НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

Есть ли жизнь на нуле?

Есть ли жизнь на нуле?
Автор: Татьяна РЫБАКОВА
27.05.2014
ПРАВИЛА ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ В КРИЗИС
 
Российская экономика тормозит до полной остановки роста. Недавно эксперты Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) понизили прогноз роста экономики РФ в текущем году до нуля. В 2015 году экономика РФ, по их мнению, вырастет лишь на 0,6% – и то если не произойдет значительного увеличения государственных и квазигосударственных расходов. Что в этих условиях делать простым гражданам? Сделать вдох поглубже, считают эксперты.
 
Хотя прогноз ЕБРР на сегодня самый пессимистичный среди международных экономических и финансовых организаций – Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), МВФ и Всемирного банка, даже российское Минэкономразвития не отрицает, что экономика России будет терять темпы роста уже вне зависимости от принимаемых мер. Согласно базовому прогнозу ведомства, рост ВВП России в 2014 году прогнозируется на уровне 0,5%, в 2015 году – 2%, в 2016 году – 2,5%, в 2017 году – 3,3% (4,2%). 
 
Проблема здесь не только в нарастании геополитической напряженности и отсутствии требуемых преобразований. Торможение наблюдается практически у всех развивающихся стран, переживших в предыдущем десятилетии бурный рост экономик. Достаточно сказать, что в мае 2014 года глава руководства Китая Си Цзиньпин заявил о необходимости приспособиться к новой норме экономического роста, все более замедляющегося в этой стране, являющейся второй крупнейшей экономикой мира. 
 
С одной стороны, приятно сознавать, что мы не аутсайдеры. С другой – глобальное ухудшение экономических перспектив для развивающегося мира означает, что надежд на чудесное спасение от невзгод маловато. Поэтому стоит вспомнить о том, что китайский иероглиф «кризис» имеет и другое значение – «возможность». И если о возможностях для страны спорят экономисты, то о возможностях для самих себя нашим гражданам стоит подумать самостоятельно. Тем более что информации для этого достаточно.
 
Что происходит?
 
Прежде всего, стоит понять, что будет происходить с экономикой. Эксперты ЕБРР надеются, что российская экономика удержится от рецессии – то есть падения ВВП. По их мнению, нынешняя геополитическая напряженность в связи с украинскими событиями  будет медленно ослабевать, а торговые санкции в отношении РФ не будут применены. В этом случае российская экономика в 2014 году будет пребывать в состоянии стагнации, а в следующем году продемонстрирует лишь минимальный рост.
 
«По менее благоприятному сценарию, который предусматривает, в частности, наложение финансовых санкций, Россия впадет в рецессию, на Украине сокращение объемов производства усугубится, а в среднем по региону в 2014–2015 годах рост застопорится. В этот момент российско-украинский кризис начнет влиять на мировую экономику», – предупреждает ЕБРР.
 
Однако, как отмечает большинство российских и зарубежных наблюдателей, такое развитие событий в данный момент маловероятно: европейские, особенно германские эксперты уже бьют тревогу в связи с тем, что политические решения затаптывают первые ростки восстановления их экономик.
 
Если вернуться к истокам нынешнего замедления экономики, то большинство экономистов согласится с ЕБРР, который отмечает, что вслед за быстрым восстановлением после 2009 года экономический рост в России в последние два года замедлился главным образом из-за структурных факторов.
 
«Ресурсная модель роста исчерпала себя, поскольку повышение цен на сырьевые товары затихло», – поясняется в докладе.
 
Сейчас, увы, «поздно пить боржоми»: диверсификация экономики требует значительных ресурсов и непростого переходного периода, а у России сейчас нет ни того, ни другого. Зато есть некоторые преимущества перед многими другими замедляющимися экономиками: низкий уровень задолженности, стабильное активное сальдо бюджета и текущего платежного баланса, а также относительно развитые финансовые рынки. 
 
Впрочем, финансовая «подушка безопасности» – такое дело: пока она есть, все хорошо, но стоит начать ее проедать – и вот уже те же инвесторы пакуют чемоданы, а банкиры повышают ставки кредитов и недоверчиво поджимают губы. В правительстве это понимают, и как бы сторонники социального государства ни кляли «губительную политику либералов», уже второй год в России идут самые что ни на есть либеральные экономические реформы в социалке: медицина, образование, пенсионная система «подсушиваются» с целью повысить эффективность вложений в них. 
 
Всегда ли это получается – другой вопрос. К примеру, принятие высокой планки обязательного трудового стажа для получения пенсии вместо повышения пенсионного возраста, побудило многих 55–60-летних выйти на пенсию сейчас, не дожидаясь увеличения планки: ведь их трудовая деятельность в 1990-е годы часто не подтверждалась записями в трудовой книжке. Тем не менее повышение эффективности бюджетных трат на социалку явно назрело: очевидно, что вливание огромных денег, например в медицину, привело не столько к улучшению здоровья населения, сколько к росту числа коррупционных скандалов с закупками медтехники и взятками.
 
Не менее очевидно и то, что государство в ближайшее время будет тщательнее относиться и к заимствованиям – особенно на зарубежных рынках и особенно госкомпаний, и к импорту – в первую очередь опять же госкомпаний, и к оттоку капитала.
 
Поэтому, полагают в ЕБРР, как только доверие инвесторов к российской экономике восстановится, экономический рост возобновится. По мнению экспертов ИГ «Норд-Капитал», если новых санкций со стороны США и ЕС не последует, российский рынок начнет восстанавливаться уже во втором квартале этого года. А Андрей Кочетков, аналитик «Открытие Брокер», уверен, что темпы восстановления российской экономики будут выше прогнозируемых.
 
«Во-первых, европейская экономика немного «выздоравливает» от долгового кризиса, что также позитивно сказывается и на России. Во-вторых, в Северной Америке наблюдается оживление деловой жизни, что распространяет позитивное влияние на Европу, а через нее на Россию. В-третьих, китайская экономика замедляет темпы роста, но они все еще превышают 7%. При этом китайская экономика уже соперничает в объеме с американской. Соответственно, расширение сотрудничества РФ и КНР должно иметь позитивное влияние на деловую активность», – поясняет он.
 
По его подсчетам, потенциал импортозамещения, развития сферы услуг, активность в сфере ОПК могут принести российской экономике рост от 1,5% до 5% в год. 
 
Резюмируя прогнозы экспертов, можно сказать: сейчас российская экономика готовится к «нырку». Насколько быстро она сможет оттолкнуться от дна и всплыть – вопрос дискуссионный, но гражданам стоит набрать в грудь побольше воздуха.
 
Где стелить соломку?
 
Какие неприятные последствия могут сопровождать падение экономического роста? 
 
Во-первых, ослабление рубля (что уже происходит). Соответственно, цены на импорт будут расти, а сам объем импорта – падать. С учетом высокой доли импорта в экономике, в том числе и в таких чувствительных для населения сферах, как продовольствие, разгонится инфляция. 
 
Падение рубля по отношению к доллару уже привело к подорожанию свежих овощей и мяса до 25%, отмечает Минсельхоз. А Минэкономразвития прогнозирует дальнейший рост цен на продукты питания.
 
Подорожает не только продовольствие. По мнению профессора, д.э.н. Никиты Кричевского, на рост цен косвенно повлияют и меры по «деофшоризации» – импортеры, лишенные возможности минимизировать налоги через офшоры, переложат выросшие издержки на потребителей.
 
Во-вторых, рост безработицы: в 2014 году она может оторваться от спокойных уровней – сложная экономическая ситуация в стране заставит компании идти на сокращение работников, отмечает Всемирный банк в своем докладе о России. И многие это уже начали делать: в последние месяцы о введении мер по оптимизации численности работников объявили некоторые крупные корпорации – в основном принадлежащие государству или контролируемые им, а также относящиеся к финансовому сектору: АВТОВАЗ, РЖД, Сбербанк, ВТБ, Уралсиб. Сокращение персонала, закрытие подразделений и отправка работников в неоплачиваемые отпуска уже начались у металлургов, который год страдающих от снижения цен на черные и цветные металлы, у автомобилестроителей. 
 
Впрочем, массовых увольнений, как в 2008 году, не будет, уверена Татьяна Кузнецова, партнер компании GLOBALPAS. В первую очередь стоит ожидать сокращения бюджетов, заложенных на обучение персонала, считает она, – только затем компании будут проводить мониторинг сотрудников на предмет соответствия  занимаемой должности, выявляя, таким образом, неэффективный персонал и сокращая в первую очередь данную категорию сотрудников. В случае же градообразующих предприятий первой мерой станет сокращение рабочего дня. По мнению Георгия Остапковича, директора Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ, больше всего пострадают средние предприятия: крупным поможет государство, а малый бизнес традиционно спасается уходом в «тень».
 
Ограничивать рост безработицы будет продолжающееся уменьшение работоспособного населения, отмечает Михаил Денисенко, заместитель директора Института демографии НИУ ВШЭ. Мигранты смогут восполнить дефицит рабочей силы лишь частично – российская экономика по-прежнему страдает от недостатка высококвалифицированных кадров.
 
В целости и сохранности
 
Говоря о стратегиях экономического поведения, эксперты всегда отмечают два вида мотивации: сохранить и приумножить. Исходя из них и стоит планировать свои действия.
 
Стоит усвоить, что дохода без риска не бывает. Поэтому в ситуациях неопределенности, бурных изменений и острых кризисов не стоит отправляться ловить рыбку в мутной воде – если вы, конечно, не опытный биржевой спекулянт. В это время главное – сохранить имеющееся или хотя бы минимизировать потери.
 
 
Какова стратегия сохранения сейчас? Одно из первых правил выживания, усвоенное нашими гражданами, звучит кратко: покупай! В советские времена это был «военный набор»: соль, спички, мука. В 1998 году самые «продвинутые» граждане заменили этот набор покупкой импортной бытовой техники и электроники по старым ценам. А теперь любой знает: чуть что – надо бежать в обменник за долларами. В результате, как подсчитал Центробанк, российские граждане в феврале–марте этого года, когда «плавная девальвация» перешла в крымские события, купили ровно столько валюты, сколько на пике кризиса 2008 года. Тогда в ноябре было куплено ее на 9,6 млрд долларов – и в нынешнем феврале столько же. В декабре 2008-го население купило валюты на рекордные 14,3 млрд долларов – этим мартом рекорд был повторен.
 
По мнению Кристины Евтифьевой, эксперта Центра развития НИУ ВШЭ, «бегство от рубля» стало одним из факторов снижения в марте реальных располагаемых доходов населения почти на 7%, которое зафиксировал Росстат. «С начала года до конца марта курс доллара к рублю вырос на 3,0 руб., курс евро – на 2,3 руб. В такой ситуации бегство от национальной валюты – как в наличной, так и безналичной форме – стало распространенной практикой среди населения. По данным платежного баланса, за первый квартал чистый прирост наличной валюты на руках у населения составил почти 20 млрд долларов», – поясняет она.
 
Стоит ли и дальше покупать валюту?
 
Евтифьева говорит о возможности 10-процентного ослабления российской валюты. «Фундаментальная корреляция рубля и сырьевого рынка сломалась», – с тревогой отмечают аналитики «Нордеа Банка». 
 
«Рубль в начале года был вовлечен в падающий тренд вслед за другими валютами развивающихся стран. Снижение в январе–феврале было обусловлено ожиданием начала сокращения программы QE в США и перераспределением глобального капитала в пользу развитых рынков на фоне разочаровывающего роста сектора EM. Но уже в феврале рубль продолжит падать против тренда рынка», – говорится в их докладе. 
 
Все дело в оттоке капитала, который сейчас поддерживается событиями на Украине. 
 
Впрочем, по мнению аналитиков «Нордеа Банка», после президентских выборов там 25 мая ситуация успокоится, но даже в наихудшем случае российский Центробанк не даст «уронить» рубль сильно ниже нынешних котировок.
 
«Рубль имеет шансы восстановиться до отметок ниже 35 рублей за доллар до конца этого года», – уверяют они.
 
По мнению аналитика банка Дмитрия Савченко, «геополитический дисконт» рубля – около 5%.
 
«В ближайшее время мы не ожидаем резких изменений курса рубля, ни вверх, ни вниз. Тем не менее мы не исключаем того, что в обозримом будущем рубль немного окрепнет, а потом постепенно будет слабеть», – говорит аналитик компании «АТОН» Ринат Кирдань.
 
«На самом деле сильное изменение курса в любую сторону маловероятно, так как Россия является одной из тех стран, где ослабление курса довольно быстро вызывает сокращение импорта (в течение трех – шести месяцев) и положительно сказывается на компаниях-экспортерах, что приостанавливает снижение профицита счета текущих операций. Это означает, что 30-процентное обесценивание рубля в России маловероятно и если это произойдет, явление будет краткосрочным, то есть рубль быстро вернется к более высокому справедливому уровню», – считает Игорь Даниленко из ТКВ BNP Paribas Investment Partners.
 
Из этого можно сделать вывод, что новых закупок валюты можно не производить. Но и с имеющимися запасами расставаться не стоит.
 
А вот пытаться сохранить сбережения в золоте сейчас не стоит: как отмечает аналитик ИК «Велес Капитал» Айрат Халиков, скорее всего, в ближайшие годы золото будет только дешеветь.
 
Найти и приумножить
 
Если на ближайшие месяцы лучшей стратегией будет сохранение сбережений, то в дальнейшем стоит подумать и об аккуратном приумножении: цены-то растут.
 
Можно вернуться к стратегии, которой Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «АЛОР», советовал следовать в начале года, – вклады на валютные депозиты. Пока сохраняется система страхования вкладов размером до 700 тысяч рублей (или эквивалентных в валюте), это может позволить получить до 8% годовых.
 
Большое количество граждан, особенно в Москве, пытаются спасти свои сбережения с помощью недвижимости. По данным ВЦИОМ, самым надежным способом вложения денег более половины (51%) россиян по-прежнему считают приобретение недвижимости.
 
Массовый отзыв лицензий у банков, девальвация рубля, опасения относительно запрета валюты в ситуации санкций привели к тому, что в марте–апреле на рынке недвижимости начался настоящий бум: квартиры разлетались как горячие пирожки. При этом, отмечает  коммерческий директор Capital Group Алексей Белоусов, наибольшим спросом пользовались малобюджетные квартиры – люди покупали не то, что хочется, а то, на что хватило денег.
 
Сейчас, отмечает эксперт, покупки стали совершать более обдуманно.
 
«Сегодня инвестиционный потенциал имеют две категории недвижимости», – считает он.
 
Первая – это недвижимость в домах с высокой степенью готовности. Доля готового предложения на первичном рынке Москвы становится все меньше и меньше, в связи с чем этот сегмент представляет большой интерес для инвесторов.
 
«Данный инвестиционный потенциал нацелен не на спекулятивную составляющую (дешево купил – дорого продал), а на инвесторов, которые хотят переждать сложные времена и получать стабильный доход от рентного бизнеса», – отмечает Белоусов.
 
Вторая категория предполагает вхождение в проект на начальном этапе строительства.
 
«В зависимости от стадии вхождения в проект даже на текущем рынке можно говорить о доходности таких вкладов от 30% в валюте за 3–4 года», – утверждает Белоусов. 
 
Еще один неочевидный, но, возможно, наиболее верный путь: повышение профессиональной квалификации. Ухудшение ситуации на рынке труда, как уже говорилось ранее, не снимет проблемы нехватки высококлассных специалистов. С учетом того, что обучение работников – это первое, на чем начнут экономить работодатели, есть смысл прямо сейчас отправиться не в отпуск, а на курсы повышения квалификации. Можно проявить инициативу на работе, взять на себя новый проект – или сменить работодателя на более надежного. Если давно мечтали о собственном деле – есть смысл уже готовить стартап на осень. История показывает, что самые успешные компании зародились в момент прохождения «дна» кризиса: цена входа на рынок в этот момент невысока, конкурентов разметал финансовый шторм, а потребитель готов попробовать что-то новое.
 
Выход там, где вход
 
Вообще, недаром существует поговорка «Не было бы счастья, да несчастье помогло». По мнению Георгия Остапковича, сегодняшние геополитические события могут пойти российской промышленности не только во вред, но и на пользу. В частности, произошедшая девальвация рубля может включить механизм импортозамещения, а это на руку отечественному бизнесу. Режим санкций также может быть на руку российским конкурентам иностранных производителей.
 
«Конечно, надо отдавать себе отчет в том, что любые международные санкции – от минимальных, в случае если конфликт завершится решением крымского вопроса, до максимальных, если продолжится его эскалация, – не будут способствовать оздоровлению российской промышленности, – оговаривает эксперт. – С другой стороны, вынужденное проведение данного стресс-теста может подвигнуть двух основных участников процесса развития промышленности – государство и самих предпринимателей – к значительной активизации перестройки отрасли».
 
Относительно благоприятный сценарий, по мнению Остапковича, заключается в следующем. С одной стороны, Европа и США ограничиваются визовыми санкциями. Международные рейтинговые агентства понижают суверенный рейтинг России, что ставит под ценовой удар крупных корпоративных заемщиков. Соответственно, растет цена заимствования внутри страны. Усиливается интенсивность вывода капитала, а значит, уменьшаются возможности предприятий по привлечению длинных инвестиционных средств. Продолжается снижение курса национальной валюты. В результате дорожает импортное оборудование, от которого серьезно зависит большинство высокотехнологичных видов деятельности обрабатывающей промышленности. Потенциальные иностранные инвесторы начинают проявлять повышенную обеспокоенность по поводу входа на российский рынок с новыми проектами.
 
С другой стороны, уже Госдумой и экономическими регуляторами страны принимается комплекс законодательных и нормативных актов, включая внедрение промышленной политики, в значительной степени улучшающих функционирование отрасли в ближайшей перспективе. Государство помогает стратегическим и отраслеобразующим предприятиям минимизировать свои потери от принятых санкций. Частичная девальвация рубля относительно улучшает позиции российского бюджета и стимулирует экспорто-ориентированные предприятия добывающих отраслей. 
 
«В результате действия негативных и позитивных факторов их баланс обнуляется. Промышленность продолжает свое стагнационное развитие без каких-либо заметных провалов, а в конце текущего года даже появляются признаки оживления. Если сохранятся уровень внутреннего спроса и платежеспособность населения на сегодняшнем уровне, то экономика в целом по итогам года прирастет в пределах 1,3–1,8% за счет секторов, не производящих товары, и частично за счет чистого экспорта», – прогнозирует Остапкович. 
 
Минус такого сценария в том, что подобный тип развития не приближает нашу экономику к постиндустриальной.
 
«Тем более что в торговле и услугах практически не применяются и не производятся инновационные технологии и продукты, а также не достигаются новые знания», – отмечает эксперт.
 
Однако доцент кафедры мировой экономики Уральского государственного экономического университета Александр Мальцев считает, что постиндустриализация сейчас несет больше проблем, чем пользы. Он приводит в пример ведущие мировые экономики, которые погубил чрезмерно разбухший финансовый сектор, переток рабочих рук из промышленности в сферу услуг и массовый вывод производственных мощностей в другие страны.
 

Авторы:  Татьяна РЫБАКОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку