НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Душа танца

Автор: Галина СТЕПАНОВА
01.12.2011

 
Руководители ансамблей национального танца «Кабардинка» и «Балкария» Игорь Атабиев и Хасан Кудаев
 
 
   

Разговор с руководителями двух главных танцевальных коллективов Кабардино-Балкарии напоминал перепляс, когда то один артист показывает, на что способен, то другой «выделывает коленца». Кто кого «переплясал» – мы так и не решили.
Игорь Атабиев – директор и художественный руководитель известного во многих странах Государственного академического ансамбля танца «Кабардинка», основанного в 1933 году. Бывший министр культуры КБР однажды пошутил: «Только Антарктида обиделась, что вы там не были». Недавно коллектив вернулся из Алжира, до этого танцоры выступали на юбилее Патриарха всея Руси, а буквально вчера мы видели объявление на стене Дома культуры в городке Тырныауз, приглашающее на концерт «Кабардинки».
Хасан Кудаев – художественный руководитель и главный балетмейстер Кабардино-Балкарского государственного фольклорно-этнографического ансамбля танца «Балкария», который, можно сказать, отпочковался от «Кабардинки». Он был основан в 1988 году Мутаем Ульбашевым, начавшим свою танцевальную карьеру в «Кабардинке» ещё десятилетним мальчиком и отдавшим ей много лет творческой жизни. Рассказывают, что однажды одарённому мальчишке в знак признания в Кремле подарили велосипед. Созданный Ульбашевым ансамбль хоть и младше на полстолетия, но тоже успел покорить сердца не только многих земляков, но и зрителей разных стран.
Язык танца не требует перевода. Темпераментные горцы будто хватают вашу душу в охапку и быстро мчатся, скачут, пританцовывают с ней по сцене, наполняя её неистовым азартом. И вскоре вы ловите себя на том, что тоже начинаете притоптывать в такт музыке, улыбаясь и чуть покачиваясь.
– Политик выходит на сцену – ему не верят, – говорит Игорь Атабиев. – А я выхожу с танцем – мне верят, потому что танец – это душа народа.
Оба наши собеседника признаются, что на самом деле в танцах кабардинцев и балкарцев гораздо больше общего, чем различий. Да и начинали оба примерно одинаково.
– Я одновременно начал ходить и танцевать, – вспоминает руководитель «Кабардинки». – Мать играла на гармошке, а я отплясывал. Ходил с матерью на свадьбы и там с удовольствием танцевал. А так как жили мы напротив Дома культуры, то я вообще был уверен, что танцы – это лучшее занятие в жизни.
Хасан согласно кивает головой – его мать тоже с детства брала с собой на свадьбы. Маленький танцор уже тогда нравился зрителям.
– Я даже во сне иногда танцую, – признаётся Хасан. – Бывает, что во сне какие-то новые движения придумаю и тут же просыпаюсь, вскакиваю, чтобы записать. Вот сейчас сочиняю танец на основе древних традиций: когда строили новый дом, соседи приходили помогать, потом танцевали вокруг очага. Мой танец имитирует процесс стройки и должен выразить радость по поводу появления нового очага. Это такой мощный адреналин, когда многотысячный зал следит за тобой затаив дыхание, а потом взрывается аплодисментами!
– Помню, в начале девяностых мы проехали с гастролями по сорока четырём штатам Америки, – вспоминает Игорь Атабиев. – На одном из выступлений в штате Канзас у меня во время танца вылетел из рук кинжал. Смотрю, женщина в первом ряду закрыла лицо руками. После выступления подбегаю к ней, у неё кровь на лбу. Я рассыпаюсь в извинениях, дарю ей кучу сувениров и говорю, что со мной такое в первый раз. А она улыбнулась и говорит: «Значит, я могу гордиться, что первая». На следующем выступлении, которое, кстати, было уже в другом штате, опять увидел среди зрителей эту женщину.
– А у нас вот какой случай был на гастролях в Швейцарии, – подхватил «эстафету» Хасан Кудаев. – Танцевали мы на открытой площадке, и так грациозно плыли в танце наши девушки, что зрители были уверены: на ногах у них ролики. После выступления человек шестьдесят записались на мастер-класс. Но когда попробовали, как это трудно, многие «сошли с дистанции».
– Мы уже привыкли к тому, что за границей нас принимают на ура, – говорит Игорь Атабиев. – А вот в Липецк мы в этом году ехали с опаской. Всё-таки  последний раз мы там были ещё при Советском Союзе, в 1988 году. Первое отделение мы отработали, а во втором были казаки. Но второе отделение началось нескоро, потому что зрители не хотели нас отпускать, брали автографы, как у звёзд. В следующем году планируют пригласить нас на фестиваль «Казачий круг».
Были мы и в Красноярске, куда нас пригласили на мероприятие под названием «Истоки. Ветер перемен». Я им говорю: какой русский танец? Вы сделайте так, как делаем мы, – на площади танцуют и играют, туда с пивом не ходят. На национальной дискотеке знакомятся. Уже стало стыдно не уметь исполнять национальные танцы. Стали популярны танцевальные кружки. Танец всегда был возможностью познакомиться. Свою будущую жену я встретил в ансамбле.
– Почему только танцы? – вмешался в разговор Хасан. – На мой взгляд, надо все народные искусства возрождать.
Наши собеседники рассказали нам, что в своё время они возлагали большие надежды на телеканал «Культура», но там показывают в основном балеты и выступления симфонических оркестров.
– Правда, однажды нас пригласили на съёмки новогоднего концерта, – рассказывает Игорь. – Ехали на свои деньги, гостиницу заказывали сами – посчитайте, сколько надо денег на коллектив из более пятидесяти человек. А нам заплатили за танец 1800 рублей! На канале «Культура» говорят, что у них нет денег. Не думаю, что они столько же платят зарубежным артистам, – никто за такие деньги не поедет. А по-хорошему, в первую очередь надо о своих думать, своих продвигать. Тогда будет процветать и русское искусство, и кабардинское, и балкарское, и всех других народов страны. Всем нам есть чем порадовать зрителей. 


Авторы:  Галина СТЕПАНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку