Футбольная мафия

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.02.1998

 
Записала Таисия БЕЛОУСОВА

Публикуем письмо бывшего спортивного врача известной футбольной команды, не пожелавшего назвать свое имя.

«В эпоху застоя было два «партийных» вида спорта – футбол и хоккей. Но если в хоккей играли настоящие мужчины Москвы, Питера, Урала и Сибири, то в футбол играл весь СССР. Начало перестройки совпало с расцветом коррупции в футболе. В хоккее такого не было. Там, конечно, могли сдать игру – но сами игроки (договорятся с соперниками, ну, вратарь ноги и растопырит...). Судьи в хоккее мало что решали. В футболе все обстояло иначе.

Впервые с подкупом судей я столкнулся на Украине. Киевское «Динамо» было сильной командой, но Москва в ту пору имела в высшей лиге четыре гранда – «Спартак», «Динамо», ЦСКА, «Локомотив», – и, чтобы переплюнуть их, нужны были большие финансовые затраты. Администратору киевлян, ловкому еврею, приходилось крутиться. Неплохо помогали местные меценаты – первый секретарь ЦК Щербицкий, Предсовмина Шелест, потому судьи из Прибалтики и Закавказья охотно ездили на Украину на заработки... Но с командами высшей лиги «работать» сложно, ведь все игры на виду. Не всегда возьмешь. Поэтому арбитры предпочитали «шабашить» на периферии, где играли команды первой и второй лиг. Тут и судить проще, и за руку никто не поймает. Очень они любили такие города, как Астрахань, Махачкала, Анапа, Таганрог, где и рыбкой с икоркой разживешься, и в море поплещешься.

С середины 80-х я работал тренером-врачом футбольной команды одного крупного южного города, игравшей сперва во второй, затем в первой лиге. Тут я во всех тонкостях узнал всю эту «кухню». На юге футбол всегда был вид спорта номер один. Поэтому перед командой ставилась задача – минимум попасть в тройку. Мне часто было обидно за наших футболистов, ведь ребята пахали как звери, готовясь к сезону, а могли запросто «слить» любую игру, не позолоти мы лохматую судейскую лапу.

Главным нашим болельщиком, не пропускавшим ни одного матча, был директор крупнейшего в Союзе машиностроительного завода. Благодаря его щедротам мы и занимали первые места. Денег было навалом. Это сейчас у команд денег нет, а тогда на каждый круг мы получали от завода по дефицитному «Жигулю», продавали его по рыночной цене, эти деньги и шли на подкуп.

За две недели до открытия чемпионата руководство команды знало: кто из судей какую игру обслуживает. Смотрят в календарь: ага, вот с этой командой нам придется тяжко, а с этой можно не беспокоиться. Наш начальник, сам бывший игрок и судья, весь судейский корпус, обслуживавший южную зону, знал как облупленных. За месяц-два до игры он созванивался и договаривался. И у руководства все было расписано наперед – кому и сколько платить или что дарить, кого вести в ресторан, кому нужны девочки и прочее. Судей, которые бы не брали взятки, я не встречал. Не брали лишь в одном случае – если предлагали мало...

Больше всех получал главный арбитр, ведь вся ответственность на нем (где недосвистеть, где пересвистеть и дать пенальти). И пусть потом игроки команды противника кричат, кулаками машут. Поезд-то ушел... Боковым судьям и инспекторам отстегивали куда меньше. Величина взятки зависела от ценности матча. Если мы идем в лидерах и играем с другим претендентом, то нам как воздух нужны два очка. Значит, платим. На моей памяти самая маленькая взятка была – 300 рублей. Но чаще – тысяча-полторы, а то и больше. Плюс бесплатные путевки в шикарный черноморский дом отдыха на всю семью.

Вел переговоры и передавал деньги начальник команды, администратор заготавливал пакеты с рыбой, икрой, отборными фруктами, отвечал за организацию пикников в заповеднике и прогулок на яхте. В мои обязанности входила поставка высококлассных проституток. У меня было шесть-семь знакомых девочек. Платил я им наличными, потом отдавал счет начальнику команды. А он еще тот скряга был, все возмущался, почему «какой-то» секс стоит так дорого. Я в ответ: «Тебе два очка надо было? Ты их получил. В следующий раз сам ищи кто подешевле. Но если они твоего судью наградят гонореей, пеняй на себя...

Судьи приезжали в наш город, как правило, за сутки до игры. Под белы рученьки их подхватывали прямо у трапа самолета, везли в закрытую гостиницу (была такая при заводе для иностранных специалистов) и сажали под замок. Чтобы – не дай Бог – руководство приезжей команды не успело перехватить. Потом также с почетным эскортом на стадион. Начальник команды всегда лично стоял в карауле у дверей судейской комнаты и, обняв за талию, провожал главного «свистуна» до кромки поля. На выезде мы тоже старались не зевать. Однажды хозяева спрятали судью в пансионате, так мы с массажистом перелезли через забор и засели в кустах. Ночью тот вышел прогуляться, а мы тут как тут. Сунули ему тысчонку, намекнули: приедешь к нам, отблагодарим по полной программе. Подействовало...

Мзду брали чем угодно. Москвичам подавай и деньги, и проституток, питерские – народ серьезный, с девочками не связывались. Были судьи с причудами. Один брал антиквариатом. Другой – только валютой. Приходилось администратору, рискуя сесть за фарцу, скупать доллары у иностранцев в «Интуристе». Третий прямо говорил: «Хочу два финских костюма и холодильник «ЗИЛ». Селят его в номер, а в шкафу уже висят два костюмчика с иголочки, а на столе – квитанция на получение контейнера с «ЗИЛом». Ну, эти хоть не изображали из себя недотрог. А один, помню, каждый раз один и тот же спектакль разыгрывал. Увидит в магазине шубу или колечко с бриллиантиком и начинает издалека: «Ах, жена так хотела эту вещь, а я так поиздержался в дороге... Не могли бы вы одолжить мне некую сумму...» Хлестаков с дудкой хренов! Покупаем. А что делать, когда деньгами он не берет?

В деле подкупа никто не мог соперничать с кавказцами. Играем в Закавказье с командой, которая на голову ниже нас классом. Счет 0:0, судья из кожи вон лезет, как бы дать пенальти в наши ворота. Две минуты лишних играем, три, на пятой внаглую назначает одиннадцатиметровый, кавказцы забивают... Все знали: выиграть там невозможно. Еще бы. Отборные вина, коньяки – рекой, деньги – не на счет, а на вес. Да и судьи их побаивались – за строптивость могли и отколошматить так, что мама родная не узнает. Да что там судью купить! Однажды они купили всю нашу команду с потрохами. Кавказцы были главными кандидатами на вылет, а мы уже заняли первое место. И мы сдали игру. А как не сдашь, когда они привезли чемодан денег и на каждого игрока приходилось по пять тысяч рублей премиальных!.. Представляете, сколько получили главный тренер и руководство?!

Я вначале не понимал, зачем все это нужно команде второй лиги. Ну ладно первая лига, еще понятно... Потом дошло. Рыба гниет с головы. Все пошло с партийных князьков, которые кичились друг перед другом своими командами, да с тренеров. Бездарные личности, которые сами в футбол, кроме как за дворовую команду, никогда не играли, хотели быстро достичь успеха. За взятки становились тренерами мелких командочек, потом кое-как заочно заканчивали спортфак, вступали в партию. И делали карьеру. Вон сейчас в высшей лиге красуется три таких карьериста. Только упаси меня Бог называть их фамилии. Им есть что терять, а мне еще жить не надоело».

Комментирует письмо почетный судья по спорту Марк Михайлович РАФАЛОВ.
Судью на мыло?

Прочти подобные воспоминания человек, далекий от спорта, он будет твердо убежден: все плохое в футболе из-за коррумпированных судей.

Да, были продажные судьи. Некоторые даже устраивали беспроигрышную лотерею: брали деньги у тех и других, а проигравшим деньги возвращали. Во второй лиге действительно царил произвол, в первой и высшей лигах дела обстояли не лучше. Но только ли судьи в этом повинны? Почему бы честно не сказать, что это была организованная система, где наживались все.

Я отношусь к тому поколению судей, которое начинало свою карьеру, так сказать, в докоррумпированную футбольную эпоху. Не буду утверждать, что тогда, в 50–60-е годы, не было взяточничества. Порой мы с этим сталкивались, но все-таки взятка была редкостью. Курьезный случай произошел в 1967 году. Вратарь киевского СКА Гурбич получил от карагандинского «Шахтера» 600 рублей и пропустил «оплаченный» мяч. Караганда выиграла. Но – Бог шельму метит – в самолете Гурбич повесил пиджак с деньгами в гардероб. Стал одеваться, а денежки тю-тю. Когда возмущенный вратарь поднял шум, ребята сразу взяли его за бока: откуда у тебя такая сумма?.. Из команды и армии его быстро убрали. «Правда» опубликовала об этом фельетон, и был большой скандал

Но с годами я замечал, как постепенно даже те, кто оставался сравнительно чистым и старался быть в стороне, все равно начинали втягиваться в эту систему. И коррупция, как раковые метастазы, поразила наш футбол.

Кто на нашу землю придет с мячом, тот от мяча и погибнет!

Ереван, Одесса, Ташкент были первыми, кто начал осваивать искусство подкупа. С чего все начиналось? С элементарного. После игры судья должен лететь домой. Администратор команды дает ему авиабилет, а деньги за него не берет, дескать, нам на это выделяют средства. Тот не отказывается... Что это, как не подкоп под судью?

И потом, коррупция – это не только взятки. Вот автор письма пишет о Щербицком. Могу подтвердить, при Щербицком такие дела творились...

Хорошо помню, как на предсезонных сборах в Сочи нас пригласил в сауну хороший человек – тренер донецкого «Шахтера» Олег Александрович Ошенков. А когда все слегка выпили и расслабились, пожаловался: «Тяжело стало работать. Недавно в Киеве собрали руководство всех украинских команд – «Черноморец», «Шахтер», «Заря», – и товарищи из ЦК приказали: «Когда играете в Киеве, два очка обязаны отдать «Динамо». А если играете дома, то максимум можете рассчитывать на ничью».

То есть еще не начинался чемпионат, никто по мячу не ударил, а у киевлян в кармане фора очков в девять. Я после того разговора специально стал следить за результатами – все сошлось! У «Динамо» – девять очков. Не могу сказать, что так решил сам Щербицкий. Он дал указание – делайте что хотите, но обеспечьте киевскому «Динамо» чемпионское звание. А чиновники от спорта взяли под козырек и начали «свои игры».

Да разве один Щербицкий был покровителем? Возьмите того же Рашидова из Узбекистана – это же был суперфанат. А Насритдинова – председатель их Верховного Совета! Волосы рвала на себе, когда ташкентский «Пахтакор» проигрывал. Конечно, они для команды ничего не жалели.

В ереванском «Арарате» был тренер – Артем Григорьевич Фальян (его давно нет в живых). Он рассказывал, как однажды они на выезде провели несколько матчей и все проиграли. Второй секретарь ЦК республики, занимавшийся агитацией, пропагандой и вопросами спорта, вызвал руководство команды на ковер. У Фальяна строго спросили, почему не привезли очков. Тот в ответ: «Да вот судьи...» – «А что судьи?» – «Ну, все платят им – что мы можем поделать?» Секретарь возмутился: «А мы что – бедные? Запиши, референт: выделить деньги. Мы будем тоже платить». Вот какой был подход. Так и распространялась эта зараза.

«Чайники» со свистком

Председатель Совмина РСФСР Соломенцев, сам страстный болельщик, требовал от главы Спорткомитета Алехина, чтобы в каждом крупном промышленном городе (Свердловск, Новосибирск, Кемерово, Ростов и т.д.) было по команде высшей, в крайнем случае первой лиги, которые бы поднимали трудовой тонус рабочих. И в этом требовании ничего плохого не было. Другое дело, что добиться этого честным путем почти невозможно. Поэтому чиновники шли по самому простому пути – использовали судей. Их превращали в киллеров, убивающих Игру.

В 1959 году куйбышевские «Крылья Советов» вылетели из высшей лиги. На следующий год меня вызвал крупный начальник из Спорткомитета: «Есть мнение руководства, что Куйбышев – это наша базовая команда. Мы должны ее вытянуть». Я, честно говоря, был ошарашен, объяснил, что не умею этого делать и не хочу. Очень спокойно он приказал ответственному секретарю федерации: «Слава, заменить Рафалова». Вместо меня поехал другой. Куйбышев выиграл 5:0. Второй раз этот же чиновник пытался «замолвить словечко» за ленинградский «Зенит» – тот играл из рук вон плохо. Он специально поехал с нами в одном купе и пытался соблазнить хорошими подарками, но ответ получил тот же самый. После этого, я вам клянусь, ни ко мне, ни к коллегам, приезжавшим со мной на игры, с подобными просьбами не обращались...

Но все равно находились «судилы», которые охотно соглашались на просьбы руководства. Шумунов, например, в прошлом хороший футболист, использовался для самых грязных дел. Он открыто говорил: «Присылайте хоть сборную Бразилии! Дадут указание – я любого завалю». Некоторые судьи, не стесняясь, говорили игрокам: «Чего вы пыжитесь! Разве не знаете, что я получил задание вас «убить»? Лучше смиритесь». Кто-то сперва выполнял указания высоких чинов, боясь испортить с ними отношения. А потом рассуждал так: раз начальство подталкивает меня к этому, почему бы не делать то же самое, но за деньги?! И делал.

Порой устраивались целые заговоры.

1962 год. Последний тур сезона, свердловский «Уралмаш» играет в Караганде с местным «Шахтером», а харьковский «Металлист» в Нальчике с «Автомобилистом». Кто-то – «Металлист» или «Уралмаш» – должен вылететь из первой лиги. Наше начальство решило: «Уралмаш» должен победить, а «Металлист» проиграть. Для этого в Караганду послали Шумунова, а в Нальчик – «валить Харьков» – бригаду «карманных» судей с представителем от федерации во главе.

Я сидел в приемной высокого спортивного начальника, когда тот разговаривал с Мишей Черданцевым, работником Федерации футбола Казахстана. Разговор был такой: «Нам позарез нужны два очка. А на будущий год мы вам вернем за счет других российских команд четыре».

В итоге «Шахтер» проиграл «Уралмашу» со счетом 1:2. Разница по времени между Карагандой и Нальчиком – три часа. И когда в Казахстане начался банкет по случаю победы, на Кавказе еще шла игра. К концу банкета кто-то позвонил в Нальчик. Все получилось, как в той пословице: танцевали-веселились, подсчитали – прослезились. Оказывается, представитель харьковского спорткомитета Виталий Зуб тоже не лыком был шит. Зная весь этот расклад, он сумел так хорошо «зарядить» нальчикских ребят, что судьи были бессильны. Харьков выиграл 2:1 и остался в первой лиге. А «Уралмаш» – вылетел...

Договор дешевле денег

Давно пора сказать болельщикам честно: договорные игры были, есть и будут. Вначале команды отдавали друг другу очки по указке свыше. А потом уже по собственной инициативе, за деньги. Почему бы не заработать, раз все так делают? Начиная со второго круга, когда в турнирной таблице уже относительная ясность, самыми богатыми становились ребята из команд-середняков. Им и до первой тройки, как до звезд, и вылет не грозит. И пошло-поехало. Тут уж аутсайдеры пусть посоревнуются: кто больше заплатит!

1985 год. Кутаисское «Торпедо» за весь первый круг набрало восемь очков, и ни у кого не было ни тени сомнения, что они вылетают. Когда оставалось сыграть всего шесть туров, им нужно было набрать минимум десять очков из двенадцати. Все понимали, что это фантастика. И вдруг они выигрывают пять матчей. И у кого! У киевского «Динамо», которое уже стало чемпионом! Злые языки поговаривали, что торпедовцы четырем командам заплатили по тридцать тысяч, а киевляне запросили сорок. Ребята из Кутаиси потом рассказывали, что деньги на взятки собирали всем городом. Съел в ресторане на 20 рублей, платишь по счету, а официант тебе: «А на «Торпедо»?» Даешь 25. Все платили – рынки, бензоколонки, парикмахерские... То же самое было в Кировабаде. Там вдохновителем и организатором был начальник ОВД, полковник, фанат футбола. Так он у всех карманы вывернул.

1971 год, последняя игра сезона. Московская бригада арбитров должна судить в Ростове матч между местным СКА и минским «Динамо». Минску очки не нужны, Ростову надо было взять хотя бы одно. Тогда он остается в высшей лиге, а вылетает отыгравший все игры «Пахтакор». Приезжаем в Ростов, смотрю: нас везут к черту на кулички – аж в Азов, в дом для спецприемов. Встречает секретарь горкома партии, от икры и рыбных деликатесов столы ломятся. На следующий день прогулка на любимом катере Брежнева – кругом красное дерево, диваны с подушками, отменная кухня. Короче, в Ростов попадаем к самой игре. А пока мы отдыхали, бригады из КГБ отлавливали по всему Ростову всех, кто хоть немного смахивал на узбека. Боялись, что Рашидов послал гонцов-перекупщиков...

Началась игра. Ростовчане забивают два мяча. Потом гол забивает минчанин Малофеев, еще один – с углового – его товарищ по команде Юргелевич. 2:2. До конца игры остается 20 минут. Смотрю на футболистов и ничего не понимаю – все бегают, шепчутся, не игра, а совместное профсоюзное собрание. Позже я узнал, в чем было дело.

Ростовчанам нужно было очко. Когда они стали договариваться, минчане поставили условие: «Мы даем вам забить два гола, а вы два – нашему Эдуарду Малофееву. Он становится членом клуба Григория Федотова, а вы остаетесь в высшей лиге». На том и порешили... И тут этот случайный гол Юргелевича. Пришлось заново, на бегу передоговариваться: сейчас забьет Ростов, а потом Малофеев. Игра закончилась со счетом 3:3. Победила «дружба»!

Иногда тренер может шепнуть знакомому судье, дескать, не сильно напрягайся, вопрос уже утрясли. Но чаще о договоренности между командами не предупреждали. Все открывалось позже, на сборах.

1974 год. Матч между «Торпедо» (Кутаиси) и «Таврией» (Симферополь). В начале второго тайма ни с того ни с сего симферопольский игрок падает в своей штрафной площадке и хватает мяч руками, как вратарь. Пенальти – 1:0. Через пару минут Кутаиси удваивает счет. За 15 минут до конца игры симферопольский игрок с 25 метров бьет по воротам «Торпедо». Мяч летит прямо в руки вратарю, но тот намеренно «ловит воздух». 2:1. Чувствую: что-то здесь не то. Но ведь не 1:1, когда договорная игра... Через два года администратор «Таврии» рассказывает: «Тебе-то стыдно этого не знать. Для того чтобы стать обладателями ежегодного приза, учрежденного газетой «Гудок», для команды, забившей наибольшее количество голов, нам нужен был один мяч. Мы с Кутаиси и договорились, что сдаем им игру, а они за это дают нам возможность забить гол».

Мафия «плейбоев»

Боролся ли кто-нибудь с договорными матчами? Судите сами. Ежегодно назначается то экспертная комиссия, то какой-то совет. Приглашают заслуженных, почетных людей и говорят: «Если появится сигнал, что игра договорная, посмотрите ее и дайте заключение». Но ни разу за все годы они никого не наказали. Между тем как поводов для этого – уйма. В прошлом году новороссийский «Черноморец» играл с сочинской «Жемчужиной». Корреспондент «Спорт-экспресса» поставил на эту игру большие деньги в тотализаторе. Просто, видимо, он знал заранее, каким будет счет. А эксперты, просмотрев видеозапись, дали заключение: «У комиссии нет оснований считать, что игра носила неспортивный характер». И подобное происходит из года в год! Почему неуловим Неуловимый Джо? Да потому, что его никто не ловит, – он никому не нужен!.. В эксперты специально подбирают амебообразных ребят. Они почти все являются инспекторами, пусть это и звучит грубо, все прикормлены, худо-бедно, а 750 тысяч старыми за матч имеют, сидя на трибуне.

Президент Российского футбольного союза господин Колосков в 1985 году обещал покончить с договорными играми, строго наказывать тренеров и команды. Еще пять лет спустя он заявил, что все эти дела контролируют мафиозные группировки, и пригрозил, что руководство пойдет на сотрудничество с правоохранительными органами. А в 1992 году его задор улетучился. «Если это доказано, людей нужно отдавать под суд, а если нет – не стоит об этом говорить. Нужно доказать или факт сговора, или преступления». И резюме: «Я бессилен сегодня что-либо сделать».

Я с пониманием отношусь к ситуации, в которой Колосков работал до 1985 года. Тогда поднимать эти вопросы было бы наивно. Но в годы перестройки можно было это начать, тем более что материала сколько угодно. О давлении на судей, об угрозах в их адрес, о многочисленных избиениях писали неоднократно, но все без толку.

Я на сборах проводил анонимное анкетирование среди арбитров, пытаясь выяснить, где им сложнее всего работать. Докладываю в Москве: «Восемь человек утверждают, что судить в Нахичевани (вторая лига) невозможно – там тебя убьют, если не обеспечишь победу, займитесь этим делом». «Не надо шуметь», – отвечало руководство. Они на все эти дела закрывали глаза. Зато пропесочили судью Хусаинова, осмелившегося в интервью сказать, что в Ереване за обеспечение победы в каком-то матче ему предлагали «Жигули».

Анкетирование, проведенное в 1997 году на Всероссийском совещании судей, показало, что в высшей лиге склоняют к сговору, предлагают взятки во Владикавказе, Сочи, Новороссийске, Москве («Локомотив»), Тюмени, Самаре, Воронеже. Передаются эти данные президенту Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ) Николаю Толстых. «Мы займемся, вызовем, расстреляем...» И никаких действий.

В последнее время у нас было несколько очень крупных скандалов. Есть такой судья Ярыгин из Волгограда, который действительно плохо (я видел видеозапись), неудачно отсудил матч в 1995 году в Тюмени между «Динамо-Газовиком» и московскими армейцами. ЦСКА проиграл. Их тренер Тарханов в Москве устроил скандал и сказал, что у него нет ни малейшего сомнения: Ярыгин «взял». Доказать это никто не смог. Но Ярыгина моментально «закопали», он не судит до сих пор.

1996 год. «Алания» в Москве играет с «Динамо». Судит Чеботарев. Очень хороший судья, мастер спорта. В весьма непростой ситуации, при счете 1:0 в пользу «Динамо», он ошибается (на мой взгляд) и назначает пенальти в ворота москвичей. «Алания» сравнивает счет. (Динамовцы потом утверждали, что такой пенальти можно назначить только за деньги.) Толстых, который одновременно является и председателем ПФЛ, и президентом «Динамо», вызывает Чеботарева в раздевалку: пускай, мол, посмотрит в глаза его игрокам. Из раздевалки тот выходит с разбитым лицом... Ну и что? В любой стране, в каком-нибудь Заире, Толстых вылетел бы со своего поста, а он – остался. А где Чеботарев? Чтобы не вякал, отправили судить первую лигу.

Что мы имеем? Наказаны судьи. Но, простите, если они взяли деньги, то, следовательно, команды дали взятку. И логично было бы наказать «Динамо-Газовик» и «Аланию». Но за Тюменью стоит «Газпром», за ним – высокие персоны. А за Владикавказом – господин Галазов. Тронь эти команды – и неприятностей не оберешься. Проще наказать судей, за них заступиться некому. Вот и получается, что берущий взятку судья – черная сволочь, а остальные – белокрылые ангелы. Объясните мне, чем лучше судей-взяточников команды, которые продают игру или подкупают арбитров? Ведь они обманывают миллионы болельщиков. Чем лучше начальство, которое смотрит на это сквозь пальцы и ничего не предпринимает?

А посмотрите, кто нынче судит. Квалифицированных арбитров мало – загубили селекционную работу. В последние годы по иерархической лестнице люди стали все чаще подыматься за счет подкупа. Среди судей появилось немало предпринимателей. (Впрочем, в этом есть один плюс. Например, у грозненца Лом-Али Ибрагимова судейская квалификация не очень высокая, но он хорош тем, что не продается. Он настолько богат, что его никто и не пытается подкупить. Зато все знают: преднамеренно «палить» Ибрагимов никого не будет. Поэтому именно он судил решающий матч прошлого сезона «Спартак» – «Ротор».) Коммерциализация спорта вообще и футбола в частности приняла непристойные размеры. Футбол стал бизнесом, а бизнес чистым не бывает. Я отнюдь не идеализирую времена ЦК. Но тогда все было регламентировано – 120 рублей оклад. Игрок самого невероятного уровня, даже если он советский Пеле, получал 160–200 рублей максимум. Придумывали всякие доплаты-переплаты, оформляли слесарями-токарями и так далее. Но сейчас во многих командах игроку за победу платят 2–3 тысячи долларов – и это средний тариф, а если решающая игра, тут же подключаются спонсоры. Одни дают с чистыми помыслами, из чувства патриотизма, другие отмывают грязные деньги. Такая коммерциализация футбола невероятно усилила и давление на судей. Кто хочет брать, тот берет, а кто не хочет, того и заставить могут... Но, повторюсь, не надо во всех грехах обвинять одних судей.


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку