НОВОСТИ
Литвинович рассказала, как избивают женщин в российских тюрьмах
sovsekretnoru

FOREX: ИГРА НАВЫЛЕТ

FOREX: ИГРА НАВЫЛЕТ
Автор: Татьяна РЫБАКОВА
25.06.2014
Теоретически на выигрыше можно заработать очень много. Но вероятность выигрыша ничтожна
 
«Надоело жить от зарплаты до зарплаты?» – подмигивает баннер на популярном интернет-ресурсе. «Я не стал миллионером. Я заработал 700 долларов за неделю», – сообщает читателям газеты счастливый молодой человек. «Начни зарабатывать прямо сейчас!» – требует реклама в Интернете, в печатных изданиях и на рекламных баннерах с одинаковой подписью: Forex. Что это – очередной «лохотрон» или действительно выход для тех, кто умен, смел, но беден?
 
Все экономисты в один голос твердят: сбережения требуют серьезной работы по их сохранности – необходимо инвестировать их так, чтобы доход покрывал инфляцию, а еще лучше – обгонял ее. Легко сказать, если у тебя этих сбережений – более миллиона рублей. В этом случае перед тобой открываются двери серьезных брокерских контор. Правда, открываются неохотно: полноценный инвестиционный портфель требует от 3–5 миллионов рублей, признают финансовые эксперты.
 
А что делать тем, кто имеет «заначку» в 100–150 тысяч рублей и может продолжать откладывать не более 10–15 тысяч рублей ежемесячно? До кризиса ответ был ясен: пае­вые инвестиционные фонды (ПИФы). Хотя они предназначены для инвестирования на протяжении 3–5 лет как минимум, ушлые граждане быстро научились играть спекулятивно: продавать и покупать паи ПИФов в  зависимости от рыночной конъюнктуры.
 
Однако последний раз ажиотажный спрос на паи ПИФов наблюдался в конце 2008 – начале 2009 года. Тактика смелых граждан тогда оказалась верной: некоторым удалось заработать до 60% годовых. Но сегодня ПИФы не в моде – слишком уж сжался российский фондовый рынок, слишком он стал непредсказуемым, чтобы можно было ожидать от ПИФов постоянного дохода.
 
Буквально еще в прошлом году это мало волновало тех, кто хотел просто сохранить накопления: депозиты не более 700 тысяч рублей, распиханные по банкам, предлагающим от 10% годовых, стали самым популярным способом консервативных инвестиций. Сегодня из таких банков стараются деньги забрать: Центробанк закрывает их, невзирая на имя, да и девальвация рубля беспокоит.
 
Что же делать? Ответ дают те, кого никогда не устраивало сохранение, кому доход в 100% годовых кажется тем минимумом, которого они достойны, а лавры Джорджа Сороса не дают спать спокойно.
 
«Настоящие игроки давно на Форексе!» – уверяют они. Правда, скромно умалчивая о собственных успехах либо изрядно привирая о них.
 
ЛОВУШКА ДЛЯ ЗОЛУШКИ
 
Автору этих строк не раз приходилось отговаривать знакомых, привлеченных рекламой Форекса, от опрометчивого шага. «Да я только окончу курсы – они же бесплатные», – уверяла бывшая «челночница».
 
«Я уже три месяца играю на демо-счете: если бы вложил реальные деньги, уже заработал бы $3000», – печалился выпускник финансовой академии. «Сама-то играешь», – обиделась соседка.
 
Да, играла. И даже неплохо заработала. Как и еще один мой коллега – опытный биржевой спекулянт. Под руководством которого в январе 2009-го и я вложила свои деньги на Форекс в крупной брокерской конторе, поставив на ослабление рубля. Тогда, как известно, в течение полутора месяцев ЦБ производил «плавную девальвацию». То есть угадывать, куда пойдет рубль, было несложно.
 
«Такое бывает раз в жизни, чтобы государство дало спекулянтам заработать», – сказал мой коллега и наставник, перекладывая все деньги со срочного рынка на Форекс. Несмотря на это, приходилось трудиться практически полный рабочий день (благо автор в тот момент был без работы): на рынок регулярно выходил ЦБ и сметал таких мелких спекулянтов, как мы, напрочь.
 
По окончании этого уникального времени деньги с Форекса мы забрали. Кстати, несмотря на то что имела я дело с крупной солидной брокерской конторой, возвращали мне кровно заработанные со скандалом. Откровенно говоря, в какой-то момент я просто решила, что мне их не вернут: в договоре-то была указана не эта солидная компания, а некий кипрский офшор.
 
Больше счастливых исходов игры на Форексе я не знаю (имеется в виду не работа трейдера банка, а именно деятельность частных инвесторов). Зато знаю, что окончившая бесплатные курсы знакомая проиграла деньги, собранные для первого взноса на квартиру. Муж маникюрши дважды проигрывал отложенные деньги: вначале 70 тысяч рублей, затем 120 тысяч. А уж сколько успели потерять те, кто «профессионально» играет на Форексе… Их проигрыши сравнимы разве что с проигрышами таких же профессиональных игроков в казино. Недаром руководитель Общероссийской общественной организации защиты прав потребителей «Финпотребсоюз» Игорь Костиков уверен, что этот рынок ближе к рулетке и игровым автоматам.
 
ОДНО ИМЯ НА ДВОИХ
 
А как же те самые профессиональные трейдеры в банках, спросите вы: они-то играют на Форексе?
 
«Не стоит путать межбанковский Forex и розничный. Это совершенно разные понятия», – говорит управляющий директор ГК «АЛОР» Сергей Хестанов. Межбанковский Форекс – это торговля, основанная на взаимных соглашениях, объясняет он. Банки там оперируют объемами более миллиона долларов, и гражданам там делать совершенно нечего.
При этом стоит уяснить, что в реальности никакого общего коэффициента, по которому все банки производят валютообменные операции, не существует. Да, есть так называемые маркт-мейкеры, на которых ориентируются в своих сделках остальные: около 200 крупнейших банков мира, оперирующих наиболее крупными объемами межбанковских сделок. Но все равно: соотношение курсов валют в каждый момент в разных местах будет немного разным.
 
Фото: Photoxpress
 
Итак, запомним первое: настоящий Forex является межбанковским обменом (фактически это то же самое, что и пункты обмена валют, только в глобальном масштабе и в несопоставимых объемах). Торговля на нем ведется вне биржи (это момент очень важен), по взаимным соглашениям, и курсы валют в сделках могут быть различны даже в один и тот же момент.
 
Розничный Форекс устроен по другому: игрокам предлагается совершать сделки, основанные на парах валют. Если банки обмениваются валютами на основе взаимных соглашений, то розничным игрокам предлагается угадать, какие коэффициенты применяются банками в данный момент. То есть игрокам предлагают «угадайку» – при том, что, как замечает Хестанов, угадать движение валют еще труднее, чем движения нефтяных цен. При этом торговать нефтяными фьючерсами считается высшим пилотажем в биржевой торговле, а спекулировать валютными парами предлагается гражданам, три месяца игравшим в игрушку под названием «демо-счет» и выучившим на бесплатных курсах термины «поддержка», «сопротивление» и «нисходящий треугольник».
 
Кстати, как отмечает Хестанов, межбанковский Форекс совершенно неспекулятивный: банки на нем зарабатывают на комиссии, которую берут со своих клиентов за конвертацию.
 
Вот и получается, что рынки на самом деле разные – а название одно: Форекс. Однако это еще только присказка. Настоящая «сказка» впереди.
 
СМЕРТЕЛЬНЫЙ БРОСОК ЧЕРЕЗ ПЛЕЧО
 
Курсы валют имеют низкую волатильность – то есть их соотношения меняются не так сильно, как, к примеру, курсы акций.
 
«В спокойные годы колебания не превышают 8–12% в год, – говорит Хестанов. – Конечно, бывают и большие движения, но случаются они раз в 20 лет».
 
То есть, если просто вложить деньги на Форекс, доходность будет сравнима с банковским депозитом. Только вот в банке не надо сидеть по 8–10 часов в день, чтобы твои деньги не слизнула волна продаж или покупок, а в игре на Форексе – в идеале за своей позицией надо следить круглосуточно. Или выходить из нее по окончании рабочего дня.
 
Да-да, Форекс, как и биржевые спекуляции – это работа, и работа нелегкая, требующая времени, напряжения сил и гарантирующая постоянные стрессы. Недаром профессиональные биржевые трейдеры – это, как правило, довольно молодые люди: на этой работе трудно выжить, не получив инфаркта, более 10 лет.
 
Что же делают форексные конторы? Они предлагают игрокам т.н. кредитное плечо. Как правило – 1:100. То есть если у вас на счету есть $1000, то вы можете совершать сделки до $100 000!
 
Ого, скажете вы, так это уже не жалкие 8–10% годовых: это (быстро считаете вы в уме) целых 800–1000% в год!
 
Вот тут-то вы и попались. Потому что первое правило биржевых игроков гласит: «Убивает не позиция – убивает плечо». Имеется в виду, что из проигрышной позиции можно выйти, а вот величина потерь при этом будет зависеть от того, каким кредитным плечом вы пользуетесь.
 
Плечо 1:100 – абсолютно смертельно. Недаром на Российской фондовой бирже даже плечо 1:3 дают только опытным трейдерам, проработавшим на рынке не менее 3 лет с достаточно внушительными объемами и доказавшим свой профессио­нализм.
 
«В чем тут подвох? Да, если валютный курс изменится на 1% в вашу сторону, то вы заработаете 100% к своей 1000. Но валютные курсы крайне тяжело прогнозируются. И если курс изменится на 1% против вас – вы потеряете все. А сейчас валютные курсы нередко меняются за сутки на 0,5–1%», – говорит Сергей Хестанов.
 
Да, особенностью валют является то, что низкая годовая волатильность сочетается с сильными движениями в отдельные периоды. Со времен финансового кризиса 2008 года по сей день наблюдается именно такой период: валютные войны плюс заседания то Федеральной резервной системы, то Европейского центробанка, предпринимающих усилия по выходу из длящегося кризиса, делают свое дело.
 
Так, может, не надо брать такое большое плечо? Можно играть на свои, и все будет в порядке… Можно. Но, во-первых, людей, как правило, обуревает жадность. Во-вторых, нормально заработать в этом случае можно будет только на предугадывании сильных движений, а это, как уже сказано, сложно даже для профессионалов. В-третьих…
 
Ни один игрок или трейдер не может следить за котировками круглосуточно, не отрывая взгляд от монитора. Тем более если у него не одна, а несколько позиций. В то же время надо как-то защититься от чрезмерных потерь в том случае, если рынок пойдет против тебя. На этот случай придуманы т.н. стопы: приказ, выставляемый игроком своему брокеру, требующий закрыть позицию (всю или частично) при определенных условиях. Это может быть достижение определенной цены или потеря определенного процента от стоимости позиции. Такой приказ называется стоп-лосс, а в случае ограничения прибыли – тейк-профит.
 
Вот только при сильных движениях рынка такой стоп может не успеть сработать: пока позиция выставлялась на рынок, цена ушла далеко вниз. Однако чаще всего бывает по-другому: резко упав буквально на секунду, цена возвращается на место и даже растет (на графике это отображается как шип). Только вот секундного падения было достаточно, чтобы ваш стоп-лосс исполнился. А так как стопы ставят обычно у значимых уровней поддержки, то исполнились и стопы множества других игроков. О чем это говорит, чуть позже. А пока стоит усвоить: даже осторожность на рынке Форекс и хорошие способности прогнозирования не всегда спасают рядового игрока от потерь.
 
Кстати, в определении плеча на Форексе тоже есть хитрость. Дело в том, что на биржевом рынке в плечо входит и ваша позиция. То есть в случае 1:100 это было бы 99 долларов на ваш один доллар. А на Форексе – 100 долларов на ваш доллар. Кажется мелочь, но на этой «мелочи» неоднократно горели опытные биржевые игроки, решившие испробовать свои силы на Форексе.
 
ТАЙНА ЦЕНЫ
 
«Именно поэтому бизнес основной части форексных контор основывается на том, что они ждут потерь клиента. Владелец одной немаленькой такой конторы в частном разговоре как-то признался, что вероятность потерять на Форексе деньги сегодня составляет 98%. И это еще не самые большие величины: в 1999–2001 годах вероятность потерь составляла 99,97%», – говорит Хестанов.
 
Кстати, не стоит надеяться, что, войдя в число счастливых 2%, вы сможете разбогатеть. «Меня в свое время выгнали из двух таких контор: из одной по-хорошему, из другой – не очень. И оба раза объяснили, что я гублю их маленький бизнес», – вспоминает Хестанов. Было это в 1999 году в Ростове-на-Дону, когда на Форекс была отнесена внезапно полученная премия в 343 доллара, добавляет он, и, хотя за 3–4 месяца удалось заработать на автомобиль, гараж и на достаточно крутой по тем временам ноутбук, отношение к этому виду заработка было вполне юмористическое. При этом его, финансового аналитика и профессионального управляющего, трудно было назвать рядовым игроком даже в то время.
 
Впрочем, это были, стоит признать, хорошие, добропорядочные конторы.
 
Помните, что Форекс – рынок внебиржевой? Так вот, одним из последствий является то, что очень трудно доказать, что с вашей позицией брокер смухлевал.
 
«Если вы купили акцию, скажем, Газпрома, то эта сделка будет зафиксирована на бирже. И никакой брокер не сможет этому помешать. Поэтому влиять на биржевую цену брокер не может в принципе, – объясняет Хестанов. – А вот Форекс – рынок внебиржевой. И это позволяет форексным конторам формировать цены самостоятельно».
 
Нужно сказать, что большую часть времени их цены мало отличаются от рыночных. Но даже у тех 200 маркт-мейкеров, что определяют рынок, цены немного отличаются, помните? А значит, вы никогда не сможете доказать, что цена, при которой ваша позиция была закрыта с убытками, была неправильной. «На биржевом рынке есть понятие «признаваемая котировка». А на Форексе такого понятия нет», – говорит Хестанов.
 
Поэтому наиболее распространенная тактика таких контор: чуть-чуть подправить цену, если настоящая не дошла до стопов игроков. К примеру, движение против вашей позиции было на 0,95%, а они двинули на 1%. И все игроки, имеющие плечо 1:100, получают так называемый маржин-колл: когда позиция игрока закрывается за недостаточностью средств. А потом можно еще раз двинуть цену на 1% в другую сторону –  и получить деньги тех клиентов, которые поставили на противоположное движение цен.
 
Оспорить цену нельзя – это на бирже клиент может написать письмо регулятору (сейчас это ЦБ) и очень быстро будет выяснено, какие цены были буквально в каждой сделке расследуемого времени. А на Форексе даже в договоре, который клиент заключает с брокерской конторой, написано, что он признает цены.
 
Да как же можно подправить цену? Вот в этом-то и заключается главная тайна розничного Форекса.
 
Дело в том, что ни один брокер не выводит своих клиентов на настоящий межбанковский рынок Форекс. Ни один, чтобы вам ни обещали в рекламе. Все сделки на розничном Форексе заключаются в недрах самой брокерской конторы. Поэтому для брокера проигрыш клиентов означает, что их деньги остаются у него.
 
Расчет на то, что позиции одних игроков всегда будут покрываться позициями других игроков: то есть выигрыш одних будет оплачиваться из проигранных другими денег. Если стоимость позиций одних игроков и других совпадет, то брокер заработает только на комиссиях и спредах (разница между ценой покупки и продажи той или иной валютной пары). Однако чаще всего какая-то позиция перевешивает: к примеру, большая часть игроков поставила на рост пары евро/доллар – это называется неуравновешенная валютная позиция. Тут-то и начинаются различия в действиях добросовестных и недобросовестных брокеров.
 
ТАЙНА КУХНИ
 
Раз 98% клиентов теряют деньги – зачем вообще что-то делать? Так думают некоторые брокеры и просто ждут, когда у их клиентов наступит маржин-колл. Эти конторы называют «кухнями».
 
Зачастую в этом им помогают сами клиенты – своею… осторожностью. Помните о стоп-лоссах? Часто клиент, выставляя стоп-лосс, чувствует себя более защищенным и берет более высокое плечо, чем решился бы в ином случае. При этом, как уже отмечалось, выставляя стопы, игроки ориентируются на так называемые уровни поддержки и сопротивления: это ценовые уровни, при которых цены разворачивались в противоположном направлении, желательно – несколько раз. Игрок отдает брокеру приказ ликвидировать позицию, когда цена уйдет за пределы этого уровня – «пробьет» его.
 
А в это время специальная программа помогает сотруднику такой конторы видеть, где концентрируются стопы клиентов. Если стопов набралось достаточно, а цена идет в их сторону, но не доходит, то брокер устраивает кратковременный всплеск цены: для этого достаточно «нарисовать» единичную сделку на один-два пункта ниже/выше основной массы стопов и объемом, который поглотит все позиции клиентов. Такой прием называется «сдвиг котировок», и это – один из трех способов, применяемых «кухнями» для того, чтобы лишить клиента денег. Однако, если клиент не увлекается большими плечами, сдвиг котировок может не помочь. Тогда в действие вступают другие приемы.
 
«К примеру, пришел в контору новичок и вдруг сразу много заработал, – говорит Хестанов. – Если человек сообразил, что это случайных заработок, он решает деньги забрать. Брокер это видит: вот были сделки, а теперь сделок нет. Значит – человек скоро придет за деньгами. Тогда брокер проводит задним числом сделку, которая разоряет клиента. Клиент приходит – и выясняет, что потерял деньги в сделке, которую он не проводил. Доказать что-либо невозможно: в договоре написано, что за сохранность своих паролей и несанкционированный доступ к счету отвечает только он. Ему говорят в конторе: у тебя нелицензионное ПО? Так вот в чем дело – это хакеры украли у тебя деньги!»
 
Несанкционированная сделка – это второй способ. Применяют его, как правило, совсем уж мелкие конторы в отношении, как уже говорилось, неопытных игроков. Однако есть не менее действенный, но гораздо менее доказуемый метод – no connect. Применяется он в отношении клиентов, использующих высокорискованные краткосрочные стратегии – т.н. дейтрейдеров и скальперов.
 
«На рынке Форекс бывают редкие сильные движения – это когда в США объявляют какой-то показатель, – говорит Хестанов. – Если его данные сильно отличаются от ожидаемых, то движение может быть большим и резким. Но оно краткосрочное. Если это движение против клиента – нет проблем. А если в его сторону, и он жмет кнопку «продать/купить», то связь с сервером рвется. А как только движение против него – связь восстанавливается».
Ну и наконец, если все усилия брокера пошли прахом и его клиентам удалось как следует заработать, ничего не стоит объявить себя банкротом – что множество подобных контор и проделывают регулярно.
 
Судиться с такими форексными конторами бесполезно. «Их договора составлены так, что, как сказал знакомый юрист-цивилист, смысл их в том, что клиент заранее со всем соглашается и все признает, – смеется Хестанов. – К тому же все эти конторы зарегистрированы в офшорной юрисдикции, на каких-нибудь Каймановых островах, куда «осуществляется нерегулярное сообщение на пирогах», как говорится в одном путеводителе».
 
ЧИСТАЯ РАБОТА
 
Жизнь «кухонь» редко бывает долгой: слишком уж быстро разносится молва об их методах, да и правоохранительные органы далеко не всегда считают это ловкостью рук, возбуждая дела о мошенничестве. В то же время серьезные брокерские конторы довольно быстро поняли, что зарабатывать на комиссиях и спреде при наличии хотя бы нескольких сотен клиентов становится достаточно выгодным. Поэтому сегодня на рынке достаточно много более серьезных форексных контор, нередко существующих при солидных инвесткомпаниях, которые работают по системе «клиринг-хаус».
 
«Когда клиентов много, просто по статистике часть купит, к примеру, пару евро/доллар, а часть продаст, поясняет Хестанов. – Часть из них уравновесит друг друга – с них брокер получит комиссию и спред. Но остается неуравновешенная позиция. «Кухня» ничего с этим не делает – только молится, чтобы она была поменьше. А «клиринг-хаус» в этом случае перекрывает часть позиций клиентов на настоящем, межбанковском рынке Форекс. Конечно, если большинство клиентов окажутся неправы, брокеру придется разделить прибыль с банком, у которого была куплена валюта для перекрытия позиции. Зато в случае, если большинство клиентов все же окажется в выигрыше, брокер уменьшит убытки до безопасных уровней». Это и есть искусство – умение выбрать момент, когда пора перекрывать неуравновешенную валютную позицию, считает Хестанов: слишком рано – недополученная прибыль, слишком поздно – большие риски. Благодаря такой системе шансы на выигрыш у клиентов таких брокеров выше.
 
Как отличить «клиринг-хаус» от «кухни»? Прежде всего – по известности компаний. «Я бы рекомендовал при особом желании попробовать себя в Форексе заключать договоры с крупными банками (Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, Газпромбанк и т.п.). По крайней мере, у вас будет четкое понимание того, с кем вы имеете дело», – говорит Костиков. При этом, отмечает он, главное, чтобы брокер находился в российской юрисдикции. «Никаких офшоров, никакой экзотики и даже никакой Австрии и Дании, – предупреждает эксперт. – Если вас обманут, а вероятность этого велика, то никаких шансов добиться справедливости за границей у вас нет».
 
Безусловным сигналом к прекращению отношений с брокером является любое из вышеперечисленных действий: внезапное прекращение связи с сервером в момент резкого изменения цены в вашу пользу; шипы, выбирающие ваши стопы при верной позиции, – не говоря уж о несанкционированных убыточных операциях. Не стоит и выводить на Форекс крупные суммы или формировать крупные позиции, а также увлекаться плечами и краткосрочными спекуляциями – в этом случае даже у крупного брокера будет соблазн воспользоваться одной из перечисленных схем.
 
И все же, считает Костиков, перед тем как выйти на Форекс, есть смысл подумать: а стоит ли вообще вступать в эту игру? «Вы играете против очень крупного рынка, на котором крутятся триллионы. Возможность угадать у вас очень маленькая, а с учетом того плеча, которое вам предоставляется, риски чрезвычайно высокие. Поэтому я бы ни в коем случае не рекомендовал Форекс тем людям, которые хотят сделать инвестиции, вложения». Риски очень высоки, и они совершенно разные, добавляет Костиков. «Это и риски контрагентов, и риски юрисдикций, и риски регулирования самих рынков, которые также могут в любой момент измениться. И, как вы понимаете, отдельные независимые риски не складываются, а перемножаются, – говорит он. – Теоретически у вас может быть очень высокий доход, но вероятность дохода чрезвычайно мала».
 
ОТРЕГУЛИРОВАТЬ ВОПРОС
 
Нужно хоть чуть-чуть цивилизовать Форекс – хотя бы устранив такие способы, как сдвиг цены, обрыв связи с сервером и несанкционированные сделки, считает Хестанов. «Сейчас идет этот процесс, я сам в рабочей группе, – говорит он. – Беда в том, что регулятор сам не знает, что делать. Может, все запретить? Но иллюзия заработать легкие деньги очень сильна – если запретить, то рынок Форекс будет отдан криминалу. Поэтому нужно хотя бы как-то его отрегулировать. Пусть самые жадные проигрывают, но пусть это будет в каких-то рамках».
 
«Мы очень сильно затянули вопрос регулирования рынка Форекс. Здесь как раз особых претензий к Банку России нет. Рынок развивался бесконтрольно, что породило на нем огромное количество разного рода мошенников. И хотя жалоб на форекс-компании очень много, предъявить к ним юридические претензии чрезвычайно сложно, поскольку деньги сразу уходят за рубеж. Надо понимать что Форекс – это все-таки ближе к игровой индустрии, чем к инвестициям», – говорит Костиков.
 
С другой стороны, фондовый рынок в XIX веке в Северной Америке был примерно таким же, как Форекс сейчас, напоминает Хестанов, но его же сумели цивилизовать. Возможно, и с Форексом удастся. «Моя давняя мечта – сделать Форекс хотя бы квазибиржевым, чтобы сделка проходила через биржу, – говорит он. – Тогда 90% мошеннических схем исчезнут сразу. Потому что любая биржа имеет софт, который регистрирует сделку».
Был на Санкт-Петербургской бирже проект «FX+», вспоминает Хестанов, но он закрылся 31 декабря 2013 года. «Есть смысл усовершенствовать эту схему и сделать реинкарнацию»», – считает эксперт.
 
«Я считаю, что идея с биржевым Форексом перспективна, – говорит он. – Она даст возможность регулятору работать с Форексом, так как с биржей работать он умеет. А это даст возможность цивилизовать этот рынок».
 
Как ни странно, эти идеи имеют успех и у крупных форексных контор. «Они понимают, что иначе Форекс могут просто запретить, – поясняет Хестанов. – К тому же они признают в кулуарных беседах, что такие махинации дают им не больше 5–7% дохода. 
 
Без этих денег можно обойтись. А вот мелкие конторы без этих махинаций никак. Так что регулирование рынка для крупных форекс-брокеров может стать хорошим способом конкурентной борьбы: мало того что мелкие конторы при этом умрут, так еще и перестанут портить имидж самого рынка Форекс, который сегодня отпугивает многих клиентов».

Авторы:  Татьяна РЫБАКОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку