НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Два сейфа в серебристом «мерседесе»

Автор: Искандер КУЗЕЕВ
01.03.2006

 
Михаил КАРПОВ
Специально для «Совершенно секретно»

20 мая 1956 года «мерседес-бенц-190SL» пересек границу, разделявшую Западную и Восточную Германию

Встретиться с ним мне довелось в 1987 году. В свои шестьдесят пять подполковник в отставке Хорст Хессе выглядел совсем неплохо – крепкий, широкоплечий мужчина с отливавшим красной медью лицом. Показав на знак «Почетный чекист» на лацкане своего пиджака, он с гордостью заявил: «На самом деле я работал на советскую разведку. А то, что коллеги постарались, чтобы меня считали сотрудником Штази, было всего лишь удачной операцией прикрытия».

Из безработных в шпионы

29 мая 1956 года премьер-министр ГДР Отто Гротеволь объявил, что на восток перебежал немец, долгое время работавший в американской разведке. Благодаря доставленной им документации были якобы арестованы 137 агентов спецслужб США. Первой реакцией Запада были шок и недоверие: пропагандистские акции в годы холодной войны следовали одна за другой с обеих сторон. Но 10 июля в Восточном Берлине состоялась пресс-конференция, на которой журналистов познакомили с самим Хорстом Хессе, работавшим в вюрцбургском центре американской военной разведки «Ми-Ай-Ди». Именно он сумел вывезти в ГДР два бронированных сейфа с совершенно секретной документацией.

Можно ли вот так, запросто, перебросить через тщательно охраняемую границу пару объемистых сейфов?

– Если бы пограничники захотели осмотреть мою машину, – сказал Хорст Хессе, – ничего бы не случилось: при мне было удостоверение сотрудника американской секретной службы. Там было прописано: «Все предметы и документы, принадлежащие владельцу удостоверения, являются собственностью правительства Соединенных Штатов Америки».

…Хорст Хессе, родившийся в 1922 году в Магдебурге, как и его сверстники, в положенный срок был призван в вермахт. Воевал на Западном фронте и после тяжелого ранения попал в плен к англичанам. Его довольно быстро освободили, правда, был он к тому моменту полутрупом, однако выкарабкался и в 1945 году вернулся в родной город, оказавшийся в советской зоне оккупации.

Поначалу ему везло. Стал работать механиком, вступил в СЕПГ. Затем пошел служить в Народную полицию. Оттуда его перевели в пограничные войска. В 1954 году Штази, до мозга костей пораженная шпиономанией, отдала приказ уволить из вооруженных формирований всех, кто был в плену у западных союзников, невзирая на партийную принадлежность. Тридцатидвухлетний Хорст, уже обремененный семьей, оказался на улице фактически с волчьим билетом. С огромным трудом ему удалось пристроиться диспетчером на магдебургский завод тяжелого машиностроения. И тут он получает письмо из Западного Берлина от некоего Зигфрида Фойгта. Хорст смог припомнить лишь то, что Фойгт в свое время сбежал из ГДР, так как ему светил тюремный срок за кражу.

Фойгт приглашал Хессе в Западный Берлин для «прояснения срочного дела». Во времена холодной войны такое приглашение было распространенным способом знакомства с возможным объектом вербовки – Хорст слышал о нем на политзанятиях в погранвойсках. И хотя недоумение и обида за увольнение из их рядов еще не улеглись, он счел необходимым сообщить о нечаянном приглашении в горотдел МГБ. Там отправитель письма оказался известен как резидент американской военной разведывательной службы «Ми-Ай-Ди» в Западном Берлине.

– Не будем играть с тобой в кошки-мышки, – сказали Хорсту в горотделе. – Нас очень интересует деятельность этого Фойгта. Что, если мы попросим тебя принять приглашение и съездить на встречу с ним? Пойди и все хорошенько взвесь. Только советоваться ни с кем не надо. Даже с женой…

Когда Хорст появился в горотделе в следующий раз, он был краток: «Я готов». Что им двигало, сказать трудно. Но ни он сам, ни те, кто решил послать его на встречу с вербовщиком, тогда еще не могли знать, что одной поездкой дело не ограничится. И что «хозяев» Хорсту Хессе придется поменять.

В Западном Берлине резидент «Ми-Ай-Ди» с ходу предложил ему сотрудничество. Хорст, как его и инструктировали, согласился. Задание получил не из легких – устроиться в одну из советских воинских частей. Но справился. Еще бы: его куратором в МГБ ГДР стал полковник Йозеф Кифель, старый коммунист, бежавший от нацистов в СССР, во время войны служивший в войсковой разведке Красной Армии. Кифель обратился за содействием к могущественному «старшему брату» – КГБ. Комитетчики взвесили перспективы использования Хессе в борьбе с американской военной разведкой и быстро пристроили его в советский гарнизон в Магдебурге

Фойгт поручил Хессе фотографировать расположение советских воинских частей изнутри. Правда, как потом вспоминал сам разведчик, он сразу был бы расшифрован, спроси его американцы, например, с какой экспозицией или с какой точки сделан тот или иной снимок. Ведь все фотоматериалы он получал прямо из рук своего куратора из КГБ и никогда не видел самих фотографий.

Резидент «Ми-Ай-Ди» был так доволен работой Хессе, что стал безраздельно ему доверять. Сказал даже, что держит секретную документацию не в резидентуре, как положено, а в письменном столе у себя дома. Операция была проведена молниеносно. Хессе попросил Фойгта сводить его в ночной клуб, чтобы «сбросить напряжение». Тот с удовольствием составил ему компанию, и, пока они распивали за счет «Ми-Ай-Ди» шампанское, письменный стол Фойгта был успешно вскрыт, а списки агентуры из него уплыли на восток.

Но это было лишь полдела. Руководство Хессе быстро оценило ситуацию, сообразив, что в вюрцбургском центре перед ним откроются новые радужные перспективы. Хессе закатил своему начальнику крутую истерику. Он-де не может теперь вернуться в ГДР, где его жде, по меньшей мере каторга, и его хозяевам, на которых он успешно трудился, следует позаботиться о его дальнейшей судьбе. К тому же для пущей важности агенты Штази средь бела дня заявились к Хессе на дом и увели его жену и сына. Обычно аресты проводились исключительно под покровом ночи. Но здесь было важно, чтобы акция прошла на глазах у соседей, которые не преминули поделиться увиденным с друзьями и знакомыми. Информация дошла до «Ми-Ай-Ди». Теперь путь в Вюрцбург для Хессе был открыт.

Правда, путешествию на Запад предшествовало испытание на детекторе лжи. Но Хорст Хессе его успешно прошел. Хотя американцы и утверждают, что проверка в Берлине дала «неопределенные» результаты.

Разведчик Троицу любит

Перед праздником Троицы, который в 1956 году выпал на понедельник, 20 мая, Хорст Хессе зашел в кабинет командира подразделения 522-го батальона военной разведки США (в котором уже успел занять одну из ведущих позиций) и обратился к шефу: «Мистер Уокер, наши сотрудники, конечно, не слишком религиозны, но праздник есть праздник. Я думаю, было бы неплохо, если бы они получили небольшие презенты от руководства».

– Неплохая идея, Хорст, – ответил двадцативосьмилетний капитан Джеймс Кемпбелл, которого подчиненные знали под псевдонимами Джон Уокер, Джонни или доктор Хансен. – Думаю, бутылки коньяка, двух блоков сигарет и полкило кофе будет довольно? Список сотрудников составьте сами, а я распоряжусь, чтобы со склада выдали все необходимое. Да, добавьте еще по плитке шоколада.

Список был готов через несколько минут. Правда, в него не попали секретарша Уокера, а также домоправительница особняка, занимаемого вюрцбургским подразделением «Ми-Ай-Ди», и ее помощница. Сделано это было сознательно.

За ужином Хорст обратился к домоправительнице: «Как вам понравился презент от шефа? Молодец Уокер, что не забыл о празднике. Не правда ли, он всегда так заботлив?»

– Заботлив? Как бы не так! – с явной обидой ответила та. – Все получают коньяк и сигареты, а нас вроде бы и не существует. Я говорила с его секретаршей и своей помощницей – их тоже нет в списке, а ведь именно мы втроем и остаемся здесь на весь праздник. Прямо свинство какое-то! Остальным и свободные дни, и подарки, а мы мало того, что останемся одни без мужчин, не считая дежурного сержанта, который только и знает, что дрыхнуть, так еще и праздник отметить нечем!

– Уверяю вас, произошла явная ошибка, – заступился за Уокера Хорст. – Я сейчас же во всем разберусь!

«Разбираясь», он опросил коллег, всем ли достались подарки, заодно выяснив, кто останется в доме. К трем женщинам и охраннику прибавился еще один сотрудник-чех. После разведшколы он был прислан в Вюрцбург для совершенствования в радиоделе, но этой премудрости одолеть был не в силах. На него махнули рукой и держали в качестве прислуги, мальчика на побегушках, а то и уборщика.

Когда Хорст, сидя в рабочей комнате, размышлял, как бы его нейтрализовать, тот сам постучался в дверь.

– Все поручения я выполнил и хотел бы отпроситься в город. Не отказывайте, пожалуйста. У меня здесь не было ни одной знакомой души, и вот недавно я наконец-то познакомился с девушкой. Нам, правда, негде встречаться, но мы договорились пойти потанцевать…

– Не имею ничего против, деньги-то хоть есть? Слыхал, Уокер тебе не слишком здорово платит. А девушки любят не только танцы, но и угощение

– С этим плохо. У меня всего полторы марки – даже на пиво не хватит. Придется обходиться лимонадом.

– Это не дело! Возьми-ка вот и выпей за мое здоровье. Да не стесняйся, я сумею включить эту сумму в свой отчет, а американцы не обеднеют.

– Огромное спасибо. Буду пить исключительно за ваше здоровье, пока эти прекрасные бумажки не кончатся. Даю слово!

В том, что слово будет сдержано, Хорст не сомневался. Теперь следовало заняться женщинами, и он зашел в комнату секретарши. Домоправительница с помощницей сидели там же. Хорст извинился за упущение руководства и предложил его исправить. Он не только передал дамам презенты от Уокера, но и добавил бутылку «Хенесси» от себя. Те рассыпались в любезностях и предложили тут же распить ее за то, что на свете еще остались настоящие кавалеры. Но Хорст, сославшись на срочную встречу, покинул их. Дамы принялись смаковать коньяк, который оказал на них столь благотворное действие, что когда Хессе со своим помощником по операции вернулся в особняк, они уже сладко посапывали в креслах. По своему обыкновению дрых без задних ног и дежурный сержант.

В кабинете капитана Кемпбелла стояли два зеленых полевых сейфа – произведения фирмы «Мозлер». Их было положено крепить к стене цепями, но на инструкции частенько поплевывают в любой армии. Вот и Кемпбелл не дал себе труда хоть как-то закрепить бронированные ящики, которые быстро перекочевали из его кабинета в припаркованный у особняка серебристый «мерседес». Распрощавшись с помощником, Хорст Хессе тронулся в путь.

За 22 минуты до провала

«Открытая радиограмма 0666. Захват гражданина ФРГ. Тактический контрольный полк доводит до вашего сведения следующую информацию: срочное распоряжение о задержании. Нижеописанный мужчина должен быть при любых обстоятельствах арестован и доставлен в разведывательный штаб армии США в Европе. Этот гражданин ФРГ известен под именем Хорст Бергер (под этим именем Хессе работал в «Ми-Ай-Ди». – Ред.). Описание: рост 5 футов 10 дюймов. Возраст 34 года. Управляет немецким автомобилем неизвестной марки. Имеет водительское удостоверение ФРГ. Везет с собой два бронированных сейфа размером двадцать четыре с половиной на пятнадцать дюймов. Предположительно будет пытаться пересечь границу с Германской Демократической Республикой. При любых обстоятельствах необходимо помешать этому. Этот человек «красный» и особо опасен. При обнаружении необходимо захватить его и доставить в ближайшее подразделение армии США или разведывательной службы».

За 22 минуты до получения этой радиограммы перед границей с ГДР серебристый «мерседес-бенц-190SL» был остановлен пограничным патрулем. Офицер-пограничник наклонился к приспущенному боковому стеклу.

– Отличная машина у вас, господин директор, – на свой манер определил он общественный статус сидящего за рулем. – За такую не жалко и целое состояние отдать!

– Да, я ею вполне доволен, Но уже появились модели и пошикарней, – с довольной усмешкой ответил владелец «мерседеса». – Американские, правда, чересчур прожорливы, но мощность и комфорт потрясающие.

– Если надумаете менять машину, господин директор, вспомните, пожалуйста, обо мне. Вот моя визитная карточка. Новый такой автомобиль мне, пожалуй, не по карману, а вот подержанный смогу себе позволить. Счастливого пути!

«Знал бы ты о начинке «мерседеса», отдал бы за него все на свете», – ухмыльнулся про себя владелец серебристого чуда, нажимая на акселератор.

Он выжимал из «мерседеса» почти максимум, снижая скорость лишь когда на пути встречались сонные деревушки. К границе следовало попасть до рассвета, и это ему удалось. Весь прошлый день он провел в адском напряжении, но усталости почти не чувствовал.

Доказательства его доброй воли

– Основная цель вюрцбургского филиала «Ми-Ай-Ди» состоит в организации шпионажа против Национальной народной армии ГДР, пограничной полиции и органов государственной безопасности, против Группы советских войск в Германии, а также против Польши и Чехословакии. Среди задач этой организации – ведение разведки в области транспортных перевозок в ГДР, производства автомобилей, металлургической промышленности, сетей электроснабжения и портового хозяйства, – заявил на пресс-конференции Хорст Хессе.

Из всех перечисленных направлений деятельности вюрцбургского филиала «Ми-Ай-Ди» КГБ больше всего досаждали шпионаж против ГСВГ и наблюдение за транспортными перевозками. В 1956 году электронные и космические средства ведения разведки находились еще в младенческом возрасте. Первую скрипку играла агентурная сеть, члены которой почти сплошь были гедеэровскими железнодорожниками. Их оснастили мини-рациями последнего поколения, что позволяло вкупе с высокой мобильностью избежать возможной пеленгации. Эти агенты следили буквально за всеми передвижениями железнодорожного транспорта, могущими иметь отношение к передислокации войск на востоке Германии. Известен случай, когда американские генералы на полном серьезе начали подготовку к отражению атаки с востока из-за того, что «Ми-Ай-Ди» получило от одного из таких агентов сообщение о переброске в пограничный район советских пехотных дивизий.

Ясно, что американцы дорожили каждым из поставщиков высокоценной информации. Поэтому сразу же после обнаружения пропажи двух сейфов по радио был передан кодированный сигнал, предупреждавший агентуру об опасности, и девятерым из двадцати пяти ведущих информаторов все же удалось ускользнуть из лап Штази и бежать на Запад. Но потери были колоссальны: сеть перестала существовать. А кроме списка агентов и другой документации оперативного характера в одном из сейфов находились две тысячи бланков паспортов ФРГ, сотня журналистских удостоверений, столько же удостоверений сотрудников Крипо (криминальной полиции) и почти две с половиной сотни бланков членских билетов Общества германских детективов. Были там и бланки различных американских документов. Словом, неплохой улов.

КГБ праздновал победу, но пожинать лавры все-таки предоставил союзникам из Штази. Ну а те публично представили Хорста Хессе гражданином ФРГ, перешедшим на сторону «сил мира и прогресса». Вот почему, как он мне впоследствии рассказал, на знаменитой пресс-конференции из его уст прозвучали такие слова: «После того как у меня накопилось много сомнений по поводу справедливости моей работы, я решил порвать с этой спецслужбой и перейти на сторону ГДР. В доказательство моей доброй воли и искренности моего решения, а также в надежде возместить ущерб, нанесенный ГДР моею прежней деятельностью, я решил взять с собой упомянутые сейфы с их важным содержимым».


Авторы:  Искандер КУЗЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку