Эх, «яблочко», куда катишься?

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.02.1998

 
Алексей ЧЕЛНОКОВ, обозреватель
«Совершенно секретно»

Когда все говоришь, а тебя уже не слушают (надоел!), когда наступают на пятки молодые (да ранние), когда рейтинг сходит на уровень статистической погрешности (а на носу выборы), лихорадочно ищешь выход и находишь вроде бы единственный – спровоцировать политический скандал. Но обделать это нужно с умом, чтобы и под Уголовный кодекс не угодить, и желанного добиться. Это непреложное правило первым делом освоило народившееся племя наших имиджмейкеров, а затем и сами политики. Примеров тому, что почти каждая уважающая себя партия заводит себе и контролирует подпольную молодежную группировку, – масса. РВС и РККА – у коммунистов разного толка, РНЕ и Легион «Вервольф» – у национал-патриотов. Нам стало известно, что своих радикалов заимел и один политический блок, лидер которого слывет честнейшим и бескопромисснейшим человеком, чуть ли не совестью нации – Григорий Явлинский.

ПРОВОКАТОРЫ В ЗАКОНЕ

Вспомним скандал вокруг пресловутой «версии № 1», грозившей скорым и неминуемым государственным переворотом. Факсы с детально расписанным сценарием подготовки захвата власти в стране некой «группой влиятельных сил» в один день получили многие правительственные учреждения и десятки средств массовой информации.

Тогда авторство приписали руководителю Фонда эффективной политики Глебу Павловскому. Ему даже пришлось спешно отбыть за кордон, чтобы избежать объяснений в прокуратуре и госбезопасности.

Или другой случай. Ноябрь 1997 года. Только-только отгремели залпы, пущенные Березовским в телеэфире. Они выкосили сплоченные ряды чубайсовской команды. Все ждали ответного удара, и он последовал... но какой? Подлый – еще мягко сказано.

Фонд эффективной политики цинично, вполне в духе современного имидж-мейкерства, запустил дезу. Самое отвратительное то, что для этого было использовано имя политического обозревателя «Общей газеты» Андрея Фадина, погибшего накануне в автокатастрофе. Сотрудник ФЭП Максим Мейер организовал пресс-конференцию, на которой «независимый» журналист Сергей Митрофанов, «близкий друг» Фадина, поведал о том, что погибший получил дискету с расшифровкой беседы Березовского и Гусинского и это якобы стало причиной его гибели. Финансовые магнаты никак не отреагировали на этот скандал, сочтя его, видимо, безграмотно поставленным спектаклем.

Запущенная в СМИ деза – лишь один из методов работы профессиональных политических провокаторов. Более эффективно, как показала практика, – создание экстремистских группировок, боевого, так сказать, крыла. Поначалу они расклеивают на столбах прокламации с призывами бороться с «оккупационным режимом», жгут на площадях чучела ненавистных политиков. Потом, как это уже было, наигравшись, по-нечаевски убивают своего соратника, чтобы повязаться кровью, и приступают к серьезным делам. Такова внутренняя логика любой экстремистской организации.

Пример – отрезанные уши члена «Легиона Вервольф». Подрыв памятника Николаю II в подмосковном поселке Тайнинская. Минирование памятника Петру Великому в Москве и газораспределительной станции в Люберцах. Примеров, впрочем, предостаточно.

Образование так называемого Союза сил сопротивления «Гамаюн» –из того же ряда. По мнению одного из региональных руководителей «Яблока», пожелавшего остаться неизвестным, создание «Гамаюна» – тактический ход Григория Явлинского, поставившего целью привлечь на свою сторону часть национал-патриотического электората перед приближающимися президентскими выборами.

Другие сведущие политики считают, что Явлинский, используя молодых маргиналов из «Гамаюна» (открыто? втемную?), испытывает «обнищавший народ» на диктатуру.

Если выгорит – так тому и быть?..

ВЫХОД НА СЦЕНУ

В Большом театре открывался 222-й театральный сезон. Давали «Ивана Сусанина». Публика в зале, само собой, отборная – столичный бомонд. Последние буфетные визитеры заняли свои места, притихла гомозливая галерка. Отрешившись от будничных дел, зрители уже внимали первым аккордам. Вдруг в зале закрутился-завертелся бумажный листопад: откуда-то сверху – то ли с третьего, то ли с четвертого яруса – на головы театралов посыпались листовки

Сбитая с толку публика, забыв о сцене, шуршала бумажками, тщетно пытаясь в полутьме прочесть «послание». Театральное действо явно страдало от такого вмешательства. Открытие сезона было на грани срыва.

Ответственность за учиненный скандал, как явствовало из листовок, взял на себя некий «Союз сил сопротивления «Гамаюн». Зачинщики «акции» – двое неизвестных молодых людей, – «отбросавшись», беспрепятственно покинули театр. Оставалось лишь с глупым видом вертеть листовку в руках.

«Гамаюн» призывал к «борьбе с существующим диктаторским режимом», а также обещал обрушить на сатрапов «гнев народа, и он сметет их с нашей земли». Эти грозные слова были отпечатаны на лазерном принтере на финской бумаге с водяными знаками, что свидетельствовало не только о закате эпохи маевок и подпольных типографий, но и о финансовых успехах новых революционеров.

Из короткого, в полстранички, текста невозможно было понять, кто они, эти гамаюновцы, – левые или правые, троцкисты или национал-социалисты, рыночники или колхозники. Автор, упирая на общеизвестные факты нашей жизни вроде казнокрадства и «обнищания народа», не предлагал никаких рецептов, кроме неотвратимой и страшной кары «замшелым политическим волкам, своре молодых провокаторов-плейбоев и их телевизионно-эстрадной обслуге». Проговаривал это, впрочем, с оглядкой на Уголовный кодекс, избегая прямых призывов к насилию.

Пресса, отшумев в два дня, сошлась во мнении, что на сцену выходили хулиганствующие одиночки непонятной ориентации. Однако вскоре пришлось признаваться в своей ошибке, когда «Гамаюн» объявил о начале электронной войны. В течение одного дня факсы правительства, администрации президента, а также десятков средств массовой информации приняли новое послание «Гамаюна». В нем цели «союза сопротивления» несколько конкретизировались.

Например, из письма на имя Черномырдина: «Вы, как один из ведущих функционеров диктаторского режима, включены в списки лиц, в отношении которых устанавливается степень участия в преступлениях и бесчинствах нынешней власти... Мы будем добиваться реального действия механизма люстрации, создавать вокруг вас атмосферу нетерпимости... Предлагаем вам незамедлительно подать в отставку...» Одновременно такие же тексты стали распространяться в компьютерной сети «Интернет».

Власти на самом высоком уровне, конечно, всполошились, получив эти «черные метки». Бог знает, что ждать от этих птенцов гамаюновых, – отморозков сейчас хватает.

Отыскать «Гамаюн» сразу не удалось, хотя на некоторых письмах был указан обратный адрес: Псков, Октябрьский проспект, д. 56. Увы, по этому адресу находился завод «Псковмаш», уже долгое время закрытый. Гамаюновцы вдобавок оказались хорошими конспираторами.

Кстати, последняя акция «Гамаюна» прошла в Пскове после Нового года. Городская администрация всерьез перепугалась, когда на центральную площадь вышла группа молодых людей, кричащих в мегафон бранные слова в адрес властей. Затем кто-то изо всех сил колотил трубой в рельс, а рядом жгли факелы.

ПАДАЛИЦА

Совершенно очевидно, что за невнятными угрозами группировки с неопределимой политической ориентацией должен стоять некто, кто во имя собственных целей, пока что непонятных, дирижирует молодыми маргиналами.

Нам удалось получить запись телефонного разговора руководителя «Яблока» Григория Явлинского с Георгием Глаговским, лидером «Гамаюна» (каким образом – это наше ноу-хау), фрагмент которого приводим:

Г. Григорий Алексеевич, замучились связью, почти все мобилы вышли из строя...

Я. А вы аккуратнее с ними, не могу же я каждый месяц...

Г. У нас тут проблемы с органами, кто-то стучит, не знаю кто, но таскают в контору, статьи шьют неприятные...

Я. Ладно, бояться вам нечего, тексты выверенные, придраться им не к чему, пусть бесятся. Ты лучше думай о деле, с октября палец о палец не ударили.

Г. Да я сейчас больше по регионам разъезжаю, ребят стоящих подыскиваю.

Я. Вот ездишь, заодно и организовывай там что-нибудь, чтобы не впустую. Время дорого.

Г. Есть одна мыслишка, в Пскове отчебучить.

Я. Вот-вот и давай...

«Бояться вам нечего, тексты выверенные», – сказал Явлинский. Тут я вспомнил слова Глаговского из разговора со мной: «На нас работают лучшие юристы страны». Тогда они показались мне пустой похвальбой. Признаю, что был не прав.

Потом выяснилось, что во многих областях учредителями региональных организаций «Гамаюна» стали... активисты общественно-политического движения «Яблоко».

Чтобы не быть голословным, перечислю ряд фамилий. Евгений Гашо (Воронежская область), помощник депутата Госдумы Ярыгиной. Ю. Гераськин и И. Трушин (Рязанская область). Лидер Алтайского краевого отделения «Яблока» В.С. Останин стал инициатором создания местного филиала «Гамаюна» – по просьбе людей из близкого окружения Явлинского. Формально филиал возглавил его сын Станислав. В Иркутской области свила гнездо для гамаюновцев группа поддержки Явлинского на президентских выборах, ее вдохновитель и сопредседатель областной организации «Яблоко» Даниил Мещеряков сейчас перебрался в Москву.

Впечатляющая деталь, связанная с местом проведения учредительного съезда «Гамаюна». В 1996 – 1997 годах движение «Яблоко» постоянно проводило свои «организационные мероприятия» в доме отдыха «Полет». Эта здравница перешла, так сказать, по праву наследования молодым соратникам Явлинского (подробнее об этом читайте ниже).

Наконец, сам лидер «Гамаюна» Глаговский был членом Санкт-Петербургского отделения молодежного союза «Яблоко», заместителем начальника федерального штаба одноименного предвыборного блока и одним из доверенных лиц кандидата на пост президента в 1996 году Григория Явлинского.

РАЗРУШИТЕЛИ КАРФАГЕНА С МОБИЛЕМ

Вскоре отыскались очевидцы, которые поведали о том, что учредительный съезд «Гамаюна» прошел за несколько дней до акции в Большом театре, 19–20 августа прошлого года. Проходил он, как уже говорилось, в Подмосковье, в доме отдыха «Полет», бывшей профсоюзной здравнице. Участвовало в «учреждении» около шестидесяти молодых людей примерно 30-летнего возраста. (Видимо, на этом съезде и было решено провести описанную акцию в Большом театре.)

По их виду не скажешь, что они купаются в роскоши, как иные деятели, считающие политику весьма доходным бизнесом, пусть не всегда законным. Нет, скромно одетые, но снабженные мобильными телефонами и разъезжающие на новых «девятках».

Они приняли устав, в пункте которого «Цели и задачи движения» говорится, что их «стратегическая задача – приход к власти». Цель – «освободить страну от извечного варварства... и вывести на путь цивилизованного развития». Нигде не поясняется, что считать «варварским» и что – «цивилизованным». В остальном параграф почти дословно повторяет угрозы, разосланные по факсу, – о «люстрации», составлении списков «лиц, уличенных в сотрудничестве с нынешним режимом», и объявлении им бойкота.

Оргкомитет выпустил под грифом «Для служебного пользования» обращение к союзникам, в котором указаны конкретные цели: «...Мы будем, не уставая, разоблачать команду «молодых провокаторов» во главе с Чубайсом и Немцовым, не забывая о старых – Шумейко, Филатове, Илюхине, Лебеде, Рохлине...» Досталось и «иерархам в штатском», которые разъезжают в «мерседесах» и «не предают анафеме аморальные действия властей».

«Карфаген должен быть разрушен!» – грозно призывает съезд «Гамаюна».

В доме отдыха собрались посланцы Петербурга, Пскова, Владимира, Воронежа, Омска, Благовещенска, Магадана, Сахалина... Неизвестно, что обсуждалось в кулуарах, но на съезде ничего, кроме по-человечески понятных угроз и досадований людей, отброшенных на обочину жизни, не произносилось. Оставалось ощущение странной недосказанности. Хорошо, свернем «головку режима», а дальше?

ПОСЛЕДНИЙ ДИССИДЕНТ

Ответить мог, очевидно, только руководитель «Гамаюна». Учитывая, что последние листовки «по поручению Федерального штаба Союза сил сопротивления» подписывались неким Георгием Глаговским, мы предприняли настойчивые попытки встретиться с ним. Контактный телефон отвечал старушечьим голосом одно: «Что записать?»

Первая встреча сорвалась – у гамаюновцев случилась какая-то заминка. Только дней через десять мы встретились. Глаговский сказал, что его пресс-службе требовалось время, чтобы навести обо мне справки, пролистать мои публикации за последние годы (ну, конспираторы!).

Итак, знакомимся. Известный в узких кругах общественно-политический деятель Георгий Глаговский, 29 лет, выпускник Ленинградского политехнического института, кандидат экономических наук, занимается, по его словам, частной юридической практикой.

Общественность впервые узнала о его существовании в 1993 году, когда он баллотировался в депутаты Госдумы по одномандатному округу в Санкт-Петербурге. Его поддерживали студенты питерского политеха, о нем хорошо писали в местной газете «Смена». Выборы с блеском провалились.

В следующем, 94-м он уже в составе питерской делегации едет в Москву, чтобы участвовать в учредительном съезде гайдаровского «Демократического выбора России». Очевидно, работа с отечественными «демократами» не задалась, ибо спустя некоторое время Глаговский входит в состав правления Международной организации прав человека (МОПЧ), штаб-квартира которой находится в Мюнхене. (В разговоре со мной на вопрос, что привело его к Гайдару, он как-то странно ответит: «Демоны, демоны...»

В московском отделении МОПЧа о Глаговском отзывались как о весьма деятельном молодом человеке, правда, излишне честолюбивом, который «ждет своего часа, чтобы совершить рывок в политике». Недавно немецкое руководство МОПЧа, в руки которого попала листовка «Гамаюна», оправило в Москву «доверительное» письмо, в котором, в частности, говорится: «По нашей оценке, материал носит радикально-экстремистский характер и может нанести нашему обществу большой вред». Немцы рекомендовали отстранить Глаговского от работы в МОПЧе.

В марте 1997 года он сотоварищи участвует в массовых акциях протеста, проводившихся, как известно, профсоюзными организациями. В чем именно заключалось их участие – Глаговский предпочел не распространяться. Но именно тогда у них и возникла идея создания Союза сопротивления. Почему они выбрали столь странное название – «Гамаюн»? Глаговский ответил невразумительно, мол, птичка такая есть симпатичная, народной душе близкая, вещунья, словом...

– Вы считаете себя профессиональным политиком?

– Уже несколько лет я занимаюсь только политикой, окончательно избрал для себя этот путь, словами Высоцкого, другие придут, сменив уют...

– Можете назвать близкие вам по взглядам политические организации?

– Мы не поддерживаем отношений ни с одной из действующих политических организаций, поскольку не собираемся играть по правилам, навязываемым существующим режимом.

– Какие все-таки цели преследует «Гамаюн»?

– «Гамаюн» ставит своей глобальной целью освобождение, скажем так, народных спин от Медного всадника, или, другими словами, стремится вывести страну из тоннеля многовекового варварства, состоящего в том, что государство всегда подавляло маленького человека, о необходимости защиты которого много говорил, скажем, Достоевский.

Заставить Глаговского отказаться от эзопова языка очень трудно, почти невозможно, хотя, по его словам, он – «чистый прагматик» в своих взглядах и действиях. Наконец, Глаговский выдает формулу: «В стране царит охлократическая тирания (власть быдла. – Авт.), которая неизбежно деградирует в тиранию обыкновенную».

– И что из этого следует?

– То, что тогда народ проснется, по России прокатится бунт, бессмысленный и беспощадный, и к власти придет сила, незапятнанная сотрудничеством с властями, то есть мы.

Потом он описал теорию «трех критериев» собственного изобретения. Политик, мол, должен соответствовать следующей триаде: радеть, не щадя своего живота, за общее благо; иметь представление о том, как его достичь; обладать незаурядными организаторскими способностями.

Ни один из действующих ныне политиков, по словам Глаговского, не соответствует этим критериям. За исключением, оговаривается он, Явлинского... Более того, лидер «Гамаюна» подтвердил в ходе интервью, что его встречи с Григорием Алексеевичем «носят регулярный характер». О подробностях этих периодических «консультаций» Глаговский предпочел не распространяться.

Информация к размышлению

Первое, что настораживает: среди учредителей региональных организаций «Гамаюна» оказалось немало граждан, которые не в ладах с законом.

Светлана Скулкова из Кемерова, против нее возбуждено уголовное дело по обвинению по статье 159 (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору). Андрей Косарев, ижевский учредитель, и Олег Строкович из Томска были осуждены за хулиганство. Кое-кто из активистов, по оперативным данным правоохранительных органов, подозревается в принадлежности к криминальным организованным группировкам.

Особенно же выделяются учредители Иркутской региональной организации «Гамаюн». Валерий Котов, бывший сотрудник милиции, отбывал срок за получение взятки. Александр Дьяконов и вовсе «матерый» – совершил две ходки в лагерь. Третий учредитель иркутского филиала, по совместительству представитель малоизвестной правозащитной организации – Фонда А.Любославского, – Галина Богданова обвинялась в мошенничестве.

Неужели с опорой на такие «силы» и собирается лидер «Яблока» строить будущее «гражданское общество», основанное на принципах демократии и законности?


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку