НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

ГАМБУРГСКИЙ СЧЕТ братьев Кличко

Автор: Виталий КОРОТИЧ
01.03.2003

 
Виталий КОРОТИЧ
Фото из книги Виталия

 

Братья Кличко связались со мной по телефону. Наши желания совпали: они хотели познакомиться поближе, а мне было интересно написать о Виталии с Владимиром, знаменитых спортсменах, симпатичных и умных людях (что далеко не всегда существует в таком сочетании). Бокс – одна из ярких форм самореализации для сильных и упорных людей, он прекрасен и сложен, многие боксеры – незаурядные личности. Если кто-то жалуется, что у него вышибли мозги на ринге, – проверьте, были ли они в голове до этого.

Братья Кличко живут очень разнообразно. Президент Украины включал их в состав своей правительственной делегации на переговоры с германским бундесканцлером. Старший брат, Виталий, выступил в крупнейшем книжном магазине города Гамбурга с чтением любимого романа «Мастер и Маргарита» по-немецки. Младший, Владимир, снялся в голливудском фильме «Ocean’s Eleven» (у нас он шел под названием «Одиннадцать друзей Оушена») вместе с такими звездами, как Джулия Робертс и Джордж Клуни. Братья играли в шахматы с Гарри Каспаровым и Владимиром Крамником, участвовали в иллюзионном шоу Дэвида Копперфилда на крупнейшей арене Гамбурга. Виталий и Владимир Кличко входят в правления огромного количества общественных организаций, вроде президиума Фонда украинско-немецкой дружбы. Недавно ЮНЕСКО присвоила братьям Кличко ранг своих послов, поручив им распространять в мире идеи единения и добра. Виталий позвонил мне из Рио-де-Жанейро, где он проводил встречи с бразильской молодежью, и рассказал, до чего все это увлекательно. Вскоре из Гамбурга пришла прекрасно изданная книга – написанное братьями Кличко пособие для желающих занятся силовыми упражнениями. Все это – помимо бокса...

 

Лучшие супертяжеловесы властвуют на ринге подолгу, почти как партийные долгожители в брежневском политбюро. Но боксерские авторитеты – не номенклатура, они объективны, потому что постоянно оспариваются.

Сегодня братья Виталий и Владимир Кличко покрыты едва ли не самым толстым слоем чемпионских медалей и поясов из тех, которые может иметь профессиональный боксер. В день, когда я пишу эти строки, Владимир – чемпион мира среди супертяжеловесов по версии WBO. Завоевав это звание, он отрекся от принадлежавших ему титулов межконтинентального чемпиона по версиям WBC и WBA и от звания чемпиона Европы – защищать их стало некогда, да и не очень интересно: он уже доказал свою силу. Владимир и Виталий стоят первыми в очереди претендентов на боксерские троны версий WBC, WBA и IBF: уровень мастерства братьев заметно превышает класс других соискателей. Виталий – чемпион Европы, был чемпионом мира среди боксеров-профессионалов по версии WBO, сегодня он – межконтинентальный чемпион по версии WBC.

Братья Кличко собрали столько титулов, сколько не имеет ни один супертяжеловес на свете – ни белый, ни чернокожий. Виталия 11 ноября 1999 года занесли в «Книгу рекордов Гиннесса», потому что он стал первым чемпионом мира среди профессионалов, который по пути к своему званию нокаутировал двадцать шесть соперников подряд. Абсолютное превосходство! С таким же преимуществом проходят бои Владимира, убедительно отстаивающего чемпионское звание от любых посягательств.

* * *

Это долгая в перспективе, но пока еще короткая по времени история успеха, потому что настоящая всемирная слава и великая боксерская карьера братьев Кличко начались недавно, в 1996-м, в год, когда двадцатилетний Владимир стал олимпийским чемпионом Атланты. Собственно, были у братьев и до этого большие титулы и красивые победы, но Олимпиада в американском городе Атланте стала для них водоразделом и порогом в новую жизнь. Как-то все сложилось вокруг этого, и даже случайности оказались кстати. Наверное, такая у них судьба, и сопротивляться ей не имело смысла.

Дело в том, что накануне Олимпийских игр 1996 года Виталия Кличко дисквалифицировали, потому что в анализах у него нашарили следы какого-то запрещенного препарата. Виталий допингов сроду не принимал, да и бессмысленны они в боксе, где корми или не корми слабака стимуляторами, он не станет лучше на ринге. Но лечился спортсмен у кого попало, случайные врачи в глаза не видели реестра запрещенных препаратов, так что в анализах вполне могло обнаружиться что угодно. Оно и обнаружилось. Старший из братьев Кличко без всякого удовольствия вспоминает, что федерация бокса Украины, родимые спортивные чиновники даже слышать не хотели о том, чтобы протестовать в международной федерации, подавать апелляцию за апелляцией. Чиновники в это время как раз подбирали галстуки для олимпийского бала и отмахивались от Виталия, уговаривая его смириться и не шуметь. На Олимпиаду он поехал туристом, успел туда только к полуфинальным боям тяжеловесов – да и то, считай, повезло..

Так вдруг застопорилась налаженная жизнь, в которой до этого вроде бы все было ясно: Виталий выступит на Олимпиаде, возможно, даже выиграет ее. Володя в основном составе сборной не числился, он уступал старшему брату по рейтингу, да еще и проиграл россиянину Лезину первенство Европы накануне Олимпийских игр. Владимир постоянно сгонял вес, изнуряя себя, только бы не оказаться в одной весовой категории с братом. За год до этого братья в последний раз выступили в соседних весах и стали чемпионами мира среди военнослужащих: Виталий в супертяжелом, а Владимир – в тяжелом весе. Но на Олимпиаде в Атланте младшему пришлось заменить старшего именно в супертяжелом весе. Была эта замена вынужденной, и никто на него ставок не делал. Впрочем, так было даже спокойнее: нет проблем при взвешивании, меньше многословных накачек с высокими призывами...

Но в Атланте был еще врачебный контроль, а с Владимиром как раз в это время начало твориться что-то непонятное. Перед поединками у него фиксировалось то повышенное, то пониженное давление и всякий раз за пределами нормы, так что тренеру Золотареву перед каждым боем надо было убалтывать комиссию медиков, чтобы его воспитанника допустили до ринга. Повезло, что на этот раз взяли их тренера; подобное случалось нечасто.

Начался олимпийский турнир, и Владимир Кличко принялся валить соперников на пол ринга одного за другим. В полуфинале уверенно победил своего недавнего обидчика россиянина Алексея Лезина, а в финале вышел на 140-килограммового боксера из загадочной страны Тонга, который у всех своих противников на Олимпиаде выиграл нокаутом. Финальный бой был в день закрытия Олимпиады, четвертого августа, и накануне Володе подробно приснилось, как он этот бой проигрывает. Но одновременно пришла легкость и ощущение того, что, по крайней мере, серебряная медаль уже в кармане, можно расслабиться. Расслабившись, Владимир продул первый раунд экзотическому сопернику, но затем взялся за дело, и победа его сомнений не вызвала – судьи отдали ее Кличко в соотношении голосов семь к четырем. Тут-то и вздрогнули родимые спортивные клерки, стали узнавать братьев в лицо, зааплодировали. Владимира удостоили возвращения в одном с ними самолете, и даже старшего брата взяли туда же. Места на спецрейс распределялись начиная с чиновников и были знаком их благоволения; спортсмены в случае чего полетят и обычным экономическим классом коммерческих авиакомпаний, невелики господа...

* * *

Виталий Кличко с женой Натальей, большой поклонницей спорта вообще и фитнесса в частности

В 1996-м, когда братья Кличко решили уйти в профессионалы, их осаждали самые знаменитые промоутеры. Собственно, к Виталию они искали пути и до Олимпиады, а после выигрыша Володей чемпионского звания в супертяжелом весе разговор стал еще более предметен. Белокожих боксеров, которые могли бы на равных противостоять американским Тайсонам с Холифилдами, не было уже очень давно; теперь, с появлением Владимира и Виталия, возникла новая и выгодная для промоутеров интрига.

Вначале, отдохнув с месяц и собрав на родине все свои наградные сабли, грамоты и медали, братья решили полететь в Америку, потому что главные боксерские дела делаются все-таки там. И, конечно же, им прямо с порога разверз объятия вездесущий Дон Кинг, обойти которого боксерам невозможно, как невозможно прилететь в Соединенные Штаты, минуя паспортный контроль в аэропорту.

История Дона Кинга – рассказ о промоутере, от делишек которого у работающих с ним волосы встают дыбом. Если вы видели фото этого господина, то знаете, что кудри стоят дыбом и у самого Кинга. С этим нимбом из вставшей торчком шевелюры Дон Кинг прошел огонь, воду и множество медных труб, а также суды и каталажки всех уровней. И вышел из упомянутых переделок с репутацией то ли самого шустрого из дельцов, то ли лучшего из карманников. Но в профессиональном боксе с Кингом мирятся, считаются и высчитывают по его поведению очень многое. Знаете, это как в нынешних наших правительствах, где каждому ежу известно, что такой-то министр ворует, но к нему все равно записываются на прием. В спорте многие воры тоже существуют неподалеку от тех, кого они обворовывают. В современном спортивном деловодстве примерной стала история о том, как Кинг сумел приручить и обчистить до нитки скандально знаменитого Майка Тайсона

Нокаутировав в 1988 году Ларри Холмса и впервые став чемпионом мира, Тайсон зажмурился, доверив Дону Кингу все свои финансовые дела. Кинг принялся за нового чемпиона-тяжеловеса сразу же и вполне комплексно. Он не только его обкрадывал, но и формировал своему подопечному репутацию. Дон Кинг напяливал на Майка личину убийцы на ринге, делал из него воплощение жестокого бокса. Именно Кинг создал образ лютого выродка, каким Тайсона нынче описывает большинство спортивных изданий, затем облепил его своим сочувствием, одновременно распространяя сведения обо всех глупостях, совершенных боксером, обо всех фиаско в личной жизни Майка. Тайсон погружался в эту трясину и все понял последним. Ангелом он никогда не был, но и распропагандированный Кингом образ звероподобного боксера друзей ему не прибавил. К тому же как-то он поинтересовался своим банковским счетом и выяснил, что почти полтораста миллионов, заработанных на ринге в последнее время, перетекли Кингу в карманы. Самому Тайсону было оставлено двадцать миллионов долга и репутация животного, с которым опасно иметь дело. После этого Кинг уже не настаивал на их сотрудничестве, а Майк продолжал множить долги: он нанимал адвокатов без надежды отсудить хоть малую толику украденного Доном Кингом. Ничего законники не отсудят – Дону не впервой...

Заканчивая грустную историю про деловой крах Майка Тайсона и про человека, устроившего этот крах, замечу, что весной 2002 года я узнал из газет, что Дон Кинг отправляется в Киев. Затем – это уже стиль, интрига должна быть непременно – сообщили, что возникли какие-то проблемы с украинской визой и поэтому прилет задерживается, но ненадолго. Тем более что одна из тем визита была объявлена сразу же: Кинг вдруг захотел потолковать с украинским боксером Александром Гуровым о контракте, и это говорит о нешутейности дела – старый жулик ничего не делает просто так.

Гуров успел выиграть чемпионские пояса в своем весе по версиям WBA и WBC, но Кинг интересуется не боксерами, а деньгами, которые можно заработать на них. Слух, что он собирается открыть на Украине филиал своего предприятия Don King Promotion, говорит о растущем авторитете украинского бокса, и это уже примета надежная, так же как и тот факт, что теперь надо держать ушки на макушке. Приезд Дона Кинга, как зуд в левой ладошке, – к деньгам. Причем если в родимых нью-йоркских Гарлеме, Бруклине или Бронксе Кинг может отлавливать чернокожих кандидатов в чемпионы прямо в подворотнях, то у нас такой традиции нет, поэтому промоутеру дадут почитать книгу о том, как Тарас Бульба дрался на кулаках с сыновьями, и расскажут сказку о Кириле-Кожемяке, рвавшем бычьи шкуры руками.

Рассказав все это, я напомню вам, что первым американским промоутером, пытавшимся приручить братьев Кличко, конечно же, стал Дон Кинг. Ах, какие это были спектакли! Здесь речь уже шла не о классовой и расовой солидарности. Напротив: Кинг доказывал, что только в руках у всевластного черного мастера-организатора, то есть у него, можно сделать американскую и всемирную карьеру. «Через год, ребята, вы будете драться за чемпионский пояс!» – обещал Дон Виталию и Владимиру, наигрывая гостям на замечательном фортепьяно и угощая их прекрасными фруктами. Он показывал братьям свои дворцы, свои тренировочные залы и бой Майка Тайсона с белым южноафриканцем Ботой, организованый им же, Доном Кингом. Правда, места на бой он выделил не самые лучшие, не у ринга. А фортепьяно, на котором Кинг играл столь виртуозно, оказалось на самом деле пианолой, этакой самоигральной машинкой, исполняющей заданные программы.

«Ребята, вы у меня будете иметь златые горы!» – вещал Кинг, и его прическа, вставшая дыбом, сияла, как нимб. Все у него было с перебором: и механическое пианино, и гигантский бриллиант в перстне, и толщина золотой цепи на шее, и чересчур красивые картины на стенах, и сладкая интонация неумолчного трепа. Дон Кинг обольщал Виталия с Владимиром, отвечал на звонки по нескольким телефонам, отхлебывал из трех бутылок по очереди – и все это одновременно. Контракт он им протянул, держа в другой руке недообглоданную куриную ногу, которую почему-то решил съесть именно в этот момент. Братья наслушались завлекательной болтовни до звона в ушах, а затем все-таки решили слетать в Германию, куда их сманивал самый известный из европейских промоутеров Клаус-Питер Коль и его Universum Box Promotion. Поглядеть хоть на что-то не похожее на Кинга, тем более что у Коля в «конюшне» числилось пять чемпионов мира по боксу среди профессионалов...

У герра Коля тренировочный зал наполнен прямо-таки физически ощущаемой энергетикой многих поединков и тренировок, прошедших здесь. Стена украшена огромным двойным портретом: Коль и Дон Кинг слились в объятии. Виталий вспоминает, что когда эти два короля-промоутера видят друг друга, они, как спринтеры с низкого старта, бросаются навстречу и рушатся в могучие объятия, а руки их замыкаются на спинах крест-накрест. Но не надо переоценивать эти поцелуи. «Если два человека фотографируются вместе, это еще не значит, что они друзья по жизни», – уточняет Виталий голосом человека, перефотографировавшегося с половиной Германии, потому что и это часть работы. Боксер обязан быть хорошим актером, профессиональный бокс – всегда шоу-бизнес, а промоутеры неутомимо крутят ручки главных шарманок, под которые происходит пляски на ринге.

В разговоре с братьями Кличко немецкий промоутер Клаус-Питер Коль был сух и предметен. Он объяснил, что никаких боев за чемпионское звание не произойдет раньше чем через три года, показал условия для тренировок, объяснил, какие обязанности он берет на себя, а какие возлагает на своих подопечных, сколько заплатит и за что именно. Все было понятно и просто. После фейерверков Дона Кинга им показали ровно светящую настольную лампу, при которой, по крайней мере, можно было работать. Виталий с Владимиром посоветовались, подумали, измерили расстояние от Лас-Вегаса и от Гамбурга до Украины, поинтересовались расписанием самолетов и решили, что останутся в Гамбурге, в Universal Box Promotion...

 

РУБРИКА ПОДГОТОВЛЕНА ПРИ УЧАСТИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ И СПОРТУ


Авторы:  Виталий КОРОТИЧ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку