ГЕНИАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА

ГЕНИАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА
Автор: Сергей НЕЧАЕВ
30.08.2014
Гений великого поэта предопределил суровый приговор для популярного композитора Сальери
 
Как известно, Моцарт заболел 20 ноября 1791 года. Сначала у него сильно опухли руки и ноги, затем все тело. Появились жар и сыпь. Через несколько дней композитор стал совсем слабым, совершенно обессиленным. Его лечащий врач пытался поставить диагноз, но у него ничего не получалось… 4 декабря доктора вызвали поздно вечером, и он принялся ставить Моцарту холодные компрессы, чтобы сбить у больного жар. Но это не помогло: Моцарт потерял сознание, а потом умер. Без пяти минут час ночи, 5 декабря 1791 года.
 
Понятно, что Антонио Сальери, несмотря на то что придумано А. С. Пушкиным, не имеет к смерти Моцарта никакого отношения. В то время он был гораздо более успешным композитором (одних только опер он написал более сорока), занимал высокие должности при австрийском дворе, отлично зарабатывал, имел массу учеников (в том числе Бетховена, Шуберта и Листа) и друзей… Кстати, Франц Шуберт, любимый ученик Сальери, говорил, что это лучший, добрейший, великий сердцем и умом человек. А еще его называли дружелюбным, любезным, доброжелательным, всегда и всем готовым прийти на помощь. Короче, у весьма талантливого итальянца не было ни малейшего повода завидовать Моцарту. Последний же, напротив, со всеми ссорился, срывал заказы, постоянно нуждался в деньгах.
 
В связи с этим Эрнст-Вильгельм Гейне, автор книги «Кто убил Моцарта? Кто обезглавил Гайдна?», специально подчеркивает, что «Моцарта преследовали в последний год его жизни такие неудачи, что, при всем желании, невозможно найти следов соперничества между ним и Сальери и уж совсем нельзя говорить о действительном мотиве убийства».
 
На самом деле все было с точностью до наоборот: страдающий от вечной нехватки средств Моцарт страшно завидовал «итальяшке» Сальери, чего, собственно, никогда и не скрывал.
 
ПОЧЕМУ ПУШКИН СДЕЛАЛ ЭТО?
 
Кто не знает – композитор, педагог и дирижер Антонио Сальери был одним из наиболее знаменитых деятелей европейской музыкальной культуры рубежа XVIII–XIX веков. С его именем связана важная глава в истории оперного театра Австрии, но при этом он немало сделал и для музыкально-театрального искусства Италии. Внес он вклад и в музыкальную жизнь Парижа, за что был награжден орденом Почетного легиона.
 
Тем не менее посмертный позор Сальери, к которому в значительной степени приложил руку А. С. Пушкин, растянулся на два века.
 
Подчеркнем, нелепая легенда об отравлении Моцарта Сальери закрепилась исключительно на русскоговорящей территории, и именно на ней она оказалась слишком живучей. Даже великий О. Э. Мандельштам писал о Сальери: «Не его вина, что он слышал музыку алгебры так же сильно, как живую гармонию». И чуть ниже: «Суровый и строгий ремесленник мастер Сальери…»
 
Как видим, очередная старая песня о «суровом ремесленнике»… Хорошо, что хоть злобным и завистливым убийцей его в данном случае не называют.
 
И это все, к сожалению, – магия таланта А. С. Пушкина.
 
Александр Сергеевич, кстати, своих «Моцарта и Сальери» написал в 1830 году, но замысел трагедии (а может быть, и частичное его осуществление) относится к 1826 году. Впервые это произведение было напечатано в 1831 году, то есть через шесть лет после смерти ни в чем не повинного Сальери.
 
Мы не будем здесь углубляться в литературоведческие дебри и рассуждать о качественной стороне этого произведения. Это было уже сделано много раз, и совершенно очевидно, что эта трагедия Пушкина занимает особое место не только в русской, но и во всей мировой литературе, и ее значение определяется ее высочайшими поэтическими достоинствами, глубиной философско-этических обобщений и т. д. и т. п.
 
К сожалению, в этом-то и состоит главная проблема. Да, А. С. Пушкин – это гений. Но он гениальный поэт, однако отнюдь не гениальный историк. Хорошо, когда каждый занимается своим делом: поэты пишут поэмы, а историки – исторические произведения. Если плохой историк написал плохо – это полбеды. А вот если плохой историк написал гениально – это уже беда. Почему? Да потому, что миллионы читателей не являются историками и не могут самостоятельно отличить историческую правду, которая обязана быть главной целью пишущего о реально существовавших персонах и событиях, от художественного вымысла гения, озабоченного исключительно проблемой «зависти, способной довести охваченного ею человека до страшного преступления».
 
Проблема в том, что Пушкин в основу своего сюжета положил слухи (или сплетни, кому как больше нравится) о том, что Сальери из зависти отравил гениального Моцарта. Опровержений этим слухам (сплетням) было множество в тогдашней печати – и в немецкой, и во французской, и в английской. Читал ли их Пушкин?
 
Британский музыковед Эрик Блом уверен: «Пушкин не предпринял ни малейших усилий, чтобы ознакомиться с установленными биографическими фактами или чтобы представить своих двух персонажей такими, какими они были».
 
Пушкину просто понравился сюжет. И тут возникает вопрос: безусловно, настоящий художник всегда создает собственный мир, но имеет ли он при этом право вольно обращаться с историческими фактами? Кастиль-Блаз, французский биограф Моцарта и современник Пушкина, рассказывает такой эпизод. К нему обратился писатель Альфред де Виньи с вопросом: сможет ли он доказать, что Сальери отравил Моцарта?
 
Получив отрицательный ответ, де Виньи прокомментировал это так:
 
– А жаль, был бы интересный сюжет.
 
И задуманную драму не написал. А вот Пушкин взял и написал.
 
При этом известно, что однажды на дружеской вечеринке он спросил у А. Д. Улыбышева, музыкального критика и автора первой в России биографии Моцарта, правда ли то, что болтают о Сальери? Улыбышев ответил: «Какая чушь и глупость!» Кстати, такая же реакция была и у Бетховена, когда ему передали сплетню. Ученик Сальери возмутился: «Пустая болтовня!»
 
Но Александр Сергеевич якобы считал факт отравления Моцарта Сальери если не установленным, то по крайней мере психологически вполне вероятным.
 
Он писал:
«В первое представление «Дон Жуана», в то время когда весь театр, полный изумленных знатоков, безмолвно упивался гармонией Моцарта, раздался свист – все обратились с негодованием, и знаменитый Сальери вышел из залы – в бешенстве, снедаемый завистью…»
 
А заканчивается все это такими словами:
«Завистник, который мог освистать «Дон Жуана», мог отравить его творца».
 
Потом Пушкин объяснял: Сальери, мол, – это лишь художественный образ, символ, и «искусство имеет другую мораль, нежели общество». И неважно, что все, кто знал Сальери, в один голос говорили, что этот человек «вел на их глазах безупречную жизнь, не занимался ничем, кроме искусства».
 
Пушкинский Сальери уверяет себя, что его ненависть к Моцарту связана с тем, что этот гений своим легкомысленным отношением к искусству оскорбляет его (в смысле – это искусство). Сальери негодует на судьбу за то, что именно этот «гуляка праздный», а не он оказался одарен священным творческим даром. А он, Сальери, верный жрец искусства, отрекшийся ради него от всех радостей жизни, получил лишь умение самоотверженно трудиться. И не более того…
 
Все это замечательно. Даже великолепно! Но имеет ли это хоть какое-нибудь отношение к реальной личности Антонио Сальери, который вот уже почти два столетия, благодаря А. С. Пушкину, носит на себе клеймо завистливого злодея-убийцы?
 
Как только ни называли потом Сальери «с подачи» Пушкина!
 
И «убийцей гения», и «отдавшимся злобному демону». А еще – «честным, но завистливым тружеником» и человеком, «который печется будто бы о благополучии бескрылых тружеников-муравьев». Этих «муравьев» (бездарностей), понятное дело, «много, не отличишь одного от другого», а Моцарт – он такой один, и он «освещает их». Родилось даже «научное обоснование» клеветы Пушкина: будто бы Сальери и ему подобные «пленяли слушателей, не отставая от старой методы композиции», а «Моцарт созидал новую музыку» и т. д. и т. п.
 
Но все это – из русскоязычных источников. За рубежом подобное если и найдешь, то лишь с большим трудом. Да и то – со ссылками на Пушкина. Например, с такими.
 
Кирилл Карабиц (знаменитый украинский дирижер):
 
«Русский поэт ссылается на не имеющий конца рассказ, утверждающий, что композитор Сальери является убийцей Моцарта. Возможно, Пушкин и верил в правдивость слухов о том, что композитор умер в 1791 году от умышленного отравления, но заботы об исторической «правдивости» не сыграли никакой роли в создании этого стильного упражнения – очевидная небрежность, примерно такая же, как утверждения о том, что Микеланджело прибивал к кресту свою модель, чтобы лучше отобразить черты умирающего Христа. Сегодня мы знаем, что гипотеза о Сальери-убийце является одной из самых фантастических».
 
Повторим еще раз, в своих «Моцарте и Сальери» Пушкин базируется на сплетнях. При этом поэт не мог не думать о том, что в его адрес могут последовать обвинения в нарушении нравственных границ. Однако это его не остановило. Более того, он вынес имена Моцарта и Сальери в заголовок своей пьесы, заменив первоначальное название «Зависть» и «сместив тем самым интерес читателя с фабулы на личности действующих персонажей».
 
Очевидно, что Александр Сергеевич просто хотел подарить миру очередную пьесу-моралите, но ему были для этого нужны не отвлеченные понятия, а конкретные лица, масштабные личности. Желательно, как сейчас говорят, бренды, а не какие-нибудь Иван Иванович с Иваном Никифоровичем, которые поссорились у Гоголя. А посему он «назначил» злодеем добрейшего и благороднейшего Сальери. И замысел тут предельно прост: читатель легче воспринимает мораль, если ее носителем является человек известный.
 
В данном случае речь должна была идти о драме завистника. Но что за зависть имел в виду Пушкин? Заглянем в «Толковый словарь» В. И. Даля: «Зависть – свойство того, кто завидует; досада по чужом добре или благе; завида, завидки; нежеланье добра другому, а одному лишь себе». Для настоящей трагедии – маловато. Пушкину нужны были серьезные персонажи, и у него ни в чем не повинный Антонио Сальери начал говорить о своей зависти в первом же монологе. К кому? Естественно, к гениальному Моцарту. К якобы баловню судьбы…
 
Но мы-то знаем, что никаким баловнем судьбы Моцарт не был. С точностью до наоборот – на самом деле им был именно Сальери, человек в высшей степени талантливый, востребованный и оцененный современниками.
 
Справедливости ради отметим, что слухи об отравлении Моцарта действительно ходили в Европе, только мало кто принимал их всерьез. К тому же одно дело слухи, а другое – публичное бездоказательное обвинение.
 
И тут невольно возникает вопрос, касающийся знаменитых слов Пушкина о том, что «гений и злодейство – две вещи несовместные»: а нет ли злодейства в самом гениальном произведении, которое бросает тень на ни в чем не повинного человека, сыгравшего огромную роль в истории музыки?
 
Можно бесконечно спорить об этичности или неэтичности, о правомерности или неправомерности использования реальных личностей в художественных произведениях с сохранением их подлинных имен. Но вот пара вопросов для тех, кто считает, что ради «высокого искусства» допустимо осквернить память человека: а не хотели бы они сами, чтобы их деда или прадеда оклеветали ради какого-то там «провидения психологического явления»? Не хотели бы они сами, чтобы их лишили возможности гордиться своим предком под предлогом того, что «это же великая поэзия»?
 
В самом деле, как только ни называли потом Сальери «с подачи» Александра Сергеевича…
 
Все дело в том, что народ преклоняется перед гением поэта. А Пушкин обожал Моцарта и заклеймил позором Сальери. В результате же создалась уникальная ситуация, когда высокое искусство на века разрушило репутацию достойнейшего человека.
 
Но почему же миф, созданный А. С. Пушкиным, оказался таким живучим?
 
На этот вопрос отвечает доктор искусствоведения Л. В. Кириллина:
 
«Именно потому, что это действительно миф. То есть некое анонимное сказание, призванное в символической и иногда фантастической форме запечатлеть и объяснить некоторые объективные явления. Для сотворения и бытования мифа подлинное знание сути вещей не нужно. Вряд ли Пушкин, создавая свою маленькую трагедию, отчетливо представлял себе творчество и личность Сальери. Но для него это не было важно, и потому его произведение – не о двух реальных композиторах XVIII века, а о тех символах, которые они воплощают».
 
Но это-то и ужасно! Ибо, создавая своего «антимоцарта», Пушкин думал о символах, а не о реальных людях.
 
К сожалению, если положительный персонаж из трагедии Пушкина имеет достаточно сильное психологическое сходство со своим реальным прототипом, то настоящий Сальери на своего «поэтического двойника» абсолютно не похож. Л. В. Кириллина называет это «непростительным диссонансом», который объясняется тем, что поэт не только не имел о реальном Сальери ни малейшего представления, но и даже не пожелал, создавая свою «мифическую концепцию», об этом хоть что-то предварительно почитать.
 
Такова, к несчастью, судьба многих исторических героев, ибо пишущие о них люди, находясь в плену стереотипов, не берут на себя труд прислушаться к иному мнению и продолжают раз за разом вешать одни и те же ярлыки. Но одно дело – находиться в плену стереотипов, а другое дело – такие стереотипы создавать… Устойчивые, грамотно состряпанные, непоколебимые, как скалы… Тут нужен особый гений, и Пушкин им явно обладал.
 
ОТ ЧЕГО ЖЕ НА САМОМ ДЕЛЕ УМЕР МОЦАРТ?
 
Существует множество различных версий причин смерти Моцарта, ведь в 35 лет, согласимся, люди не умирают беспричинно. В частности, исследователь этого вопроса Люсьен Кархаузен пишет:
 
«Я выделил 140 (иногда пересекающихся) возможных причин смерти <…> Но Моцарт умер только один раз. Некоторые причины выглядят вполне правдоподобно, но только несколько или одна из них может оказаться правдой, так что подавляющее большинство, если не все, являются ложными».
 
Большинство из этих версий – плод воображения романтиков. Таких романтиков встречалось немало среди биографов композитора, а для них было очевидно, что Моцарта отравили. Но кто? Кому это было нужно? Qui prodest? Попробуем разобраться, и не нужно говорить, что через двести с лишним лет уже ничего невозможно доказать.
 
Исходя из этого, рассмотрим подробно пять наиболее «раскрученных» версий.
 
ВЕРСИЯ № 1: ОТРАВЛЕНИЕ, МАСОНЫ
 
Эта версия (скорее, примитивная легенда) связана с тем, что опера Моцарта «Волшебная флейта» – это образное выражение масонских идей.
 
Следует отметить, что императрица Мария-Терезия преследовала масонов, а вот сменивший ее Иосиф II оказался гораздо более либеральным правителем. Но 11 декабря 1785 года и он, ко всеобщему удивлению и к огорчению масонов, подписал указ, повелевавший «закрыть все ложи на территории империи, кроме одной на каждую провинцию». Исключение было сделано для трех столиц – Вены, Будапешта и Праги, в каждой из которых дозволялось действовать трем ложам.
 
Однако в 1790 году Иосиф II умер, и его сменил его брат Леопольд II. Соответственно, масоны не знали, чего от него ждать, а посему решили ко дню его восшествия на трон Богемии подготовить оперу о масонстве, чтобы показать в ней себя в самом выгодном свете. С этим они и обратились к Моцарту. Тот был масоном, но уже начал сомневаться в масонских ценностях. У Моцарта будто бы даже имелся план создания соперничающей с масонством организации под названием «Пещера». Об этом он якобы по секрету рассказал своему другу и собрату по ложе кларнетисту Антону Штадлеру.
 
По одному из вариантов этой версии, Штадлер донес об этом масонам и получил от них задание отравить Моцарта.
 
Еще одна вариация масонской темы была разработана немецкими авторами Йоханнесом Дальховом, Гюнтером Дуда и Дитером Кернером в книге «Смерть Моцарта: 1791–1971», опубликованной в 1971 году. Согласно этой версии, своей «Волшебной флейтой», в которой Моцарт раскрывает тайны масонских обрядов, он якобы обидел масонов и они решили принести композитора в жертву по случаю освящения своего нового храма. Именно масоны заказали Моцарту «Реквием», тем самым предупреждая его, что он избран в качестве жертвы.
 
Все в вышеназванной книге вращается вокруг числа восемнадцать. Восемнадцать в масонстве символизирует жертву. В опере «Волшебная флейта» было восемнадцать жрецов, восемнадцать выступлений Зарастро, восемнадцать партий духовых инструментов. Рукопись последнего законченного сочинения Моцарта – масонской кантаты – состоит из восемнадцати страниц, первое ее исполнение состоялось восемнадцатого ноября. Моцарта отравили в 1791-м, один плюс семь плюс девять плюс один – опять же восемнадцать…
 
Конечно, подобная нумерология очень похожа на обыкновенные спекуляции сторонников масонских теорий.
 
С другой стороны, совершенно бесспорным является то, что «Волшебная флейта» – это масонское произведение, настоящий гимн ему. Сюжет этой оперы таков. Дочь Царицы ночи Памину похитил волшебник Зарастро. Царица посылает принца Тамино спасти девушку и дает ему волшебный атрибут – флейту, которая поможет ему одолеть зло. Принц проходит все испытания и получает любовь Памины. А потом власть Царицы ночи исчезает, мрак рассеивается, принц переходит на сторону волшебника, и все славят доброту и разум Зарастро.
 
Автор либретто Эмануэль Шиканедер почерпнул этот сюжет в сказке Кристофа-Мартина Виланда «Лулу, или Волшебная флейта».
 
И Моцарт, и Шиканедер были членами ордена «вольных каменщиков». Сам по себе этот факт не очень примечателен: в то время масонами были многие люди искусства, в том числе Гёте, Гейне, Вольтер, Гайдн, Россини, Пуччини… Среди композиторов и музыкантов масонство было не только не предосудительным, но даже модным. Соответственно, и в постановке «Волшебной флейты» сразу были замечены таинственность и мистическая символика, связанные с идеями и ритуалами общества масонов.
 
Эрнст-Вильгельм Гейне пишет, что «в своей последней опере «Волшебная флейта» Моцарт разгласил строго оберегаемые тайны посвящения в масонскую ложу и поплатился за это жизнью».
 
Таков был слух, который появился сразу после смерти Моцарта: композитор якобы заслужил кару за раскрытие секретов масонов. Премьера «Волшебной флейты» состоялась в Вене 30 сентября 1791 года (за три года до запрещения масонства в Австрии). Дирижировал сам Моцарт, и опера имела огромный успех у критиков и публики.
 
Специалист по масонству Джаспер Ридли в своей книге «Фримасоны» утверждает совершенно однозначно:
 
«Это одна из самых нелепых теорий, выдуманных противниками масонства. «Волшебная флейта» не открывает никаких масонских тайн, зато мистический ореол вокруг этой оперы, как и было задумано, немало способствовал популярности масонства».
 
Да, Моцарт был членом тайной масонской ложи «Милосердие» (он вступил в нее в 1784 году) и имел очень высокий уровень посвящения. Да, масонское сообщество, обычно оказывающее помощь собратьям, не пришло проводить Моцарта в последний путь, а специальное заседание ложи, посвященное его кончине, состоялось только через несколько месяцев. Возможно, определенную роль в этом сыграло то, что к 1791 году мировоззренческие расхождения между композитором и масонами достигли своего максимального накала.
 
Да, в опере была широко использована масонская символика. Но все это не является доказательством того, что Моцарт именно за это поплатился своей жизнью. Безусловно, масонам было запрещено говорить посторонним о масонских тайнах, и они приносили клятву о неразглашении на Библии. Но тут возникает естественный вопрос: почему пострадал именно Моцарт? Ведь либретто оперы было написано не им. Он же написал только музыку, то есть не мог ничего разгласить. Но при этом Шиканедер умер четверть века спустя после Моцарта в возрасте 61 года, и никто никогда не посягал на его жизнь.
 
К тому же «Волшебная флейта» не высмеивает масонство, а воспевает его. В результате венские масоны не только не обиделись на оперу, но и заказали Моцарту кантату, которую он набросал за несколько дней между премьерой «Волшебной флейты» и своей смертельной болезнью. Некоторые масоны, в частности сам Шиканедер, на премьере оперы исполняли часть ролей, и их никто за это не покарал. А в 1792 году масоны организовали постановку заказанной Моцарту кантаты в пользу его вдовы и детей.
 
В связи с этим Эрнст-Вильгельм Гейне констатирует:
«Становится несомненным: масоны не имеют ничего общего со смертью Моцарта. Нет мотива».
 
ВЕРСИЯ № 2: ОТРАВЛЕНИЕ, КОНСТАНЦА МОЦАРТ И ЗЮСМАЙР
 
Согласно этой версии, Моцарт был отравлен своим учеником Францем-Ксавером Зюсмайром и своей женой Констанцей, которые были любовниками. Эта версия основана на том, что Зюсмайр отличался чрезмерными амбициями и тяжело переживал насмешки Моцарта.
 
Констанца Моцарт (урожденная Вебер) была замужем за Моцартом девять лет и пережила его на полвека (она умерла в Зальцбурге в 1842 году).
 
Это явно не была любовь с первого взгляда с обеих сторон, и Моцарт сам называл одной из причин их брака желание иметь заштопанные носки и чистое белье. За девять лет супружества Констанца родила шестерых детей, из которых четверо умерли сразу после появления на свет. Но, по словам Эрнста-Вильгельма Гейне, «она не была женщиной, которая из всепоглощающей страсти к другому отравляет своего мужа».
 
Моцарта и Констанцу преследовали постоянные проблемы, композитор периодически изменял жене, но явной антипатии у них точно не было. Исключается и мотив денег: Моцарт имел очень много долгов и его смерть принесла Констанце только убытки и никакого выигрыша, а она слишком хорошо знала, что это значит – сидеть без гроша и вздрагивать при каждом стуке в дверь, ожидая кредиторов.
 
К тому же известно, что она рассорилась с Зюсмайром и старательно вымарывала его имя из документального наследия мужа. Зюсмайр же умер 17 сентября 1803 года, в возрасте всего 37 лет, при весьма странных и таинственных обстоятельствах. До этого он успел достаточно нагреть руки на близости к Моцарту. Считается, что он стал модным композитором, выдавая неоконченные или неопубликованные работы Моцарта за свои.
 
У СМЕРТИ МОЦАРТА МОГЛО БЫТЬ НЕМАЛО ПРИЧИН И БЕЗ ЗАВИСТИ САЛЬЕРИ…
Фото из архива автора
 
ВЕРСИЯ № 3: РЕВНИВЫЙ МУЖ ФРАНЦ ХОФДЕМЕЛЬ
 
Делопроизводитель верховного суда Франц Хофдемель был собратом Моцарта по масонской ложе. Он жил рядом, и Моцарт был частым его гостем. Там он музицировал и обедал. Но главной целью его посещений были занятия музыкой с очаровательной 23-летней женой господина Хофдемеля Магдаленой. Говорят, что красавица не только брала у Моцарта фортепьянные уроки, но и имела с ним роман. В связи с этим возникло поверье: Моцарт умер от инсульта, когда лежал больным в постели после палочных ударов, нанесенных ему ревнивцем Хофдемелем.
 
Имеет место также вариант этой версии, что Хофдемель якобы отравил Моцарта из ревности, а есть вариант, согласно которому его к этому подтолкнули масоны, ловко использовав роман Моцарта с прекрасной Магдаленой.
 
Доподлинно известно, что Моцарт занимал у Хофдемеля деньги. При этом вся история отношений Моцарта с Магдаленой Хофдемель тщательно затушевана его биографами. Но вот факт: через несколько дней после смерти Моцарта Франц Хофдемель набросился на свою беременную жену с бритвой в руке, нанес ей раны на шее, лице, груди, руках, и только крики Магдалены спасли тогда ей жизнь. Услышав шум, прибежали соседи. Тем временем Франц Хофдемель заперся у себя в спальне и покончил с собой (его нашли уже мертвого, в луже крови, с перерезанным горлом).
 
Что же касается несчастной Магдалены, то она выжила и через пять месяцев родила мальчика, которого многие посчитали сыном Моцарта. Всю оставшуюся жизнь она носила шрамы на лице и на теле.
 
ВЕРСИЯ № 4: САМООТРАВЛЕНИЕ, СИФИЛИС, РТУТЬ 
 
Некоторые утверждают, что Моцарт страдал сифилисом. Как было принято в то время, он сам себя лечил ртутью и тем самым якобы сам отравил себя. По другому варианту этой версии, лечил Моцарта его друг и покровитель Готфрид ван Свитен.
 
В связи с этим Эрнст-Вильгельм Гейне пишет:
 
«Вторая половина восемнадцатого века отличалась на редкость двойной моралью. Друг другом наслаждались без любви, а расставались без ненависти; соблазняли и соблазнялись. Эрос был поверхностной общественной игрой с твердыми правилами. Возлюбленная, родившая ребенка, или кавалер, заразившийся сифилисом, нарушали правила хорошего тона».
 
У Моцарта, конечно же, были любовницы.
 
Эдуард Мёрике в своей книге о Моцарте отмечает:
 
«Чаще всего Моцарт искал отдохновения вне стен своего дома <…> Что в удовольствиях, что в трудах Моцарт равно мало считался с мерой и пределами».
 
Его жене Констанце оставалось только сидеть дома и тихо ревновать. Так собственно она и делала. При этом нет никаких веских оснований предполагать наличие у Моцарта сифилиса. Почему? Да потому, что, во первых, болезнь эта имеет несколько иную клиническую картину, а во вторых, были здоровы жена и двое сыновей Моцарта (младший родился за пять месяцев до его смерти), что исключается при больном муже и отце.
 
Тем не менее Эрнст-Вильгельм Гейне недвусмысленно намекает на то, что «ртуть считалась вплоть до конца девятнадцатого века действенным средством против сифилиса». И он утверждает следующее: «Моцарт принимал яд многие месяцы и замалчивал этот факт перед молодой женой, чтобы еще больше не волновать ее».
 
Не исключено, что Констанца все же узнала правду, но испугалась возможного скандала. При этом она, как любая нормальная женщина, возненавидела мужа-изменника и на его похороны не пошла. Позднее, кстати, она сожгла большинство писем мужа, а многие «слишком интимные» места в оставшихся письмах сделала нечитаемыми. Вопрос: почему? Наверное, потому, что для потомков гений должен был оставаться добродетельным…
 
ВЕРСИЯ № 5: СМЕРТЬ ОТ БОЛЕЗНИ, НЕПРАВИЛЬНОЕ ЛЕЧЕНИЕ
 
Сразу же оговоримся, что эта версия представляется нам наименее романтической, но зато самой близкой к действительности.
 
Эрнст-Вильгельм Гейне пишет:
 
«Врач предписал умирающему ледяные компрессы. Этот человек, должно быть, был невероятным невеждой. Доказано, что этим предписанием он лишь ускорил смерть пациента».
 
Он же задает вопрос:
 
«Варварский метод лечения этого врача стал причиной смерти? <…> Тогда мы имеем дело с неосторожным убийством. Или он убил преднамеренно?»
 
Ответ на этот вопрос прост: врач не убивал Моцарта преднамеренно, так как у него не было и не могло быть для этого мотива. Проблема заключалась исключительно в том, что в XVIII веке медицина как таковая находилась на весьма примитивном уровне.
 
Но почему не было проведено вскрытие? Этот вопрос уже выглядит гораздо серьезнее, и ответа тут может быть только два: либо причина смерти была точно известна, либо что-то хотели тщательно скрыть. Но если что-то хотели скрыть, то кто? И зачем тогда вызывали лечащего врача?
 
Имена врачей, лечивших Моцарта, нам известны – это Томас Клоссет и Маттиас фон Саллаба. Они поставили диагноз: просянка. Так называется одна из разновидностей угрей, напоминающая крупицу белого цвета, плотную на ощупь. По большому счету это не опасно: угри вскрывают продезинфицированной спиртом иглой и удаляют выдавливанием.
 
В 2000 году доктор Фейт Фитцджеральд, профессор Калифорнийского университета, высказала предположение о том, что Моцарт умер не от яда, который, согласно нелепой легенде, подсыпал ему Сальери, а от ревматической лихорадки – болезни, о которой в наши дни уже все забыли. Якобы именно ее симптомы (высокая температура, головная боль, сыпь) появились у Моцарта незадолго до смерти.
 
Кстати, многие врачи давали свои версии заболевания Моцарта: одни утверждали, что он умер от заболевания почек, другие говорят о пневмонии, третьи – о стрептококковой инфекции, четвертые – о неизвестном тогда еще СПИДе…
 
В 1983 году врач Питер Дэвис из мельбурнского госпиталя Сен-Винцент опубликовал подробный анализ истории болезни Моцарта. По его мнению, в 1762 году, когда шестилетний музыкант-вундеркинд начал давать концерты, он заразился инфекцией верхних дыхательных путей. 
 
Австралийский специалист пишет:
 
«Это наводит на мысль о стрептококковой инфекции, осложненной узловатой эритемой (erythema nodosum) и ревматической лихорадкой. Диагноз же первичного туберкулеза <…> представляется менее вероятным с учетом последующих событий. Моцарт страдал частыми инфекциями верхних дыхательных путей на протяжении всей своей жизни, отягощенными, вероятно, тонзиллитом».
 
Считается, что последствия такой инфекции могут проявиться через месяцы и даже годы. В дальнейшем мальчик, нещадно эксплуатировавшийся тщеславным отцом, ставшим его «оборотистым менеджером», болел тифом, ветрянкой, бронхитом и желтухой (гепатитом А). В 1784 году, через три года после приезда в Вену, 28-летнего Моцарта начал мучить острый суставный ревматизм. При такой болезни, как известно, малейшее движение в области пораженных суставов причиняет нестерпимую боль.
 
Но это заболевание, как правило, продолжается не дольше двух-трех дней, если его правильно лечить. В случае же с Моцартом ничего подобного не последовало. В результате Питер Дэвис сделал вывод о том, что причиной смерти композитора стало сочетание стрептококковой инфекции, почечной недостаточности, вызванной повышенной аллергической чувствительностью, известной как синдром Шенлейн–Геноха, а также кровоизлияния в мозг и смертельной бронхопневмонии.
 
А еще доктор Дэвис, ставший настоящим медицинским историографом Моцарта, отметил, что именно признаки почечной недостаточности выражались у композитора в депрессии, изменениях личности и бредовых состояниях. Этим якобы и объясняется убеждение самого Моцарта в том, что его отравили…
 
Некоторые специалисты утверждают, что во внезапной смерти Моцарта решающую роль сыграло чрезмерное кровопускание, произведенное лечащими врачами.
 
А вот врачи Лондонского королевского госпиталя в 1991 году выдвинули предположение, что причина смерти Моцарта – лекарства.
 
Известно, что Моцарта мучили лихорадка, периодические боли в области поясницы и головные боли. Он страдал головокружениями, частыми депрессиями и крайней раздражительностью. У него наблюдалась общая слабость и потеря веса. Он падал в обмороки, у него отекли руки, а потом ко всему этому присоединились рвота и болезнь, называвшаяся в те времена «меланхолией». В качестве лекарств против них употребляли сурьму и ртуть – то есть именно те вещества, которые с успехом применялись и в качестве ядов.
 
Побочный эффект действия сурьмы – болезнь, похожая на пневмонию, которая вполне могла оказаться смертельной. По мнению специалистов из Лондонского королевского госпиталя, в могилу Моцарта свела именно пневмония, вызванная воздействием сурьмы.
 
Таким образом, предположение о почечной недостаточности наиболее близко к истинной клинической картине заболевания Моцарта. Однако страдающие от этой хронической болезни люди под конец совсем теряют работоспособность. И совершенно невозможно, чтобы такой больной за три последних месяца жизни написал две оперы и несколько других музыкальных произведений! В связи с этим большинство ученых, в том числе токсикологов, считают, что смерть Моцарта все-таки произошла из-за хронического отравления, связанного с характерными для XVIII века методами лечения.
 
ОТПЕВАНИЕ И ПОХОРОНЫ МОЦАРТА
 
Как бы то ни было, отпевание Моцарта состоялось 6 декабря 1791 года в соборе Святого Петра. Потом за гробом пошли барон Готфрид ван Свитен, один из самых богатых масонов и меценат Моцарта, «правая рука» Моцарта Зюсмайр и еще несколько музыкантов, которых вряд ли можно было отнести к числу близких друзей композитора.
 
Биограф Моцарта Марсель Брион утверждает, что все это происходило «под завывания шквалистого ветра со снегом». Более того, согласно Бриону, погода потом «настолько испортилась, что ни у кого не хватило отваги дойти до кладбища».
 
По этой причине якобы при погребении Моцарта никто не присутствовал, а посему никто точно не знает, где он был похоронен.
 
Удивительно, но потом, на основе архивов Венской обсерватории, было установлено, что погода в тот день была вполне умеренная. Не было ни снега, ни дождя, ни резкого ветра. По-видимому, ужасная погода – это тоже выдумка романтиков XIX века. Надо же было хоть как-то объяснить отсутствие на похоронах вдовы Моцарта, членов ее семьи и семьи самого Моцарта…
 
Утверждается, что Моцарта похоронили на кладбище Святого Марка, в братской могиле, вместе с двумя десятками нищих. Но при этом никто не позаботился ни о кресте, ни о надгробии. И могила эта так и не была потом найдена.
 
И тут возникает последний вопрос – а откуда вообще известно, что Моцарта похоронили именно на кладбище Святого Марка? Ведь нет ни одного свидетеля погребения, ни одной записи, ни одного даже минимального указания на это.
 
Наверняка это было кому-то выгодно. Ведь после эксгумации даже через много лет можно было бы точно определить причину смерти композитора, не без оснований считающегося сейчас гением…

Авторы:  Сергей НЕЧАЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку