«Глухой» протест

«Глухой» протест
Автор: Антон КРИВЕНЮК
26.09.2019

8 сентября 2019 года прошел Единый день голосования. В России выбирали областные парламенты, во многих регионах губернаторов, в отдельных – депутатов Госдумы. Общий итог голосования по всей стране очевиден: федеральному центру нечего опасаться. Политическое поле полностью контролируется, нужные результаты неизбежно будут обеспечены. Корреспондент «Совершенно секретно» наблюдал за процессом в сельских муниципалитетах Брянской и Смоленской областей.

На полке деревенского магазина, на Брянщине валяется макулатура – с одной стороны кипа агитационных материалов коммунистов, с другой – «Единой России». У единороссов обещания об абстрактном процветании. Коммунисты готовы бороться за социалку. Перечисляются достижения: приостановили закрытие больницы, добились сохранения школы. Предвыборная агитация коммунистов выглядит, конечно, ярче, чем у единороссов. Но это мало влияет на активность избирателя. Явка в большинстве сельских муниципалитетов и малых городов Брянской и Смоленской областей меньше 20%. И несколько выше в Вологодской области. Люди на выборы не идут.

Небольшой опрос, проведенный нашим изданием в двух сельских районах Брянской области, Жуковском и Дубровском, и одном районе Вологодской области (Никольский), показывает, что на Брянщине в массовом порядке на участки пришли только военные (в обоих районах расположены крупные воинские части). В Брянской области остальных бюджетников принять участие в выборах не просили. Но там слишком низкая «цена вопроса» – кампания по выборам в областную думу.

В Вологодской области в выборах приняли участие учителя школ, работники учреждений, общественные активисты. Здесь были выборы губернатора, переизбирали Олега Кувшинникова. Он в числе руководителей регионов, в которых была угроза второго тура. Поэтому здесь была обеспечена явка бюджетников. Кувшинников за счет этого получил более 60% голосов избирателей. Все равно намного меньше, чем руководители регионов – лидеры, так сказать, общественного доверия. Например, Радий Хабиров в Башкирии набрал более 80% голосов избирателей.

В регионах, где не было губернаторских выборов, никакого внимания властей к явке не было.

Здесь мы видим первый важный вывод минувшей выборной кампании в целом. Пока для обеспечения нужных результатов достаточно подогнать явку избирателей. Мобилизационный ресурс – бюджетники. В Вологодской области хватило районных активов и работников череповецкой «Северстали», крупнейшего промышленного предприятия региона.

Эта реальность вносит серьезные поправки в понимание политического процесса, который сложился в последнее время. В таких условиях, когда население почти не голосует, а результаты обеспечивают даже не вбросы, а мобилизационное голосование бюджетников, совершенно нет смысла обсуждать репутацию и уровень доверия политических сил. «Единая Россия», за исключением, возможно крупных городских агломераций, будет побеждать везде, где надо.

Повторимся, как мы наблюдали в Брянской и Смоленской областях, здесь бюджетников практически не беспокоили, только военных. В Вологодской области настоятельно попросили более широкие слои принять участие в выборах. Таким образом, даже этот ресурс, мобилизационного голосования, отнюдь не исчерпан. Когда и где будет нужно, его можно поднять и обеспечить любой нужный результат. В таких благоприятных условиях предпринимать не то, что реформу политической системы, но даже реформы конкретных политических партий, смысла нет. Все идет ровно.

СТАРИКИ ОБХОДЯТСЯ ДЕШЕВЛЕ

Единый день голосования 8 сентября 2019 года сам по себе не имеет особого политического значения. Но имеет значение, как генеральная репетиция думской кампании 2021 года. Практически впервые, в ходе избирательных кампаний возник вопрос о лишних расходах. Практика показала, что вхождение в выборы новых лиц, особенно на позициях кандидатов в губернаторы, стоит в разы дороже, нежели избирательные кампании «старых коней». Будут ли их менять на переправе в 2021 году? Ответ, кажется, очевиден.

Но при этом в рамках электоральных циклов этого года мы увидели самую дорогостоящую предвыборную кампанию в российской истории. Это кампания временно исполняющего обязанности губернатора Александра Беглова. Его буквально втащили в кресло губернатора, потратив на это миллиарды рублей. В Питере был один из самых высоких показателей явки избирателей – около 30%. За Беглова проголосовали более 720 тыс. петербуржцев. Много ли это при том, что население северной столицы пять миллионов человек? Высочайшая стоимость кампании прямое следствие продвижения мало знакомой и не очень рейтинговой в городе фигуры.

В других регионах, где есть запрос на обновление, сравнительно новые фигуры прошли полегче. Но опять-таки стоимость кампаний была очень высока.

Отсюда второй вывод ЕДГ-2019. В условиях сокращения ресурсов и роста электоральных рисков, и в думской кампании, и возможно позже тоже, ставки будут делаться на понятные электорату фигуры и низкобюджетные решения.

НАСЕЛЕНИЕ БОЙКОТИРУЕТ ВЫБОРЫ

Но вернемся в регионы. Обозреватель «Совершенно секретно» наблюдал за ходом голосования на избирательных участках северо-западной части Брянской области. Участки в сельской местности и малом городе. Избиратели, почти все в возрасте старше 55 лет и в подавляющем большинстве женщины. Секретарь комиссии – знакомая. «Глава поселения имеет свой круг общения, перед выборами просит их не забыть прийти на участок. Голосовать ни за кого не просит, чтобы ты не подумал», – секретарь рассказывает о «секретах» избирательного процесса.

Таким образом на участке, где зарегистрированы 970 человек, мобилизуется более 170 человек. Есть еще актив, который сам приходит. Это работники почты, дома культуры, библиотеки – уцелевшие после оптимизации социальных учреждений.

В малом городе почти та же картина. Вот идет голосовать местная поэтесса, недавно ее показывали по областному телевидению, где она читала стихотворение на презентации открытия благоустроенного сквера: «И вот грязь в плитку закатали…».

Голосуют действительно исключительно бюджетники, и почти все старших возрастов. Людей на голосование никто не гонит, по разнарядке только военные и работники непосредственно муниципальных администраций.

Сами приходят и работники сферы образования и культуры – считают это своим долгом.

В результате при явке ниже 20%, около 41% голосов получает «Единая Россия», и всего на два процента от нее отстают коммунисты – значит, почти половина пенсионеров и бюджетников голосовали все-таки против власти.

После выборов в Брянской областной в прессе появилась информация о готовящихся отставках глав районов, в которых единороссы едва не проиграли выборы коммунистам.

Людей на выборы действительно не зовут. Потому что при такой «сушке» явки, а это практикуется давно, нужные результаты можно практически гарантировать. Впрочем, на этот раз многое и много где пошло не так. Протестное голосование усиливается во всех трех регионах, где мы имели возможность наблюдать за выборами. То есть тает даже тот ограниченный, гарантированный практически для любых выборов актив. Лучше всего это видно в Вологодской области. Которая, кстати, из рассматриваемых нами областей, по многим показателям наиболее успешна. Здесь самый высокий на Северо-Западе России объем капиталовложений в новую инфраструктуру. Здесь очень плотное и финансово емкое взаимодействие между властями и крупным бизнесом с одной стороны и гражданским обществом, с другой. Можно сказать, в Вологодской области есть зачатки сообщества активных граждан. В Брянской и Смоленской таких активов, кроме областных центров, практически нет.

Но губернатору Олегу Кувшинникову, как мы заключили выше, действительно грозил второй тур. И получил он в итоге около 64% голосов избирателей. Сравните это с более чем 80% голосов избирателей за губернатора Вадима Шумкова в нищей и убитой Курганской области.

 Фото_15_08.JPG

ФОТО: ПЁТР КОВАЛЁВ/ТАСС

Но против Кувшинникова не только большие города региона, но и сельская периферия. Здесь очень высокий уровень протестных настроений из-за закрытия сельских школ в небольших деревнях, низких темпов газификации и многих прочих проблем прямо вытекающих из абсолютно сибирских масштабов области, отдаленности многих ее районов, и связанных с этим сложностей.

В Брянской и Смоленской областях протест иной, но он очень широкий. Здесь считается правилом плохого тона что-либо положительное говорить о властях и их работе. Этот протест обращен не к конкретным проблемам, как в Вологодской области. Он в целом, скорее о макросоциальных изменениях, произошедших за последние десятилетия. Люди плохо пережили сокращение рынка труда. А связано оно было не только с развалом советских заводов и колхозов, но и с автоматизацией, ростом технологической базы производств. Где нужна была прежде тысяча человек, теперь трудится сто.

Была и вторая волна сокращения трудовых мест. Связанная с закрытием целого рынка труда, унаследованного с советского времени, с массой рабочих мест в учреждениях, организациях, широкой социалкой. Люди, которые там трудились, вряд ли занимались чем-то осмысленным в жизни, но получали зарплаты. Теперь те, кто уцелел на этом радикально сократившемся рынке труда, а сохранилась почти исключительно только сфера культуры, они стабильно и без разнарядки и выходят на выборы. Остальные, игнорируя голосования, фактически, таким образом, выражают свой предельный протест против реалий окружающей их жизни.

Одним словом, низкая явка в большинстве регионов – это социально-политический протест масс.

Но такой «глухой» протест и сложившиеся правила организации выборных кампаний устраивают региональные власти. Незначительная мобилизация бюджетников при «сушке» явки помогает безболезненно проходить выборы с нужными результатами. Ошибки кампании этого года наверняка учтут. К выборам в Госдуму, которые однозначно будут проходить сложнее, и явка протестующих может быть выше, подготовят более широкую мобилизацию бюджетников. В принципе, на такой мобилизации можно и завершить приготовления к думской кампании.

Еще один важный нюанс заключается в том, что в общественном сознании жителей провинции, выборы в принципе не легитимны.

«На выборы можно и не ходить, достаточно кивнуть головой у телевизора, и ваш голос будет учтен», – шутят один из респондентов «Совершенно секретно».

Люди не доверяют власти, и это делает выборы нелегитимными в их глазах.

Во время выборов в Госдуму в 2021 году, ситуация может измениться.

Глухие, пусть и массовые протестные настроения, серьезным фактором в думской кампании 2021 года не будут. «Во время прошлых выборов в Думу не было никаких разнарядок, людей мы агитировали следующим образом. По нашему округу в Госдуму баллотировалась Валентина Миронова. Мы получили установку объяснить электорату, что кандидат будет способствовать всячески асфальтированию улиц сельских населенных пунктов. Просили прийти проголосовать, поскольку эта проблема для нас важная. Кандидат была избрана, дороги, пусть и медленно, но делаются. Уж не знаю, связано ли это как-то», – рассказывает в разговоре с обозревателем «Совершенно секретно» Оксана Романович, в 2016 году она работала в одной из сельских администраций в западной части Брянской области.

По ее словам, сейчас власть предлагает людям часто конкретный «контракт», решение важных для них повседневных проблем. «Но, по большому счету, тем самым власть пользуется безграмотностью людей. Кто знает, в рамках, каких программ делаются эти дороги, и какое отношение к этому имеет и имеет ли вообще, избранный «за надежду» кандидат?», – спрашивает Романович.

Удачному для федерального центра ходу кампании по выборам в Госдуму помешать могут только внутриэлитные конфликты в регионах, в которых противоборствующие стороны задействуют электоральные процессы.

Выборная кампания этого года показала, что элитные конфликты в регионах центр пока способен гасить заблаговременно, до предвыборных кампаний. Так было в частности в Ставропольском крае, где давно бушуют противоречия между губернатором Владимиром Владимировым и местными олигархическими кланами.

Но выборы, точнее, назначение через выборы губернаторов, воспринимаются местными элитами как «знак свыше», – воля федерального центра и первого лица.

Думские кампании напротив, регионалами воспринимаются, как редкая возможность побороться за влияние и верное распределение баланса сил.

Поэтому выборы в Государственную думу в 2021 году, будут достаточно конкурентными, с реальными предвыборными кампаниями кандидатов. Только вся эта политическая жизнь будет формироваться вокруг интересов региональных элит, общественный интерес в этих выборах реализован не будет.

Региональным элитам сейчас выгодно аккуратно оппонировать интересам федеральной власти. Прямое следование в фарватере интересов центра объективно снижало в последние годы субъектность и уровень влияния на местные процессы региональных политико-экономических групп. Сейчас в регионы заходят «Тимченко-Ротенберги-Ковальчуки», – имеется в ввиду крупный, тесно аффилированный с государством российский бизнес, который поглощает возможности региональных олигархов контролировать экономику и хозяйственный комплекс территорий.

На выборах 2021 года местные элиты могут попробовать отыграться. В их арсенале существенные возможности по организации протестного голосования на местах.

В их распоряжении все те возможности агитации и мобилизации электората, которыми не пользуются, да и не могут пользоваться региональные власти.

«Отраслевое» голосование, – мобилизация электората, связанного профессиональной деятельностью с конкретными секторами региональных экономик будет задействовано в аграрных и промышленно развитых областях, краях, республиках. Не обязательно на стороне только лишь оппозиционных властям групп – этот электорат тоже могут поделить, но сейчас это «чистая поляна». Население, работающее в реальном секторе, практически не голосует, при этом эти люди еще более зависимы от конъюнктуры, нежели бюджетники. В отличие от вторых, первые получают куда более существенные заработные платы, часто связаны другими обязательствами с работодателем.

Крупный работодатель может быть поставщиком сотен и тысяч голосов, как это произошло на череповецкой «Северстали».

Локальные агитационные сети – объединение электоральных ячеек вокруг местного актива, создание местных сетей влияния на электорат.

Социальный контракт с группами населения.

Обычная агитационная работа, которая сейчас совершенно не ведется.

До всех этих возможностей на местах не добраться региональным властям. Поскольку для них и от имени государства на местах работают неповоротливые муниципалы с крайне низкой репутацией у населения.

Одним словом, выборы в Государственную думу в 2021 году позволят во многих регионах поднять субъектность, местных, невластных элит, создать условия для их последующего торга с властями и федеральным центром. Их сложившаяся оппозиция – результат обнуления экономической автономии регионов. Но электоральное и общественное поле эти группы знают значительно лучше, чем власть и федеральный центр. У них может получиться аккумулировать, пока что спящий, протестный электорат.


Авторы:  Антон КРИВЕНЮК

Комментарии


  •   суббота, 27 сентября 2019 в 17:15:12 #57790

    Всякие фейки, что назревают глухие протесты-это просто пиар-фантазии. Не более того. Для назревания протестов должны быть причины. А их нет.  разве можно считать поводом для протеста, что кто-то не набрал подписей и его не допустили к выборам, или что кто-то где-то когда-то брал взятки? Источник протестов совсем другой. Это Госдеп, ЦРУ, спецслужбы НАТО и подконтрольные им структуры.



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку