Год с Путиным

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.06.2001

 
политический обозреватель Евгений ТОЛСТЫХ

Кто вы, господин Путин?

Вопрос, год назад не дававший покоя российскому избирателю и международной общественности, вроде бы не актуален. Президент в Кремле. Биография опубликована. Очевидцев детства и юности хоть отбавляй. Друзья по прежнему месту работы постепенно заявляют о себе в кремлевских и других властных кабинетах. Но стал ли президент ближе и понятнее своей стране? А его политика - согражданам?

Чем отличается Россия путинская от России ельцинской?

Что сегодня берет верх - надежды или разочарования?

И насколько личность нынешнего президента накладывает отпечаток на те или иные шаги, предпринимаемые Кремлем?

Свой взгляд на итоги первого года пребывания на посту президента России Владимира Путина представляют: руководитель Экспериментального творческого центра, политолог Сергей КУРГИНЯН, председатель Комитета по экономической политике и предпринимательству Госдумы РФ Сергей ГЛАЗЬЕВ и политический обозреватель Евгений ТОЛСТЫХ.

Возможно, часть избирателей, поддерживая Путина, хотели связать с его именем не столько возвращение к ушедшей в прошлое советской системе, сколько разрыв с ельцинской эпохой. Президентские политтехнологи нашли компромисс и разрешили населению засыпать и просыпаться под величественную мелодию гимна Советского Союза. Но большинство, и в этом нет сомнения, надеялись, что приход к власти молодого, трезвого, явно честолюбивого офицера ознаменует собою некий поворот в развитии страны, за десять лет правления предшественника потерявшей экономический, социальный, геополитический статус.

Надежды и чаяния можно было свести в одну простую формулу: воры и хапуги должны сесть в тюрьму, а честные граждане – получить работу с регулярной выплатой зарплаты и гордиться авторитетом и величием своей державы. Вот и вся политика.

КУРГИНЯН. Есть философская идея, согласно которой если ты хочешь вести какие-то преобразования, то сначала должен построить новый дом, перевести туда людей, а потом обрушить старый дом.

Сергей Иванов и Владимир Путин

Что же происходит у нас? Мы начинаем преобразования – мы рушим старый дом, палки падают на голову всем, кто там находится, а потом они куда-то бегут и сами строят новый...

Этот принцип лежал в основе всех процессов «перестройки», у руля которой стоял Михаил Горбачев. Тогда торопливое разрушение оправдывали необходимостью как можно скорее избавиться от «тоталитарного наследия».

Начало кремлевской биографии президента Путина вселяло уверенность, что этот человек пойдет иной дорогой, отладив сначала некую параллельную систему, перекачав туда ресурсы, и только потом приступит к демонтажу или вовсе слому сооруженной Ельциным конструкции. И первым шагом на этом пути было формирование института федеральных представителей. «Семигенеральщина»... Подавление возможностей Совета Федерации, вывод вопросов его компетенции под Сергея Иванова, создание ему некой патриотично-новой репутации. А потом – скачка ресурсов со старой системы в новые резервуары.

За перераспределением властных полномочий стояла более перспективная цель, действительно отвечавшая электоральным надеждам, – смещение акцентов в сторону большей централизации с ограничением сепаратистских настроений региональных лидеров, многие из которых поговаривали о конфедеративных формах взаимоотношений с Центром; смена либерально-западнического знамени на государственно-патриотическое. Соответственно в экономике – приоритеты и льготы отечественному хозяйственнику, возврат уведенных за границу средств. Но для этого надо было создать устойчивую политическую схему, которая была бы логичной, а потому понятной. Во главе этой схемы стоял, безусловно, Путин. Но управлять ею должен был секретарь Совета Безопасности Сергей Иванов. Если говорить о ролевых функциях, то Иванову предстояло стать примерно тем, кем был в системе Ельцина Александр Коржаков, олицетворявший (до поры до времени) некое антилиберальное (в российской транскрипции этого понятия) начало во власти

Система Ельцина обладала своей логикой. Наверху – олигархи. После разгрома догорбачевской КПСС российская общественно-политическая конструкция начала распадаться на две условные составляющие. Первая – либеральное крыло, которое можно назвать условно сырьевым лобби. Вторая – лобби военно-промышленное, «почвенное». И Ельцин умело на этом играл. Потому что при всей относительности этих названий факт остается фактом: Петров – почвенное лобби, Бурбулис – либеральное; Коржаков – почвенное, Чубайс – либеральное. Считалось, что Иванов займет место Коржакова.

ТОЛСТЫХ. Но для этого нужны были непростые кадровые перемены. Есть устойчивое мнение, что 30 декабря 1999 года Путин, образно говоря, заключил некое пакетное соглашение, ограничивающее его свободу в принятии «персональных» решений. В течение года на ключевых постах (Минобороны, МВД, Генеральная прокуратура, Таможенный комитет, Госналогслужба) должны были оставаться назначенцы Ельцина. Мало того, осуществлять первые шаги административной реформы Путину пришлось силами доставшегося ему в наследство аппарата, которым руководил и продолжает это делать близкий «Семье» Александр Волошин. И многое зависело от того, пойдут ли они туда, куда поведет их новый президент.

КУРГИНЯН. Они пошли в сторону округов, Совета Безопасности, Иванова, новой централизации – по дороге остановились: «Что же получается? У Иванова уже Совет Безопасности, силовые министры, у него контакт с Путиным, у него все эти округа, у него скачанный ресурс. Не посягнет ли он завтра на политическое лидерство?»

Эти мысли и привели к созданию Госсовета. Потом президиума Госсовета из семи человек. Фактически создали новую «византийскую» систему баланса между старым ельцинским укладом, олицетворяемым губернаторами, и Госсоветом, президиумом Госсовета. «Семибоярщина» из губернаторов «сливала» компромат на «семигенеральщину» из федеральных полпредов.

Новая госсоветовская структура оказалась замкнута на заместителя Волошина – Абрамова. Структура президентских окружных представителей замкнулась на Сергея Иванова. Возникла асимметрия: где Волошин? Где сам центр Кремля? Более того, поскольку «обиделся» Волошин, а вместе с ним «обиделся» его заместитель Сурков, то возникло, естественно, сближение Абрамова и Иванова. А это уже слишком! Госсовет создавали для противодействия Совету Безопасности, а он начал вписываться в эту единую систему. Иванова тут же бросили на «сельское хозяйство» – в Минобороны, Госсовет обесточили вообще, а институт полномочных представителей отдали «под Суркова». Сложилась ситуация в рамках логики последних лет правления Ельцина: Абрамов «ведет» Госсовет, Сурков «ведет» представителей; между Абрамовым и Сурковым конфликт – наверху сидит Волошин!

Ну не Волошин же должен стать знаменем той самой «почвеннической партии» вместо Иванова! Волошин – это противоположное крыло, либеральное. Нужен кто-то другой, а кто?

Григорий Явлинский, председатель фракции «Яблоко» в Государственной думе
Самое больное: за этот год нет никаких улучшений в Чечне. По-прежнему две тысячи боевиков, по-прежнему из рук в руки переходят города, по-прежнему каждый месяц гибнет столько же, сколько и год назад.
В этот год мы ясно почувствовали признаки появления полицейского государства. Можно открыть уголовное дело на кого угодно и начать травлю.
Бюрократы от власти часто не прямо уничтожают демократические институты, а разлагают их изнутри, приспосабливая к своим интересам, создавая фальшивые структуры, имитирующие гражданское общество.
Есть и хорошее. Президент за год доказал, что понимает вред от бюрократов и в каком направлении нужно двигаться в экономике. Но это пока только направление, а социальная политика по-прежнему держится на нефтегазовой трубе, пока высокие цены на нефть.
Чем больше людей поймут, что с нами происходит на деле, тем быстрее начнется выздоровление.

Я как-то пошутил, что если останутся Гусинский и Березовский, то один из них, по логике вещей, должен занять место «русской партии».

ТОЛСТЫХ. Вообще-то шутка о Березовском в роли лидера «русской партии» далеко не виртуальна! Образ некоего борца за государственные интересы начинает примерять недавний соратник Бориса Абрамовича – начальник Чукотки Роман Аркадьевич Абрамович. Почитайте рупор национально-патриотической оппозиции, газету «Завтра», где Роман Аркадьевич и его финансово-промышленная группа, владеющая значительной частью отечественной алюминиевой (и не только) промышленности, предстают как опора «национально ориентированного промышленного капитала». Сам Роман Аркадьевич демонстративно борется со сторонниками Чубайса, обвиняя их в пособничестве Западу и предательстве национальных интересов. С одной стороны, все объясняется просто. Курс новой администрации США в немалой мере формируется выдвиженцами мирового алюминиевого лидера – концерна ALKOA. Его стремление подорвать позиции конкурентов, прежде всего «Русского алюминия», на мировых рынках объективно сближает группу Абрамовича с интересами государства, что позволяет ей «пиарить» на общенациональной теме. Но есть еще один немаловажный внутренний фактор.

Абрамович известен как человек, близкий к финансовым операциям «Семьи». К его сподвижникам относят Александра Мамута, председателя наблюдательного совета «МДМ-банка»; президента «Русского алюминия» Олега Дерипаску; главу Уральской горно-металлургической компании Искандера Махмудова и других. Но наибольшее влияние во властных кругах сохраняет именно Абрамович. Его усилиями, помноженными на административный ресурс Волошина, блокируются попытки Чубайса протолкнуть на пост премьер-министра Алексея Кудрина. Абрамовичу нужен Касьянов. Противостояние приобретает нешуточный характер, если учесть обыски, организованные Генеральной прокуратурой (В.Устинов, близкий Б.Ельцину) в офисах некоторых петербургских банков, руководство которых близко В.Путину. В частности, В.Коган, глава «Промстройбанка СПб», считается финансовой опорой «питерской» группы. Кроме того, близкий Абрамовичу Махмудов предпринимает попытки установить контроль над «Северсталью», которая финансово связана с «Промстройбанком СПб». Нельзя исключить, что сближение Романа Аркадьевича с национал-патриотами (надо полагать, небескорыстное) может иметь одной из целей лоббирование своей креатуры при прохождении кандидатов на пост премьера через Госдуму. Как вполне допустимо, что волна «народного недовольства» политикой главы РАО «ЕЭС» Чубайса была инспирирована Глебом Павловским с «подачи» Абрамовича и Волошина.

Путин предпочитает не вмешиваться в эту войну. Он, скорее всего, надеется, что борьба ослабит мало дружественные ему кланы и ему удастся посадить в премьерское кресло компромиссную, но лояльную фигуру. Вот получится ли? Не удается снять, удастся ли назначить?

Я о недавнем скандале, связанном с публикацией в сети Интернет расшифровок телефонных разговоров главы президентской администрации Александра Волошина.

Содержание прослушанных разговоров не носит сенсационного характера: Александр Стальевич никого не подговаривает к противозаконным действиям и не затевает финансовых афер – так, рутина! Интригует иное: кто санкционировал прослушку телефонных диалогов, по сути, второго лица в государстве? И, главное, кто закрыл глаза на утечку материалов прослушки в прессу? Попробуем предположить, что, коли речь идет о «втором лице», санкционировать какие-либо действия в отношении него могло только лицо с вышестоящим порядковым номером.

КУРГИНЯН. Такая компрометационная кампания проводится всегда против лица, для снятия которого нужна консолидированная позиция многих тысяч людей.

Выстраивается цепочка. Никсон. Нужна консолидированная позиция конгресса и сената. Уотергейт!.. Клинтон. Нужна консолидированная позиция конгресса и сената. Моникагейт!.. Кучма. Нужна консолидированная позиция украинской улицы и украинской представительной власти. Кучмагейт!.. Чтобы снять Волошина – щелчок Путина и все! Какой гейт?! Зачем допускать какие-то утечки? Это нужно делать только в ситуации, когда ты не свободен. Если это санкция, то эта санкция есть признак несвободы, невозможности что-то решить. Если санкции нет, тогда где гарантия, что вслед за вторым кабинетом Кремля не прослушивается первый?

ТОЛСТЫХ. Если президенту, допустим, приходится санкционировать публикацию компромата, чтобы освободиться от неугодного ему чиновника, значит, ему надо кого-то убедить в необходимости кадровой рокировки. Кого? Ну не Ельцина же! А может, обезопасить себя превентивным ударом? Ведь известно, что стоящий несколько особняком в «семейном» круге Борис Березовский отнюдь не считает себя «отыгранной фигурой» и готовит информационное наступление. Я говорю не только о канале ТВ-6. Известно, что ЗАО «Родина-Про», близкое к Березовскому, купило часть интернетовских сайтов, которые создал бывший глава управления информации «ОНЭКСИМ-банка» Модест Колеров. Кроме того, им зарезервированы на островах Тихого и Атлантического океанов сайты типа PUTIN.XX. Начало информационной атаки может быть связано либо с провалами в экономической политике президента, либо с попытками удаления из большой политики и бизнеса «семейной группы».

Но предположим, что никто не давал санкции на прослушку Александра Стальевича. Тогда кто посмел?!

Валентина Талызина, народная артистка России
Ничего нового за этот год я не почувствовала. Экономически мы стали жить хуже, все дорожает. Мне кажется, президент плохо понимает, что у нас делается в экономике. По крайней мере, эта проблема у него не на первом месте. Его больше занимает упрочение своего положения и удаление неугодных людей, в том числе журналистов, которые как-то с ним не согласны.
Наш президент обладает удивительным качеством уходить в кусты в серьезные, кардинальные моменты. Более того, его слова могут оказаться неправдой. А ведь он избранный большинством народа президент, в которого веришь и на которого надеешься.
Меня не покидает ощущение, что пока наш президент не выбрался из-под влияния «Cемьи».
И, конечно, меня поразила его негибкость в отношении НТВ. И то, что общественное мнение не произвело на него никакого впечатления.
Я лично не голосовала за Путина и думаю, что и впредь голосовать за него не буду.

КУРГИНЯН. Значит, люди, не заинтересованные твоей вялостью, нерешительностью... в пределах так называемого «комитетского» лобби.

ТОЛСТЫХ. Да, есть мнение, что существует некая «чекистская» фронда, вызванная задержкой кадровой революции, на которую рассчитывали соратники Владимира Владимировича по УКГБ СССР по г.Ленинграду и Ленинградской области и ПГУ КГБ СССР. В связи с этим была даже вброшена информация, что к «делу Бородина» якобы причастны «люди из леса», договорившиеся по своим каналам с ФБР о сдаче «главного казначея Семьи» и поставившие президента перед фактом. Но в любом случае это недовольство должно ограничиваться некими рамками корпоративной этики, чести, в конце концов, присяги!

КУРГИНЯН. Если эти люди давно уже освободились от служения своей Родине и именно поэтому добились успеха?! И тогда это уже вопрос международных проектов. Например, Волошина переводят на «Газпром», считается, что это ликвидация «Газпрома».

ТОЛСТЫХ. Есть версия, расценивающая продолжение работы Чубайса в РАО «ЕЭС» и возможный приход Волошина к управлению «Газпромом» как усилия определенных кругов, в частности американских, направленные на разрушение этих двух естественных монополий, поддерживающих экономику России и обеспечивающих ей валютную подпитку.

КУРГИНЯН. Лобби «Газпрома» не хочет Волошина на эту роль, начинает публиковать подобные материалы. А за лобби «Газпрома» стоит европейское лобби, оно считает Волошина ставленником американцев. Хотя это все относительно, я так не считаю, но люди так могут мыслить.

ТОЛСТЫХ. Не исключено, что целью публикации телефонных переговоров Александра Волошина и было посеять сомнение в самостоятельности президента. Как бы там ни было, сегодня ясно, что период безоговорочного авторитета президента подходит к концу. Как, впрочем, на исходе ресурс влияния, остававшийся за «Семьей». Возможно, предчувствуя это, окружение Путина провело ряд попыток склонить на свою сторону независимые средства массовой информации.

КУРГИНЯН. Контроль за прессой тоже ничего не дал. Зачем было брать избыточные рычаги влияния на прессу, чтобы затем даже не попытаться завоевать новые идеологические позиции?

ТОЛСТЫХ. Возможно, это следующий этап. Пока важно было организовать определенный информационный плацдарм на телеканалах...

КУРГИНЯН. Каналы пока ничего не дают. Фигуры лояльности недостаточно! Нужна пропрезидентская идеологическая линия.

ТОЛСТЫХ. Но для этого нужен ряд поступков, которые можно и нужно было бы интерпретировать в выгодном президенту ключе! Каких вы ждете поступков?

Дмитрий Якубовский, адвокат
Я никак не почувствовал, что в России новый президент. И это самое большое достижение года. Согласно опросам общественного мнения, 50 процентов французов не знают, кто у них президент. Если жизнь моя и многих других россиян перестанет зависеть от того, кто в данный момент является президентом России, то в этом и будет самое главное достижение.

КУРГИНЯН. К примеру, президент решил поставить федеральных представителей. Убирайте губернаторов, ставьте назначенцев наверх. Подчиняйте их федеральным представителям или напрямую себе. И все! Хватит два года существовать в ситуации двоевластия. Меняйте Конституцию, вы сейчас все можете

ТОЛСТЫХ. Но для этого нужна опора не только на рейтинги и пиар.

КУРГИНЯН. Для крупных преобразований за Путиным должны стоять те, кто стоял за Петром Великим, – Семеновский и Преображенский «потешные полки». Нужен развитый зародыш новой политической системы, а не семь назначенцев, за которыми стоит не поймешь что.

ТОЛСТЫХ. И все они, как в какой-то степени и президент, зависят от трех сотен крупнейших налогоплательщиков, обеспечивающих более половины бюджета страны! Перевести этот финансовый поток в новое русло значит заявить о своей стратегии, которая несовместима с политикой лавирования между сформировавшимися кланами. Но, как считают многие эксперты, в высших эшелонах власти сформировалось довольно скептическое отношение к проектам, рассчитанным на длительную перспективу. Аналитики полагают, что в глазах президента подобные планы ограничивают его политическую самостоятельность, которая сводится к свободе маневра между «правыми» и «левыми», «Семьей» и «чекистами», «абрамовичем» и «чубайсом». Но время не ждет. Через два года подойдет пора больших выплат по внешним займам. Не исключено, что конъюнктура сырьевого рынка изменится не в нашу пользу, – и тогда энергетические неприятности минувшей зимы покажутся невинной «шуткой».

Возможно, сегодня успокаивают благополучные отчеты. По величине положительного сальдо торгового баланса минувший год стал рекордным для экономики России. 60 миллиардов долларов! Используя терминологию экономистов, можно сказать, что профицит не только обеспечил страну валютой для полного выполнения обязательств по госдолгу, но и позволил нарастить официальные резервы, достигшие почти 28 миллиардов долларов!

Путин – первый президент России (из двух), который заплатил Западу по предъявленным счетам и заявил, что мы не займем у МВФ ни копейки (цента, шиллинга, пфеннига)! Кстати, почему приоритет отдан выплатам по внешним займам?

ГЛАЗЬЕВ. Думаю, секрет прост. Когда российское правительство ни с того, ни с сего начинает платить – а никто в это не верит в силу нашего финансового положения, – все котировки российских ценных бумаг на рынке растут. Те, кто зарабатывает на финансовых спекуляциях, получают бешеные прибыли! Механизм: вы купили бумагу за пятнадцать процентов ее стоимости, когда никому и в голову не могло прийти что-то на ней заработать. После того как Россия заявила о намерении расплатиться по долгам, цена этой бумаги вырастает в три – четыре раза, до шестидесяти – семидесяти процентов!

Если богатые люди могут себе позволить покупать на один миллиард, то только за счет таких «заявлений о платежном намерении» можно состричь купоны на пять миллиардов. Только на одних разговорах об обслуживании госдолга.

ТОЛСТЫХ. В государственных структурах работает немало выходцев из крупных финансово-промышленных корпораций. В частности, администрация президента приютила недавних менеджеров группы «Альфа». Та же «Альфа», судя по доверительной информации, поддерживает материальное благополучие многих депутатов Думы. Поэтому частный интерес ложится в основу государственной политики.

Но президент – лицо страны, и, расплачиваясь по долгам, он хочет сохранить это лицо! Правда, президент делегировал управление экономикой правительству. Сказать о кабинете, что он далеко не «президентский», значит ничего не сказать. Из «верных путинцев» в его экономическом блоке всего двое – Герман Греф, министр экономики (выпускник юридического факультета Омского университета, работавший юрисконсультом районной администрации Санкт-Петербурга в 1991–1994 годах, на ниве приватизации доросший за три года до вице-губернатора города на Неве); и Алексей Кудрин, министр финансов (окончил экономфак ЛГУ и аспирантуру в Институте экономики АН СССР, работал в сфере управления финансами в том же городе). Но землячество еще не означает командности. Если говорить о Кудрине, то с Чубайсом его связывает нечто большее, нежели с Путиным.

Виктор Шендерович, бывший автор и ведущий на канале НТВ
Для меня этот год был очень удачным, потому что прожил я один год, а повзрослел на десять. Низкий поклон за это Владимиру Владимировичу.

ГЛАЗЬЕВ. То, что мы отдаем кредиторам, выводится из нашей экономики. Вот господин Кудрин хвастался, что у нас бюджетный профицит три процента ВВП. Это значит, что он изъял из экономики почти 150 миллиардов рублей, сократил конечный спрос и ухудшил возможности экономического роста. Более того, кудринцы говорят, что у экономики много денег. Они задерживают платежи из бюджета, пытаются этими задержками сократить денежную массу. ЦБ привлекает деньги на депозиты, выплачивая проценты за то, что он держит деньги. В итоге вклад правительства в экономическую политику заключается в том, что примерно 400 миллиардов рублей они просто «связали». Во внешнем долге, не считая бюджета, на депозитах ЦБ. Это прямой вычет из экономики роста. Вот если бы эти деньги пошли в инвестиции, они увеличили бы спрос за счет этого на треть! А если бы эти деньги использовать через бюджет развития для стимулирования частных инвестиций, то за счет государственных гарантий на один рубль гарантий можно привлечь два–три рубля частных денег, то есть поднять инвестиции в два раза. Вместо этого правительство занимается обслуживанием внешних кредиторов и какими-то упражнениями непонятными.

Что сделало правительство за последний год? Оно убеждало президента, Думу и общество, что нужно как можно больше денег вытащить из экономики и отдать кредиторам. Господин Илларионов утверждает, что чем больше денег забирать из российской экономики, тем лучше для России. Я даже не знаю, как это объяснить! У нас катастрофическая нехватка инвестиций – в пять раз меньше, чем было до реформ, в три раза меньше, чем нужно для простого воспроизводства экономического потенциала. При нынешнем уровне инвестиций мы через три года лишимся четверти производственных мощностей, а через восемь лет наша экономика сократится вдвое. И главный советник говорит, что чем больше вывозим, тем России лучше!

ТОЛСТЫХ. Зато мы инвестируем средства в зарубежную экономику. За прошедший год где-то порядка трех миллиардов долларов. Среди крупных реализованных проектов можно назвать покупки «Русским алюминием» (Дерипаска – Абрамович) акций Николаевского глиноземного комбината на Украине и «Газпромом» – венгерского нефтехимического предприятия Bosodchem. В стадии разработки проект покупки «ЛУКОЙЛом» сети заправочных станций в США, а ВАЗом – Запорожского алюминиевого комбината. В прошлом году российские компании не проводили столь активной экспансии за рубежом. Впрочем, три миллиарда долларов – не такая уж большая сумма, к тому же явно несоизмеримая со стоимостью приобретений. Дело в том, что подобные операции не отражены в платежном балансе предприятий, так как деньги поступали через офшорные зоны. К примеру, «Газпром» потратил в Венгрии не менее ста миллионов долларов, но Венгрия официально не значится среди стран – крупных реципиентов российских инвестиций. Можно предположить, что начали работать средства, вывезенные в свое время из России. Официальные отчеты относят эти деньги к активам России, что весьма сомнительно.

ГЛАЗЬЕВ. Вывоз капитала – это одновременно уход от налогов. Схема простая: создается фирма-однодневка, ей продают нефть или металл в десять раз дешевле рыночной стоимости, потом эта фирма перепродает товар на Запад и исчезает через три месяца. И так уходят сотни миллиардов рублей.

ТОЛСТЫХ. Одной из первых экономических инициатив Путина было решение об активизации деятельности силовых и налоговых органов по поиску и возврату незаконно вывезенных из страны средств. Суммы назывались астрономические – триллионы долларов! Проводились совещания с привлечением иностранных экспертов и чиновников соответствующих ведомств. Но пока не вернулось ни одного рубля. Выводы из этого делали разные. Один из них – недостаток властных полномочий; нужно менять Конституцию, расширяя список прав.

ГЛАЗЬЕВ. Как менять?! Мы-то предлагаем поднимать не полномочия, а ответственность. Порок нашей системы государственной власти в том, что полномочия большие, а ответственности нет. Президент отвечает перед общественным мнением, которым легко манипулировать. У людей отключают свет, отключают газ, они сидят при лучине; они мерзнут, погибают на операционных столах, а правительство опять идет на поводу у Чубайса, протаскивая его план реструктуризации РАО «ЕЭС».

Ведь я уже год предлагаю президенту: давайте соберем экономистов-ученых с мировыми именами, нобелевских лауреатов по экономике. Они готовы приехать. Давайте создадим научный совет при президенте, который поможет сформулировать разумную экономическую политику в интересах общества. Президент каждый раз соглашается. Но когда начинаешь спрашивать с руководителя администрации президента, будут ли они выполнять поручение главы государства, тот же помощник по экономике отвечает, что ему не поручено. Президента посадили в башню из слоновой кости. Информация если и доходит, то обратной связи не получается. Есть поручения, но они не выполняются. Классический пример – Аэрофлот. Президент пять раз давал поручения – разберитесь с Аэрофлотом, отмените эти чудовищные льготы фирме «Боинг», в то время когда наша авиационная промышленность разваливается! Но Минфин выдает миллиард долларов на покупку «боингов». Кудрин лично обещал решить вопрос предоставления государственных гарантий под наши самолеты. А вместо этого ликвидировали бюджет развития, который хоть как-то мог помочь нашим авиастроителям.

ТОЛСТЫХ. Это еще раз подтверждает предположение, что «семейный клан» продолжает влиять не только на «кабинетные игры». Не стоит забывать, что Аэрофлотом руководит зять Ельцина В.Окулов. Путину удалось поменять руководство лишь в двух ведомствах, считавшихся традиционными «семейными» кормушками: в «Росвооружении» и в Минатоме.

Возникает ощущение, что весь административный ресурс «там», а у президента только Иванов, да и то министр обороны...

ГЛАЗЬЕВ. В обойме президента вся страна. В его распоряжении все, что есть в ее кадровом резерве. Но все это остается пока невостребованным. Двадцать пять процентов в год рост инвестиций – это тот минимальный уровень, на который политика экономического роста должна ориентироваться. Возможность вытащить Россию с периферии мирового рынка, где она пребывает в качестве сырьевого придатка и полуколонии, пока есть. Так уж получилось, что именно Владимир Путин оказался в этот момент главой государства. Другого момента может и не представиться. Через два–три года потенциал страны сожмется еще на четверть, а это процесс необратимый. Решения надо принимать сегодня. А лучше вчера...


В чем расписался Владимир Владимирович (анализ почерка)

По диктанту 2-го класса и по школьному дневнику 4-го класса – 1963/64 г.

Мальчик ранимый, обидчивый, немножко напряженный... Не очень уверен в своих возможностях. Ему мешает собственная уязвимость.

Не видно оригинальности мышления и выдающегося, сильного интеллекта. Но есть страх поражения, вины, ложных шагов. У него бывает сильное чувство вины, которое очень ему неприятно.

Немножко склонен к заниженным самооценкам в ситуации неудач. Не очень собран, немного рассеян, возможно, даже немного мечтателен, склонен к созерцательности – к 4-му классу это во многом уходит. Он стесняется своей сентиментальности. Застенчивость может компенсировать какими-то подчеркнуто агрессивными формами поведения, например, драчливостью. Это не столько ему свойственно, сколько призвано компенсировать чувство уязвимости и неустойчивости; но к 4-му классу уже входит в некоторую привычку.

Во 2-м классе он вряд ли чувствует себя человеком сильным; он склонен к зависимости, что ему уже довольно неприятно. Он уже в этом возрасте не очень откровенен: это форма защиты.

Мальчик скорее конформист. Старается вписываться в общепринятые рамки. Правила ли это какой-то детской компании или родительские требования – в любом случае он вряд ли пытается выработать что-то свое, альтернативное, оригинальное... Скорее подчиняющийся, чем задающий тон, хотя быть заметным ему приятно, и он готов этого добиваться. Когда он знает, что он сделал так, как «надо», он этим гордится.

Чувства победителя у него еще нет; но стремление к первенству в каких-то группах уже выражено.

Воля не очень сильная, но есть упрямство в достижении цели – если ему что-то действительно важно, он будет стараться выполнять, хотя наверняка будет срываться с избранного направления... Он не педант, ему не свойственна жесткая организованность, но когда ему не удается добиться того, что для него важно, очень расстраивается. Неудачи помнятся и переживаются долго. Самолюбивый. То, как его воспринимают окружающие, замечает тонко и подробно и тоже долго переживает.

В привязанностях избирателен. В общении довольно редко бывает инициатором. Потому что его отношение очень зависит от того, симпатичен ему человек или нет. А симпатичен ему мало кто. Свой или чужой – он довольно быстро чувствует, но с трудом может это себе объяснить.

Внутренняя жизнь неровная. Его довольно легко вывести из состояния внутреннего равновесия, причем «весы» чаще склоняются в отрицательную, чем в положительную сторону.

Школьный диктант 2-го класса

Во 2-м классе он еще нуждается во внешней поддержке, опоре на кого-то более сильного. Вряд ли он принимает ее от ровесников – скорее, от авторитетных взрослых, но от них же он чувствует и необходимость защищаться, поскольку они могут запрещать и наказывать. Поэтому он довольно часто чувствует себя неуютно.

Видимо, энергичный, подвижный; не особенно «усидчив».

По личной подписи 2000 года

Мышление образное, конкретное. Реагирует быстро. Пожалуй, может быть генератором идей, но вряд ли это будут идеи принципиально творческого характера. По складу мышления и мировосприятию в целом он традиционалист. Не теоретик; не фантазер; не склонен уходить от реальности в мир собственных грез – что, может быть, ведет и к некоторой стереотипности мышления. Другую реальность не воспринимает.

Память хорошая. Хорошо запоминает пережитые ситуации в деталях; быстро ориентируется.

Чувственная сторона жизни для него очень важна. Но ранимым его сейчас уже не назовешь – в силу того, что наработан довольно большой пласт опыта, в котором он ощущает себя человеком сильным. Но обидчив. Обиды хранит долго и, пожалуй, может при случае «припомнить»... Впрочем, ему нравится быть великодушным (это может представлять собой часть имиджа, и существенную).

Весьма закрыт. Тщательно продумывает свои поступки, действия, слова – при том, что внутренние движения бывают очень резкие, и, чтобы все это сдерживать в достаточно узких принятых рамках, требуется, вероятно, довольно высокое внутреннее напряжение.

Имеет большой опыт влияния на других. Делает это с удовольствием и жестко... Агрессивность выше средней. Самооценка высокая – у него был положительный опыт самоутверждения, и это для него очень важно.

Амбициозен. Скорее, это амбициозный конформист, который будет стараться делать карьеру по заданным правилам и не станет ломать их. Почти никогда.

Склонен к категоричным оценкам и суждениям, видимо – в силу большой самоуверенности. Позитивный опыт самоутверждения сыграл с ним злую шутку – здесь может не хватать самокритичности.

Владимир Путин.подпись 2000 года

Особенно добрым его назвать трудно. При желании может производить такое впечатление. Артистичен – в смысле владения набором отработанных ролей. Изменение стереотипа дается с трудом.

Выносливый, может выдерживать большие нагрузки.

Скорее всего, он чувствует себя молодым, моложе своего календарного возраста. У него сохранились самоощущения, идущие от более ранних возрастных состояний, – в которых он живет, которые с легкостью воспроизводятся.

Составила Ольга ГЕРТМАН


Глас народа

Попытка заглянуть «за холст»

В Восточной Сибири в небольшом городке живут две женщины. Мно


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку