Галя, дочь генсека

Галя, дочь генсека
Автор: Алексей БОГОМОЛОВ
25.04.2014

О Галине Брежневой, казалось бы, известно очень много. Сегодня к известным фактам мы добавили рассказы тех людей, кто не только знал ее, но и много лет общался с ней…

 

18 апреля 1929 года в семье заместителя председателя Бисертского райисполкома Уральской области родилась дочь Галина. В свидетельстве о рождении в качестве места появления на свет обозначен не Свердловск, как утверждают энциклопедии, а рабочий поселок Бисерть. Это событие так бы и осталось рядовым в истории нашей страны, если бы 22-летний тогда отец девочки через тридцать семь лет не стал бы Первым секретарем ЦК КПСС и главой государства на последующие восемнадцать лет.
Галина Леонидовна Брежнева, которой могло бы исполниться этой весной 85 лет, была одной из самых известных женщин СССР. Известность эта иногда носила скандальный характер. О ее жизни ходило множество слухов, некоторые из них имели какую-то основу, а за полтора десятилетия после смерти (она умерла в 1998 году) о Галине было написано множество статей, сняты документальные и художественные фильмы.
Но чем больше ее жизнь удаляется от нас, тем более смазанными оказываются детали, из которых она состояла. Сегодня осталось очень немного людей, которые близко общались с ней и, находясь в здравом уме и твердой памяти, могут достаточно компетентно рассказать о том, какой на самом деле была дочь генсека. Поэтому я решил поговорить о Галине с Владимиром Мусаэльяном – личным фотографом Брежнева, работавшим с ним почти полтора десятилетия, и Олегом Стороновым, офицером 9-го управления КГБ СССР, многолетним  комендантом различных объектов (это и дачи, и квартиры), где жил Леонид Ильич и постоянно бывали все члены его семьи.
Конечно же, воспоминания личного фотографа и коменданта априори носят несколько односторонний характер, но они все же дают представление и о Галине, и о ее родителях, и о том, как жило семейство Брежневых в семидесятые – восьмидесятые годы прошлого века.
В 1993 году я познакомился и потом много лет общался с Юрием Чурбановым, последним мужем дочери генерального секретаря. Его рассказы о «той» жизни также стали частью этой статьи. Отдельная благодарность Владимиру Гургеновичу Мусаэльяну за прекрасные фотографии брежневского семейства; некоторые из них публикуются впервые.

Принцесса цирка


В пятидесятые годы развлечений у советской молодежи было немного: вечера танцев, концерты самодеятельности, иногда спорт, театр, ну и конечно же, кино и цирк. Цирк всегда стоял как бы особняком: ему были свойственны загадочность и определенная элитарность. Имена популярных цирковых артистов знали все, хотя телевидение в то время находилось еще в зачаточном состоянии. В цирке тогда выступали не только клоуны, гимнасты, артисты оригинального жанра, но и профессиональные спортсмены – борцы и боксеры.

На фото: Крым. 1982 год. Последнее лето Леонида Ильича. Галине 53 года 


Цирковых зданий в стране было немного, поэтому основными  аренами были шатры-шапито, которые раскидывались на площадях больших и не очень больших городов нашей страны, и по две-три недели цирковые труппы знакомили жителей со своими гастрольными программами. Народ цирк любил, и заработки у ведущих артистов были немаленькими. Одним из таких «народных любимцев» был Евгений Милаев, которому в марте 1951 года исполнился 41 год. Он был, что называется, специалистом широкого профиля: поработал и гимнастом, и клоуном. Но венцом его профессиональной карьеры были силовые аттракционы. Фантастические природные данные и прекрасная спортивная подготовка позволяли ему работать «нижним» в пирамиде из 10 человек. Такие артисты были наперечет и считались цирковой элитой. Кроме того, Милаев был очень хорош собой и, несмотря на наличие двух детей (они после смерти его жены от заражения крови при родах воспитывались в Доме малютки в Ростове), привлекал внимание как многочисленных поклонниц, так и молоденьких артисток цирка. Цирковые уважительно звали его «барином».
Леонид Ильич Брежнев, который был всего на четыре года старше Милаева, к тому времени был уже достаточно известным партийным работником – Первым секретарем ЦК КП(б) Молдавии. И у него была дочь, о которой мы уже начали было рассказывать, 22-летняя Галя. Девушка, несомненно, красивая, немного похожая на Вивьен Ли, она тоже метила в артистки, но родители (особенно отец) были против. И пришлось юной особе изучать филологию в Кишиневском государственном университете (к вопросу о ее высшем образовании мы еще вернемся).
На цирковом представлении в Кишиневе папа с дочкой сидели, понятное дело, на престижных местах в первом ряду. Евгений Милаев был в ударе. Как вспоминали цирковые старожилы, в тот вечер у него было два выхода: в качестве клоуна и силача. Легенда гласит, что он сам положил глаз на красивую студентку и в качестве «знака внимания» взорвал над ней хлопушку. Ну а потом, когда настал черед главного номера шоу, он продемонстрировал всю свою мощь, решительность и мужскую силу, сорвав бурные овации (впрочем, они сопутствовали его выходам всегда). Галина была очарована красавцем-силачом и решила, что знакомство нужно продолжить. Проблем с организацией этого не было никаких: просьбу дочери первого секретаря выполнил бы и директор цирка, и завотделом культуры. В общем, Галю и Евгения познакомили, и начался, как говорят, стремительный и бурный роман. Не остановило молодую особу ни то, что ее избранник был почти вдвое старше, ни наличие у него двух детей.
Есть версия, что Галина будто бы убежала с цирком, в котором работал Милаев, не уведомляя ни о чем родителей, и вернулась только через год с дочкой на руках. На самом деле такого просто быть не могло. В сталинские времена подобного «морального разложения» в семействе члена ЦК и первого секретаря республиканской компартии никто бы не простил и не понял. Да и Милаев самоубийцей не был…
Все прошло более просто и обыденно. Галина поговорила с Викторией Петровной, та «подготовила» мужа, и через некоторое время жених был представлен Брежневу. Леониду Ильичу серьезный мужчина Милаев понравился не сразу. И возраст несколько смущал, и дети. Но, во-первых, «барин» сумел внушить первому секретарю республиканской компартии, что он искренне любит Галину. А во-вторых, показался будущему главе государства человеком, который сможет удержать юную, но уже достаточно своевольную даму от неосмотрительных поступков. Свадебное торжество было довольно скромным и проходило, как говорят, в «полузакрытом режиме». Поскольку невеста была уже «в положении», от свадебного путешествия пришлось воздержаться. Зато после появления в 1952 году дочери Виктории (назвали ее, понятно, в честь бабушки – будущей первой леди СССР Виктории Петровны Брежневой) «молодые» стали ездить по гастролям вместе. Оставив Витусю (так ее называли в семье) и двух дочерей Милаева на попечение родителей (возможности у них были), Галина устроилась на работу в цирк. Костюмершей. Самое интересное, что она действительно работала! И не только содержала в порядке костюмы, но и готовила, иногда на всю труппу. Артисты цирка, которым приходилось гастролировать вместе с ней, с упоением вспоминали борщи и котлеты в исполнении молоденькой супруги Милаева. Ее же, казалось, такая жизнь вполне устраивала…
У Леонида Ильича в то время наметился серьезный карьерный рост, он возглавил компартию Казахстана, одну из крупнейших в стране, а потом стал секретарем ЦК КПСС и к 1957 году вошел в Президиум ЦК. В столице семья окончательно осела к концу пятидесятых, а в 1960 году Брежнев стал Председателем Президиума Верховного Совета СССР.

На фото: Брежневы любили поиграть в домино с охраной. (Крайний слева Олег Сторонов) 


Пятидесятилетний Евгений Милаев был еще мужчиной хоть куда: находился в прекрасной спортивной форме, регулярно выезжал за границу, в том числе и в капиталистические страны, и, как и прежде, пользовался успехом у молоденьких цирковых артисток. Самое любопытное, его жена и дочь формально второго человека в СССР все так же путешествовала вместе с ним. И ни одно зарубежное агентство, ни один самый пронырливый таблоид, ни одна телекомпания не знали об этом! Возможно, принятая ей тогда фамилия мужа сбивала с толку…
Но в конце пятидесятых в семействе  Милаевых наметилась трещина. Рассказывает Владимир Мусаэльян, личный фотограф Брежнева: «Вот архивные фотографии Гали, тут ей двадцать лет, тут двадцать два, когда она вышла замуж за циркового артиста Евгения Милаева, который был немного младше Леонида Ильича. Он, скажу я вам, оказался настоящим поганцем. После многих лет брака (они прожили почти десять лет) и рождения дочери он связался с молоденькой артисткой (по некоторым сведениям, это была акробатка Тамара Соболевская. – А.Б.). На Галю, а она была женщиной эмоциональной, это, конечно, подействовало очень серьезно.
Леонид Ильич вполне мог, что называется, Милаева за Можай загнать, но делать этого не стал. Наоборот, всячески его поддерживал. Он вообще людям зла не желал. Сколько раз мог поступить жестко! С Александром Яковлевым, например. А всего лишь отправил послом в спокойную Канаду… А Милаев все-таки родственник, отец внучки…» Кстати, Евгению Милаеву с двумя дочерьми от первого брака (внучка Виктория осталась жить в семье Брежнева) после развода оставили пятикомнатную квартиру в жилой части гостиницы «Украина». Он стал также Народным артистом СССР, директором нового Московского цирка на Ленинских горах и даже получил звание Героя Соцтруда.
Измену мужа Галина переживала тяжело. Но недолго. Уже в 1961 году на гастролях в Японии она познакомилась с 17-летним иллюзионистом Игорем Кио, а как только тому исполнилось восемнадцать, используя личные связи (все-таки дочь второго лица в государстве), несмотря на наличие несовершеннолетней дочери и без присутствия супруга, развелась с Милаевым и вышла замуж за Кио. Оставила Леониду Ильичу с Викторией Петровной записку о том, что вышла замуж и «ему 25», и рванула в Сочи.
Игорь Кио в свое время вспоминал о том, что якобы Милаев по этому поводу жаловался Брежневу и тот, поскольку закон был нарушен, решил аннулировать развод и новый брак. Но, скорее всего, Леонид Ильич решил все сам. Была дана соответствующая команда, у «молодых» изъяли паспорта… Игорь Кио рассказывал, что ему вернули паспорт с вырванной страницей и штампом «подлежит обмену». Но Владимир Семичастный, бывший в то время председателем КГБ СССР и имевший к делу непосредственное отношение, в 1995 году рассказывал мне, что штамп и записи о браке были выведены в обоих паспортах с помощью спецсредств, которые тогда были в распоряжении чекистов.
Так или иначе, еще дня три-четыре 18-летний Кио и 33-летняя Галя наслаждались обществом друг друга, после чего ее отправили самолетом в Москву. Кстати, несмотря на запрещение Брежнева, они продолжали тайно встречаться почти три года. Прекратилось все тогда, когда Леонид Ильич стал первым человеком в КПСС и соответственно в СССР, то есть в октябре 1964-го.
Именно к этому времени относится и окончание истории Галины Брежневой как «принцессы цирка». И с работой костюмерши, и с увлечением цирковыми артистами было покончено. Хотя Юрий Михайлович Чурбанов (о нем речь у нас еще впереди) рассказывал мне, что и в семидесятые годы Галя, причем иногда вместе с ним, любила посещать цирковые представления как на старой арене на Цветном бульваре, так и в новом здании, где директором трудился ее бывший супруг-изменщик…

Журналистика и балет – тоже интересные вещи…


Леонид Ильич все-таки настоял, чтобы Галина закончила учебу в институте, который она бросила, выйдя замуж за Милаева. Как именно это окончание было оформлено, неизвестно. В личной анкете в качестве альма-матер Галина называла Орехово-Зуевский педагогический институт. А со временем Галя стала даже кандидатом наук.
С 1963 года, «чтобы не болталась где ни попадя», Леонид Ильич отправил ее потрудиться по специальности в Агентство печати «Новости» (АПН). Скромная должность редактора (Галина трудилась в этой организации пять лет, после чего перешла в МИД) давала ей возможность иметь достаточно свободного времени, тем более что тогдашний председатель правления АПН Борис Бурков был предупрежден о том, чтобы эту сотрудницу «никто не трогал».
Кстати, те, кто трудился вместе с дочерью Брежнева, отмечали, что работать она не особенно любила, но характер имела замечательный: быстро со всеми подружилась и была душой всех, как сейчас бы сказали, корпоративных вечеринок. Выпивала она в то время совсем немного, но в силу своего веселого и немного бесшабашного образа жизни нравилась многим. В том числе и мужчинам-журналистам, нескольким из которых приписывают романы с ней. Но ни один из них новым законным браком так и не закончился.
А в середине шестидесятых у Гали появилось новое увлечение – солист балета Большого театра Марис Лиепа. В свое время, в начале семидесятых, я, еще студент МГУ, разговаривал с Геннадием Константиновичем Черкасовым, в то время главным редактором музыкальной редакции Гостелерадио, замечательным дирижером, поработавшим в шестидесятые годы и в Большом, и в Московском театре оперетты (там он был главным дирижером). Разговор был откровенный, поскольку Геннадий Константинович много лет дружил с моим отцом и часто бывал у нас дома. И когда я задал ему прямой вопрос: «А правда ли, что Галина Брежнева использовала для своих утех Мариса Лиепу?», он, улыбнувшись, ответил мне: «Это кто еще кого использовал! Марис выжал из нее все, что мог…»

На фото: 60-летие Леонида Брежнева. Танец с дочерью 


Олег Сторонов, комендант дачи и других объектов семьи Брежневых, вспоминал: «Галя очень много помогала разным людям, часто совершенно бескорыстно. Когда в Большом театре было противостояние между двумя лидерами: Владимиром Васильевым и Марисом Лиепой, она взяла сторону последнего. Он стал главные роли получать, продвигаться в общем. О личных отношениях я сказать ничего не могу, у спинки кровати не стоял, но его у нее дома я видел».
В принципе, о романе Мариса и Галины было известно в артистическом мире практически всем. Мы не будем пересказывать сейчас все слухи, которые сопровождали эту историю, но отметим, что Марис действительно получил не только желанные роли, но и квартиру в Брюсовом переулке, иномарку вне очереди, причем из Управления по обслуживанию дипломатического корпуса (это была единственная легальная возможность купить, скажем, «Мерседес» в приличном состоянии и за небольшие деньги).
Вся эпопея длилась около пяти лет, после чего Марис, посчитав, что имеет уже все, что можно, даже Ленинскую премию, вернулся к жене и детям (он, правда, с женой и не разводился). Вот только с творчеством у него начались после этого проблемы. Его биографы утверждают, что именно тогда, в 1970-м, начались «творческие разногласия артиста с главным балетмейстером Большого Григоровичем». А потом Лиепа и вовсе оказался в опале и вернулся на сцену только незадолго до смерти Брежнева, в марте 1982 года. Станцевал разок в «Спартаке» и тут же был отправлен на пенсию…

И я, и моя камера любовались Галиной


Именно эту фразу произнес Владимир Гургенович Мусаэльян, когда мы в конце апреля встретились с ним в его кабинете в здании «Фотохроники ТАСС», где он работает уже более полувека.
– Меня очень раздражает, когда люди, не знавшие семью Леонида Ильича, пытаются рассуждать о ней и рассказывают небылицы. Я на протяжении многих лет работал с Брежневым практически каждый день, в соответствии с его графиком. Он просыпался – и я тоже, он на работу – я ехал с ним, он возвращался на дачу – я туда же. И в отпуск с ним, и в поездки по стране, и за рубеж. И, конечно же, я видел все, что происходило в семье, и знал ее историю, в том числе и ту, которая была скрыта от широкой публики.
И Леонид Ильич, и Виктория Петровна звали дочь только по имени – Галей, никаких уменьшительных в ее отношении не практиковалось. Вот внучку – да, Витусей называли, а правнучку – Галочкой.
Сегодня есть множество фотографий Галины Леонидовны последнего десятилетия ее жизни, где она выглядит неухоженной, спившейся женщиной. На самом деле началось все это после смерти Леонида Ильича, причем не сразу. Вот когда арестовали Юру Чурбанова, начались всякие обыски, Галина и не выдержала, пустилась во все тяжкие. Она ведь не была по-настоящему сильной женщиной. Доброй, открытой, эмоциональной – да. И помогала очень многим. За что впоследствии и пострадала.
Любопытно, но с ее последним мужем Юрой Чурбановым я познакомился в далеком 1956 году. Мы с ним работали на одном заводе, играли в волейбол вместе. А потом, через много лет, вдруг встречаемся на даче в Заречье, уже после их свадьбы. Он спрашивает: «Ты что здесь делаешь?» Я в ответ: «А ты?» Он говорит: «Я – член семьи».  «Ну, тогда извини», – говорю…
Свадьбу вообще провели как-то втихую. Я никаких свадебных фотографий не делал, даже не присутствовал там. И Леонид Ильич с Викторией Петровной тоже на церемонии не были. Вообще у генерального секретаря семейные вопросы для посторонних были табу. На даче, например, я заходил в дом только по приглашению. В 1970 году родилась Галочка, правнучка. И года через три он мне говорит: «Ты знаешь, Виктория Петровна просит тебя заехать поснимать правнучку». Дело ответственное было. С ним одно дело работать, а с семьей – другое. Волновался я, конечно. Понравятся семье и ему фотографии или нет. Но понравились…
По-настоящему позировала мне Галя только один раз, когда Леонид Ильич был в Барвихе с семьей. Надевала разные брючки, кофточки, костюмы. И Виктория Петровна тоже позировала только один раз. Все надевала: и летнюю одежду, и зимнюю. Я говорю: «А зимнее пальто-то с шапкой зачем?» Она говорит: «А вдруг я зимой умру, какую ты фотографию давать будешь?» Я засмеялся: «Вы уж слишком далеко смотрите вперед». Все съемки, кстати, сохранились. Мое счастье, что я ничего не выбрасывал.
А всякие слухи… Что Галя уже при жизни Брежнева алкоголичкой была… Не верьте этому. Вот вам документальное свидетельство. Фотография сделана летом 1982 года, в последнее лето Брежнева. Это не поза, а обычное репортажное фото. Что, хронические алкоголики так выглядят? Или так двигаются? Не забывайте, что на этом фото Галине 53 года…

На фото: 1970 год, Подмосковье, дача Заречье, Брежнев с женой и правнучкой Галей

 

 

А женись, как Чурбанов…


«Мне, честно говоря, этой поговоркой насчет ста баранов уже порядком надоели», – сказал мне Юрий Михайлович Чурбанов, когда мы впервые встретились с ним лет двадцать назад. О своей жизни с Галиной Брежневой он рассказывал не очень много, никогда не называя ее уменьшительным именем: только Галина и иногда (с особой интонацией) Галина Леонидовна.
Когда он познакомился с ней, ему только исполнилось тридцать четыре года. Был Старый Новый год, 1971-й. Само знакомство произошло в ресторане Центрального дома архитектора на улице Щусева (сейчас это Гранатный пер. – А.Б.), куда он пришел со своим сослуживцем Виктором Калининым. Они выпили по пятьдесят граммов за праздник, и тут Чурбанов заметил в глубине зала компанию из нескольких человек, сидевшую за большим столом. Игорь Щелоков, сын министра внутренних дел, и его супруга Нонна были ему известны, а вот остальных он не знал. Но, решив познакомиться с интересной женщиной (а Галина Леонидовна была таковой), он подошел к этому столу.
По другой версии, которую также со слов Чурбанова в свое время публиковали журналисты, «подвел» его к Галине и ее компании именно Виктор Калинин. (Замечу в скобках, что Галина Брежнева и Игорь Щелоков были знакомы еще с тех времен, когда их родители вместе работали в Кишиневе.)
Дочери Брежнева был в тот момент сорок один год, она хорошо одевалась и выглядела эффектно. Мне в свое время показалось, что Юрий Михайлович несколько покривил душой, сказав, что не сразу узнал, кем является заинтересовавшая его особа. Наверняка Игорь Щелоков его сразу проинформировал. И телефон ее он тоже попросил (и, как впоследствии признался, получил). Но звонить не стал, хотя знакомство с дочерью генерального могло бы взволновать любого мужчину.
Галина Брежнева позвонила ему сама. Зная уже о его семейных обстоятельствах, сделала звонок на работу: «И куда же ты, Юра, исчез? Взял у честной девушки телефон и не звонишь?» Пришлось оправдываться и «заглаживать вину», тут же назначив свидание. Новая знакомая заехала за ним на «Волге» с водителем. О деталях встречи Чурбанов, как человек корректный, не распространялся, но начался вечер снова в ресторане, на этот раз в «Арагви». Употребил лишь выражение: «Наши отношения стали душевными». Как хочешь, так и понимай.
По воспоминаниям Олега Сторонова, новый кавалер Брежневу понравился: «Я слышал, что, когда возник вопрос о том, что Галя собралась замуж за Юру, Леонид Ильич был очень доволен. Он считал, что если уж муж человек военный, то порядок в доме будет. А то, что он женатый был… Счастье дочери важнее».
Тем не менее свадьба была «законспирированной». Даже Владимир Мусаэльян, личный фотограф Брежнева, говорил мне, что узнал о ней постфактум. Как вспоминал Юрий Михайлович, будущий тесть был против того, чтобы отмечать событие в одном из дворцов бракосочетания. Поэтому в субботу, 17 апреля 1971 года, в Октябрьском райотделе ЗАГС на Ленинском проспекте, 44, был объявлен санитарный день. Чурбанов в классическом темном костюме и Галина в белом брючном наряде и белых же туфлях в присутствии свидетелей – Игоря и Нонны Щелоковых и упоминавшегося нами Виктора Калинина – поставили свои подписи в журнале и обменялись кольцами. Фамилию мужа Галина не взяла. А компания отправилась на дачу генерального секретаря в Заречье, где собственно и состоялось празднование в довольно узком составе. Со стороны жениха присутствовали родители, брат Игорь (ему был 31 год) и 26-летняя сестра Светлана, а также человек пять милицейских начальников – друзей Чурбанова. Галину представляли Леонид Ильич с Викторией Петровной, другие члены семьи, Игорь Щелоков с женой и несколько близких подруг.
Любопытно, что на следующий день праздник продолжился: Галине Брежневой исполнилось 42 года. Да еще и Светлое Христово Воскресенье подоспело…
О перипетиях брака Галины Брежневой и Юрия рассказывалось очень много, целые книги об этом написаны. Так что в этой статье  я не буду рассказывать уже известных подробностей. Отмечу лишь тот факт, что брак продолжался официально 20 лет: в 1991 году, когда Юрий Михайлович отбывал свой срок, Галина Леонидовна развелась с ним.
На пятый день после возвращения из «зоны», как рассказывал мне Чурбанов, он отправился к супруге. Купил три гвоздики, приехал в дом, где прожил почти восемь лет. «Ни эмоций, ни поцелуев, ни слез, ни радости, – говорил он мне. – Обычная встреча».

Какой на самом деле была Галина Брежнева?


Незадолго до 85-й годовщины со дня рождения Галины Брежневой я попросил Олега Александровича Сторонова, знавшего ее много лет, подробнее рассказать о ее личных качествах.
– Каким человеком была Галина Брежнева? Очень доброй была, общительной, открытой. Любила общаться с подругами. Когда приезжала, например, в наш небольшой спецкомбинат бытового обслуживания на Кутузовском, ее все радостно встречали. И не потому, что она дочь генерального секретаря. Она просто по-человечески умела общаться. С пирожками, с тортами приезжала, с шампанским.
Крепких напитков, как ей приписывают, тогда не пила, только шампанское, полусладкое, иногда брют. И только советское, другого не было. Она всегда создавала хорошее настроение. Когда приезжала, я видел, с каким восторгом ее воспринимали и в пошивочном цеху, и в приемной, и в магазинчике. Не то что другие жены-дочки, те были смурные, недоступные. Считали ниже своего достоинства даже слово лишнее «челяди» сказать. Она же не показывала какой-то особой своей значимости. Ей открытость в конечном счете и повредила.
Я не знаю, откуда это все пошло – с бриллиантами, с валютой… Галя была обычная простая женщина. И тратила деньги, как женщины их тратят: есть – покупала что-то, шила, нет – ждала, когда появятся. Она ведь еще очень щедрой была, могла подругам или знакомым что-то очень дорогое подарить, не жалела…
Почему в таком виде в свои последние годы была? Очень тяжело восприняла то, что обрушилось на семью, окунулась в атмосферу запоя. Но в семидесятые и начале восьмидесятых этого не было. Веселой была, но пить, чтобы оказаться по-настоящему пьяной… При жизни Леонида Ильича этого не было, нет.
А тогда, особенно после того, как Юру арестовали, она просто в разгул ударилась. Говорила: «Я не выдержу этого позора, который обрушился на нашу семью». Так и вышло.

Галина Брежнева умерла 29 июня 1998 года в Психиатрической больнице № 2 им. О.В. Кербикова в селе Добрыниха Домодедовского района Московской области. Там она провела последние четыре года жизни. В кратком сообщении, опубликованном в прессе, причиной смерти назывался инсульт. В свидетельстве о смерти указаны «цирроз печени и реактивный панкреатит». Специалисты знают, что означает этот страшный диагноз.
Из упоминавшихся нами мужчин Галины Брежневой к моменту ее смерти были живы двое: Юрий Чурбанов и Игорь Кио. Ни тот, ни другой на Новодевичье кладбище не пришли…

Фото: ВЛАДИМИР МУСАЭЛЬЯН 
 


Авторы:  Алексей БОГОМОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку