НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Европейская армия: планы и реальность

Европейская армия: планы и реальность

ФОТО: FOCKE STRANGMANN/EPA/TASS

Автор: Владимир ЕРАНОСЯН
30.09.2021

Как только Евросоюз, а вернее его главные бенефициары Германия и Франция, начинают активизироваться в плане создания Европейских Вооруженных сил, в НАТО не скрывают волнения. Вот и сейчас, когда на фоне полного фиаско американского военного контингента в Афганистане Берлин и Париж вновь заговорили о необходимости смены доктрины европейской безопасности с опорой на собственные силы, в Брюсселе, где находится штаб-квартира Североатлантического альянса, увидели в этом явную опасность.

Создание собственной армии Евросоюза, по словам генсека Североатлантического альянса Йенса Столтенберга, «может ослабить НАТО и расколоть Европу». Именно такая оценка прозвучала из уст Столтенберга в интервью The Telegraph в начале сентября. При этом он заявил, что приветствует дополнительные усилия Европы в области обеспечения обороны, но назвал потуги европейцев обидным словом – «нечто». То есть, другими словами, выразил уверенность, что обеспечить свою безопасность сами европейцы не смогут, а заменить НАТО тем более.

Казалось бы, информационные вбросы по поводу создания собственных Вооруженных сил Европы, периодически возникая, затухают на общем фоне мировой повестки. Но тут случай иной.

Германии надоело выступать в роли логистического хаба НАТО и содержателя второго в мире по численности американского контингента (34 500 военнослужащих, на первом месте – Япония, где размещено более 46 тыс. американских военных. – Прим. ред.).

В год правительство ФРГ тратит на содержание американского военного контингента в среднем 110 млн евро. Причем, это официальные данные Министерства финансов ФРГ на запрос депутата бундестага от Левой партии Бригитты Фрайхольд (Brigitte Freihold). Эти деньги, как следует из документа, расходуются, в том числе и на пенсии для бывших сотрудников военных баз и эксплуатацию земельных участков и зданий. Из 480 млн евро, выделенных немецким правительством за 7 лет на строительство расположенных в Германии военных объектов партнеров по НАТО, все деньги приходятся на объекты США, а не на каких-то там мифических партнеров.

ФРГ так же вполне отчетливо осознает страшные для себя последствия в случае развязывания ядерной войны. Являясь одной из шести стран ЕС (наряду с Бельгией, Италией и Нидерландами), Германия размещает на своей территории чужое ядерное оружие (Франция и Великобритания имеют свои собственные ядерные программы. – Прим. ред.). Волей неволей она превращена в мишень неминуемого ядерного возмездия.

Американцы называют эту программу использования Европы в качестве хранилищ для своих боеголовок – политикой по ядерному обмену. Что они меняют и на что — немцы уже поняли. Когда Йенс Столтенберг просит немцев держаться вместе с Северной Америкой, Германия почему-то должна мириться с немыслимыми расходами на содержание чужестранных войск. При этом за океаном ее все время упрекают за прижимистость в оборонных расходах.

НАДОЕВШИЕ УПРЕКИ

В тоже время хвалят союзников по НАТО, которые не входят, утверждая, что именно на них приходится 80% оборонных расходов Североатлантического альянса. Столтенберг так и заявляет: «Норвегия и Исландия на севере, Турция на юге, США, Канада и Великобритания на западе играют ключевую роль в обеспечении безопасности Европы». Немцы, выходит, и здесь на вторых ролях, несмотря на то, что среди стран НАТО находятся на третьем месте по оборонному бюджету после США и Великобритании, опережая Францию.

Вообщем, как только верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил после вывода войск США из Афганистана, что потребность Евросоюза в создании собственной армии стала очевидной, последовал мгновенный ответ НАТО о недопустимости создания параллельной армии.

Боррель, выражая общую точку зрения, сказал буквально следующее: «Иногда происходят события, которые являются катализатором истории, и я думаю, что Афганистан – один из таких случаев». Но если бы это было популистское заявление, то не прозвучала бы конкретика. Европе необходимо сформировать собственные силы быстрого реагирования численностью 5 тыс. военных, чтобы снизить зависимость от США! Вот это уже гром среди ясного дня…

Ведь не секрет, что страны Евросоюза сами не определяли свою оборонную политику. Координация по линии НАТО, а не ЕС, для них всегда являлась обязательной. Военнослужащие европейских стран участвовали практически во всех военных и гуманитарных операциях, причем они проходили под флагами США, Североатлантического альянса и отдельных стран, а вовсе не Евросоюза.

Но пришло ли время для армии ЕС? Немцы более всего в ней заинтересованы. Но, напомним, что фактически канцлер назначается в Вашингтоне, и эти слова не так далеки от истины, если учесть, что в немецком парламенте сильны позиции «зеленых» – явной креатуры Демократической партии США.

ПРАГМАТИЧНОЕ ЛУКАВСТВО ЕВРОПЫ

Поэтому европейцы, пытаясь ослабить опеку Вашингтона, лукавят, примешивая в очевидную мотивацию несуществующие угрозы, в частности – российскую. Председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен уверена, что передача национального суверенитета Брюсселю в военных вопросах вполне целесообразна. Она считает, что в обозримом будущем ЕС будет нуждаться в собственной армии. Это говорит не просто женщина-политик, а первая женщина в истории, которая 6 лет занимала пост министра обороны Германии.

Наиболее последовательные противники создания вооруженных сил ЕС – это США и Великобритания. И, конечно же, восточноевропейские неофиты НАТО – Польша и страны Балтии. А вот венгры и чехи даже предлагали создать единый оборонный союз. Франция и Германия пошли дальше – они подготовили проект предложений по модернизации европейской обороны. В нем, в частности, речь шла о создании единого центра управления обороной, обмене материально-техническими ресурсами и развертывании общей системы спутникового наблюдения...

В ходе мероприятий по случаю 100-летия окончания Первой мировой войны французский президент Эмманюэль Макрон огорошил Вашингтон своим заявлением о создании общеевропейской армии, независимой от США и НАТО. Следуя этой логике, 10 мая 2021 года Совет Европейского союза подтвердил свою полную решимость продвигаться вперед к созданию собственной системы безопасности и обороны. В соответствии с этой доктриной была выработана Стратегическая повестка на 2019–2024 годы, в которой были отражены чаяния европейцев укрепить свою способность действовать автономно, чтобы противостоять угрозам и вызовам глобальной безопасности.

ЕС хочет взять на себя больше ответственности за свою безопасность. Но позволят ли Европе это сделать? Многое здесь зависит от самой на сегодня зависимой от США страны – Германии. Она уже окрепла экономически, но хватит ли у немцев духу?

Одно дело – постановления, как, например, декларация о важности усиления оборонных проектов ЕС, Европейская программа развития оборонной промышленности (EDIDP), а также План действий по синергии между гражданской, оборонной и космической отраслями. Но другое – реально сформировать армию, подотчетную Евросоюзу, а не Вашингтону.

ОПЕКА ИЛИ ОККУПАЦИЯ

В экономической области немцы фактически показали Соединенным Штатам зубы. Прагматичный подход Германии в отношении строительства по дну Балтийского моря газопровода «Северный поток-2» уже никого не удивляет. Газопровод будет введен в строй. Он сделает Германию газораспределительным хабом номер один в Европе.

В этом смысле, ФРГ – прямой конкурент Польши и Украины, теряющих на транзите российского газа. Безусловно, факторы экономического взаимодействия двух наших стран отражаются и на арктической политике Германии, государства-наблюдателя Арктического совета (АС).

Как-то вполне обыденно прошла в СМИ информация о закладке в немецком Гамбурге киля ледокола, который создается для России по заказу «Росморпорта». И хотя речь в том сообщении шла о немецкой судоверфи «Пелла Зитас», принадлежащей российскому инвестору, все же факт показательный.

К слову, названная компания – не единственная судоверфь Германии, которая получает российские заказы. Не ровен час, страна НАТО будет взаимодействовать с Москвой и в других стратегических проектах.

Но это все же экономика, военные приготовления ФРГ и ее стремление обособиться от НАТО не так сильно бросаются в глаза. Они прикрыты пеленой тайны, похожей на полулегальное функционирование немецкого военпрома после Версальского мира, когда Германии было запрещено иметь военную авиацию и крупнотоннажный военный флот.

Берлин не собирается упускать выгоду от сотрудничества с Россией в различных проектах. Тем более, что это сулит баснословные прибыли. Альтернативу немцам никто не дает. Бенефициар НАТО Соединенные Штаты пытались продавить немцам покупку своего сжиженного газа ценой на 20% больше «голубого» топлива из России.

Учитывая, что в Арктике находится 25% разведанных мировых запасов газа, и его Германия надеется прокачивать через свои консорциумы, это означает только одно – немцы намерены укрепить свою сырьевую и энергетическую безопасность, не взирая на дающую сбой евроатлантическую солидарность. Кошельки в Евросоюзе теперь врозь. Это показала и пандемия, и миграционный коллапс, и строительство газопровода по дну Балтики. Польша делала все, чтобы помешать выгодному Германии проекту, почему же немцы должны вести себя по-другому. Тем более относительно арктической проблематики.

ГОВОРИМ ОДНО, ПОДРАЗУМЕВАЕМ ДРУГОЕ

На официальном уровне заявленные Германией цели, к примеру, арктической стратегии выглядят практически как у всех стран-наблюдателей: забота об окружающей среде и климате, научные исследования ради сохранения региональной флоры и фауны, гарантии безопасности и свобод коренных народов региона и привлечение коренного населения к разработке месторождений полезных ископаемых и экономической деятельности на землях Арктики. И, конечно же, свобода судоходства. Только не в американской трактовке. Немцы видят выгоду в реализации и разрастании проекта Северный морской путь (СМП).

Вопросы национального самоопределения российских саамов волнует Берлин лишь в контексте общей озабоченности Норвегии и Швеции об их судьбе. Но ведь саамов, проживающих на территории четырех арктических государств, в том числе в России, никто не ущемляет. Вот почему немцы, как только речь заходит о саамах, быстро переводят разговор в практическую плоскость, касающуюся конкретных проблем. А они в основном носят экономический, а не политический характер.

Сотрудничество с российскими компаниями для Германии вопрос взаимовыгодный. Они обладают технологиями, капиталом, а главное – желанием работать в России. И это касается не только нефтегазовой отрасли, автопрома и судостроения. Немцы преуспели во многих других промышленных сферах. И им нужна низкая военно-политическая напряженность на Балтике и в Арктическом регионе. А такой подход для США неприемлем. Противоречие интересов здесь на лицо.

КАКАЯ ГЕРМАНИЯ НУЖНА ВАШИНГТОНУ

Призывы США к включению Германии в расширение зоны ответственности НАТО в Европе и на арктическом направлении препятствуют экономическим интересам Берлина. Американцы поддерживают немецкую «партию зеленых» не из-за ее «травоядности». Она действует в русле заокеанских установок.

 Фото_18_25.JPG

ПРЕЗИДЕНТ ФРАНЦИИ ЭМАНЮЭЛЬ МАКРОН ВЫСТУПИЛ

С РЕЧЬЮ ВО ВРЕМЯ ТРЕХДНЕВНОГО ВИЗИТА В МАРСЕЛЬ

ФОТО: GUILLAUME HORCAJUELO/POOL/EPA/TASS

Разработка единой военно-политической доктрины и соответствующей идеологии Запада в отношении Европы навязывается немцам точно так же, как и дорогой сланцевый газ.

Годовой бюджет для полярных исследований Института полярных и морских научных исследований имени Альфреда Вегенера составляет около 100 млн евро. Столько же примерно немцы тратят в год на содержание в своей стране американских военных, как мы писали выше. Совпадение цифр не случайно.

Высокоразвитая материально-техническая база института включает в себя научно-исследовательское судно Polarstern2 и две арктических станции. На Шпицбергене – совместную с французами, а на острове Самойловский – с россиянами.

Здесь прослеживается хитрость Берлина. Германия вынуждена вести весьма осторожную политику по всем направлениям. И относительно создания военных подразделений, замыкающихся на Евросоюз. И в арктической повестке. Ведь, по сути, оккупация Германии продолжается, а ее спецслужбы по-прежнему находятся под колпаком ЦРУ.

Немцы не действуют опрометчиво. Когда германский МИД настаивает на необходимости защиты арктической экосистемы и среды обитания коренных народов, то, прежде всего он имеет в виду перспективу доступа Германии к минеральным ресурсам. Не только к углеводородным, но и к цветным и редкоземельным металлам. В бундестаге не зря постоянно звучат спичи об усилении энергетической и сырьевой безопасности страны.

Еще в начале 2014 года, то есть 7 лет назад, германское агентство натуральных ресурсов опубликовало результаты исследования немецких экспертов о минерально-сырьевом потенциале Арктического региона. Агентство пришло к однозначному выводу, что для обрабатывающей промышленности Германии эти ресурсы представляют несомненный интерес.

Нужно так же учитывать, что ФРГ – один из крупнейших экспортеров и импортеров товаров в мире. Из них 90% доставляется именно морским путем.

Присматриваясь к арктической судоходной инфраструктуре, существенно сокращающей транспортные издержки немецких компаний, ФРГ смотрит в будущее. Дамоклов меч санкций не вечен. Тем более, как показал проект «Северный поток-2», Германия умеет взаимодействовать с Россией и в условиях экономического эмбарго страны-партнера. Ну, а в России всегда будет спрос на немецкие технологии, машины и оборудование.

Германия – не только наблюдатель Арктического совета (с 1998 года), но и участник так называемого Шпицбергенского трактата от 9 февраля 1920 года. Так что, несмотря на тесную военную кооперацию с Норвегией (Берлин строит и продает норвежцам свои дизель-электрические подводные лодки), в вопросах экономической деятельности на шельфе архипелага позиция Германии не будет сильно отличаться от российской.

Главным аспектом, который поможет немцам влиять на решения Арктического совета, является даже не экономическая мощь этой страны, а ее сближение с Россией по многим взаимовыгодным программам.

Это может быть выгодно всему Евросоюзу. И тут в ход вступает глобальная конкуренция, в которой нет блоков и альянсов. Когда Федеральное правительство подчеркивает свою приверженность Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, почему-то вспоминается отношение к этому документу в США. Применительно к Арктике американцы Конвенцию не признают. Немцы же признают безоговорочно.

Хотя четкой программы действий у немцев не прослеживается ни в педалировании процессов создания армии Евросоюза, ни в Арктике. Им сейчас запускать с Россией «Северный поток-2», а там поглядим… Но интересен один факт: когда Германия построила три военных корабля типа «Баден-Вюртемберг», она назвала их фрегатами. Хотя корабли водоизмещением более 7200 т должны классифицироваться как эсминцы. Немцы могут скрывать все, но не размеры своих амбиций и возможностей. Видимо, время тотального контроля США над Германией подходит к концу. Как и безоговорочная гегемония Вашингтона во всем мире.


Авторы:  Владимир ЕРАНОСЯН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку