НОВОСТИ
Арестованную в Белоруссии россиянку Сапегу могут посадить на 6 лет
sovsekretnoru

Глория

Глория
Автор: Татьяна СЕКРИДОВА
02.08.2012

 Лейтенант Пол Карден подошёл к зелёному дому с плоской крышей. Огромные окна-двери, ведущие на террасу, были закрыты. Шёл дождь.
Лейтенант вошёл в дом. В дальнем углу гостиной у камина стояла Глория Лоуренс.
– Пол, ты напугал меня! – вскрикнула она, узнав гостя.
– Десять минут назад здесь слышали крик и выстрел. Звонила женщина. Она сказала, что живёт рядом с тобой, и повесила трубку.
– Наверное, это был гром. Я весь день просидела дома и ничего не слышала...
– Где твой муж?
– Дадли нет дома. Я бы конечно пригласила тебя остаться, но, боюсь, он может неправильно это понять.
– Боюсь, мне придётся осмотреть дом.
– Ты не имеешь права! – Глория бросилась за ним и схватила за руку. – Я требую, чтобы ты немедленно покинул мой дом!
– Значит, ты что-то скрываешь, – он вырвал руку.
В центре прихожей располагалась лестница на второй этаж. Слева в открытую дверь виднелся пустой кабинет. За закрытыми дверями находились ванная и чулан. Справа темнел проём.
Продолжая экспериментировать, Карден направился к неосвещённому проёму. Реакция хозяйки дома не заставила себя ждать. Глория бросилась к нему и, обхватив шею, прильнула.
– Пол, ты ведь любил меня. Если хочешь, я прямо сейчас пойду с тобой.
Отодвинув её плечом, Карден вошёл в проём и тут же наткнулся на стул. Зажёг спичку и огляделся по сторонам. Он был в столовой.
Глория вошла следом за ним и всхлипнула. Через минуту блуждающий взгляд Кардена остановился на четырёх больших каплях крови, темневших на бледно-зелёном линолеуме.
– Пол, если ты сейчас уйдёшь, я дам тебе пять тысяч долларов, – обречённо проговорила Глория.
Не обращая на неё внимания, Пол подошёл к двери чулана и открыл её. Он внимательно прислушался и, кроме шума дождя и рыданий Глории, услышал чьё-то тихое дыхание.
Карден вытащил пистолет. Левой рукой нащупал выключатель, включил свет и увидел в дальнем углу двух мужчин.
Дадли Лоуренс, невысокий мужчина в пенсне, белоснежной сорочке и двубортном костюме сидел на полу и растерянно смотрел на Кардена. Рядом лежало неподвижное тело.
– Он мёртв? – спросил полицейский.
Лоуренс с встал, держась за стену, и кивнул. Детектив нагнулся. Убитый мужчина был красив. В левой щеке зияла рана.
– Где оружие?
Лоуренс молча протянул короткоствольный кольт 32-го калибра. Спрятав револьвер в карман, Пол спросил:
– Кто он?
Лоуренс продолжал стоять у стены с открытым ртом. Казалось, он лишился дара речи. Карден повернулся к Глории.
– Это Джордж Слейтер, – хмуро сообщила она.
Карден открыл дверь. Он увидел гараж с дорогим автомобилем.
– Похоже, я пришёл слишком рано, – спокойно заметил лейтенант. – Приди я на пять минут позже, вы бы погрузили его в машину, вывезли куда-нибудь подальше и бросили в пустынном месте... Где он был убит?
– Я застрелила его в гостиной.
Наконец Дадли Лоуренс встрепенулся и пробормотал:
– Нет, Глория, я...
– Не говори глупости, дорогой, – оборвала его Глория. – Ни к чему брать на себя мою вину. Пол – хороший детектив, нам не обмануть его.
Миссис Лоуренс взяла себя в руки, и её красота вновь засияла в комнате, как ослепительное солнце.
– Почему ты убила его? – хмуро спросил Пол Карден.
– Я защищалась. Он напал на меня. Джордж Слейтер был нашим другом... – Когда он пришёл, я была в гостиной. Он сказал, что давно меня любит. Я ответила, что всё это ерунда, но с ним случилось что-то страшное. Он бросился на меня и начал валить на пол. Я боролась, отбивалась...
– А где был твой муж?
– Дадли не было дома. Конечно, Джордж никогда бы не посмел так себя вести в его присутствии.
– Я... – прохрипел Дадли Лоуренс. – Глория, почему ты не...
– Дадли, замолчи, пожалуйста! – остановила его жена. – Разве ты не понимаешь, что мы должны говорить правду?
Лоуренс поднёс руку ко рту. Заметив, что его нога почти касается трупа, поспешно отодвинулся.
– Это было ужасно, – взволнованно продолжила Глория. – Я вспомнила о револьвере, который Дадли хранил в гостиной и, притворившись будто сдаюсь, незаметно приблизилась к столу. Пока он целовал меня, я вытащила револьвер из ящика. Пол, я хотела только испугать его. Увидев кольт, Джордж отпустил меня и сделал пару шагов назад. Но тут же рассмеялся, заявил, что у меня не хватит смелости спустить курок, и опять бросился на меня. И... револьвер... сам собой выстрелил.
Когда Глория зарыдала, Карден почувствовал непреодолимое желание обнять и утешить её. Только присутствие Лоуренса остановило его.
– Что было потом? – внешне спокойно спросил он.
– Через несколько минут вернулся Дадли. Мы решили, что, если избавиться от трупа...
– Кто решил? – прервал детектив.
– Разве это имеет значение? – воскликнула Глория. – Может, это был Дадли... я в те минуты ничего не соображала. – Она с немым укором посмотрела на полицейского. – Дадли любит меня. Он хотел меня спасти.
Пол стряхнул оцепенение и спустился в гараж. Он дотронулся до капота и осмотрел колёса.
– Девять сорок три, – заметил лейтенант, посмотрев на часы. – В девять восемнадцать соседка позвонила в полицию и сообщила, что слышала крик и выстрелы. Когда вы вернулись домой, мистер Лоуренс? – Дадли Лоуренс облизнул пересохшие губы и ничего не ответил. – Джордж Слейтер был убит после девяти. Дождь идёт примерно с семи часов, но машина и шины совсем сухие.
Глория испуганно посмотрела на мужа.
– Я не говорил, что был на машине, – пожал тот плечами. – Я пришёл домой пешком. Мне нравится гулять под дождём.
– В этих туфлях? – Карден посмотрел на его ноги.
– В галошах.
– Хорошо, – не стал спорить полицейский. – Где галоши и что ещё на вас было? Наверняка, плащ. Плащ и галоши за двадцать минут не высохнут.
– Зачем всё это? – возмутилась Глория Лоуренс. – Я ведь призналась, что застрелила Джорджа, и объяснила почему. Неужели я должна оставаться в комнате с... с... – Она посмотрела на труп и задрожала.
– Прости, – спохватился Карден. – Теперь отсюда можно уйти.
Он вышел вслед за Лоуренсами из кладовой. Проходя через кухню, вспомнил о револьвере. В нём оставалось четыре патрона…
Дождь прекратился. Через открытые стеклянные двери в дом лился свежий воздух. Карден стоял у камина и слушал, как Глория повторяет свой рассказ окружному прокурору Риттеру.
– Вещи в шкафу, – ответила Глория на вопрос об одежде, в которой гулял муж.
Она вышла в прихожую и через минуту вернулась с плащом и мятой шляпой с широкими опущенными полями.
– И шляпа, и плащ ещё мокрые, – объявил прокурор, пощупав вещи. – Значит, сегодня вечером Лоуренс был на улице. Конечно, они не говорят, в котором часу он вернулся.
Карден подошёл к нему и угрюмо взглянул на вещи.
– Мистер Лоуренс, наденьте их, пожалуйста, – попросил он.
Дадли Лоуренс безразлично надел шляпу и плащ. Плащ доходил ему почти до пят, из рукавов выглядывали только кончики пальцев. Шляпа тоже была явно велика.
– Слейтер был высоким? – печально вздохнул Риттер.
– Да, – кивнул Карден.
Лоуренс молча разделся, бросил вещи на пол и вернулся к окну. Происходящее, казалось, его совершенно не интересует.
– Я не говорила, что это вещи Дадли, – прервала молчание Глория. – Я только сказала, что он надевал их сегодня вечером. Наверное, их кто-то забыл. Выходя на улицу, Дадли надел первые попавшиеся шляпу и плащ.
В гостиную вошли детективы Кестлер и Уоррен.
– Метрах в шестидесяти припаркован тёмно-синий «Бьюик», номер БК-387, – доложил Кестлер.
Пол Карден нашёл в бумажнике убитого водительское удостоверение и кивнул:
– Машина Слейтера.
– Несмотря на ливень, он не подъехал к дому, а решил пройтись под дождём, – задумчиво произнёс прокурор. – Значит, не хотел, чтобы его видели.
– Стреляли три раза, – сообщил доктор Майнор. – В пах, в грудь и в лицо.
– С какого расстояния? – спросил Карден. – На теле есть пятна пороха?
– Насколько я могу судить после первого поверхностного осмотра, ни на одежде, ни на теле пятен нет.
– Другими словами, – заметил лейтенант, – каждая из трёх пуль пролетела не меньше полуметра. А вы сказали, что застрелили Слейтера во время борьбы, – напомнил он Глории.
– У меня в голове всё перепуталось, – пожала плечами миссис Лоуренс. – Слейтер бросился на меня... Может, я выстрелила долей секунды раньше, чем он меня схватил. Всё было как в кошмарном сне.
– Вы сказали, что стреляли только раз, – безжалостно продолжил Пол Карден.
– Я не помню, сколько было выстрелов. Они слились в один... – Глория Лоуренс закрыла лицо руками.
– На Слейтере мокрая одежда? – обратился Пол к Майнору.
– На туфлях грязь. Низ брюк слегка влажный, а всё остальное сухое. Похоже, он совсем недолго был под дождём.
– Я убила его! – выкрикнула Глория. – Я признаюсь, что убила его. Разве этого недостаточно?
– Недостаточно, – невозмутимо ответил Пол Карден. – Все мы знаем, что Джорджа Слейтера убили не вы.
– Я убила его... – отрешённо прошептала Глория. – Я...
Пол Карден вышел на террасу. Воздух после дождя был свежим, но ему казалось, что нечем дышать. Вслед за ним вышел прокурор Риттер.
– Эта женщина так же храбра и преданна мужу, как и красива. Придется её арестовать, мужа можно задержать как сообщника.
– Я добуду доказательства.
– Но перевесят ли они для присяжных её признание? – вздохнул Риттер. – Похоже, миссис Лоуренс так любит мужа, что готова взять на себя его вину.
На следующий день Риттер и Карден поехали в тюрьму.
– Миссис Лоуренс, – начал Пол Карден, мать Джорджа Слейтера утверждает, что эти вещи принадлежали её сыну.
– Значит, Джордж забыл их у нас раньше, – устало пожала плечами Глория.
– Нет, миссис Лоуренс. Он пришёл в них к вам вчера вечером. Ваш муж не надевал их. Он вообще не выходил из дома после того, как начался дождь. В момент убийства Слейтера мистер Лоуренс находился дома.
– Я ведь призналась, что застрелила Джорджа Слейтера. К чему все эти расспросы?
– Это заключение судмедэксперта. – Пол Карден помахал листом бумаги. – Пуля вошла в правую щёку под небольшим углом и раздробила кость. Вы не могли держать револьвер на уровне лица. Если вы стреляли, то держали его не выше плеча. Значит, пуля не могла войти в щёку под таким углом.
– Я не понимаю всех этих технических деталей.
– Я вам расскажу, что произошло вчера вечером в вашем доме. Когда пришёл Джордж Слейтер, ваш муж находился в соседней комнате. Решив, что вы одна, Слейтер начал к вам приставать. Мистер Лоуренс услышал ваши крики. Он достал из стола револьвер, вбежал в гостиную и застрелил Слейтера.
– Нет, – возразила Глория. – Дадли тут ни при чём. Джорджа убила я.
Карден бросил беспомощный взгляд на Риттера, который беспомощно пожал плечами. После того как Глорию увели, привели Дадли Лоуренса, в глазах которого застыла пустота.
– Какой же вы негодяй, если позволяете осудить Глорию за совершённое вами убийство! – возмущению Кардена не было пределов. – Её отправят на электрический стул.
Лоуренс вздрогнул, как от пощёчины, но ничего не сказал. Пол Карден рассказал ему о плаще и шляпе и показал заключение судмэдэксперта. Дадли выслушал его без малейшего интереса.
– Вы что, ничего не понимаете? – взорвался Карден. – Слейтера убили вы! Вы не покидали дом вчера вечером. Вы не такой дурак, чтобы хранить заряженный револьвер в ящике стола в гостиной. Слейтера застрелили с расстояния не меньше полутора метров. Ваша жена берёт вину на себя потому, что любит вас. Неужели вы её совсем не любите?
– Я очень люблю Глорию, – растерянно ответил Лоуренс.
– Тогда будьте мужчиной и во всём признайтесь.
Лоуренс опустил глаза и молча уставился на свои колени.
За дело взялся Риттер. Он полчаса уговаривал его признаться в убийстве, убеждал, что ему нечего бояться, если он сознается. Лоуренс ни разу не шелохнулся. Прокурор с презрением посмотрел на арестованного и приказал увести его в камеру…
К дому Лоуренсов Пол Карден приехал ещё засветло. На столе в кабинете лежали две папки для бумаг, на подставке стояла пишущая машинка. В столе Карден нашёл чековую книжку, из которой следовало, что Дадли не испытывал финансовых затруднений.
На втором этаже находились три спальные комнаты. В комнате Дадли между рубашками в комоде Карден нашёл письмо из Майами. На конверте аккуратным почерком Глории было написано имя мужа. Она жаловалась на скуку в Майами. Обычное письмо отдыхающей без мужа жены... Пол сложил его вдвое и уже собирался положить обратно в конверт, когда неожиданно обнаружил фотографию.
Стройное загорелое тело Глории прикрывали две узенькие полоски белой материи. Джордж Слейтер обнимал Глорию за талию, её голова лежала у него на плече. Оба улыбались. На заднем плане зеленели кокосовые пальмы.
Глория не могла послать супругу такую фотографию. Скорее всего, Дадли сам нашёл снимок в сумочке жены после её возвращения домой. Похоже, она кривила душой, жалуясь на скуку.
Карден вспомнил, что вчера, когда вошёл в дом, Глория стояла у камина. Отодвинув каминную решётку, он увидел обгоревший клочок розовой бумаги, один уголок остался цел.
Пол позвонил в участок. Потом вышел на улицу и огляделся по сторонам. Напротив раскинулся пустырь. Соседние дома находились на той же стороне улицы на изрядном расстоянии. Сзади виднелся ещё один дом. Карден обошёл все три дома, задавая везде одни и те же вопросы.
Когда Пол вернулся в дом Лоуренсов, его уже ждала передвижная лаборатория. Он подвёл сержанта Гридли с помощником к камину и показал обгоревший клочок бумаги.
Сержант осторожно положил его в стеклянную коробочку, закрепил пепел фиксажем и накрыл крышкой.
– Когда я смогу получить результаты?
– Через час.
Вернувшись в участок, Пол Карден закурил.
– Сегодня пришлось побегать, – сообщил сержант Брик. – Копался в личной жизни Глории Лоуренс. Джордж Слейтер был больше, чем простым другом. Последние восемь месяцев он много времени проводил с Глорией. Прошлой зимой она пять месяцев отдыхала одна в Майами. Её подруга Хильда Гаррисон, тоже отдыхавшая в Майами, рассказывает, что Слейтер и Глория Лоуренс...
– У меня есть фотография, на которой они снялись вместе! – резко оборвал Карден.
– Конечно, у миссис Лоуренс и до замужества поклонников было пруд пруди, а кое-кто пользовался её особым расположением и после того, как она вышла замуж... Одного из этих счастливчиков, кстати, звали Полом Карденом…
– Я ждал вас, – встретил Кардена прокурор. – Что нового?
Лейтенант показал письмо с фотографией.
– Лишнее подтверждение нашей правоты, – кивнул Риттер. – Лоуренс знал, что у его жены и Слейтера был роман. Когда пришёл Джордж Слейтер, он застрелил его. Преднамеренное убийство!
– Вы так считаете?
– А вы думаете, что Лоуренс совершил непреднамеренное убийство? – удивился прокурор. – Защищал жену?
Зазвонил телефон. Риттер протянул трубку. Выслушав Гридли, Карден сказал:
– Одну минуту.
Достал из кармана конверт и записал что-то на обратной стороне. Положив трубку, воскликнул:
– Теперь, у меня есть не только предположения, но и доказательства! Поехали!
И они опять отправились в тюрьму.
– Мне сказали, что моего мужа до сих пор не отпустили, – с вызовом сказала Глория. – Я призналась в убийстве и не понимаю, почему Дадли всё ещё в тюрьме, а не дома.
– Пожалуйста, присаживайтесь, миссис Лоуренс, – вежливо предложил Риттер, придвигая ей стул.
Глория села, но, когда в комнату ввели мужа, тут же вскочила.
– Думаю, вы всё ещё любите свою жену, мистер Лоуренс, – произнёс Карден. – Любите и одновременно ненавидите... Миссис Лоуренс, вчера какая-то женщина позвонила в полицию и сказала, что слышала крики и стрельбу в вашем доме. Две соседки, которые могли это сделать, в один голос утверждают, что не звонили нам. Они не слышали никакого шума. Наверное, дождь заглушил крики и звуки выстрелов... В полицейский участок позвонили... вы сами. Вы пытались убедить нас в том, что Слейтера убил ваш муж. По времени рассчитано всё было идеально. Вы были уверены, что вашему признанию никто не поверит. Догадывались вы и о том, что мы рано или поздно узнаем о вашем романе со Слейтером, и подбросили письмо с фотографией в комнату Дадли, чтобы сделать из него Отелло...
– Я хотела сделать как лучше, но вы слишком умны, лейтенант... – вздохнула Глория. – Да, вы правы. Джорджа Слейтера убил Дадли.
– Если бы Слейтер наносил обычный визит вежливости, то подъехал бы прямо к дому. Вчера он приехал, рассчитывая застать вас одну. Вы ждали его с револьвером в руках. Когда он вошёл в гостиную, вы его хладнокровно застрелили... Миссис Лоуренс, вы бы не стали выгораживать своего супруга, даже если бы он убил Слейтера, потому что любили Слейтера и никогда не любили Дадли Лоуренса. – Карден посмотрел на Лоуренса. – Вы знали, что она убийца, но тем не менее хотели спасти её и упорно молчали, хотя и видели, что подозрение падает на вас.
– Очень интересно, лейтенант, – процедила сквозь зубы Глория, – но у вас нет доказательств.
– Вы написали Слейтеру записку, – покачал головой Пол. – Даже если бы её нашли, это ничем бы вам не грозило. Вы предусмотрительно не поставили дату.
Он вытащил из кармана конверт и прочитал: «Джордж, дорогой, во вторник Дадли весь вечер не будет дома. Приходи. Я тебя люблю. Всегда твоя Глория».
– Даты нет, но вы упомянули вторник, день, когда был убит Слейтер. Помогая мужу переносить труп, вы незаметно вытащили записку из кармана убитого. Когда я вошёл в дом, вы как раз подносили к ней зажжённую спичку. Вам не повезло – эксперты умеют восстанавливать текст на сожжённой бумаге. Это и есть наше доказательство, миссис Лоуренс. Вы написали, что будете одна, хотя знали, что Дадли будет дома. Женщина, которая пишет такие записки любовнику, не станет защищать свою честь. Фотокопия убедит любой суд в том, что вы заманили Джорджа Слейтера, чтобы расправиться с ним.
– Ненавижу всех мужчин! – прохрипела Глория. – Всех бы вас перестреляла! Я любила только одного, да и то недолго... тебя, Пол, но ты, к сожалению, полицейский... ну и Слейтера. Я никогда не любила Дадли! Только посмотрите на эту тряпку! Как его можно любить? Вот Джордж был настоящим мужиком... Но он только играл со мной. Когда я ему надоела, он решил меня бросить. Я рада, что пристрелила его.
Бьющуюся в истерике Глорию Лоуренс с трудом вывели из комнаты.
– Ну вот и всё, – устало произнёс Риттер. – Дело закрыто.

Перевод с английского С. Манукова


Авторы:  Татьяна СЕКРИДОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку