НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Гашиш с маслом

Автор: Иосиф ГАЛЬПЕРИН
02.03.2009

На пятерых им дали 73 года. Но вещественные доказательства в суде не предъявили

Зачастую наши правоохранительные органы, используя негодные средства, ставят под сомнение общественно важные цели. За конкретным делом может стоять преследование своих интересов теми, кто «приватизировал» мундир, попытка решить свои маленькие проблемы: на чем-то настоять, кому-то отомстить. Получить повышение. Убрать мешающих подпольному приработку. Чистые руки милиционеров, следователей, судей, тюремных надзирателей – гарантия соблюдения законов. Именно поэтому нас заинтересовала история, документы которой представил в редакцию Игорь Нагавкин, председатель Волгоградской общественной организации социальной и правовой защиты осужденных и заключенных под стражу, эксперт Всероссийского движения «За права человека».

В Димитровграде Ульяновской области отбывали срок Владимир Быстров, Валерий Истомин и Сергей Злобин. (Быстров и Злобин были видными в воровской иерархии фигурами – «смотрящими» за положением в тюрьме.) Этим троим, по мнению следствия, предназначались наркотики, пересылаемые с воли. Вместе с ними под судом оказались жители Димитровграда Щеткин и Бикинеев. По версии, которую утвердил приговор Димитровградского городского суда, жители Димитровграда, в числе которых был Владимир Щеткин, получали посылки из Владивостока и Биробиджана и передавали их в тюрьму. В посылках были гашиш и гашишное масло. Андрей Бикинеев контролировал, чтобы наркотики дошли до настоящих адресатов.

Быстров, как определил приговор, с помощью сотового телефона связался со своим знакомым по предыдущему заключению жителем Биробиджана Андреем Невмержицким, тот с помощью еще одного бывшего зека Сергея Зубкова нашел женщину, согласившуюся отправлять посылки на адрес, который ей укажут. Во Владивостоке схожую операцию провело «неустановленное следствием лицо».

Судя по приведенным на суде распечаткам телефонных переговоров, за всеми следил ульяновский областной УБОП. Его сотрудник Богданов выезжал в Биробиджан, где обнаружил у Невмержицкого контейнеры с гашишем и записку с димитровградским адресом Щеткина. Усилиями УБОПа посылки были в ноябре 2006 года перехвачены на димитровградском почтамте.

Из посылки, пришедшей из Биробиджана, вынули 7 контейнеров с гашишем общим весом около ста граммов и сто с небольшим граммов гашишного масла. Во владивостокской нашли 35 граммов гашишного масла. Оно было залито в пузырек из-под настойки боярышника. Наркотики изъяли, вместо них в одну посылку положили 6 (а не 7) контейнеров с безобидной начинкой, а в другую – подмененный пузырек.

На почту за посылками пришел Щеткин, которому по телефону из тюрьмы было приказано передать их тюремному служащему Александру Борисову. Борисов оказался в рабочих камерах тюрьмы и передал Злобину 7 (не 6) контейнеров. Борисов пошел на это должностное преступление потому, что Злобин ранее по телефону обещал помочь с операцией больной внучке Борисова.

Тюремные сидельцы, обнаружив подмену, позвонили своим людям на воле. К Щеткину явился Андрей Бикинеев (как и Щеткин, недавно отсидевший) и стал требовать наркотики, исчезнувшие из посылки, вывез его даже на «разборку». После чего сам попал в разработку УБОПа. Вскоре Бикинеева задержали, при нем нашли пистолет и патроны. Таким образом, была выявлена и обезврежена разветвленная преступная группа.

Если приглядеться, в этой истории немало удивительного. Во-первых, судили только получателей наркотиков. Даже Борисов проходит лишь свидетелем, а собиравшие эти посылки люди в процессе Димитровградского городского суда вовсе не участвовали: владивостокского доброхота не установили, а биробиджанские… умерли!

Невмержицкого привезли из Биробиджана в Димитровград. В изоляторе решили установить степень его заболевания туберкулезом и отправили в ульяновскую спецбольницу. Через пару дней он умер. Зубков, его биробиджанский напарник, умер, не выезжая с Дальнего Востока, причем от того же туберкулеза.

Вызывает вопросы и способ передачи наркотиков Борисовым Злобину. Над дверями рабочих камер установлена видеоаппаратура, однако никаких записей с нее, зафиксировавших контакты Злобина и Борисова, на суде не предъявляли. Более того, из справок, подписанных начальником тюрьмы подполковником Кулебякиным, явствует, что Злобин, Быстров и Истомин из жилых камер в рабочие не выводились. А к жилым камерам Борисова не допускали. Где же тогда Борисов передавал «лекарства»?

Очень странна процедура опознания Борисовым Злобина, описанная в материалах дела. Тюремного служащего привели в комнату, где у стены стояли три человека в одежде заключенных. Двое – лицом, один – отвернувшись. Лицом к стене стоял Злобин, который был выше каждого из статистов на полголовы и старше лет на десять. Неудивительно, что Борисов сразу его опознал. Даже со спины.

Гашиш с одурманивающим маслом суду не предъявили. Как и телефоны, по которым якобы велись из тюрьмы организационные переговоры. Лишь через месяц после вывода обвиняемых из их прежних камер там были обнаружены мобильные аппараты. Но принадлежность их осужденным не установили.

Зато активно использовались распечатки разговоров с них. Но эти вроде бы бесспорные доказательства оспаривались защитой обвиняемых. Записи предъявлялись уже обработанные и перезаписанные в цифровом формате на лазерные диски, что может вызывать сомнения в их достоверности. И сомнения небеспочвенные: например, в «прослушках» оказалась запись, сделанная с телефона, который в это время находился в Москве, а не в Димитровграде. В другом случае, если верить той же «прослушке», по сотовому разговаривали персонажи, сидевшие в это самое время в одной камере (!). Кстати, такой процедуры, как «опознание по голосу», УПК не предусматривает. С нарушениями зафиксировано на видео и изъятие контейнеров из посылок: съемка прерывалась.

Не сходятся концы с концами и в эпизоде задержания Андрея Бикинеева. По инструкции убоповцы, производившие задержание, должны были осмотреть подозреваемого. Но в их показаниях о пистолете речь не идет. Свидетели из числа оперативников утверждают, что Бикинеева обыскала только следственная группа, приехавшая позже. Она вроде бы и нашла пистолет и патроны. Бикинеев описывает в показаниях, как почувствовал, что ему сзади за пояс засовывают что-то железное, и закричал об этом. Его мать, видевшая эту сцену, подтверждает, что сын пытался сказать о подлоге. Конечно, ее версию можно посчитать пристрастной. Но почему во время следствия пропали брюки Бикинеева, на которых вроде бы должны были остаться следы оружейной смазки?

Никто из обвиняемых на процессе не признал своей вины. А Щеткин, на показаниях которого держалась основная часть версии следствия, заявил, что во время предварительного следствия на него оказывалось давление. А потому на суде от своих показаний он отказался. При этом по эпизоду с Бикинеевым он проходил пострадавшим (по версии следствия, тот подверг Щеткина жесткому допросу по недостаче в посылках), давал показания из судебного зала и умудрился прямо в нем демонстративно выпить бутылку водки. За что был отправлен на 15 суток и скрылся в КПЗ от возможных преследований. Что, впрочем, не помешало суду дать ему девять лет. Остальные получили от 15 до 17. Хотя по многим статьям обвинения суд их оправдал.

Осужденные утверждают, что в посылках была икра, которую они собирались с выгодой перепродать, именно поэтому Бикинеев приходил к Щеткину – искал товар, за который тот получил аванс. К тюремным сидельцам эти посылки якобы не имели отношения. Стоит учесть, что первая посылка была отправлена из Биробиджана в день, когда Быстров и Истомин впервые встретились в камере, следовательно, не могли заранее спланировать всю операцию.

Торговля браконьерской икрой – тоже не верх благочестия, но это же не гашиш с маслом! За приговором стоит по меньшей мере непрофессионализм. В любом случае в этой истории заметно пренебрежение к судьбам людей, и так уже не раз наказанных. Они восприняли приговор как пожизненный. Если вспомнить печальную историю отправителей посылок Невмержицкого и Зубкова – с этим трудно не согласиться.


 Иосиф Гальперин

Авторы:  Иосиф ГАЛЬПЕРИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку