Геноцид пенсионеров

Геноцид пенсионеров

ФОТО: СЕРГЕЙ ФАДЕИЧЕВ/ТАСС

Автор: Павел ДРОЗДОВ
17.09.2021

Росстат сообщил, что «накопленным итогом» с 1 июля 2020 года по 1 июля 2021 года пенсионеров России стало меньше на 1,199 млн человек – рекордную величину за всю историю доступной статистики, охватывающей период 1998 года. Падая со средней скоростью 3,3 тыс. пенсионеров в день, общая численность получателей пенсий – 42,355 млн – сократилась до минимума 2015 года. И продолжает сокращаться.

Ранее была озвучена другая цифра, тоже зловещая, но не столь шокирующая: с первого дня пенсионной реформы, 1 января 2019 года, до 1 апреля 2021 года (27 месяцев) пенсионеров в стране стало меньше на 1,276 млн человек. Но это – два года и один квартал, а теперь, за последний отрезок, практически то же количество всего за год.

КАТАСТРОФА В ЦИФРАХ

Колоссальное ускорение началось именно в 2021 году: за весь 2020 год мы потеряли 561 тыс. пенсионеров, то есть вполне в рамках сокращения их численности «благодаря» повышению пенсионного возраста.

Еще одна цифра – минус 956 тыс. пенсионеров с июля 2020 по апрель 2021 года (10 месяцев). То есть май-июнь принесли убыль еще в 243 тыс. человек.

Минус 1,2 млн получателей пенсий, то есть 100 тыс. в месяц за такой период – это какой-то сюрреализм. Да, сейчас, до завершения пенсионной реформы в 2027 году, каждый год на пенсию выходит вдвое меньше людей, чем раньше. Скажем, в 2017 году право на пенсию получили практически все мужчины, родившиеся в 1957-м, а вот в 2021 году – только те, кто родился в первой половине 1960 года; аналогично с женщинами – 1962 года и первое полугодие 1965 года. Но это – примерно 600 тыс. человек, половина разницы. В потере второй половины пенсионную реформу никак не обвинить: напротив, как ни крути, пенсии последние годы росли повышенными темпами (впрочем, праздник кончился – в 2022 году повысят не более чем на уровень инфляции).

Подчеркнем, что речь не идет о 1,2 млн умерших. Речь идет именно об изменении числа пенсионеров, то есть разницы между количеством начавших получать пенсию и переставших ее получать. Но надо понимать, что 99,99% причин прекращения выплаты пенсий – это смерть, ведь даже выход из российского гражданства по закону не лишает человека права на получение пенсии.

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК

Отметим две странности, сопутствовавшие публикации этой статистики.

Во-первых, множество изданий написали не о 1,199, а о 1,999 млн «выбывших» пенсионеров: к примеру, «Эхо Москвы» и другие оппозиционные СМИ. Судя по всему, информацию они черпали из анонимных Telegram-каналов. При этом о наказании лжецов по «закону о фейках» ничего не слышно.

Во-вторых, когда информация о катастрофе появилась в СМИ, с официального портала Минцифры и Росстата Fedstat.ru информация о числе пенсионеров… исчезла! На месте цифр красовалась надпись «Ведомство временно приостановило доступ к показателю. Выполняется обновление показателя». Судя по всему, кто-то очень влиятельный возмутился публикацией негативных данных в предвыборный период, когда власть старается показать себя только с самой лучшей стороны – отменяет ограничения, раздает деньги, бравирует успехами. Потом, впрочем, здравый смысл победил: статистика не воробей, после ее вылета в СМИ ловить поздно. На момент написания статьи цифры на сайт вернулись – те же, что и были раньше.

ДВОЙНОЕ «КСТАТИ»

Кстати, о деньгах. Предвыборная раздача денег в сентябре 2021 года оказалась намного дешевле для бюджета, чем была бы, если бы Госдуму избирали год назад (а в связи с принятием поправок в Конституции такие идеи обсуждались очень серьезно). 1,2 млн «выбывших» пенсионеров сэкономили Минфину очень ощутимые 12 млрд рублей – годовой бюджет Липецка. Попутно заметим, что из этих 10 тыс. рублей государство очень скоро получит обратно почти половину в виде налогов – газета «Совершенно секретно» в статье «Анатомия налогов» (№15–16 (474–475), август 2021 года), как страшно облагается в России каждый наш шаг.

И, еще более, кстати, об ограничениях. Вам не кажется странным, что в период минимального числа заражений, минимальной смертности нам запрещали отходить от дома далее, чем на 100 метров, а когда эпидемия развернулась во всю мощь, все запреты исчезли напрочь? Остались грозные предупреждения, но никаких реальных наказаний за ними не следует. Не значит ли это, что нужный процент на выборах важнее жизни и здоровья людей? Особенно если эти люди – пенсионеры, то есть сплошной расход для государства?

Попробуем включить логику. Что делаете вы, когда видите массовую смертность, реальную катастрофу для старшего поколения? Когда понимаете, что вакцинация если и защищает, то очень слабо? Правильно, вы вводите реальный карантин, максимально ограничиваете контакты пожилых людей, организуете компенсационные выплаты им, создаете «красные» (для всех) и «чистые» (только для привитых или со свежим отрицательным тестом) зоны в общественных местах… Почти все это происходило в прошлом году, когда цифры были ничтожными по сравнению с нынешними. И совершенно не происходит сейчас.

Выборы, правда, важнее? Если после единого дня голосования власть внезапно вновь обнаружит пандемию и начнет резко закручивать эпидемиологические гайки, знайте: людьми сознательно пожертвовали ради правильного настроения населения на очередных выборах «крыши» подковерного разграбления России. А уже об этом официальные лица стали заявлять накануне выборов, говоря о четвертой волне пандемии.

РАБОТНИКОВ НЕ ХВАТАЕТ

Но выборы – не единственная проблема российских пенсионеров. Если бы пандемии не было, ее определенно стоило бы придумать: «идеальный шторм», освобождающий общество от «нахлебников».

Финансирование пенсий в России – проблема сложная, доход страны невелик и сильно зависит от цен на нефть. Накопительная система не сработала один раз и едва ли сработает второй. То есть, пенсии де-факто платят работающие граждане через налоги и сырьевые корпорации, гонящие достояние России за рубеж. Но долго ли это будет продолжаться? Сейчас на одного пенсионера приходится по 1,6 работающего россиянина. При этом современная демографическая динамика говорит о том, что численность трудоспособного населения России через 10 лет сократится на 7 млн человек. Компенсировать эту потерю предполагается мигрантами из азиатских стран с высокой рождаемостью. Мигрантов сейчас встраивают в пенсионную систему, но доля «черной» трудоустроенности среди них все равно очень велика, так что к финансированию пенсий серьезного отношения они иметь не будут.

А значит, платить пенсии будет очень, очень сложно. И тут вдруг число адресатов этих пенсий резко уменьшается. Да это просто праздник какой-то для Минфина и его бюджета!

ДОЛГИЕ И ДЕШЕВЫЕ

И не надо думать, что это какая-то отдельная российская история. Нет, проблема носит глобальный характер, причем на Западе она значительно острее, поскольку завязана на куда более значимые суммы. Это у нас, в России, накопительная система подрыгалась с 2002 по 2013 год, да и откинула лапки, а на Западе она является основой всей пенсионной структуры. А что такое накопительная пенсия с точки зрения экономики? Это деньги, которые можно взять сейчас, а отдать через 30, 40, 50 лет (не редкость, когда первые взносы человек делает в 20 лет, а пенсию начинает получать в 70). Ни один банк на планете не даст такого кредита; более того, доходность по пенсионным деньгам, как правило, не гарантирована, это не депозит! «Долгие дешевые деньги» – мечта любой экономики. И самые крупные инвесторы в цивилизованной части планеты – это именно пенсионные фонды.

В России, кстати, попытались скопировать этот опыт, доверив управление накоплениями ВЭБу, который тоже призван финансировать мегастройки, но все же изрядно ограничили возможность рисковать деньгами будущих пенсионеров. Хотя на бумаге схема выглядит красиво: работник отдает часть своих денег на будущую пенсию, эти деньги крутятся в экономике, строят города и мосты, а потом возвращаются счастливому пенсионеру умноженными как минимум на размер инфляции.

Но даже инвестиционные деньги когда-то надо отдавать. Так вот, чем меньше пенсионеров, чем запутаннее с ними ситуация, тем меньше пенсионных денег надо возвращать, тем больше возможностей исполнить обязательства, мягко говоря, не в полном размере. Это касается даже Запада, где накопления наследуются без всяких оговорок, что же говорить о российских пенсионных фондах, особенно негосударственных?

Официальная статистика: 2 млн отечественных пенсионеров не могут получить свою накопительную часть пенсии – негосударственные пенсионные фонды просто потеряли этих людей, «не могут с ними связаться».

Многие и не помнят, куда там работодатель перевел их отчисления – подписали в бухгалтерии какую-то бумажку и хорошо. Спрашивается: кто пролоббировал отмену ежегодных писем о состоянии индивидуальных пенсионных счетов, кто сделал все, чтобы люди забыли о том, что где-то лежат и даже немного прирастают их личные деньги – которые, между прочим, при определенных условиях можно получить на руки или, опять же, унаследовать?

ПЕНСИОНЕРЫ СТАНУТ ДРУГИМИ

Разумеется, меньше становится не только пенсионеров. В последний раз население России вымирало с такой скоростью во время голода 1947 года. Статистика демографии становится совсем неутешительной. Немного помогло улучшить цифры присоединение Крыма, но на этом политическая воля кончилась: Приднестровье, Южная Осетия и Донбасс мечтают стать частью России, но Россия боится пойти им навстречу. Зато не боится она «народозамещения»: в начале сентября официально объявлено, что по распоряжению вице-премьера Татьяны Голиковой Россия организует «чартерные поезда» для гастарбайтеров из Узбекистана.

 Фото_17_19.JPG

ФОТО: КИРИЛЛ КУХМАРЬ/ТАСС

Если бы мы были склонны к конспирологии, то сказали бы про проект замены русских среднеазиатами, про новое великое переселение народов, осуществляемое, на сей раз, не стихийно, а по заранее утвержденному плану. Но мы в «Совершенно секретно» привыкли оперировать фактами. Когда гости из-за рубежа получили право на наши пенсии, мы загрустили, но признали, что в принципе справедливость есть: если человек много лет честно работал и делал отчисления, он заслуживает пенсии. Когда право на получение материнского капитала распространили на людей, заведших детей еще до получения российского гражданства, мы удивились, но и порадовались за наших новых граждан. Овертон все шире открывал свое окно – и теперь сквозняк выметает куда-то в пустоту или вечную жизнь жизни наших пенсионеров.

ЗДРАВООХРАНЕНИЯ НЕТ

Кстати – это слово приходится упоминать часто, так как в клубке нашей реальности одна ниточка непременно тянет за собой другую, – так вот, кстати, именно импортер узбеков Татьяна Голикова является одним из главных авторов реформы отечественного здравоохранения. Точнее, того, что по какой-то ошибке таковым называется.

На самом же деле в России полностью, абсолютно отсутствует система здравоохранения, даром что существует целое министерство под таким названием. Но это самозванцы – они заняты совершенно другим делом. В самом деле «здраво – охранение» означает не что иное, как охрану, сохранение здоровья. Российский же Минздрав занят совершенно иным, а именно поддержкой медицины. То есть это Министерство не здравоохранения, а лечения: согласитесь, огромная разница – сохранять здоровье (профилактика) и лечить от болезней (медицина).

Ларчик такой подмены понятий раскрывается просто: на здравоохранении очень трудно заработать. Есть, конечно, индустрия фитнеса, есть секта правильного питания, но по сравнению с лекарствами, медицинскими услугами, а в последнее время еще и вакцинированием это капля в океане.

В результате мы получаем битву трех интересов, и поле этой битвы – тела людей.

1. Государству, если понимать его как нацию, выгодно, чтобы люди были здоровыми.

2. Государству, если понимать его как правительство с бюджетом в обнимку, выгодно, чтобы люди были здоровыми, но до пенсии не доживали.

3. Наконец, медицине выгодно, чтобы люди жили долго, но при этом постоянно болели.

Будучи частью правительства, Минздрав России – независимо от того, кто его возглавляет – разрывается между второй и третьей выгодами. Интересы населения же при этом (как, к слову, и врачей, всего лишь винтиков грандиозной машины) принимаются во внимание крайне редко и почти исключительно из-под палки.

РЕНОВАЦИЯ ПЕНСИОНЕРОВ

Впрочем, кризис у нас не только с профилактикой и лечением, но и цивилизационный.

Есть основания предполагать, что самый серьезный удар по пожилым людям нанесла не пандемия, а фанатичная, шизофреническая урбанизация России, вымирание деревень и переселение людей в большие города. В стратегии «Агрессивного развития инфраструктуры», подписанной вице-премьером РФ Маратом Хуснуллиным, мельком указано, что не менее половины населения России хотели бы жить в частных домах, но остальные 100 с лишним страниц посвящены исключительно строительству гигантских человейников (отдельно подчеркивается, что метро – это ненужная роскошь, позволенная только Москве). Предшественник Хуснуллина на этом посту, а ныне глава Госкорпорации «Дом.РФ» Виталий Мутко на встрече с главой государства Владимиром Путиным озвучил еще большую цифру – 70% семей не желают жить в многоквартирных домах.

Казалось бы, при чем тут пенсионеры? Дело в том, что в большой патриархальной семье пожилой человек может быть нужен, востребован, полезен до глубокой старости – нянчить внуков, присматривать за правнуками, по мелочи как-то помогать детям. Это – жизнь, причем жизнь на солнце и свежем воздухе. В городах, напомним, нормы инсоляции в 10-х годах нынешнего века существенно уменьшены (специально под реновацию): фактически разрешено строить дома, в отдельные квартиры которых солнце вообще не попадает. В результате люди, в том числе пожилые, ютятся в тесных темных квартирах, целыми днями смотрят телевизор (что в моральном смысле равносильно проживанию в общественной уборной), в лучшем случае ведут светскую жизнь на лавочке у подъезда. Вы обращали внимание, насколько городские старушки злее сельских?

* * *

Россия объективно вымирает. Началось с самых слабых – пенсионеров. Катастрофически выглядит и половозрастная пирамида: мужчины стабильно не доживают до пенсии, сердечно-сосудистые заболевания стали национальным бедствием хуже любой пандемии. Получение лекарств для лечения редких заболеваний превратилось в зловещее соревнование: региональные власти откровенно затягивают суды в надежде на смерть истцов. Кого ударит следующим? Где в следующий раз рванет тришкин кафтан нашей безумной реальности – и сколько заработает на этом федеральный бюджет?


Авторы:  Павел ДРОЗДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку