НОВОСТИ
Полиция хочет разузнать все банковские тайны
sovsekretnoru

Европад

Автор: Константин СМИРНОВ
01.04.2010
 
   
 

Казалось бы, можно расслабиться: новая великая депрессия пошла на убыль. Но что-то вдруг заело в еврокоролевстве, и его валюта полетела вниз. Кое-кто из прогнозистов предрекает вторую волну мировой рецессии. Стоит ли ее ждать на самом деле?

Не могу понять современного телеформата: записать на актуальную тему ток-шоу, чтобы запустить его в эфир месяца через два-три. Получается осетрина второй свежести. В ноябре прошлого года мне довелось вместе с другими экспертами хоронить доллар в записи программы «Гордон Кихот» (я, правда, вступил в партию эксгуматоров). Рекомендация одного из гробовщиков доллара (как мировой валюты, естественно, а не как узкоамериканской) вкладываться в евро тогда прозвучала ободряюще: 23 ноября 2009 года за один евро давали $1,5. И хотя до исторического максимума, достигнутого в июле 2008 года (среднемесячный показатель – $1,5753/евро), евро не дотянул всего 7-8 центов, все равно евровалюта внушала осторожный оптимизм. Но зрители увидели валютное шоу только в феврале этого года, когда ситуация поменялась коренным образом. Доллар, поддержанный в России рублем, нещадно топтал евро. Массовые валютные игроки паниковали, профессиональные спекулянты, довольно потирая руки, разыгрывали «медвежью» карту. («Медведи» – инвесторы, которые продают ценные бумаги в ожидании падения цен на них. – Ред.) И хотя не я подсовывал евро, мне стало тревожно за свою профессиональную репутацию.

Евроамериканские горки
Евро – валюта молодая. Соглашения о ее введении были подписаны в голландском Маастрихте в 1992 году. Безналу дали старт 1 января 1999 года, наличной эмиссии – 1 января 2002 года. Сейчас в Еврозоне официально находятся 27 стран-членов ЕС, в том числе в 16 странах пользуются евро как валютой (см. справку). В очереди за евровалютой стоят еще ряд стран, принятых в ЕС в 2004 году: Чехия, Венгрия, Польша, Болгария, Румыния и страны Балтии. Три старых члена ЕС – Великобритания, Дания и Швеция – пока еще верны своим фунту и кронам.
Время на раскачку тратить не стали. Курсовой тренд евро к доллару с момента рождения евровалюты неизменно шел вверх – естественно, с временными «медвежьими» корректировками. Например, в марте 2001 года за евро, тогда еще безналичный, давали 78-80 американских центов. Но через 8 лет доллар к евро полегчал уже вдвое.
Однако в конце ноября 2009 года евро неожиданно споткнулся, и его курс стал довольно быстро снижаться. Некоторым наблюдателям даже показалось, что катастрофически. С 23 ноября 2009 года ($1,5008/евро) по 23 февраля 2010 года (1,3512) евро по отношению к доллару подешевел на 10 %. Это действительно серьезно. Правда, потом евро немного подрос, и в первой половине марта по отношению к ноябрю европадение оценивалось уже в 8% (см. график 1). Если же учесть всю мартовскую динамику, то к ноябрю евро полегчал к доллару на все те же 10%. Зимой темпы обесценения евро к доллару удвоились: январь к декабрю дал минус 2%, февраль к январю – минус 4,1%.
Впрочем, в недолгой истории евро были и куда более масштабные провалы. Напомним, что среднемесячный курс с декабря 2004 года ($1,342/евро) по ноябрь 2005 (1,1781) упал на 12%. Во второй половине 2008 года евро опять почувствовал себя плохо. За три месяца – с августа по октябрь – европоказатели рухнули на 20%! То есть угол падения был в 2008 году в два раза больше, чем прошедшие четыре месяца.
Так значит, боятся нечего? И российским держателям счетов, номинированным в евро, а также соответствующей налички не стоит спешить избавляться от этой валюты? Не все так просто.

Забег слабых
Бывший глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспэн как-то обмолвился в том духе, что на валютных рынках нет четко выраженных трендов. Иными словами, просчитать колебания курса того же евро к доллару на протяжении, скажем, года на верные 100% практически невозможно. Стоит ли верить финансовому гуру, каковым его считали еще пару лет назад, пусть каждый думает сам. Гринспэн не пытается снять с себя личную ответственность за последний глобальный кризис. Тем не менее, многие опрошенные мною аналитики российского валютного рынка предлагают оценить перспективы валюты Еврозоны с учетом соотношения доллара и предтечи евро – корзины основных национальных евровалют. Если взять за точку отсчета 1971 год (когда США официально прекратили разменивать доллары на золото и соответственно на смену золотовалютному стандарту пришла система плавающих валютных курсов), то 40-летний средний показатель дерби валют США и Европы будет близок к соотношению 1:1. Кроме того, ряд российских аналитиков полагают, что евро явно переоценен, если считать через корзину паритетных цен. Невооруженным глазом видно: европейские цены куда выше американских, а Париж в последнее время уверенно возглавляет список самых дорогих городов мира.
В общем, все подвигает к неприятному для российских держателей евро выводу: валюта еврозоны вполне может опуститься до доллара. А это значит, что от евро лучше избавляться. Тем более что в игру против него включился enfant terrible валютного рынка Джордж Сорос. В 1992 году он, как известно, обрушил британский фунт, заработав на этом $1 млрд. Сейчас Сорос предупреждает: «Если ЕС не наведет порядок в финансах, евро может развалиться». Конечно, речь не идет о полном крахе. Но менеджеры его инвест- и хедж-фондов, также как и другие валютные спекулянты, не исключают, что уже в этом году может быть достигнут паритет между долларом и евро. По данным газеты Wall Street Journal, трейдеры крупнейших американских и английских банков, таких как Goldman Sachs, Bank of America, Merill Lynch, Barclays, уже предлагают инвесторам инструменты для игры против евро. Предлагается, вложив $1, заработать нынешний евро. То есть можно в принципе заработать $1 млн на обрушении евро, потратив сейчас всего лишь $70 тыс. Американские и английские трейдеры еще в феврале ставили 14 к 1, что паритет евро-доллар (1:1) будет достигнут уже в этом году. Для сравнения: в ноябре 2009 года ставка была 33 к 1. По оценке инвестбанка Morgan Stanley, таких серьезных попыток обрушить евро с 1999 года не было. Насколько это серьезно, видно из истории крушения инвестбанка Lehman Brothers Holdings Inc. В 2008 году «медведи» во многом ускорили банкротство этого кредитного учреждения.
Речь тут идет о профессиональных игроках. Рядовых инвесторов никто не допустит к дележу европирога. В лучшем случае им достанутся крохи.
Но нельзя забывать, что в отличие от фунта образца начала 1990-х годов, поддерживаемого административными методами, нынешний евро катастрофически обрушить не так-то просто. По подсчетам Wall Street Journal, для этого в течение одних суток нужно мобилизовать не менее $1,2 трлн. Такова средняя сумма ежедневных мировых торгов по евро. Примерно такая сумма есть у хедж-фондов, готовых играть на его понижение. Но вряд ли они готовы рискнуть всеми своими деньгами.
В любом случае потенциальному инвестору придется выбирать между ослабевающими мировыми валютами. Валютные игроки ждут, кто первый – Федеральная резервная система (ФРС) или Европейский центральный банк (ЕЦБ) – в ходе выхода из рецессии начнут повышать процентные ставки. Сейчас у ФРС – 0–0,25%, у ЕЦБ – 1%. Если, как считают многие эксперты, ФРС окажется впереди, инвесторы бросятся в дорожающий доллар, а евро тогда продолжит сдавать позиции.
В общем, налицо забег слабых валют. Вернее, ослабевших от мирового финансового кризиса. Поэтому каждый инвестор вправе сам выбирать себе способ разорения. Вложившись либо в доллар, либо в евро.

Золотые яйца
Есть, впрочем, другой путь. Для начала не паниковать. Главный экономист инвестбанка «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков, например, сомневается в обвале евро по сценарию Сороса. Но если даже курс евро/доллар и вернется к значениям 1:1, то, по мнению российского аналитика, вряд ли такая ситуация продержится долго. «На протяжении последних месяцев мы видим соотношение доллара к евро 1,35 – 1,4, – справедливо отмечает Гавриленков, – что говорит о соответствии данного уровня текущему макроэкономическому состоянию».
Пора абстрагироваться от курсовых показателей евро к доллару и прочим свободно конвертируемым валютам. Необходимо проанализировать здоровье евро на рублевом рынке. Здесь есть свои отличия от внешнего контура. Рубль давно уже объявлен российскими финансовыми властями свободно конвертируемым. Но, как известно, в большинстве стран в обменниках его не берут. Его внутренний курс к свободно конвертируемым валютам определяется на торгах Московской межбанковской валютной биржы (ММВБ), полученный показатель на следующий день ЦБ устанавливает в качестве официального. Сейчас Банк России пытается придерживаться осторожной курсовой тактики после того, как в январе потратил $2,2 млрд для сглаживания курсовых колебаний. Но отказаться полностью от валютных интервенций, чтобы сдерживать слишком быстрое укрепление рубля к доллару и евро (соответственно, и ко всей корзине валют, куда кроме доллара и евро – по 45% – входит еще и британский фунт) ЦБ не может. Рубль крепнет вслед за медленным в последнее время, но все же ростом цен на нефть и газ. В результате евро к рублю ослабевает быстрее, чем к доллару – с ноября 2009 года по март 2010-го – на 12% против 10% (сравните график 1 с графиком  2). Более того, в начале марта евро восстанавливал свои позиции к доллару более активно, чем к рублю.
Наконец, 18-19 марта евро на торгах ММВБ пробил минимальный с 25 декабря 2008 года (39,96) рублевый порог, опустившись ниже психологического рубежа в 40 рублей за евро.
Отсюда вывод: бежать от слабеющих валют. Многие опрошенные мною финансовые аналитики рекомендуют переводить свои валютные активы и прежде всего евро в рублевые. Система расчетов здесь проста и легко проверяема. Если, например, продать сейчас 1 евро, скажем за 39 с каким-то лишком рублей (например, за 39,3 рубля), и разместить вырученную рублевую наличность на банковском депозите, скажем под 8% годовых, то через год можно заработать минимум 3 рубля 14 копеек с одного проданного евро. Столько же можно получить через год при обмене 1 евро только в том случае, если курс подпрыгнет с нынешних 39,8 либо даже 40 с небольшим рублей до 42-43. Но этого в обозримом будущем не случится из-за неизбежного укрепления рубля (по данным Минэкономразвития, только в январе рубль к корзине валют вырос на 2,5%) и больших экономических проблем в Еврозоне. Проценты же по евродепозитам существенно меньше, чем по рублевым. Так, в феврале доходность по вкладам в евро обесценилась на 4,49%, в долларах – в 2,18%, в рублях – только на 0,23%. В целом же за 12 месяцев – февраль 2009 – февраль 2010 – рублевые депозиты обеспечили 3,43% реальной (то есть выше темпов инфляции) доходности.
Правда, если речь идет не о долговременных вложениях, а, скажем, о сумме, необходимой для поездки в одну из стран Еврозоны, не стоит торопливо избавляться от евро. Выиграть на краткосрочных колебаниях непрофессионалу практически невозможно. Более того, в случае визита в Еврозону стоит поторопиться с покупкой евро, дождавшись более или менее выгодного курса. Например, в середине марта выгоднее было купить евро 12 или 13 марта (тогда официальный курс ЦБ составлял 40,26 рубля за евро). 16 марта официальный курс достиг 40,33 рублей. Разница вроде бы несущественная, но все же.
Тех читателей, которые скептически воспримут эту простейшую арифметическую задачу, отошлю к рекомендациям вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина. Он неизменно подчеркивает, что примерно 98% своих денежных активов хранит на рублевых счетах. Остальные 2 валютных процента использует во время командировок за рубеж. Конечно, такой инвестиционный выбор ему положен по должности. Кудрин однажды смущенно признался, что накануне последнего кризиса подумывал о более существенной диверсификации вкладов, увеличив их евро-долларовую составляющую. Но потом решил, что это может послужить плохим сигналом для рублевого рынка, за устойчивость которого он напрямую отвечает уже более 10 лет. Тем не менее на доходность своих вкладов Кудрин не жалуется.
И последнее. Один мой знакомый частный инвестор, давно успешно играющий на ММВБ и Российской торговой системе, все чаще советует пренебречь старым добрым правилом не класть все яйца в одну корзину. Так сейчас не заработаешь. Чтобы инвестиционные яйца позолотели, надо рискнуть и сложить их в одну выигрышную коробку. Лучше из-под ксерокса.

Греко-рейнская борьба
Есть еще один – макроэкономический – аспект евроралли. Экспортно ориентированным европейским производителям выгодно ослабление евровалюты. Их продукция в зонах доллара и рубля становится существенно дешевле, а значит конкурентоспособнее. Соответственно российская промышленность будет еще сильнее подавляться импортом из стран Еврозоны. Это приводит помимо прочего к росту безработицы. Так что для многих граждан России вопрос, в чем хранить сбережения, отпадает сам собой. По мере ослабления евро и усиления доллара, в котором производятся все мировые расчеты за энергоресурсы, падают и доходы госбюджета, так как российская нефть дешевеет.
Евгений Гавриленков предупреждает: «России не выгодно падение евро. Сильный доллар – это всегда более низкие цены на сырье. В конце 2008 года за евро давали $1,25, нефть в это время стоила $35-40 за баррель. В евро номинирована значительная часть российского импорта. Слабый евро усиливает конкуренцию с внутренними производителями».
В свою очередь, торможение спада ВВП в Германии (–5% в 2009 году), которая является локомотивом ЕС, и возобновление экономического роста (предположительно +1,2%) вероятны при оживлении экспорта. Что и произошло в конце прошлого года. Немецкое статистическое ведомство отмечает, что вывоз продукции за границу увеличился на 3%, импорт же сократился на 1,8%. Что без падения евро не произошло бы.
Неслучайно и в Германии, и во Франции, ведущих экономиках еврозоны, были бы не прочь продлить эру слабого евро. Но в правительствах этих стран понимают: худеть до бесконечности евро нельзя. От евроэкономики со слишком дешевой валютой отвернутся все потенциальные инвесторы. Рост вновь остановится. За этим можно ждать и новой волны рецессии, которая, кстати, после Еврозоны захлестнет и Россию.
Поэтому и в Берлине, и в Париже так обеспокоены преддефолтным состоянием Афин. Напомним «блестящие» греческие результаты, которые сейчас находятся в центре внимания мировой прессы. ВВП, как ни странно, уменьшился в 2009 году лишь на 2,6%. Для сравнения: по данным Евростата, в среднем по Еврозоне ВВП упал на 4,1%, в среднем по ЕС – на 4,2%. У благополучной Германии – на целых 5% (в России, кстати, на 7,9%). Однако остальные макроэкономические показатели Афин просто катастрофические. Дефицит госбюджета достиг 12,7% ВВП, а госдолг превысил 300 млрд евро (125% ВВП). При этом к таким показателям Греция вышла неожиданно для Евростата.
До осени прошлого года, когда новое греческое правительство возглавил Георгиос Папандреу, греки кормили коллег по Еврозоне приписками, занижая в первую очередь объем суверенного долга. Видимо, и относительно невысокие темпы снижения ВВП объясняются сокрытием точной статистической информации. Конечно, Греция не чемпион среди должников. Первое место у Японии – госдолг в 200% ВВП. У США – примерно 150%. Международный валютный фонд (МВФ) рекомендует не превышать 60-процентную планку (у России госдолг составляет всего 9,8% ВВП, к концу 2010 года не превысит 12,5%). Разрешенный Маастрихстскими соглашениями предел дефицита госбюджета в 3% ВВП преодолен в 2009 году сразу 20 странами Евросоюза. Даже у эталона бюджетной дисциплины Германии (по ее конституции с 2021 года федеральному правительству будут запрещены заимствования) – 3,3%!
Но ведущим экономикам мира инвесторы пока доверяют, и поэтому они могут легко и дешево перекредитоваться. Греции же в этом году нужно срочно занять еще 58 млрд евро. Эти планы наталкиваются на разорительные проценты по новым долгам. Международные рейтинговые агентства выставили Греции преддефолтные рейтинги. В результате банки не собираются рисковать. Пока греческому правительству удалось разместить евробонды лишь на 5 млрд евро. В одиночку Афинам из долговой ямы уже не выбраться. Но дефолт Греции угрожает всей Еврозоне. Вслед за Грецией банкротами могут объявить практически все южные страны Еврозоны: Португалию, Испанию, Италию, а заодно и Ирландию. Во всех этих странах дефицит госбюджета превысил 10% ВВП, а госдолг – 100% ВВП. А это просто крах евро, который потянет за собой в пропасть и другие мировые валюты.
Поэтому у Германии и Франции не осталось другого выхода, кроме как поддержать тонущую Элладу. Хотя этого они, особенно Германия, не хотят. В Еврозоюзе нет пока механизма коллективного спасения тонущих коллег. В случае принятия положительного для Греции решения раскошелиться придется прежде всего Ангеле Меркель.

Заговор бумаг
Любители голливудской продукции хорошо помнят знаменитую тетралогию «Термина-
тор». Там восстание против людей подняли машины и прочие роботы, предводительствуемые всемирной паутиной Skynet. Борьба продолжается – ожидается еще и пятый фильм. Но пока человеческая цивилизация со страхом ждет удара в спину от машин, это уже сделали бумаги. Точнее, так называемые производные финансовые инструменты или дерривативы. Именно потеря должного контроля над ними, особенно в области ипотечного кредитования, и вызвала цепную реакцию финансовых крахов, переросших в 2008 году в мировой экономический кризис, по своему размаху живо напомнивший Великую депрессию 1929-1934 годов.
И хотя правительства 20 самых развитых стран мира (G20) вместе с МВФ и Всемирным банком, а также образованным в апреле 2009 года Советом финансовой стабильности (FSB – Владимир Путин пошутил в духе старого советского анекдота про оборонку: «Что ни делай, все равно ФСБ получается!») вроде бы восстановили контроль над операциями с дерривативами, эти зловредные бумаги продолжают портить кровь не только Греции, но и всей системе евро.
Особенно опасны оказались кредитные дефолтные свопы (CDS). Это производные финансовые инструменты, с помощью которых страхуются риски невозврата кредитов, в том числе предоставленных правительствам. Ряд экспертов утверждает, что цепочки дефолтов по CDS стали второй причиной глобального кризиса. Неслучайно Папандреу просил Николя Саркози и Ангелу Меркель обуздать именно неконтролируемые продажи этих дерривативов. Их стоимость по греческому долгу в феврале подскочила до рекордных 428 пунктов ($428 тыс. в год за пятилетнюю страховку по гособлигациям на сумму $10 млн). Такое сопровождение делало греческий долг просто неподъемным. Совет министров финансов Еврозоны решил ужесточить регулирование рынка CDS. Видимо, создадут специальные клиринговые центры, где будут обращаться CDS. Немцы также предложили к 1 июля учредить европейский аналог МВФ – европейский валютный фонд для коллективной помощи слабым звеньям Еврозоны. Наконец, в обмен на обещание греков поднять на 2 процентных пункта налог на добавленную стоимость, заморозить пенсии и сократить на 30% зарплаты бюджетников. Германия и Франция обещали выделить
30 млрд евро на госгарантии под новые греческие суверенные долги. Афины будут спасены. Но спасут ли евро бюджеты и банки ведущих стран Еврозоны, прохудившиеся в том числе из-за Греции? Большой вопрос. Пока евро продолжает свободное падение.


Авторы:  Константин СМИРНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку