НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

Генеральская уборка

Автор: Владимир ВОРОНОВ
01.02.2010

 
Главкома Сухопутных войск Владимира Болдырева сняли, чтобы освободить место для генерала из другого клана  
   
   
Сокращение армии помогает начальнику Генштаба Николаю Макарову двигать наверх своих людей  
   

В Министерстве обороны тоже решили поменять кадры. И тоже – по номенклатурным соображениям. Начальник Генштаба Николай Макаров подтягивает к себе свою «сибирскую» команду

Отставки главкома Сухопутных войск Владимира Болдырева и командующего войсками Северо-Кавказского военного округа (СКВО) Сергея Макарова нельзя занести в разряд почетных. С вещами на выход готовится и еще один генерал, командующий 58-й армии Анатолий Хрулев – тот самый, которого невесть зачем понесло без боевого охранения в Цхинвали и колонну которого разгромили грузины, лишив армию управления. Этих военачальников славили полтора года, увешав высшими военными регалиями: Болдырев стал кавалером ордена Святого Георгия II степени и Георгиевской звезды, а Макаров получил этот же орден без звезды – IV степени. Неожиданно, с понижением, слетел с должности генерал-майор Сергей Суровикин, возглавлявший ключевое звено Генштаба – Главное оперативное управление (ГОУ). А ведь все эти люди считались становой опорой пресловутой реформы.
Болдырев, например, деятельно переводил вверенные ему войска на «бригадный подряд», ликвидируя дивизии. В итоге у нас теперь лишь «мобильные» бригады, которые неделями добираются до районов учений, а воевать и вовсе не могут. Стремительно возвысившийся и столь же оперативно «сдувшийся» генерал Суровикин вообще считался «железной рукой», его стиль управления восторгал скупого на эмоции министра обороны Анатолия Сердюкова: такой, мол, и нужен, чтобы навести порядок в размякшем Генштабе. Тем паче генерал этот обрел известность жестким и даже жестоким отношением к подчиненным. Когда Суровикина назначили командиром 34-й мотострелковой дивизии (Приволжско-Уральский военный округ), его соединение стало фигурировать в материалах военной прокуратуры: там расцвел мордобой, пошли убийства и самоубийства. То одного солдата по приказу офицеров насмерть запытали, то другого, а там проверки пошли и по самому генералу, когда его обвинили в избиении офицеров. Один из офицеров, полковник Андрей Штакал, после учиненного генералом разноса застрелился – прямо в генеральском кабинете. Дело быстро замяли, сплавив комдива в Чечню. Но и там был очередной громкий и грязный скандал с ЧП... И хотя к штабистам и знатокам оперативной работы генерала нельзя было отнести, в Генштаб его вознесли: видимо, для спецоперации по урезанию размягчившегося «мозга армии» такая брутальная фигура – самое то. Прооперировал – и свободен: ГОУ Генштаба возглавил генерал-лейтенант Андрей Третьяк.
Но Суровикин хотя бы остался в армии, а вот «героев» грузинской кампании из нее убрали. Формально – по достижении предельного возраста нахождения на службе. Что, мягко говоря, лукавство. Предельный возраст для генерала армии и генерал-полковника – 60 лет, для генерал-лейтенанта и генерал-майора – 55 лет. Однако и после достижения предельного возраста закон дозволяет заключать контракты до 65 лет. Так что 61-летнему Болдыреву могли продлить службу. А генерал-полковник Сергей Макаров вообще по закону мог служить еще три года! Но взамен него на СКВО поставлен ни в чем выдающемся не замеченный генерал-лейтенант Александр Галкин.
Примечательно отсутствие обычной бури возмущения в армейской среде из-за слива «героев»: полный штиль. Да и кому же ныне возмущаться, если в ходе «реформирования» армия зачищена даже от шептунов – руками же этих уволенных. К тому же авторитет упомянутых военачальников пал именно после грузинской войны: качество организации боевых действий и управления войсками не выдерживало никакой критики. Ведь несмотря на то, что операцию в Южной Осетии готовили давно, кампанию не провалили чудом, вытянув из последних сил не за счет передовой военной мысли и техники, а, как обычно, на солдатском горбу. И громадным перевесом сил. Провалив при этом всё: планирование, разведку, связь, координацию и взаимодействие. В общем, отцов-командиров не награждать надо было, а в трибунал сдавать.
Впрочем, сняли их не за провалы. Просто они были не из колоды начгенштаба и лишь заслоняли дорогу  более перспективным товарищам. И грех было не воспользоваться возможностью под шумок недовольства «верхов» результатами военной «реформы» порадеть своим человечкам. И наверх пошла «сибирская» команда. Иные новые назначенцы близки начальнику Генштаба. Когда Николай Макаров руководил Сибирским военным округом, и Постников, и Галкин, и Третьяк служили под его началом.
Генерал-полковник Александр Постников успел поработать «под Макаровым» еще в Московском военном округе. Биография нового главкома Сухопутных войск бесцветна: никаких войн, никаких боевых наград, но непрерывный путь наверх. За все время, что генерал стоял во главе СибВО, его имя громко прозвучало лишь однажды: когда он исполнил приказ о расформировании Бердской бригады спецназа ГРУ – одной из лучших и самых боеспособных в нашей армии.
Впрочем, еще одним генерал Постников известен. Тем, что он вовсе не Постников, его настоящая фамилия Стрельцов. Однако когда офицер Стрельцов женился на дочери генерала армии Станислава Ивановича Постникова, то рассудил, что дальнейшая карьера лучше пойдет с «генеральской» фамилией. Потому и стал для начала Постниковым-Стрельцовым. Поскольку тесть командовал войсками Забайкальского военного округа, был первым заместителем главкома Сухопутных войск, затем главкомом войсками Западного направления, то с карьерой зятя был полный порядок. А там из фамилии выпала и «приставка» Стрельцов.
Так что с декларируемой борьбой против клановости – порядок: клан Макарова слегка погромил конкурирующие кланы. В «новой» армии Медведева в цене, как и ранее, не боевые заслуги, не высокие профессиональные качества, а умение прогнуться – даже чуть раньше, чем отдадут приказ.


Модернизаторы застоя

Встатье «Россия, вперед!» президент Дмитрий Медведев пролил свет на то, как он представляет себе модернизацию, для которой теперь понадобились новые кадры. Во-первых, «мы станем одной из лидирующих стран по эффективности производства, транспортировки и использования энергии». А также «разработаем и выведем на внутренние и внешние рынки новые виды топлива». Ещё «сохраним и поднимем на новый качественный уровень ядерные технологии», будем «совершенствовать информационные технологии», соорудим свою наземную и космическую инфраструктуру «передачи всех видов информации» и, наконец, «Россия займет передовые позиции в производстве отдельных видов медицинского оборудования, сверхсовременных средств диагностики, медикаментов».
По сути, воздух сотрясают лозунги-кальки с провалившихся «приоритетных национальных проектов» – их в свое время и курировал Дмитрий Медведев. Те проекты стали лишь кормушкой для чиновничества и близких ему бизнесменов, а также трамплином для их дальнейшей карьеры: имена кураторов нацпроектов мы видим в списках первых и прочих сотен президентского резерва.
Петру I модернизация была нужна для реконструкции архаичной военной машины и победы над Швецией, от которых зависели жизнь самого государя и судьба его династии. Ни судьба страны, ни ее элиты, ни основной массы населения от успеха той модернизации не зависели: боярам и так было хорошо, а крепостным не могло стать лучше. Поэтому Петру пришлось делать ставку на новые кадры, шкурно заинтересованные в успехе. Петр практически заново создал и высшую элиту, и госаппарат, наполнив его такими людьми, как Меншиков. Птенцам гнезда Петрова нечего было терять, зато приобрести они могли все – и приобрели. И пока фавориты успешно тянули воз, Петр закрывал глаза на их «недостатки». В общем, это была нормальная бюрократическая модернизация с узкопрактическими целями, давшая, однако, мощный эффект, на инерции которого страна продержалась еще десятилетия.
Еще любят именовать модернизацией сталинские «рывки». Задача того «великого перелома» для большевиков была цинична и прагматична: окончательно сломить хребет прежней России, закрепив свою власть. Для этого и нужны были и коллективизация с уничтожением крестьянства, и индустриализация. И ставка на те самые кадры, которые «решают все». Номенклатура появилась, когда большевики поняли, что для собственного выживания двигать нужно только отобранных назначенцев, давя любую возможность свободного притока управленческих кадров. В результате всего спустя 10 лет после сталинской «модернизации» страну пришлось вновь вытаскивать из голода и разрухи.
В основе нынешней идеи списков президентского резерва та же причина – нежелание включать механизмы свободных выборов (и притока действительно свежих кадров): не для того ведь брали власть, чтобы ее отдавать. Не случайно сведения о принадлежности чиновников к «Единой России» открываются с неохотой, словно партия готовится к работе в подполье. И президент, противореча сам себе, в тех же речах о модернизации, кадрах и новой колоде, вдруг выдает: «У нас нет «новых» судей, как нет «новых» прокуроров, милиционеров, сотрудников спецслужб, чиновников, бизнесменов и т.д.»
Некогда Александр II этих самых новых чиновников, судей и даже «бизнесменов» нашел. И провел с их помощью грандиозную модернизацию. За несколько лет он полностью обновил весь госаппарат, по всей стране – включая верхние эшелоны бюрократии. И, несмотря на явный или скрытый саботаж прежней элиты, никакого кадрового голода он не испытывал. Сделав ставку, как сказали бы сейчас, на «майоров» и людей, прошедших выборное сито, – дворянских собраний, губернских и уездных. Эти кадры «отошли в сторону», дав стране и людям возможность достаточно свободно жить, дышать и развиваться. И, мало-мальски освободившись от оков бюрократизма, страна так рванула ввысь, что спустя всего
20 лет ее было не узнать: новая экономика, госаппарат, общество. И, кстати, армия, которая без надрыва сил всей страны выиграла три больших войны – Кавказскую, в Средней Азии и Русско-турецкую. Это была единственная за всю историю России настоящая и успешная модернизация, проведенная, к слову, без «императорского резерва» и номенклатурных списков. Лишь с опорой на тех, кто мог от нее выиграть. Потом были другие императоры, «подморозившие» страну и вернувшиеся к номенклатурной табели о рангах. Результат тоже известен.


Владимир ВОРОНОВ

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку