Где золото Бактрии?

Автор: Андрей СУХОМЛИНОВ
01.11.1999

 
Александр ПРОХОРОВ,
археолог

Наряд бактрийской царицы. Реконструкция

В глубинах Азии, там, где песчаные дюны левобережья Амударьи почти вплотную подходят к предгорьям Гиндукуша в Северном Афганистане, раскинулась обширная Бактрийская долина. Уже в древности славилась она сказочным плодородием своих земель и до сих пор остается основной житницей Афганистана.

Мировая наука не располагала никакими конкретными знаниями, которые бы освещали древнейшие периоды легендарной Бактрии. Лишь археология смогла бы внести какую-то ясность и установить реальную историческую ситуацию.

В 1969 году была создана советско-афганская археологическая экспедиция. Для этого, наряду с крупномасштабными раскопками отдельных археологических памятников, проводились маршрутные обследования ранее совершенно не изученных районов всей Бактрийской равнины. В первый год полевых исследований, когда экспедиция лишь приступала к работам, для раскопок был выбран огромный, явно «столичный» античный город Емши-тепе, расположенный рядом с современным городом Шибарганом.

Вокруг него было множество небольших холмов, среди которых один, по внешнему виду ничем не отличавшийся, имел звучное название Тилля-тепе, что в переводе означает «Золотой холм». Никакого золота на его поверхности археологи не нашли, но их удивили обнаруженные обломки посуды, сделанной вручную и расписанной причудливым красочным орнаментом. Памятники подобной древности в то время в Бактрии известны не были, и очень скоро здесь начали пробные раскопки.

Осенью 1978 года В.И.Сарианиди – начальнику археологической экспедиции – удалось установить, что Тилля-тепе не обычное рядовое поселение, а монументальное здание, очевидно храм, с многоколонным парадным залом, окруженное мощной кирпичной стеной, с круглыми оборонительными башнями на высокой кирпичной платформе.

Пошли проливные дожди. Археологический сезон заканчивался. Больше ста рабочих-землекопов трудились на раскопках Тилля-тепе. И вот под лопатой одного из них сверкнуло золото первого погребения. Всего было обнаружено семь захоронений, а раскопано шесть.

Удивляло несоответствие между богатством погребальных приношений и чрезвычайно простым устройством могил. Простые прямоугольные, ничем не украшенные ямы на глубине около одного метра перекрывались деревянным настилом и плетеными циновками, поверх которых насыпалась земля. Вот и все погребение. Его можно было соорудить за один-два часа, и создавалось впечатление, что захоронения производились тайно, возможно, даже ночью. Очевидно, именно этому обстоятельству – отсутствию каких-либо видимых примет – мы и обязаны сохранившимся богатством.

Золотой Архар

Тысячи золотых бляшек, пуговиц, нашивных розеток, подвесок и бус на одеждах, да и сама истлевшая ткань была расшита золотыми нитями и сотнями жемчужин, образующих сложные растительные орнаменты, чаще всего в виде виноградной лозы.

В каждом захоронении обнаружили около трех тысяч золотых изделий. В том, что это царские могилы, археологи не сомневались. На головах погребенных были золотые короны. Особенно эффектна одна – из пяти вырезанных из листового золота пальметок в виде стилизованных деревьев, на ветвях которых сидят птицы. Вся корона инкрустирована жемчугом и бирюзой.

Головы умерших покоились на золотых и серебряных сосудах. Сложные прически закалывались головными булавками с бронзовыми стержнями и золотыми навершиями, украшенными жемчугом.

При исследовании этого некрополя прояснилось огромное историко-культурное и историко-художественное значение находок. Известно, что именно в это время и, очевидно, под покровительством местных правителей начинается распространение буддизма из Индостана через Центральную Азию, а потом и на Дальний Восток. Первая трансконтинентальная трасса – Великий шелковый путь – от Китая через земли Кушанского царства вела в римское Средиземноморье. В это время наладился путь из Египта, завоеванного римлянами, в Индию. По-видимому, начали действовать степные дороги из северной части Средней Азии в Северное Причерноморье. Кушанская империя теперь, в свете нынешних знаний, предстает как очень важная составляющая часть политической, торговой и культурно-художественной жизни человечества в первые столетия нашей эры. И если рассматривать открытие В.И.Сарианиди именно с этих позиций, оно кажется грандиозным. Художественных памятников на территории Центрально-Азиатского региона совсем немного. А археологами было раскопано более двадцати тысяч золотых изделий! Их художественную, историческую и коммерческую ценность невозможно определить. Журналисты многих стран мира назвали раскопки этих захоронений открытием века. Вот тут-то и начинается драматический финал бактрийской эпопеи

Казалось бы, можно оставить ящики с находками на хранение в Государственном банке Афганистана до следующего года, но по Кабулу стали распространяться слухи, что советские археологи растаскивают национальные богатства Афганистана, что антикварные лавки забиты золотыми изделиями, якобы проданными сотрудниками экспедиции.

Опечатанные ящики с золотом были помещены в комнату кабульского Национального музея, которую тоже опечатали.

Энергичный и волевой заместитель министра культуры К.Нурзай употребил всю свою власть и влияние на то, чтобы до минимума упростить формальности и облегчить советским ученым процедуру передачи находок на постоянное хранение.

Подвески «Царь, терзающий драконов»

До вылета в Москву оставалось чуть больше недели, а им необходимо было обмерить в миллиметрах и взвесить в миллиграммах каждую из находок! К тому же еще сфотографировать, описать и занести в инвентаризационную книгу.

В спешке все время возникали непредвиденные неприятности. При передаче ящиков по описи в одном не оказалось мешочка с золотыми бляшками. Легче всего было заглянуть в другой, стоящий тут же ящик, куда по ошибке мог попасть «пропавший» мешочек. Но ящик опечатан, на пломбе стоят подписи пяти официальных членов приемной комиссии. И вскрыть ящик надлежит только в их присутствии. Собрать их, казалось бы, просто, ведь все они сотрудники музея, но, как всегда, кого-то нет на месте, кто-то заболел. В конце концов комиссия собралась в полном составе, вскрыли ящик и обнаружили «пропажу». Этому благополучному исходу предшествовали два дня и две ночи. Но какие!

Основная часть содержимого ящиков перекочевала в запасники музея. Но тут по неизвестной причине два дня сотрудники музея не выходили на работу. Наши ученые предложили оставшуюся часть золотых находок сдать под расписку в Государственный банк, но из министерства культуры Афганистана последовал решительный отказ. Авиабилеты были аннулированы, визы продлены, и лишь через два дня археологи вылетели в Москву.

Как уже упоминалось, было исследовано шесть погребений, а в самом конце работ археологи обнаружили седьмое... Но физических сил работать уже не было. Афганское министерство культуры предложило: «Приедете осенью – докопаете». Афганцы поставили у мест раскопок охрану. Экспедиция ушла, а через месяц обстановка в стране резко обострилась. О судьбе седьмого захоронения теперь можно только догадываться.

Шум вокруг золота Бактрии поднялся в начале 80-х годов, когда в одной из западных газет появилась статья, автор которой со слов бывшей в Пешаваре американки доказывал, что будто бы «экспедиция Сарианиди все, что раскопала на Тилля-тепе, увезла к себе». Типичный стереотип мышления человека с Запада – вы финансировали, вы раскопали уникальные вещи, следовательно, вы просто не могли все это оставить в стране, где идет война.

Под шумок этой газетной канонады в 1981 году японский профессор Хигучи из университета в Киото приехал в Кабул и нелегально перефотографировал всю коллекцию, даже частично опубликовал снимки в журнале «Арс Буддика», № 137. Мало того, он предоставил право издания этих иллюстраций другим японским авторам.

16 мая 1989 года во французской газете «Монд» появилась статья «Трофеи из Тилля-тепе. Советская армия прибирает к рукам одно из наиболее дорогих национальных сокровищ Афганистана». Суть ее сводилась к тому, что, уходя из страны, советские войска вывозят сокровища царского некрополя. С опровержением выступила «Юманите», соответствующее официальное заявление сделал в Москве представитель МИД СССР, однако, несмотря на это, фальшивка была подхвачена итальянской газетой «Стампа», западногерманской «Цайт», швейцарской «Вельтхофе» и другими.

Афина Бактрийская

Руководитель экспедиции Виктор Сарианиди ставил вопрос о временном вывозе золота из Афганистана, с разрешения и при участии афганской стороны, ведь достаточно одной шальной ракеты «непримиримых», и коллекция погибнет. Никто не мог дать гарантий ее сохранности...

Обращался он и к президенту Афганистана Наджибулле с просьбой проявить понимание того, что эта коллекция не является собственностью какой-то одной страны, она принадлежит всему миру. Писал он и генеральному директору ЮНЕСКО г-ну Майору:

«Как руководитель археологических раскопок царского некрополя Тилля-тепе, считаю своим профессиональным долгом обратиться к Вам со следующим предложением. Под эгидой ЮНЕСКО и с разрешения правительства ДРА временно, с обязательным последующим возвращением в Афганистан, срочно перевезти коллекцию в одну из нейтральных стран мира. Это позволит не только сохранить коллекцию от возможного уничтожения, но и экспонировать ее в различных странах мира».

И получил ответ, что ЮНЕСКО не политическая организация, заниматься подобными вещами должны более сильные структуры.

Сокровища Тилля-тепе так ни разу и не были показаны широкой публике. Последними, кто видел золото Бактрии, были французские археологи, работавшие в Кабуле в 1993 году.

Единственная в мире, не имеющая аналогов коллекция ювелирных изделий Бактрии исчезла бесследно. В лучшем случае древнейшие уникальные изделия осели в частных собраниях западных антикваров. В худшем – ее разграбили войска «непримиримых» талибов, не признающих никакой власти.


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Ножны и меч

Глубокоуважаемый господин редактор!

Разрешите через Вашу газету «Совершенно секретно» обратиться к отечественной и мировой общественности с вопросом, не терпящим дальнейшего отлагательства.

Как Вы уже знаете, в 1978 году совместная советско-афганская археологическая экспедиция Академии наук СССР открыла в Афганистане царский некрополь, относящийся к рубежу нашей эры.

Вот уже более 20 лет прошло с момента открытия золота Бактрии, но так и не был выпущен полный каталог всех найденных драгоценностей с подробным описанием каждой вещи на русском языке. К сожалению, в настоящее время не известно, где хранятся найденные сокровища. Но сохранились фотографии, которые могут служить научным материалом для исследователей и напоминанием об очередной утрате, понесенной наукой.

Я обращаюсь ко всем, кому небезразлична судьба научного открытия. Объединим наши усилия для того, чтобы издать каталог бактрийских сокровищ!

Я глубоко убежден, что этот каталог станет научной сенсацией, освещающей историю древнего Востока не только золотым, но и научным светом.

С уважением
профессор Института археологии РАН,
доктор исторических наук
Виктор САРИАНИДИ


Авторы:  Андрей СУХОМЛИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку