НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Допинг

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.11.2001

 
Татьяна БОРИСОВА
Георгий МОРОЗОВ

Некоторые современные филологи считают, что слово «допинг» происходит от зулусского «doop», «хмельная водка», но большинство склоняются к тому, что в основе термина лежит английский глагол «to dope» в значении «подогнать лошадь на скачках».

Стимулирующими препаратами пользовались и в древние времена. Известно, что во время первых Олимпийских игр атлеты глотали настои, повышающие выносливость. А бегуны-вестники древних инков жевали листья коки, чтобы сутками держаться на ногах.

В современной спортивной истории первый случай применения допинга зарегистрирован в 1886 году на велогонке Бордо – Париж. Англичанин Линтон в ходе соревнований упал замертво. Вскрытие показало, что причиной смерти стала чрезмерная доза триметила.

Считается, что в профессиональный спорт конца ХХ века повсеместное употребление стимулирующих препаратов пришло через виды, в которых вращаются огромные деньги, а перерывы между соревнованиями коротки: американский футбол, баскетбол, профессиональный бокс, велоспорт, легкая атлетика. К ним подтянулись плавание, единоборства, тяжелая атлетика, бег на лыжах и коньках... Известный американский барьерист, яростный борец за чистоту спорта Эдвин Мозес недавно высказался так: «Употребление стимулирующих средств приобрело настолько массовый характер, что во дворцах спорта впору легально открывать представительства фирм, которые производят эти препараты...»

Другое высказывание принадлежит бывшему врачу велосипедной команды «Фестина» Эрику Райкерту: «Велосипедный мир с головой погряз в фармакологии, и возвращение к спорту без нее не предвидится. Поэтому гонщики должны применять препараты под наблюдением специалистов. Самостоятельные эксперименты могут привести к катастрофе...»

В настоящее время известно около пятисот запрещенных субстанций. Точное число не имеет смысла определять, поскольку оно постоянно меняется: какие-то препараты «выходят из моды», появляются новые средства, а среди них и такие, которые пока еще не могут отнести к каким-либо известным группам.

Разновидности допинга: стимуляторы, успокоительные препараты, наркотики, анаболические стероиды, бетаблокираторы, диуретики, пептидные гормоны, человеческий гормон роста. В этой терминологии путаются не только рядовые болельщики, но даже врачи. В 1997 году после финала Кубка России проба «А» капитана московского «Локомотива» Игоря Чугайнова дала положительный результат на бромантан. Проба «В» этого не подтвердила. Однако поразительно другое: врач сборной России Савелий Мышалов уверенно заявил, что бромантан не входит в число запрещенных препаратов. А за четыре месяца до этого именно за применение бромантана на два года была отлучена от спорта четырехкратная олимпийская чемпионка по лыжам Любовь Егорова. Позже выяснилось, что Мышалов, говоря о запрещенных препаратах, ссылался на списки МОК полугодичной давности.

Анаболические стероиды – это субстанция с мужским гормоном тестостероном, воздействующим на мышечную массу. Распространены в основном в силовых и скоростных видах спорта. Диуретики – вещества, регулирующие вес. К пептидным гормонам относится, например, гормон почек, увеличивающий число кровяных телец. Каждое средство по-разному способствует улучшению результатов. Кровяной допинг позволяет увеличить приток кислорода, амфеталин образует гормон стресса, притупляя чувство опасности и высвобождая скрытые резервы организма. Однако есть у этих препаратов и общее: все они наносят значительный, а порой и непоправимый вред человеческому организму. Например, только анаболические стероиды оказывают негативное влияние на двадцать две зоны в организме человека. У женщин появляется склонность к облысению, у мужчин увеличивается простата, гепатит поражает печень у обоих полов. Камни в почках, дребезжащий голос, высокое давление. Список можно продолжить.

Еще опаснее суперсовременные средства и различные способы вмешательства в работу человеческого организма, повышающие его работоспособность. Эскулапы от спорта определили, что так называемые критические дни у женщин очень по-разному действуют на представительниц различных видов спорта. В стрельбе они – тормоз, а в прыжках в высоту – катализатор. Немедленно нашлись умельцы, которые с помощью различных манипуляций начали подгонять цикл под график международных соревнований. Австрийский профессор Людвиг Прокоп, долгое время наблюдавший легкоатлеток, отметил резкий рост результатов сразу после родов. Проведенные им исследования показали, что в ходе беременности образуются гормоны, благотворно влияющие на мускулатуру и циркуляцию крови. В околоспортивных кругах уже ходят слухи, что нашлись атлетки, которые ради повышения спортивных результатов беременели перед крупнейшими соревнованиями, а потом беременность прерывали! Возможно, в недалеком будущем в числе антидопинговых мероприятий появится и тест на беременность

Подозрительно множатся ряды спортсменов-астматиков. Лекарства против астмы содержат анаболические стероиды. Спортсмены, которым врачи «прививают» соответствующие симптомы, получают соответствующую справку и принимают их на законном основании.

Никто пока еще не может сказать, можно ли приравнять к допингу операцию на здоровом ахилловом сухожилии у прыгуна в высоту, благодаря которой этот участок ноги укрепляется, а сила толчка увеличивается. Операция эта очень дорога и сложна. Пока случаи такого ее «применения» еще не отмечены. С другой стороны, сегодня на многих крупнейших международных соревнованиях организаторы уже объявляют приз в один миллион долларов за установление мирового рекорда. Ставки растут, и, возможно, появление специально прооперированных спортсменов не за горами.

Куда может завести это направление «спортивной медицины», страшно подумать.

Несмотря на почти гарантированный ущерб здоровью, количество спортсменов, прибегающих к помощи стимулирующих препаратов, не уменьшается. Этому противостоят Международный олимпийский комитет, международные федерации по различным видам спорта, имеющие соответствующие комиссии, национальные олимпийские комитеты, национальные федерации и т. д. Все эти организации вроде бы преследуют одни и те же цели, но относятся к обнаружению допинга в анализах того или иного спортсмена несколько по-разному.

Наиболее жесткие меры приняты в Румынии. Там с 1 января 1999 года вступило в силу правило, согласно которому любой уличенный спортсмен дисквалифицируется пожизненно. Причем наказание распространяется не только на спортсмена, но и на его тренера, врача и менеджера, если доказано, что они были в курсе происходившего.

«Ужесточением наказания мы хотим отбить охоту у тех, кто с помощью допинга желает добиться повышенных результатов или обогатиться, – заявил президент Олимпийского комитета Румынии Ион Цириак. – Последний фактор особенно привлекателен для махинаторов, ибо мы – бедная страна, спорт у нас – основная возможность выбиться в люди».

Противники таких «драконовских» мер нашлись. Прежде всего, в самой Румынии. Цириаку не раз указывали, что это решение противоречит нормам МОК, предусматривающим двухлетнюю дисквалификацию и пожизненную лишь в повторном случае. Возражения эти вполне понятны. Что еще умеет делать профессиональный спортсмен, который начал тренироваться в семь-восемь лет? И вправе ли какая-либо организация так наказывать его за один проступок, совершенный, возможно, и не по его вине? Ведь дело не в одном только допинге, нужны и природные данные, и определенные качества характера.

По иронии судьбы, первой жертвой румынских борцов за чистоту спорта стала совсем юная гимнастка. На Олимпиаде-2000 в Сиднее она не прошла допинг-контроль. Ясно, что сама девочка не могла разобраться в лекарствах, которыми ее пичкали. Неужели это конец ее спортивной карьеры?

В других странах к своим спортсменам относятся намного бережнее. На Олимпийских играх в Лос-Анджелесе массажист сборной Японии по волейболу Еситака Яхаги принял на себя вину за то, что у одного из его подопечных – Микиясу Танаки – обнаружили в организме запрещенный препарат. Он заявил, что приготовил спортсмену какой-то особенный чай по древним рецептам. Массажисту запретили в течение двенадцати лет работать на Олимпиадах, а спортсмена простили. На этих Играх не участвовали команды СССР и ГДР, поэтому на многие проблемы смотрели проще. Сейчас, безусловно, дисквалифицировали бы всю команду.

Свежих примеров бережного отношения к «своим» на Западе более чем достаточно. Так, уличенные совсем недавно в применении нандролона футбольные звезды голландцы Эдгар Давидс и Франк де Бур, а также португалец Фернанду Коуту совершенно не переживают за свое будущее. Немецкий профессор Вильгельм Шанцер уже разработал для них «отмазку», в соответствии с которой сочетание нескольких вполне легальных пищевых добавок способствует «самообразованию» нандролона. Однако уверенность звезд зиждется не на этом. Каждый из них сам по себе – это колоссальное многомиллионное капиталовложение, за которое будут бороться многие «сильные спортивного мира». Они это прекрасно понимают.

А вот в российского легионера Игоря Шалимова, игравшего в Италии, западный спортивный мир не вложил почти ничего. Поэтому он, что называется, и «попал под раздачу» два года назад. Тогда кое-кто из спортивных функционеров Италии, желая создать себе имидж борцов за нравственность, объявил этакую охоту на ведьм. Сначала мытарили игроков «Пармы» – врачи заинтересовались, почему у них плотность крови намного выше среднего. Затем тренер «Ромы» чех Зденек Земан заявил, что звезды «Ювентуса» Джанлука Виалли и Алессандро Дель Пьеро слишком быстро набрали мышечную массу. А в итоге – отыгрались на Шалимове, выступавшем за «Наполи». В его пробе был обнаружен нандролон.

«Я съездил домой, – рассказывал Игорь, – собрал все необходимые документы, свидетельствующие, что этот препарат попал в мой организм, когда я лежал в реанимации в Красногорском госпитале. Врачи, которые спасали мне жизнь, естественно, не задумывались о том, что в спорте какое-то средство может оказаться запрещенным. Однако итальянцы отказались рассматривать эти документы на основании того, что они поступили на день позже положенного, хотя в этом не было моей вины. Не сомневаюсь, руководителям футбола было важно показать, будто они всерьез борются с допингом. Трогать своих звезд все-таки не решились, поэтому выбрали иностранца из Восточной Европы».

Интересно, что чуть позже, в Германии, в такую же ситуацию попал чешский вратарь «Кайзерслаутерна» Петер Коуба. Он принимал лекарства с анаболическими стероидами, залечивая травму колена. Это приняли во внимание, и чех отделался четырьмя неделями дисквалификации. В Германии не было антидопинговой кампании в тот момент.

Уже упомянутой лыжнице Любови Егоровой, как и Шалимову, не дали возможности доказать, что запрещенный препарат попал в ее организм с лекарством от простуды. И даже то, что врач взял вину на себя, не помогло. Увы, политика двойных стандартов в отношении россиян существует и в спорте.

Рассказывая о своих злоключениях, Игорь Шалимов затронул еще одну грань допинговой проблемы. Сегодня спортивным функционерам для успешного продвижения по карьерной лестнице необходимо постоянно доказывать свою приверженность олимпийским идеалам Пьера де Кубертэна, что само по себе является лицемерием, поскольку этих идеалов уже просто не существует.

Свежих примеров такого показного рвения достаточно. Утверждают, что румын Ион Цириак так рьяно, не жалея своих, выступал за пожизненную дисквалификацию спортсменов потому, что стремился стать членом МОК. Тотальные обыски у велогонщиков, едва не сорвавшие престижную гонку «Джиро д’Италия» спортсмены тоже связывают с желанием определенных функционеров «наварить» себе политический капитал.

А вот в Австралии, которая по праву считается страной пловцов (говорят, там на каждые двадцать жителей – бассейн), кому-то в высших спортивных кругах не понравилось, что ведущим тренером стал российский специалист Геннадий Турецкий. Против него была организована настоящая провокация, в которой опять же был использован допинг. На дом тренера совершили налет и в числе прочего похитили сейф, который вскоре нашли взломанным. В нем обнаружили запрещенные препараты. Местные спортивные власти почему-то не приняли во внимание тот факт, что преступники не взяли из сейфа золотые медали, которые сами по себе представляют значительную ценность, и инициировали судебный процесс. Суд Турецкого полностью оправдал. Но теперь всем известно, что жизнь знаменитого тренера на Зеленом континенте отнюдь не безоблачна.

Еще одна сторона, заинтересованная в раздувании допинговых скандалов, – это антидопинговые лаборатории. По утверждению известного отечественного фармаколога, лабораторий, оборудование которых стоит более десяти миллионов долларов, в мире сейчас 25–30. Понятно, что между ними идет жесточайшая конкуренция за право обслуживать то или иное крупное соревнование, тот или иной национальный чемпионат. Так как деньги крутятся немаленькие.

По оценкам немецкого журнала Sport-Bild, один тест обходится как минимум в пятьсот марок. Из них двести уходит на проведение контроля и триста – на анализ в лаборатории. При таких ценах тотальный контроль, подразумевающий содержание целой армии контролеров, пока невозможен. Принятая система проб такова. В индивидуальных соревнованиях контролю подвергаются, как правило, только призеры, а на предварительных стадиях проверяют спортсменов, прошедших отборочный барьер. В командных игровых видах прибегают к жеребьевке и в соответствии с ней проверяют по два спортсмена от каждой команды.

Понятно, что в ходе любого крупного турнира количество проб измеряется тысячами, а расходы на них – миллионами. Причем количество это, судя по всему, будет постоянно расти. Во-первых, испытанию будет подвергаться большее количество спортсменов. На последнем чемпионате мира по легкой атлетике впервые призовые деньги полагались всей восьмерке финалистов. Сделано это было для обострения борьбы в предварительных забегах. Однако если проверке будут подвергаться только призеры, те, кто займет четвертое, пятое места (призы за которые, кстати, составляли десятки тысяч долларов), совершенно безбоязненно могут «взбодрить» себя перед стартом, главное – не попасть в призеры. Так что в ближайшем будущем, видимо, придется тестировать всех финалистов. Во-вторых, пробы на различные препараты также различны, следовательно, с появлением новых субстанций будет расти и количество проб

Существующую между лабораториями жесточайшую конкуренцию «вытащило» на белый свет «дело Егоровой». Парижская антидопинговая лаборатория, не имея на то санкции от Международной федерации легкой атлетики, с большими нарушениями на свой страх и риск провела тест на эритропоэтин. Получили якобы положительный результат и тут же обнародовали его через газету «Экип». И о «принципиальных» экспертах из Парижа заговорили во всем мире.

Понятно, что каждая лаборатория заинтересована в громких скандалах и не прочь приложить руку к их инициированию. Пару лет назад рядовой контролер одной из самых известных клиник такого рода – Манфреда Донике в Кельне, – уволенный за какой-то поступок, анонимно передал в прессу материалы, из которых следовало, что в клинике специально организуют громкие разоблачения звезд, дабы получить больше заказов. Аноним утверждал, что даже проделал эксперимент, специально поместив в пробу «А» малоизвестного спортсмена запрещенный препарат. Проба «В» оставалось чистой, так что спортсмен ничем не рисковал. Контролер очень удивился, когда анализ показал чистоту обеих проб, из чего сделал вывод: скандал вокруг малоизвестного спортсмена поднимать не захотели, рекламы не сделаешь.

Кстати, именно Манфреду Донике принадлежит получившая широкое распространение фраза: «Пока заяц-контролер доберется до финиша, нафаршированный допингом ежик давно уже там...»

Чтобы не заканчивать на мрачной ноте, отметим, что применение или неприменение запрещенных препаратов дает возможность и для проявления благородства в духе «фэйр плей», и для различных, достаточно забавных курьезов. Совсем недавно газеты сообщили о неординарном поступке немецкой пловчихи Кристиан Кнаке-Зоммер, которая, выступая за сборную ГДР на Олимпиаде-80 в Москве, выиграла золотую медаль. По истечении двух десятилетий пловчиха решила добровольно отказаться от награды, признавшись в том, что по окончании карьеры поняла, что постоянно «сидела» на подкормке запрещенными препаратами.

Интересно, что даже тогда, в период «развитого тоталитаризма», наши специалисты сразу отметили, что немцы привезли с собой огромное количество медицинских препаратов и баллоны с консервированной кровью.

В игровых видах спорта бесконечными шутками сопровождается сам процесс прохождения допинг-контроля. Дело в том, что не позже чем через тридцать минут после окончания матча выбранные по жребию игроки должны сдать две пробы мочи по 70 миллилитров каждая. Однако участие в спортивных играх, особенно на высоком уровне, как правило, сопровождается сильным обезвоживанием организма. Поэтому игрокам для ускорения процесса предлагается пиво и прохладительные напитки в любых количествах. Игрок сборной Германии Михаэль Фронтцек рассказал журналистам: «После игры в Менхенгладбахе для Фритца Вальтера процедура длилась вечно. Он пил и пил, но никак не мог наполнить бутылочку. А когда ему это удалось, я случайно ее опрокинул... В общем, автобус ушел со стадиона без Вальтера».

Считается, что рекорд потребления жидкости был установлен хоккеистами сборной Финляндии на Олимпиаде-84: после матча с чехами четверым спортсменам потребовалось пятьдесят бутылок пива, чтобы удовлетворить требования контролеров.

В 1995 году в Венгрии штангист Иштван Дудаш стал чемпионом страны в весе до 99 килограммов. Однако в его допинг-пробе обнаружился эфедрин. Специалисты лаборатории недоумевали: этот препарат действует (понижает предел усталости) только на протяжении полутора-двух часов, а затем существенно нарушает координацию движений, особенно в рывке. Было совершенно непонятно, зачем спортсмену понадобилось столь опасное средство, да и сам Дудаш категорически отрицал употребление эфедрина.

Загадка вскоре разрешилась. В Германии штангист приобрел сильно разрекламированное китайское стимулирующее средство Muskle Pill и регулярно его принимал. Начали разбираться со средством, вызвали переводчика с китайского. Оказалось, что препарат Ma Huang, входящий в состав и указанный на коробке, не что иное, как эфедрин по-китайски. Медали спортсмена, конечно, лишили, но от спорта все-таки не отлучили.

Вообще штангисты знают о допинге намного больше, чем представители многих других видов спорта. В их среде бытует, например, такой анекдот.

Разговаривают два штангиста.

– Хочешь стать чемпионом мира? – говорит один.

– Конечно!

– Тогда постарайся закончить турнир четвертым. После дисквалификации призеров золото будет твоим.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку