ЭВОЛЮЦИЯ ЗАКАЗНЫХ УБИЙСТВ В РОССИИ

ЭВОЛЮЦИЯ ЗАКАЗНЫХ УБИЙСТВ В РОССИИ
Автор: Олег УТИЦИН
03.03.2015
НИЧЕГО ДРУГОГО В ГОЛОВУ НЕ ПРИХОДИТ. КРОМЕ ПУЛИ…
 
Убийство Бориса Немцова напомнило о пресловутых «лихих девяностых», когда самым весомым аргументом в разрешении конфликтов, будь то спор «хозяйствующих субьектов» или конкурирующих бандитских группировок, становился контрольный выстрел в голову. Между тем в последующие «годы стабильности» заказные убийства, пусть их число и сократилось, из нашей жизни никуда не исчезли – разве что несколько изменился социальный портрет заказчиков, сузился круг их жертв.
 
Неизменным осталось одно – как и прежде, заказные убийства в большинстве своем остаются нераскрытыми. Своими взглядами на эволюцию российского рынка киллерских услуг и перспективы расследования убийства Бориса Немцова с читателями «Совершенно секретно» делится известный криминальный журналист, автор документальных фильмов «Воры в законе» и «Бандиты в погонах» Олег Утицин.
 
 — Это явление для нас чуждое, и прошу к нам его не применять… – примерно так рассуждал один генерал госбезопасности, которого Владислав Листьев в расцвет гласности более двадцати лет назад пригласил в свою программу «Тема», посвященную заказным убийствам.
 
И генерал подробно разъяснил общественности тлетворную политику Запада, ЦРУ и Голливуда, открывших в СССР видеосалоны с фильмами про мафию и киллеров.
 
Оттуда, с голубых экранов, и появились в нашем Отечестве неизвестные советскому гражданину заказные убийства.
 
– А Меркадер? А «укол зонтиком»? – меня тоже пригласили на те съемки, и я напоминал генералу госбезопасности про операции, проведенные его коллегами. И эти акции доказывали, что заказные убийства – явление для СССР вовсе не чуждое, а очень даже хорошо освоенное специалистами того же Судоплатова.
 
Ничего мне не сказал тогда генерал в ответ, а мой вопрос к нему при монтаже передачи вырезали и оставили какое-то мое невнятное мяуканье.
 
В следующий раз «к Листьеву» я поехал на место его убийства…
 
НЕ ПУТАТЬ ЛИЧНУЮ ШЕРСТЬ С ГОСУДАРСТВЕННОЙ…
 
То молчание генерала можно понять – служба такая, ничего не поделаешь.
 
Да и, если уж придирчивее быть, заказные убийства в СССР были. И не только по госзаказу, но и банально бытовые – квартирный вопрос опять же, жажда наследства, проигрыш в карты.
 
Со становлением структур организованной преступности на пространстве Советского Союза заказные убийства стали отличительной и почти обязательной чертой существования группировок.
 
Рыночная экономика проникала всюду, и в криминалитет, наверное, прежде всего. Рынок создавал клиентов для рэкета, рынок предлагал услуги и бандитской пехоты и исполнителей убийств.
 
Сотрудники МВД отставали от этого развития и долго не могли разобраться, где какие группировки и кто кого убивает.
 
Когда я опубликовал текст о раскладе бандитских сил в Москве и Подмосковье, самый главный спец по борьбе с оргпреступностью, генерал Александр Гуров, прокомментировал это примерно так – мол, лидеров и названия группировок мы в МВД знаем, но организованной преступности в СССР как таковой нет…
 
А тем временем уже формировались целые бандитские команды профессионалов, специализировавшихся исключительно на заказных убийствах. Организатором одной из них называют Сергея Тимофеева (кличка Сильвестр).
 
Но жертвами киллеров становились в основном бандиты и бизнесмены – то есть элементы, «чуждые советскому обществу», и потому их гибель общество волновало не особо.
 
А самым интересным тогда, в начале 1991 года, мне казалось то, что, как выяснилось, в отличие от МВД сотрудники КГБ были прекрасно осведомлены обо всех ОПГ, их лидерах и их планах. Мало того, они чуть ли не еженедельно встречались друг с другом.
 
И мне было не ясно, почему эту информацию не отдали хотя бы милиции, чтобы облегчить ей работу?
 
Все немного прояснилось, когда случился августовский путч – оргпреступность была козырной картой в рукаве госбезопасности. В случае прихода к власти, комитетчики быстро с ней расправились бы и объявили это наглядным примером наведения порядка в стране. Недаром некоторые представители Лубянки называют до сих пор те времена «лихими девяностыми».
 
Потом, через несколько лет, я поинтересовался у одного из генералов госбезопасности, почему тогда они не боролись с ОПГ.
 
Он ответил, что их задача – это безопасность государства, дав понять, что государство и страна – это совершенно разные вещи в их понимании. И по этой причине тоже комитет не особо вмешивался в криминальные разборки. До той поры, пока криминальные интересы не стали превращаться в интересы государственные. И наоборот…
 
Однако тут стала прослеживаться интересная тенденция: не раз мне приходилось общаться с офицерами ГБ, которые, заявляя о недопустимости потери государством тех или иных важных и не очень объектов, через какое-то время напрямую или опосредованно становились хозяевами этого охраняемого имущества…
 
ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ
 
Хочу напомнить, что на территории бывшего СССР крупные переделы рынка проходили в несколько этапов.
 
В 1988 году в Сочи прошла воровская сходка, на которой авторитеты договорились о сферах своего влияния. В ней не принимали участие только чеченцы. Тогда еще они заявили, что Москву и так заберут под себя.
 
В 1992 году на борьбу с организованной преступностью в Москве (далее везде) был направлен Рушайло. И борьба эта была настолько успешной, что немало коммерсантов перешли из-под бандитской крыши под крышу ментовскую. Кстати, только в 1993 году от рук наемных убийц погибло более 30 воров в законе и криминальных авторитетов.
 
Следующий передел осуществляли уже люди из государственной безопасности. С приходом к власти Путина передел этот ширился и хорошел.
 
Одна беда, эти специалисты были нацелены на разрушение вражеской экономики, а не на созидание отечественной (за исключением Беломорско-Балтийского канала, БАМа и других военно-стратегических строек века).
 
Рейдерство процветает до сих пор и принимает уже международные масштабы.
 
На третьем этапе стали происходить и другие удивительные события. Практически была «зачищена» вся верхушка воровского мира.
 
Жертвами профессиональных снайперов стали такие знаковые фигуры, как воры в законе Вячеслав Иваньков (Япончик) и Аслан Усоян (Дед Хасан). Иванькову в живот, напомню, попали пули с крестообразным надпилом.
 
На одном из воровских саммитов, незадолго до гибели, Япончик потребовал, чтобы госчиновники тоже платили процент в общак, как и простые «жулики».
 
А смерти Деда Хасана предшествовала серия убийств людей из его окружения, которые стояли на страже финансовых интересов Усояна, особенно в предолимпийском тогда еще городе Сочи. Эти преступления нераскрыты. Кстати…
 
Есть один очень интересный момент, связанный именно с этими двумя убийствами. По информации, которую силовики непонятно каких именно структур конфиденциально вбрасывали в СМИ, заказчиком называли другого вора в законе – Захария Калашова (Шакро-молодой), который тогда томился в испанских застенках.
 
Но тут дело в том, что если следователи прокуратуры не в состоянии раскрыть убийства такого уровня, то в воровской среде их раскроют рано или поздно. И результатом этого становятся, как правило, очередные всплески криминальных разборок и убийств авторитетов. А после ухода Иванькова и Усояна таких явлений не наблюдалось.
 
При случае я поинтересовался у одного из воров в законе причинами такого поведения оставшихся в живых коллег. Он намекнул, что заказчики – люди не из их круга. Суть в том, что с переделом сфер влияния резко упал спрос на киллеров из ОПГ. Да и сами их ряды поредели.
 
Ну зачем, в самом деле, убивать бизнесмена, когда запросто можно отжать его бизнес или «доить» его? Это же по-человечески, согласитесь. Да и сами вершители громких преступлений последних лет стараются пользоваться трудноуловимыми радиоактивными материалами.
 
Лицензию на убийство в России нынче получают не абы кто…
 
Знаете, почему в тоталитарных государствах нет организованной преступности?
 
Потому что самая организованная приходит к власти и уничтожает даже потенциальных конкурентов. Такой бизнес, как заказные убийства подобного уровня, в России уже тоже монополизирован и приватизирован, так же, как следствие и суды, которые такие убийства не раскрывают… И тут все ярче проступает главный признак политических убийств – они нераскрыты…
 
НЕЗАТЕЙЛИВЫЙ МОТИВ
 
Наверное, я оптимист, но верю, что нераскрываемых преступлений не бывает. Есть нераскрытые.
 
И, конечно, правы специалисты, что в ходе следствия надо искать мотив.
 
Мотив – это одна из улик против обвиняемого. Со временем он всплывает, рано или поздно. И, как показывает практика, даже у самых хитроумно закрученных убийств мотивы оказываются самыми банальными.
 
Это – деньги и власть.
Власть и деньги.
Ничего личного…
 

Авторы:  Олег УТИЦИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку