Евгения Чирикова: путешествие до политики и обратно

Евгения Чирикова: путешествие до политики и обратно
Автор: Елена ВЛАСЕНКО
28.01.2013

Спустя почти тридцать лет после перестройки, начатой Михаилом Горбачевым, страна вновь ждет перемен. И прежде всего она хочет понимать, кто готов прийти на смену прежним политическим лидерам? Кого может предложить ей власть? И кого – оппозиция? «Совершенно секретно» начинает обзор кадровых предложений с той и другой стороны.

Жизнь лидера «Движения в защиту Химкинского леса» Евгении Чириковой похожа на реалити-шоу. Его героиня уже несколько лет не покидает информационное поле, и поэтому зрители с ней сроднились. В режиме реального времени они наблюдали за ее превращением из обычной мамы двух маленьких дочерей в политического активиста. Но новый сезон, отвечающий на вопрос «Что дальше?», все никак не начинается. Уже и не начнется?

От планктонадо лидера

Евгения Чирикова красива и молода. Она родилась в 1976 году в Москве в семье научных сотрудников. Много училась: окончила два факультета МАИ – инженерный и экономический – и получила степень магистра делового администрирования в Академии народного хозяйства при Правительстве России. После МАИ Чирикова четыре года была, как она сама рассказывает, «офисным планктоном». Затем стала работать на себя. Вместе с мужем – математиком Михаилом Матвеевым – купила и возглавила компанию «ЭЗОП», а позднее основала похожую фирму «Элнар-Сервис». Специализация – системы защиты тепловых электростанций от молний и электромагнитных помех. 

Политика и Евгения Чирикова встретились в Химкинском лесу в начале 2000-х, когда молодая семья переехала в Химки – маленькая дочь Лиза и будущая дочь Саша, безусловно, нуждались в свежем воздухе. Беременная Чирикова, гуляя по Химкинскому лесу, увидела красные метки на деревьях. Выяснилось, что деревья будут вырубать ради новой платной автодороги Москва – Санкт-Петербург (строить которую, как выяснится вскоре, предстояло хорошему знакомому Владимира Путина Аркадию Ротенбергу). У Чириковой возникло много вопросов к тогдашним мэру Химок Владимиру Стрельченко и губернатору Московской области Борису Громову. Согласно российскому законодательству, если у трассы есть альтернативы, строить ее через лес нельзя. Под этим лозунгом Чирикова созывала на борьбу с мэром Стрельченко, губернатором Громовым и местной прокуратурой соседей по Химкам. Пикеты, митинги, велопробеги, слушания – все существующие законные методы протеста Чирикова и ее соратники испробовали. Успеха не добились, но и останавливаться уже были не готовы, хотя противостояние приняло ожесточенную форму.

В 2008 году одного из соратников Чириковой и противников Стрельченко – журналиста местной газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова жестоко избили. Евгения Чирикова проходила свидетелем по делу о нападении на Бекетова, получила несколько угроз по телефону, попросила охрану в рамках программы по защите свидетелей и предсказуемо ее не получила.

И продолжила бороться за лес без охраны. Бросила вызов Стрельченко, приняв участие в выборах мэра в марте 2009 года. Ресурсов – ни информационных, ни материальных – у нее не было, но она заняла третье место. Учитывая то, что первые два достались Стрельченко и его заместителю, результат следует признать хорошим.

[gallery]

Чирикова говорит, что тогда страна заметила Химкинский лес. Но на самом деле все заметили ее – пока как локальную угрозу существующим порядкам, независимо от того, кто и как к ним относится. И уже не теряли из вида.

Внимание к Евгении Чириковой заметно усилилось в ноябре 2009 года. Тогда премьер-министр Владимир Путин подписал самый главный документ, разрешающий строительство дороги через лес. Он перевел его земли из категории лесных в категорию транспортных. И Чирикова перестала быть экологом местного значения, потребовав отставки премьера Владимира Путина и его правительства от президента Дмитрия Медведева. Как и многие, она почему-то верила, что это требование, направленное этому адресату, имеет смысл.

Иллюзии окончательно исчезли рано утром 15 июля 2010 года, когда рабочие приступили к вырубке леса, а экологи разбили там протестный лагерь. Летом 2010-го сообщения из Химкинского леса напоминали сводки боевых действий, и Чирикова была полководцем в авангарде. Она таскала тяжелые бревна, чтобы остановить строительную технику, через день становилась посетителем ближайшего отделения милиции, где на нее составляли протоколы об административных нарушениях, пережила появление в лагере неизвестных в масках, угрожавших его обитателям физической расправой. И непрерывно обзванивала всех журналистов, с которыми познакомилась за время борьбы: «Пожалуйста, помогите, кажется, нас будут убивать». И все приезжали, и все писали, даже самые осторожные издания отправляли на место событий своих корреспондентов. Ажиотаж, царивший тогда вокруг Химкинского леса, повторится только спустя два года, когда возникнет дело Pussy Riot

Один за другим Чириковой выражали поддержку политики Сергей Удальцов, Борис Немцов, Сергей Митрохин, музыканты Юрий Шевчук, Михаил Борзыкин, музыковед Артемий Троицкий… Представители «системной оппозиции» из КПРФ, «Справедливой России» и «Правого дела», в свою очередь, осторожно проявляли к Чириковой публичные симпатии. Михаил Ходорковский написал ей из тюрьмы письмо: «…В России именно женщины решают многие нерешаемые вопросы». Между строк читалось общее чувство по отношению к Чириковой: растущая в геометрической прогрессии надежда.

И Евгения Чирикова летом 2010-го оправдывала ее. В августе под лозунгом «Мы все живем в Химкинском лесу» она собрала невероятно многочисленный по тем временам митинг на Пушкинской площади в Москве. Пять тысяч его участников многократно прокричали лозунги:
«Трассу – в обход!», «Россия без Путина!»

После митинга случилось невиданное. Партия «Единая Россия» призвала президента Дмитрия Медведева «более тщательно разобраться в строительстве трассы через Химкинский лес» и, возможно, изменить маршрут строительства. Медведев вырубку леса приостановил.

Впечатлительные восприняли это не просто как победу Чириковой, а как триумф гражданского общества под ее предводительством. Стремительный подъем обычной, похожей на всех, нормальной Чириковой закономерно привел к появлению лозунга «Женя – наш президент». Он отражал готовность пойти за Чириковой: и на Пушкинскую, и в лес, и дальше. Куда?

Назад, к экологии

В конце 2010 года правительственная комиссия во главе с вице-премьером Сергеем Ивановым объявила, что трасса пройдет все-таки через лес. Это решение обнародовал бывший министр транспорта и председатель совета директоров «Шереметьево» Игорь Левитин, которого Чирикова обвиняла в личной заинтересованности в строительстве трассы через лес.

Тогда же ведущие специалисты в области экологии нескольких московских университетов обнародовали результаты экспертизы проекта строительства дороги через Химкинский лес. Они предложили одиннадцать альтернативных вариантов строительства трассы и доказали, что лес погибнет, если дорога проляжет через него.

Но в 2011-м вырубка продолжилась, а протесты Чириковой и ее соратников уже не привлекали такого внимания, как годом раньше. Она действовала, как всегда: звонила журналистам, вела блог, писала письма участникам строительства. Борьба за правду в самом лесу свелась к препирательствам активистов с рабочими и сотрудниками частного охранного предприятия. И те, и другие апеллировали к химкинским полицейским. Полицейские испытывали ощущения, близкие к шизофреническим, и все реже отзывались на чьи бы то ни было вызовы.

Эту рутину ненадолго и неявно прервал состоявшийся в Химкинском лесу «Антиселигер» – лагерь гражданских активистов, по настроению участников противоположный ежегодному лагерю прокремлевского движения «Наши».

В лагере много говорили о необходимости объединения. Но говорили об этом люди, которые уже довольно давно объединились, чтобы не только отвоевать Химкинский лес, но и изгнать из власти тех, кто поставил его под угрозу. Поэтому действия Чириковой далеко не всем кричавшим год назад на Пушкинской «Женя – наш президент» показались шагом вперед.

Власть, со своей стороны, продолжала воспринимать Евгению Чирикову всерьез, давление на нее на протяжении всего 2011 года усиливалось. И это были уже не просто короткие, пусть и неприятные суды и штрафы за несогласованные акции и неповиновение сотрудникам полиции. В ее с мужем фирмы пришли с обысками. Их немногочисленным, но лояльным клиентам прислали письма о том, что они имеют дело с людьми, подозреваемыми в экстремизме. Некоторые испугались и прекратили отношения с фирмами Чириковой. Представители службы опеки, ссылаясь на анонимных соседей, заявили ей, что она истязает своих дочерей и необходима проверка… 

Дальше «Антиселигера» в 2011 году Чирикова не пошла, проведя это мероприятие вновь осенью того же года. Кроме названия («Последняя осень»), на форуме ничего не изменилось, если не считать за нововведение то, что Чирикова, Навальный, Немцов и Каспаров участвовали в дебатах друг с другом.
Во всех массовых митингах за честные выборы зимой и весной 2012 года Евгения Чирикова участвовала. Но ее появление на трибуне уже не вызывало тех чувств, что на митинге за Химкинский лес 2010 года. В лесу ее голос был слышен все реже: в эколагере образца 2010 года теперь находились в основном соратники Чириковой, которые продолжали ругаться с рабочими, а по ночам – выдергивать колышки, маркирующие зоны будущей вырубки. Рабочие главным образом выравнивали уже срубленную просеку и вывозили из леса землю.

Осенью 2012 года Чирикова вновь повторила уже пройденное: приняла участие в выборах мэра Химок. На этот раз она заняла второе место, уступив кандидату от «Единой России» Олегу Шахову, к тому моменту временно исполнявшему обязанности мэра Химок. Чирикова не признала его победу. Она заявила о массовых нарушениях закона о выборах и направила десятки жалоб в суд и Центральную избирательную комиссию

Гораздо менее охотно она говорила о другом. Например, о крайне низкой явке – она составила лишь тридцать процентов. Всего тридцать – в городе, который на протяжении последних лет был одним из самых заметных в стране центров гражданской активности. Что произошло? 

Чириковой опять не хватило ресурсов? Или чего-то совсем нематериального – но того, из-за чего она не сумела убедить избирателей Химок в своей правоте? Или потенциальные избиратели Чириковой устали от ее неудач – и отказались связывать с ней свои надежды?
Так или иначе, перелома в жизни Чириковой и Химок в 2012 году не произошло.

В том же октябре Чирикова участвовала в онлайн-выборах в Координационный совет оппозиции – квазипарламент активных интернет-пользователей – и заняла всего лишь седьмое место. На одном из первых заседаний совета Евгения Чирикова обнародовала манифест «Экологическая тропа». В нем она констатировала губительность сырьевой экономики. Приветствовала появление многочисленных инициативных групп и призвала их – в который раз – объединяться. Обещала создать для них единый интернет-портал и развивать СМИ в их городах и районах. Еще в манифесте было сказано, что «пришло время создать политическую партию», которая бы стремилась к развитию самоуправления и сохранению окружающей среды. В интервью «Совершенно секретно» Чирикова, впрочем, сообщила, что партию создавать пока не планирует, равно как и присоединяться к существующим.

В выборах губернатора Московской области в 2013-м в качестве кандидата она принимать участия тоже не будет.

***

Почему тогда, в 2010-м, судьба Химкинского леса задела десятки тысяч людей по всей стране? Или задела не судьба леса – а судьба его главной защитницы? Вырубленных лесов и до Химок в России хватало – не хватало лидеров, похожих на Чирикову. Обычных неполитизированных людей, способных из обывателя неожиданно (даже для себя) превратиться в гражданина, готового отстаивать свои права. Самым ярким примером такого превращения была она, Евгения Чирикова.

Была – и перестала? Отступилась? Испугалась? Устала? Даже если и так, кто осудит мать двоих детей и жену мелкого предпринимателя, годами и почти в одиночку противостоявшую мэрам, губернаторам, премьерам и президентам?
А если не так?

По большому счету, уже не важно, войдет Евгения Чирикова в историю российской политики не только борцом за Химкинский лес. Лес не спасла – зато показала, какого лидера ждет российское гражданское общество, какой политический типаж рано или поздно даст ответ на вопрос «Кто, если не Путин?».


Авторы:  Елена ВЛАСЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку