ФАСАДСКОЕ ПЕКЛО

ФАСАДСКОЕ ПЕКЛО
Автор: Полина ВИНОГРАДОВА
16.01.2015
 
СОТНИ НОВОСТРОЕК ПО ВСЕЙ СТРАНЕ МОГУТ ВСПЫХНУТЬ ОТ МАЛЕЙШЕЙ ИСКРЫ
 
21 сентября 2014 года вся страна в режиме онлайн наблюдала за пожаром в 25-этажном доме в Красноярске. Пламя охватило высотку за считаные секунды, пожар не могли потушить более 4 часов. Свидетелей второго этапа мрачноватого шоу было меньше. Несколько месяцев местные власти и прокуратура пытались найти и публично покарать виновных в случившемся. Параллельно эксперты разбирались, что же произошло на самом деле.
 
Почему недавно построенный по самым современным технологиям дом загорелся от одной искры? За счет чего он оказался таким устойчивым не к пожарам, а к попыткам его потушить? И может ли подобное повториться с новыми высотками в других городах страны? Ведь пожар в Красноярске оказался подозрительно похож на пожары в Москве, Грозном, Уфе, Владивостоке, когда за секунды огонь охватывал все здание, а погасить пламя было почти невозможно. Корреспондент «Совершенно секретно» провел собственное расследование, чтобы выяснить, какие современные новостройки имеют все шансы так же неожиданно превратиться в горящие факелы и почему застройщики с завидным упорством продолжают использовать потенциально опасные технологии.
 
Во всем мире считается, что у технологии вентилируемых навесных фасадов два основных преимущества – они быстро монтируются и мало весят. Но российские застройщики нашли еще одно. За навесным фасадом, как оказалось, легко скрыть попытки сэкономить на безопасности жильцов, которым предстоит жить в отделанном нарядной плиткой доме. И как только выяснилось, что у властей и надзорных органов нет никаких реальных механизмов, чтобы поймать недобросовестных строителей за руку, такие «потёмкинские высотки» разошлись по всем регионам страны в тысячах экземпляров.
 
ЗА КРАСИВЫМ ФАСАДОМ
 
Сейчас, спустя три с лишним месяца, стало понятно, что красноярская высотка дорого заплатила за свой яркий внешний вид. Дом был отделан по популярной в последнее десятилетие технологии вентилируемых навесных фасадов. Если не вдаваться в детали, то суть ее в том, что на несущие стены сначала крепится утеплитель, на него – ветрозащитная пленка, венчает «пирог» облицовочный материал, который закреплен на специальном каркасе с зазором от стены. В этом зазоре свободно циркулирует воздух, постоянно просушивая их и не давая накапливаться конденсату или влаге.
 
«Как раз свободная циркуляция воздуха, предполагающаяся самим названием «вентилируемый фасад», и делает здания, в которых применяется данная технология, такими беззащитными перед огнем, – поясняет инженер-технолог строительных материалов Игорь Румянцев. – Как мы все помним из школьного курса физики, процесс горения требует постоянного притока кислорода. Навесные фасады этот приток обеспечивают. Пламя, поддерживаемое хорошей тягой воздуха, быстро распространяется и охватывает все здание. Дом загорается буквально как спичка».
 
Так почему же настолько пожароопасная по своей сути технология не запрещена надзорными органами и строительными нормативами? Дело в том, что этот недостаток навесных фасадов победить легко. Достаточно выбрать для отделки специальный негорючий утеплитель и такой же облицовочный материал.
 
«При использовании технологии навесных фасадов должны строго соблюдаться требования к отделочным материалам, – говорит Игорь Румянцев. – И утеплитель, и облицовочная плитка должны пройти обязательную проверку на негорючесть. Это повышает стоимость, однако это непременное условие. Экономить на качестве вентилируемых фасадов крайне опасно».
 
Разбираясь в причинах красноярского пожара, эксперты первым делом заподозрили, что для отделки сгоревшей «свечки» застройщик использовал некачественные материалы. Но проведенные проверки полностью сняли все подозрения с главного «подозреваемого» – утеплителя. Рядом со сгоревшей высоткой и сейчас стоят ее чудом уцелевшие близнецы – такие же 25-этажные здания, построенные одним и тем же застройщиком по одному проекту с использованием одинаковых материалов. Поэтому не нужно было разбирать сгоревшие обломки, чтобы получить образцы для экспертизы. Как выяснилось, утеплитель ни при чем, он полностью соответствовал нормам устойчивости к огню, как по документам, так и на деле.
 
С облицовочным материалом оказалось сложнее. Застройщик, компания «Сибагропромстрой», утверждает, что не пытался сэкономить и не использовал самые дешевые, но опасные варианты.
 
«Мы не экономили, выбрали композитную панель, – рассказывает директор «Сибагропромстроя» Камо Мурадян. – Это один из самых дорогих отделочных материалов, используемых для навесных фасадов. Дороже стоит только стекло. Композитная панель была произведена в соседнем городе Железногорске, прошла все необходимые экспертизы, что было подтверждено документами. Более того, до начала строительства нами были проведены дополнительные испытания, еще одна экспертиза, хотя мы не обязаны были этого делать. Мы брали выборочные пробы, и панель не горела. У нас есть сертификат, доказывающий, что мы использовали панели самой качественной группы Г1, являющиеся негорючими».
 
И все же при пожаре горела именно композитная панель. Проведенные уже после трагического инцидента экспертизы показали, что сгоревшая высотка была отделана панелями группы Г3, не соответствующими требованиям к огнестойкости. Основной сферой их применения является строительство рекламных конструкций.
 
«Материалы навесного вентилируемого фасада, которым обшита наружная сторона пострадавшего от огня дома, относятся к самой низкой степени горючести, допустимой при строительстве жилых зданий, группе Г3, – рассказала «Совершенно секретно» начальник следственного управления МУ МВД России «Красноярское» Елена Бондаренко. – При возгорании такие панели утрачивают свою конструктивную целостность и функциональное назначение, длительный период горят самостоятельно и способствуют быстрому распространению пожара».
 
Панели группы Г3 могут воспламениться от того, что на языке специалистов называется «малокалорийным источником зажигания».
 
«К малокалорийным источникам зажигания относится, например, пламя обычной свечки, – поясняет сотрудник МЧС Сергей Назаренко. – Или искра от раскаленного электропровода. Даже просто окурок сигареты. Если при контакте с ними происходит возгорание материала, то он пожароопасен. По закону допускается использование таких материалов при отделке жилых зданий, но эта норма, безусловно, должна быть пересмотрена, требования следует ужесточить».
 
На каком же этапе произошла подмена и почему ее никак не отразили документы? Застройщик, «Сибагропромстрой», пытается переложить вину на подрядчика, ПСК «Контур» (компанию, монтировавшую панели), и на производителя – ООО «Прокатный завод «Алюком». Сейчас в суде рассматриваются многомиллионные иски о возмещении ущерба. В свою очередь производитель панелей обвиняет поставщика полимерных гранул, из которых были изготовлены композитные панели. Суду предстоит установить, кто же в этой цепочке действительно виноват, что вместо панелей группы Г1 на фасадах оказались панели группы Г3.
 
Но главный вывод уже ясен. Нельзя гарантировать, что существующая система надзора на строительном рынке обеспечит безопасность тысяч строящихся по аналогичной технологии зданий в различных городах страны.
 
Фото: Виталий Аньков. РИА «Новости»
 
ПОДОГРЕЛИ СИТУАЦИЮ
 
Красноярский пожар серьезно подогрел ситуацию на всех уровнях и спровоцировал радикальные шаги, вплоть до изменения законодательства.
 
Статс-секретарь МЧС России Владимир Артамонов заявил, что ведомство намерено внести изменения в «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», чтобы не допустить повторения красноярского ЧП. После этого к проектам высотных жилых зданий будут предъявляться дополнительные требования. В частности, будут разработаны специальные технические условия, которые помогут обеспечить пожарную безопасность строящихся высоток.
 
Председатель Комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая заявила, что нужно отобрать у регионов полномочия, позволяющие им самостоятельно, без надзора прокуратуры, определять, как нужно строить высотные здания. А лучше всего – и вовсе отнять у местных властей право без разрешения из федерального центра строить многоэтажные «свечки». Парламентарии сомневаются, что местные власти сейчас могут реально контролировать процесс строительства и обеспечивать его качество.
 
«Необходимо любым путем обеспечить безопасность граждан, проживающих в высотных домах, – говорит член Комитета Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный. – На сегодняшний день разрешительная документация при строительстве выдается лишь на основании документов, причем зачастую поступающих в электронном виде. Реальных экспериментальных проверок на пожароустойчивость не проводится. Поэтому на строительные площадки попадают материалы, которые легко загораются, что приводит к трагедиям».
 
Региональные власти готовы передать право на строительство высотных зданий федеральному центру, поскольку признают, что реальных механизмов контроля у них действительно нет.
 
«В Новосибирске строится много высотных домов, облицованных легкими материалами, – признает проблему заместитель начальника Главного управления архитектуры и градостроительства мэрии Новосибирска Антонина Игнатьева. – Механизма проверки их качества нет. По закону мы не имеем права требовать у застройщика сертификаты к проектной документации. Некоторые компании просто сообщают, дома какой площади и с каким количеством этажей они намерены построить – и это все. Воздействовать на ситуацию, проверять качество используемых при строительстве материалов мы не можем».
 
Анатолий Выборный полагает, что отсутствующий сейчас механизм проведения экспертиз можно заменить прокурорскими проверками, которые будут проходить с привлечением компетентных специалистов. Во время таких проверок будет проверяться весь пакет документов, начиная с разрешительных документов на использование тех или иных строительных материалов и вплоть до сдачи дома в эксплуатацию. Депутаты понимают, что прокурорские проверки могут быть лишь временной мерой, однако надеются, что они помогут выявить брешь в строительном законодательстве, чтобы впоследствии ее ликвидировать.
 
Эксперты строительного рынка согласны с парламентариями: ситуацию нужно спасать даже с помощью радикальных мер.
 
«То, что вентилируемые фасады могут быть пожароопасными, специалистам известно давно, – поясняет ситуацию специалист в области технической безопасности Андрей Голоненко. – Застройщики экономят, и фасады, отделанные некачественными материалами, становятся бомбами замедленного действия. Поэтому нужно менять порядок их сертифицирования. Также необходим строгий контроль действий подрядчика – на начальных этапах строительства, после его завершения. В общем, на всех этапах, поскольку при монтаже, к примеру, тоже можно добиться «выдающихся» результатов, которые приведут к пожару. Но внесение изменений в закон – это долгий процесс, а пока не стоит пренебрегать оперативными мерами, даже если они будут достаточно жесткими. По роду деятельности мне часто приходится ездить по стране. Я не могу вспомнить города, где не видел бы зданий, вентилируемые фасады которых не выглядели бы подозрительно даже на первый взгляд».
 
В подтверждение своих слов эксперты приводят печальную статистику пожаров в зданиях, облицованных дешевыми панелями. В мае 2006 года вспыхнул комплекс «Транспорт Тауэр» в столице Казахстана Астане. В апреле 2007 года – бизнес-центр «Дукат плейс III» в центре Москвы. Затем загорелся гостиничный комплекс в столице Украины Киеве. В июле 2007 года – жилой комплекс «Атлантис» во Владивостоке. В апреле 2013 года – башня «Олимп» в Грозном. Расследования причин всех этих пожаров показали, что застройщики заменяли дорогие огнестойкие панели более дешевыми, не отличающимися на вид от дорогостоящих аналогов. А как этого не допустить – совершенно непонятно даже ведомствам, несущим за это ответственность. Их, кстати, совсем немного.
 
Управление надзорной деятельности Главного управления МЧС лишилось права принимать участие в приеме новостроек еще в 2007 году. Теперь вопросами безопасности строящегося дома на этапе проектирования, когда решается, какие материалы будут использоваться при его возведении, занимаются специалисты по строительной экспертизе, утверждающие проект здания. После этого надзорные функции переходят к инспекции государственного архитектурного и строительного надзора. Именно ей предстоит обеспечить контроль качества используемых материалов и соблюдения технологии на всех этапах строительства, вплоть до сдачи дома в эксплуатацию.
 
«Сейчас инспектор Госстройнадзора не может просто так, внезапно прийти на строительную площадку к застройщику и провести проверку, – говорит ведущий специалист инспекции государственного архитектурно-строительного надзора Валентин Горобец. – Необходимо заранее подготовить соответствующие документы, предупредить застройщика о том, что будет проведена проверка. А кто предупрежден – тот вооружен. Если на стройке есть проблемы, их успеют замаскировать».
 
Провести проверку второй раз инспектор имеет право лишь через определенный промежуток времени, частые проверки без серьезного повода незаконны. Но даже если внезапные проверки разрешить, толку от этого будет немного.
 
«Хорошо, допустим, инспекторам разрешили приходить на стройплощадку, когда им вздумается. Что это даст? Да почти ничего, – признается Валентин Горобец. – По внешнему виду отличить, к примеру, легковоспламеняющиеся отделочные плиты от слабогорючих крайне сложно, нужно проводить экспертизу. Причем отбор проб для проведения лабораторных анализов фасада необходимо проводить на всех этапах строительства, поскольку подмена может произойти на любом этапе. Еще один аспект: сейчас есть действующие нормативы, определяющие использование тех или иных материалов в отделке домов, но они носят, к сожалению, лишь рекомендательный характер. Вот так и получается, что нам передали полномочия по контролю качества жилищного строительства, не дав при этом реальных механизмов воздействия на недобросовестных застройщиков».
 
Сейчас строительный надзор может следить лишь за тем, чтобы все в порядке было на бумаге. Однако все понимают, что подменить документы, выдав дешевые панели за дорогие, легче легкого. Поэтому некоторые инспектора признаются, что начали применять «народный способ» отличать некачественные панели, которому их обучили сами производители фасадных плит. Оказывается, квадратный метр слабогорючих отделочных панелей весит более 7,5 кг, а горючих – до 5 кг. Панели, квадратный метр которых весит менее 2 кг, представляют собой самую большую опасность. Хотя такая проверка и не имеет законной силы, она помогает понять, экономит застройщик на безопасности будущих жильцов или нет.
 
«ГРОЗНЫЙ-СИТИ»: СРЕДСТВА НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЗДЕСЬ НЕ ЭКОНОМИЛИ, ОДНАКО ЗДАНИЯ ОКАЗАЛИСЬ БЕЗЗАЩИТНЫМИ ПЕРЕД ОГНЕМ
Фото: Саид Царнаев. РИА «Новости»
 
ИЗ 23 ДОМОВ ЛИШЬ ДВА СООТВЕТСТВУЮТ ПРОТИВОПОЖАРНЫМ НОРМАМ
 
Все изменения в строительном законодательстве и процедурах проверок – дело будущего. Пока же нужно понять, что делать с уже построенными «горючими» домами.
 
После пожара в Красноярске во всех регионах страны начались масштабные проверки. Власти решили понять, какие высотные дома, построенные с использованием технологии вентилируемых фасадов, вспыхнут как многоэтажный факел от малейшей искры, а какие – нет. Результаты проверок оказались такими, что на этом фоне красноярский пожар можно посчитать счастливым событием: если бы он не произошел, сгореть могли бы сотни домов. Высотные здания, для которых опасен брошенный окурок, обнаружены во всех городах-миллионниках страны. Точное их количество и адреса не озвучиваются, чтобы не вызвать панику среди населения.
 
Подробно о результатах проверок вынужден был отчитаться лишь Красноярск, который их невольно инициировал и поэтому был осмотрен наиболее пристально. В сибирском городе с населением в миллион человек составили «тревожный список» из высотных домов с навесными фасадами. В него попали 23 дома, 13 из которых уже заселены. В том числе и три студенческих общежития Сибирского федерального университета. 17 образцов композитных панелей, которые были использованы при их отделке, отправили на экспертизу. Так вот: оказалось, фасады всего двух домов отделаны плитами, устойчивыми к огню. Два образца были отнесены к группе Г4, что означает «максимальную степень горючести», еще восемь – к группе Г3, то есть «нормально горючие». Шесть образцов получили статус Г2, то есть «умеренно горючие».
 
Адреса домов, которые могут полыхнуть быстрее, чем сгоревшая «свечка» на улице Шахтеров, в регионе тоже засекретили.
 
«Не имеет смысла называть адреса домов, на которых были выявлены фасады с максимальной степенью горючести, паника ничего хорошего не даст, – прокомментировал такое решение руководитель службы строительного надзора и жилищного контроля Красноярского края Андрей Пряничников. – Опасная плитка с фасадов этих двух домов будет демонтирована».
 
Как спасти от пожара остальные дома, власти обещают подумать. Сейчас они ищут инженерные решения для повышения класса безопасности фасадов. Пока же местные власти приняли другое решение, административное – ужесточить правила парковки во дворах. Когда четыре часа тушили пожар на улице Шахтеров, подъехать к горящему зданию было тяжело из-за припаркованных во дворе автомобилей, убирать их приходилось вручную. Чтобы еще раз не столкнуться с подобными трудностями, пока решили поменять хотя бы это. А еще региональное управление МЧС пообещало закупить побольше пожарных высотных лестниц и вертолетов, чтобы их хватило на все новостройки.
 

Авторы:  Полина ВИНОГРАДОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку