Эффект домино

Эффект домино

ФОТО: АРТЁМ ЖИТЕНЕВ/ТАСС

Автор: Михаил МЕЛЬНИКОВ
17.04.2020

Когда-нибудь мы все вновь выйдем на улицы. Первые несколько дней, понятно, вернут барам потерянную выручку, но потом придется посмотреть на жизнь трезвыми глазами. Пировали – веселились, но что будет, когда подсчитаем?

Наше общество иллюзий не питает: по данным ВЦИОМ, 55–57% россиян считают, что тяжелые времена еще впереди. С ними солидарен и министр финансов Антон Силуанов, посетовавший, что «тучные времена» прошли и дальше будет сложнее. Мы, честно говоря, не заметили, чтобы последние годы были «тучными», но министру с годовым доходом 30–40 млн рублей, несомненно, виднее.

ДЕНЕГ БУДЕТ МЕНЬШЕ

Отсюда первый вывод – после окончания эпидемии мы станем беднее. Это не паника, а медицинский факт. Уже сейчас в России потеряли работу сотни тысяч, а возможно и больше человек. И хорошо еще тем, для кого эта потеря временная – неоплачиваемый отпуск.

Закроются или уже закрылись тысячи предприятий, главным образом малого или даже микробизнеса. Государство обязало их прекратить работу, но не освободило на это время от налогов, а лишь предоставило отсрочку по выплате. Арендодатели, конечно, в массе своей идут навстречу арендаторам, но даже по сниженным ставкам все равно надо платить. Места одиночных бизнесов займут сетевые пиццерии, парикмахерские, мастерские. Зарплаты в них, как правило, ниже, а условия труда даже хуже, чем в малом бизнесе, – чистая монополизация по Карлу Марксу.

Из-за падения рубля импортные товары вновь станут дороже. За последнее десятилетие они уже подорожали в 2 раза – ибо рублевые доходы населения выросли в 1,5 раза, а доллар подорожал в три. Это могло бы дать толчок отечественному производителю, но с текущей налоговой политикой у него практически нет шансов конкурировать с китайским товаром, даже несмотря на дешевый рубль. А тут еще и бесконечные выходные…

Здесь стоило бы сказать пару слов про эпидемиологическую пользу и экономический вред самоизоляции, но выбранные вами, уважаемый читатель, законодатели ввели наказание за публикацию любого мнения на эту тему, отличного от утвержденного в верхах (закон про «фейки о коронавирусе»). Однако мы, например, видим, как заботливая Москва сохранила рабочие места для мигрантов (стройки не остановлены, словно коронавирус на них не сунется), но закрыла их для граждан России. Многомиллиардные столичные тендеры на продолжение реновации и перекладку бордюров никто не приостанавливает, а призывы к помощи гражданам приравниваются к «мародерству».

Любовь к иностранцам проявилась и в направлении за рубеж большого числа самолетов с медицинскими принадлежностями, которые совершенно недоступны собственным гражданам. Прекращение эвакуации россиян из-за границы – еще одно звено, проясняющее отношение России-государства к своему народу.

Как результат – нас ожидают чрезвычайно напряженные парламентские выборы 2021 года. «Единая Россия» своими антисоциальными решениями последнего времени полностью потеряла доверие избирателей, члены ее руководства постоянно демонстрируют откровенное неуважение к россиянам и пренебрежение их интересами. Соответственно, можно ожидать уличных выступлений и протестного голосования. В 2019 году оппозиции удалось, правда, переориентировать этот процесс на «умное голосование» за КПРФ (неформальный филиал «Единой России»), но второй раз эта афера может не пройти. А значит – высок риск беспорядков, после которых последует закручивание гаек.

ПРАВИЛА СТАНУТ СТРОЖЕ

Жизнь вообще станет более регламентированной. Пример Китая показал, что жесткие правительства, предпринимавшие решительные меры, более эффективно борются с заразой. И эта мысль успеет глубоко укорениться в западных умах – особенно в самых пострадавших странах. Это США с их развитым региональным самоуправлением и Италия с Испанией, где вообще не очень принято замечать существование власти. Число сторонников «жесткой руки» обязательно вырастет, а значит, новые Франко, Муссолини и Базз Уиндрип (президент-фашист из знакового американского романа «У нас это невозможно») уже родились и даже, скорее всего, начали политическую карьеру.

Принятые под шумок законы, ограничивающие права и свободы граждан, продолжат действовать и в «мирное время».

Так, например, налоговая служба, наконец, получит полный автоматический доступ ко всем банковским счетам граждан: она билась за это с банковским лобби несколько лет (редчайший случай, когда банки стояли на защите граждан), но коронавирус помог. Под предлогом сбора денег на восстановление экономики через «налог с богатых» налоговики смогут отслеживать все счета, и если сумма на них превысит 1 млн рублей, выписывать налог с дивидендов. Сумма налога, как правило, будет смешной, и даже в масштабах страны мало что значимой – зато ФНС будет знать все и обо всех.

Вообще, мир Сороса сменится миром Оруэлла. Коронавирус стал настоящим подарком для спецслужб – они смогли легально провести масштабные испытания всех возможных систем слежки за простыми смертными. В России это лучше всего заметно в Москве, где на полную мощность заработали системы распознавания лиц и другая биометрия. Также отрабатываются методы коврового полицейского досмотра, распределение контроля территорий между силовиками, прочие необходимые карантинные меры. И эти навыки по всему миру будут впоследствии использованы при подавлениях протестов. От скрытого надзора мы перешли к явному и тотальному.

А значит, революций больше не будет. Нынешние власти по всему миру, кроме ряда «стран-изгоев», – сохранят свое положение навсегда или до тех пор, пока их терпит главный мировой полицейский – США. К и без того многочисленным орудиям американской власти – доллару, армии, ракетам – за последнее десятилетие добавился самый, как выяснилось, мощный двуглавый инструмент: Android и iOS, на базе которых так удобно контролировать вашу жизнь.

НАЗАД К СОЦИАЛИЗМУ

Но вернемся к содержимому наших карманов. Смерть малого бизнеса, и без того очевидная для ведущих экономистов, резко приблизилась. Стало очевидным, что он первым гибнет от любого потрясения – и в будущем предприимчивые люди, способные что-то организовать, предпочтут занимать должности топ-менеджеров в крупных компаниях или искать успеха в политике, но не организовывать собственное дело. Бизнес-образование, степени MBA станут цениться меньше, чем ранее. Это следует учитывать при выборе профессии – как раз во время написания статьи нам сообщили, что ЕГЭ-2020 неизбежен.

После фиксации убытков малого бизнеса пойдет эффект домино. Мы получим, грубо говоря, новый миллион безработных. Тем немногим, кто был оформлен официально, надо платить пособия, а на что будут жить остальные вообще не очень понятно. Часть пойдет в криминал – это всплеск социальной напряженности и преступности. Просядет рынок рекламы – сократятся бюджеты СМИ и интернет-компаний, пойдут сокращения персонала и прекращение отношений с фрилансерами. Это новая нагрузка на рынок труда. Изобилие свободных рабочих рук приводит к уменьшению зарплат – зачем переплачивать специалисту, когда на его место стоит целая очередь? Бедность – опять же, почва для протестных и криминальных настроений, а значит, будут расти расходы на непроизводительную сферу – силовиков и службы слежения.

Экономика станет еще более зависимой от государства – фактически мы получим олигархический социализм без ОБХСС. Бизнес-омбудсмен Борис Титов, недавний кандидат в президенты от группы финансируемых им лиц, заявил, что после вируса в экономике останется «пустыня», и единственный наш выход – отдать все государству. «Государственные парикмахерские, булочные, одновременное производство танков и «запорожцев». То есть все взять под государственный контроль». Если этого требует человек, по должности обязанный защищать интересы бизнеса, чего ожидать от остальных? Отдельно отметим неосведомленность чиновника и предпринимателя о том, что «Запорожец» – не российская, а украинская марка автомобиля. А отечественное производство автомобилей встало не столько из-за самоизоляции, сколько из-за приостановки производства китайских комплектующих.

ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ

Впрочем, омбудсмен не одинок в своей нелепости. Государственная власть в России демонстрирует признаки паралича – по сути, работают только запрещающие и карательные органы (Госдума и МВД), в остальном все остается на уровне добрых пожеланий. Премьер-министр России и глава Чечни не могут решить, законны ли кордоны на границах республики, а по сути – кто из них главнее.

Министр экономического развития Максим Решетников – рассказал, что «предприятия должны искать способ продолжить работу». То есть фактически призвал обходить указы президента о выходных и самоизоляции. Это говорит об отсутствии в правительстве единства, а значит и внятного плана работы.

 Фото_7_7.jpg

Решетников, к слову, – ставленник мэра Москвы Сергея Собянина, который сейчас парадоксальным образом выглядит главным по стране – именно на его указы о самоизоляции ориентируются коллеги-губернаторы. А самый главный, то есть президент, тем временем требует контролировать уровень цен и бороться с монопольными повышениями. Но контролировать, похоже, некому – по эмпирическим оценкам, средние цены на продовольствие и медикаменты выросли с начала года в 1,3 раза (где монопольно, где рыночно – какая нам разница), причем на некоторые продукты типа многострадального имбиря – в несколько раз, и вряд ли можно ожидать их отката к прежнему уровню даже после полной победы над коронавирусом. Впрочем, основания для оптимизма есть: колоссальный рост цен в первые месяцы 2015 и 2016 годов все же был преодолен, и многие продукты с тех пор подешевели (сахар, например, более чем в 2 раза).

И все же на фоне роста цен очень странным выглядит отказ государства от закупки за рубежом дешевого бензина, изготавливающегося, к слову, из нашей же нефти. Снижение цен на топливо, безусловно, могло бы затормозить рост цен, ибо в самой большой стране мира – самая значительная доля транспортных расходов в конечной цене продукта. Но нет, интересы нефтяных монополий для правительства важнее, чем благосостояние населения. И это тоже важный факт, который необходимо учитывать при планировании будущего.

СОЦИАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО

Как шутят западные экономисты, у кризисов бывают самые разные причины, но на выходе всегда растет децильный коэффициент. Так будет и на сей раз. Указанный коэффициент применяется в первую очередь к подсчету доходов и показывает уровень материального неравенства в обществе: насколько доходы 10% самых богатых граждан превышают доходы 10% самых бедных. В России он оценивается примерно в 16, довольно высокий показатель по мировым меркам. Но времена меняются – сейчас логичнее сравнивать 1% или даже 1‰ (промилле, 1/10 процента) со всеми остальными.

Так, суммарное состояние 23 самых богатых граждан России к концу 2019 года сравнялось с суммой банковских вкладов всех остальных их соотечественников в банках (по 30 трлн рублей), а к концу коронавирусного кризиса, несомненно, обойдет их, поскольку мы сейчас вынуждены проедать накопленное (у кого оно есть). Собственно, и работу теряют в первую очередь самые необеспеченные, тем самым становясь еще беднее.

Сейчас, правда, высок спрос на курьеров, но многие из них перестанут быть нужны с отменой ограничений на передвижение. Впрочем, эта профессия все равно останется востребованной. Из-за самоизоляции миллионы человек впервые попробовали воспользоваться дистанционной торговлей, и некоторым это наверняка понравилось, так что службы доставки будут чувствовать себя комфортно.

 Фото_8_7.jpg

ФОТО: АРТЁМ ГЕОДАКЯН/ТАСС

А значит, плохо будет арендодателям – лицам и организациям, когда-то приобретшим коммерческую недвижимость и теперь пытающимся существовать за ее счет. Мало того что гибнет малый бизнес, еще и крупная торговля все более ощутимо уходит в Интернет. При этом ждать поддержки от бюджета не приходится (и в данном случае это хорошо для страны).

Государство уже обозначило свои приоритеты, назвав 646 системно значимых компаний, которые вправе рассчитывать на господдержку. Это, разумеется, сплошь крупнейший бизнес, причем разумное там смешано с преступным: помимо крупнейших заводов, портов, сельхозпредприятий, пусть даже банков, пусть даже застройщиков, в список неведомым путем попали букмекеры, «Макдональдсы», торговые сети – то есть компании, негативно влияющие на психику, нравственность, здоровье и благосостояние граждан.

ПОЗИТИВНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

В то же время кризис – это еще и очистка от ненужного. Высока вероятность того, что экономика станет здоровее, что сократится число паразитов-перекупщиков между производителем и потребителем – их гнусная сущность стала очевидна по ситуации, например, с медицинскими масками и антисептиками. К тому же импорт масок из Китая стал национальным позором для нашей страны – получается, что у нас уже невозможно наладить производство даже такого простого товара. Сшитые по ночам врачами и медсестрами повязки не в счет, хотя это тоже позор.

Очень хочется верить, что до сознания реальных руководителей России дойдет необходимость промышленной и продовольственной безопасности. Вместо того чтобы понемногу, втайне от собственного народа отменять отдельные пункты продуктового эмбарго, надо направить все силы на создание своих производств.

Если ситуация изменится, не будет проблем с рабочими местами, а в близкой перспективе – и с ростом уровня жизни, который у нас даже до эпидемии держался на уровне 2010 года, тогда как в Гондурасе, например, вырос за это десятилетие в полтора раза.

Ускорится цифровизация – даже предприятия, которые годами откладывали переход в цифру, вынуждены решать эти вопросы оперативно. Вон ОАО «РЖД» – огромная забюрократизированная махина, где об удаленной работе вообще слышать не хотели, – быстренько перевело на изоляцию 70 тыс. сотрудников, да еще и подписало с каждым из них соответствующее дополнение к трудовому договору. Что уж говорить о компаниях поменьше. Выгода очевидна: экономия на аренде, на оплате коммунальных услуг и связи (это молча перекладывается на сотрудников, но у них и тарифы другие – не для юридических, а для физических лиц. – Прим. ред.), проще загружать людей сверхурочно. Минус лишь один – далеко не все психологически способны организовать работу дома.

Умные руководители компаний сократят несколько управленческих степеней – во время самоизоляции выяснится, что они являются точно такими же паразитами-посредниками, как и, например, федеральные торговые сети.

Хочется верить, что мы станем несколько чистоплотнее в быту. Мы будем чаще мыть руки. В кладовках окажется стратегический запас масок, перчаток и антисептиков. Походившие в масках люди хорошо знают, насколько чувствуется в них запах собственного дыхания – можно надеяться на более внимательное отношение к чистке зубов и санации полости рта.

Резко вырастет рождаемость – не только из-за вынужденного сидения дома, сколько из-за изменения формулы материнского капитала, когда ощутимые по российским меркам (и смешные по западным) деньги дают уже за первого ребенка. Об этической стороне «покупки населения» можно спорить, к тому же будет нарастать и криминальный бизнес обналички материнского капитала, но трудно спорить, что обналиченные деньги станут серьезным подспорьем для многих семей в глубинке, где речь идет не об образовании или недвижимости, на которые можно легально тратить капитал, а о банальном выживании.

* * *

Когда-нибудь мы все вновь выйдем на улицы. И хотелось бы, чтобы в руках у нас были покупки, а не осколки бордюрных камней имени Сергея Собянина.


Авторы:  Михаил МЕЛЬНИКОВ

Комментарии


  •  Иван пятница, 23 апреля 2020 в 07:03:26 #120669

    Приглашаю тебя стать частью новой цивилизации, создаваемой уже сейчас!!! https://napominator.ai

    промокод для регистрации C6ZH9-PARUS-INSDR

    https://youtu.be/86gqzBfkWQo



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку