НОВОСТИ
Полиция хочет разузнать все банковские тайны
sovsekretnoru

Единственный свидетель

Автор: Т. ПАУЭЛЛ
30.07.2009
   
   

 М арко Крюгеру стоило больших усилий сдержать радостную улыбку, когда к нему уже далеко за полночь приехал испуганный Тимоти Уоткинс. Постаравшись изобразить на своем лице тревогу и сочувствие, он ввел позднего посетителя в гостиную.
Нужно хотя бы сделать вид, что он хочет помочь. В конце концов, они с Тимоти были друзьями. Вернее, так многие думали. Но сам Марко придерживался иного мнения. Конечно, Тимоти выкупил у него фирму и помог расплатиться с долгами. А заодно, как настоящий друг, «увел» у него мисс Шарон Рэндалл, очаровательную брюнетку, в которую Марко Крюгер был влюблен. За все это Марко люто ненавидел Уоткинса. «Может, сейчас представится случай за все рассчитаться», – с надеждой подумал он, разглядывая Уоткинса.
Остекленевшие от ужаса глаза растерянно глядели по сторонам. Марко даже показалось, что его ночной гость плохо понимает, где он находится и что происходит.
Крюгер знал, что в этот вечер Тимоти Уоткинс должен был ужинать с Шарон. Причем не в ресторане, а в уединенном коттедже на берегу озера. Значит, что-то произошло…
Заботливо поддерживая грязного гостя под локоть, он подвел его к дивану.
– Мне не к кому было... – стуча зубами то ли от страха, то ли от холода, забормотал Тимоти Уоткинс. – Я должен кому-то рассказать, что случилось. Нет, наверное, мне лучше все же уйти...
– Хватит нести чушь! – прикрикнул на него Марко Крюгер, которому очень хотелось узнать, что же все-таки стряслось с врагом. Если бы для этого понадобилось запереть дверь, он бы не колеблясь сделал это. – Правильно сделал, что пришел. Ведь мы друзья... А сейчас успокойся, возьми себя в руки и расскажи, в чем дело.
Но Тимоти Уоткинс не мог успокоиться. Он несколько раз пытался что-то сказать, но из горла вырывались лишь какие-то булькающие звуки. Марко налил в стакан неразбавленного виски и протянул Тимоти. Тот одним глотком выпил виски и задрожал, когда огненная жидкость обожгла желудок, потом благодарно кивнул. На его лицо начали постепенно возвращаться краски.
– Марко, – страдальческим голосом прошептал он, – я убил человека.
– Что!?– не поверил своему счастью Крюгер. Хорошо, что гость не заметил в его голосе радости.
– Совершенно незнакомого человека. Представляешь, никогда раньше его не видел. Я заметил его в самый последний миг, когда он уже был под колесами моей машины и ничего нельзя было сделать.
Марко очень хотелось завопить от радости. Вечер сразу перестал быть скучным. Он взял себя в руки, нахмурившись, сел рядом с гостем и положил руку ему на плечо.
– Расскажи-ка мне лучше все с самого начала, Тимоти, а то я что-то не очень понимаю. Как ты мог сбить человека?
– Я не хочу впутывать... – забормотал Уоткинс.
– Очередная чушь, – не дал договорить хозяин и слегка потряс его за плечо. – Для чего же, по-твоему, тогда существуют друзья?
Тимоти благодарно посмотрел на Крюгера, и его серые глаза затуманились слезами.
– Мы с мисс Рэндалл... перед ужином выпили по коктейлю. И после еще по паре стаканов. Я уехал от нее в приятном состоянии легкого опьянения. Знаешь, такое состояние, когда как бы и не пьян, но с другой стороны, и не абсолютно трезв. Ну сам посуди, откуда мне было знать, что в моих руках скоро окажется жизнь человека...
Он закрыл глаза и вновь задрожал.
– Ты возвращался домой от мисс Рэндалл, Тимоти?
– Да, я ехал и думал о ней, о замечательном вечере. Далеко впереди, на перекрестке, остановился грузовик. Через несколько секунд он поехал дальше. Сейчас-то я понял, что водитель высадил попутчика, но тогда я не придал этому значения. Тому, наверное, было нужно в город, а грузовик свернул на проселочную дорогу... Я... я заметил его на самом перекрестке, когда он неожиданно вырос передо мной, словно из-под земли. Он стоял на обочине и голосовал.
Я нажал на тормоза, и машину слегка занесло. До этого момента я и понятия не имел, что еду на такой высокой скорости. Мне показалось, что машина сейчас перевернется, и я вывернул руль в другую сторону. Мой «форд» швырнуло на обочину. Раздался глухой звук, который бывает, когда металл ударяет по мясу и костям...
Кое-как остановившись, я выскочил из машины. Парня нигде не было видно. Как будто он был миражом в дождливый вечер. Потом я вспомнил глухой удар и затрясся от страха. Я достал из бардачка фонарик и побежал назад...
– И ты нашел его?
– Да, – кивнул Тимоти, обхватив голову руками. – Он лежал в кустах, которые росли вдоль дороги. Вокруг его головы растеклась лужа крови... Я уверен, что он мертв.
– Откуда такая уверенность? Ты что, спускался и проверял, дышит ли он?
– Нет, – Тимоти Уоткинс медленно поднял голову. – Я просто подумал, что, раз так много крови... Я запаниковал, наверное. Все остальное до того момента, когда ты открыл мне дверь, как в тумане. Нет, он просто не мог остаться живым с такой раной.
– Следов много оставил?– с тайной надеждой спросил Марко.
– Я... я не знаю.
– Тогда нужно поехать и проверить.
– Марко, я не хочу втягивать тебя в это...
– Забудь об этом, – строго оборвал его Крюгер и быстро отвернулся, чтобы Тимоти не заметил радостного блеска в его глазах. – Мы же деловые партнеры и друзья. Разве не так?
– Знаешь, мне всегда казалось, что у тебя на меня большой зуб, – Тимоти медленно встал. – Что где-то в глубине души ты меня недолюбливаешь. Наверное, ты обиделся, что я увел у тебя девушку...
– Тимоти, не думай о людях так плохо, – мягко упрекнул его хозяин. – Я не такой…

– Это произошло здесь, Марко, – прошептал Тимоти Уоткинс и затормозил. Сейчас можно было и не шептать, вокруг все равно не было ни одной живой души. – Только на другой стороне дороги. Я ехал в город.
Выходя из машины, Марко Крюгер захватил с собой фонарик.
– Не выключай аварийные огни, – велел он. – Если увидишь машину, выйди и подними капот, как будто у тебя поломка и ты что-то чинишь.
– Марко...
– Знаю, знаю. Поблагодаришь меня позже.
Крюгер быстро перешел дорогу и начал спускаться, светя себе под ноги. Вот это удача, мысленно ликовал он. Судьба предоставила ему возможность разделаться с соперником и за все отомстить. Такие возможности бывают лишь раз в жизни. Он может вернуть не только бизнес, но и свою девушку. Конечно, придется заявить в полицию, прежде чем Тимоти увезет тело. Да, без полиции, пожалуй, не обойтись. Ничего страшного. Он обязан это сделать как законопослушный гражданин. Закон есть закон.
Самым забавным было то, что, если бы Тимоти не запаниковал, он мог бы отделаться легким испугом. Сейчас же ему конец.
На смену ликованию Марко постепенно стало приходить раздражение. Где же этот мертвец, при помощи которого он скоро вернет все, что отнял у него Тимоти Уоткинс?
Наконец Марко заметил примятые кусты и несколько сломанных веток. Скорее всего это то самое место, куда отбросило сбитого Тимоти человека. Но где же он сам? На земле осталась вмятина от тела, но трупа не было. Скорее всего он уполз. Мокрые листья указывали путь, по которому он выбирался из кустов.
Крюгер мрачно покачал головой. У него появилось ощущение, как будто его жестоко обманули. Он представил, как пострадавший, морщась от боли и чертыхаясь, с трудом поднялся на ноги. В нескольких футах от места падения на земле лежал платок с пятнами крови. Он остановился, приложил платок к ране на голове и, наверное, отдышавшись и почувствовав прилив сил, двинулся дальше.
У Марко еще теплилась крохотная надежда на то, что бедняга все же потерял сознание и умер. Сейчас он многое бы отдал за то, чтобы увидеть его труп.
Но никакого трупа не было. Парень пришел в себя и исчез. Марко Крюгеру очень не хотелось признавать это, но факты – упрямая вещь. У этих бродяг, злобно подумал он, все не как у людей. Живучие, как собаки. Наверное, он выполз на дорогу, остановил машину и сейчас отдыхает в тепле и уюте в какой-нибудь городской больнице. Легавые, конечно, не станут даже слушать рассказ о том, как его кто-то сбил, и велят побыстрее выметаться из города.
– Марко?
Марко Крюгер поднял голову. Наверху, на дороге, он увидел фигуру Тимоти.
– Марко, ну как?
Услышав голос ненавистного врага, Марко заскрипел зубами от злости. Только сейчас до него дошло, как сильно ему хотелось избавиться от Тимоти Уоткинса и как жестоко над ним посмеялась судьба.
И тут Крюгера осенило. Тимоти-то не знал, что он здесь один и что никакого трупа нет. Надо обязательно этим воспользоваться. Он быстро выключил фонарик и тихо ответил:
– Возвращайся в машину, Тимоти. Хочешь, чтобы на тебя обратил внимание какой-нибудь проезжающий мимо водитель? Ты что, с ума сошел? Уходи немедленно. Я уже поднимаюсь.
Когда Марко Крюгер вернулся к машине, понурый Уоткинс сидел за рулем.
– Поехали отсюда скорее, Тимоти.
– Почему ты был там так долго?
– О господи, ничего не долго! Тебе показалось. Я должен был найти того типа и решить, что делать дальше. Как его увезти, куда спрятать.
– Значит, он...
– Мертвее не бывает, – заверил Марко.
Тимоти положил голову на руль, и из его груди вырвался сдавленный стон.
– Мне жаль, что все так получилось, – сочувственно вздохнул Марко Крюгер.
– Теперь я убийца, Марко.
– Я бы на твоем месте...
– Убийца, – повторил Тимоти и неожиданно ударил кулаком руль. – Я убийца... И навсегда им останусь.
– Возьми себя в руки. Нам нужно все тщательно продумать.
– Час назад, – проговорил, глотая рыдания, Тимоти Уоткинс, – я был законопослушным бизнесменом с процветающей фирмой и любимой девушкой, а сейчас я – убийца. И этот крест мне теперь нести до самой смерти. Что бы я ни делал, я останусь убийцей.
– Ты прав, Тимоти! – Марко схватил приятеля за плечи и сильно встряхнул. – Нужно привыкать к этой мысли.
– Марко, я боюсь идти в полицию.
– Ты что, совсем рехнулся? Тебе и не нужно туда идти. Пойти в полицию на твоем месте может только человек, у которого не все дома. Не забывай, что ты был навеселе, когда сбил этого типа. Они мигом упрячут тебя за решетку.
Тимоти Уоткинс задрожал и вновь положил голову на руль.
– Веселее, дружище! – ударил его по плечу Марко. – Не все потеряно. Есть выход.
– Есть выход?– недоверчиво переспросил Тимоти.
– Конечно. Я тебе помогу выпутаться. Ведь мы друзья.
– Но как?
– Вернемся ко мне. Я дам тебе все деньги, что у меня сейчас есть. У тебя будет большая фора во времени. Когда найдут труп, ты будешь уже далеко. Им тебя не поймать.
– Ты советуешь мне... бежать?
– А у тебя есть идеи получше, Тимоти?
– Но тогда я потеряю свою долю в деле, любимую девушку...
– На свете существуют другие дела и другие девушки. Ты потеряешь долю и девушку, Тимоти, но следующие двадцать лет проведешь на свободе. Конечно, если ты хочешь выбросить их коту под хвост вместе с делом и девушкой... – Марко Крюгер красноречиво пожал плечами, как бы говоря, что тогда он умывает руки. – Я пытаюсь помочь тебе спасти то, что еще можно спасти. Я вижу единственный выход: как можно быстрее исчезнуть и никогда не возвращаться в эти края. И попытайся относиться к этому по-философски, Тимоти. Это не трагедия и не конец света. Ты не первый и не последний человек, с которым происходит подобное.
Тимоти Уоткинс немного успокоился. Он поднял голову, тяжело вздохнул и завел мотор. Слава богу, подумал Крюгер, что в салоне темно и Тимоти не видит радости на его лице...
Они поднялись на лифте на пятый этаж. Марко открыл дверь ключом, завел Уоткинса в гостиную и включил свет.
– Веселее, Тимоти! – улыбнулся он, крепко пожимая партнеру руку. – Уедешь за пару тысяч миль, сменишь фамилию и начнешь новую жизнь. Через неделю сегодняшний вечер будет казаться тебе страшным сном... Пойду посмотрю, сколько у меня денег.
Тимоти медленно подошел к окну, открыл его и глубоко вдохнул свежий ночной воздух. Дождь прекратился, за окном царила тишина.
– Около пяти сотен баксов, Тимоти, – сообщил Марко. – Не густо, конечно, но если не шиковать, хватит, чтобы уехать подальше.
Уоткинс взял деньги с отсутствующим видом, как будто не понимал, что это такое, и сунул в карман. Его губы раздвинулись в невеселой улыбке.
– Убийца... – задумчиво произнес он. – Знаешь, Марко, когда проходит первый шок, многое меняется.
– Постарайся не думать об этом, Тимоти, – посоветовал Марко Крюгер.
– Почему? После убийства человеческая жизнь приобретает совсем другую ценность. Вернее полное ее отсутствие.
– Тимоти, ты не должен терять ни минуты... – забеспокоился Марко.
– Никак не привыкну к мысли, что придется оставить фирму и Шарон, Марко. Особенно учитывая то обстоятельство, что с тем бродягой меня связывает лишь одно. Дождь наверняка смыл следы шин с обочины. На то, чтобы сжечь туфли, уйдет пять минут. И тогда останется одно, Марко. Останешься ты. Ты, единственный свидетель.
Прежде чем Крюгер мог что-нибудь сказать, Уоткинс нанес ему сильный удар в челюсть. Не дав ему упасть на пол, он подхватил его под руки и вытолкнул из окна.
Уходя из квартиры, Тимоти сдвинул с места коврик, лежащий под окном, и удовлетворенно кивнул. Теперь любой сыщик решит, что Марко Крюгер поскользнулся на коврике и выпал из окна.n

Перевод с английского С. МАНУКОВА


Авторы:  Т. ПАУЭЛЛ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку