видим, что до сих пор немало тех, кто мнят себя особыми людьми и убивают. Здесь проблемы. Заниженный, я бы сказала, порог инстинкта самосохранения, что свойственно людям, живущим в кризисные времена. Жизнь стоит дешево и надо прожить ее хоть коротко, но ярко. Сейчас человеческая жизнь начинает дорожать, и понты заканчиваются. Хотя, как мы видим, не везде. И вторая проблема заключается в том, что сам автомобиль, и то, как ездят, опять-таки в кризисные времена, маркер социального статуса. Хамское поведение, гордыня – все это в людях сидит глубоко. Ну и есть такие важные вещи, которые только становятся частью дискурса в контексте безопасности дорожного движения. Да, надо запрещать пользование смартфонами и вообще любыми носителями информации во время поездки за рулем. Отвлечение внимания в пути – причина гибели процентов 30 водителей в авариях. Нужно убирать и музыку в салоне – она стимулирует неадекватное, опасное вождение. Но когда все это будет применено на практике, видимо еще очень нескоро», – психолог Юлия Криворученкова выступает за радикальные меры в борьбе за жизни людей на дорогах.

Авторы:  Ярослав ФЕОФАНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку