НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Долги наши тяжкие

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.08.2001

 
Таисия БЕЛОУСОВА,
обозреватель «Совершенно секретно»

В конце июля на стол президента Владимира Путина легло письмо, в котором глава Счетной палаты РФ Виктор Степашин просил прекратить практику привлечения под гарантии России кредитов правительств иностранных государств и свести до минимума привлечение займов международных финансовых организаций. А все потому, что с этими кредитами и займами вот уже десять лет у нас творится сущее безобразие.

На сегодняшний день наши государственные внешние заимствования складываются из долга СССР (158 миллиардов долларов) и нового российского долга (60 миллиардов долларов). Из 60 миллиардов долларов 26,1 миллиарда получены под гарантии России в виде кредитов правительств иностранных государств и займов международных финансовых организаций (МФО) – Международного валютного фонда, Международного банка реконструкции и развития (МБРР), Европейского банка реконструкции и развития. Отдавать эти долги и проценты по ним мы будем в течение 17 лет, начиная с 2003 года. Именно эта часть внешнего долга вызывает особое беспокойство Счетной палаты, и вот почему.

До 1998 года 15 процентов занимаемых средств шло на поддержку промышленности, энергетики, строительства, транспорта. Деньги и товары получали и государственные, и коммерческие структуры (которые должны были полностью погасить свой долг). После августовского кризиса 1998 года выяснилось, что практически все субзаемщики – субъекты федерации, города, предприятия, организации – не в состоянии освоить заемные средства, а многие не могут вернуть уже потраченные деньги (2 миллиарда долларов). Расплачиваться приходится федеральному бюджету. Правительство было вынуждено просить МФО об изменении сумм займов. В 1997 – 2000 годах они были сокращены на 2,365 миллиарда долларов, сегодня Счетная палата считает необходимым сократить еще 327 миллионов долларов.

В 1999 году Всемирный банк, оценив обстановку в России и масштабы коррупции, решил в дальнейшем отдавать предпочтение финансированию органов госуправления, правоохранения и социальной сферы (в первую очередь профилактику и лечение СПИДа и туберкулеза).

Западные страны работают на кредитах и займах, и нам от них отказываться не следует, тем более что они в достаточной степени льготные. Но должна существовать национальная стратегия по их привлечению и использованию. Весь мир берет займы на развитие экономики. Мы же хватаемся за любой предложенный заем или просим деньги под сомнительные проекты различных министерств – то строим шикарные коттеджи, то бросаемся реформировать энергетику. Деньги тратятся огромные, а результатов не видать. А все потому, что работа с кредитами и займами идет у нас через пень-колоду.

К примеру, готовить программы государственных внешних заимствований обязаны Министерство экономики (ныне Министерство экономического развития) и Министерство финансов совместно с Федеральным центром проектного финансирования. На деле центру приходится нередко заниматься этим в одиночку. (Правда, этим летом Минэкономразвития пообещало заняться проектированием, но пока Улита едет...)

На подготовку документации по кредитам и займам уходит три – четыре года. Казалось бы, есть время все просчитать, изучить подноготную всех претендентов на получение денег. Но займы под Жилищный проект, Проект передачи ведомственного жилья и другие были взяты в 1990-е годы без серьезного экономического обоснования, и их пришлось сокращать. Ущерб, нанесенный при этом бюджету, никем не подсчитывался.

Другой пример. В 1997 году немецкий кредит в 68 миллионов марок получило ОАО «Каспрыба», изначально неспособное рассчитаться с кредитором. Теперь за него платит бюджет. В 2001 году Минфин намеревался выдать итальянский кредит в 16 миллионов долларов СП «Комивудс». А это СП было признано банкротом в 1996 году, спустя два года и вовсе ликвидировано. Правительство Республики Коми гарантий по этому кредиту не представило, хотя в программе заимствований черным по белому записано, что они есть. В Коми нынче существует несколько фирм с таким же названием. Если бы Счетная палата не докопалась до этого, деньги вполне могла получить какая-то «однодневка», а там ищи-свищи...

Программы внешних заимствований должны ежегодно утверждаться Государственной думой РФ одновременно с бюджетом на будущий год. На деле же первый подобный документ правительство представило в Госдуму только в 1997 году. И вообще у чиновников из Белого дома вошло в привычку работать по программе три-четыре месяца, а уж потом ее утверждать.

Михаил Касьянов

С 1994 года ход реализации проектов рассматривала раз в квартал специальная Межведомственная комиссия, которую возглавлял Виктор Христенко. Худо-бедно ли, но она работала. В 2000 году Христенко ушел в вице-премьеры, а комиссия, попав в руки министра финансов Алексея Кудрина, приказала долго жить.

Вместо того чтобы поднимать свою экономику, мы уже в который раз занялись «совершенствованием» органов государственного управления. Но если раньше всеми реорганизациями, структурными перестройками, реформированием занимались чиновники соответствующих министерств в рамках собственных бюджетов, то теперь под это с шиком берутся займы МФО и создаются специальные группы реализации проектов (ГРП). Эти группы нанимают консультантов, которые, по сути, выполняют работу министерских чиновников, причем за немалое вознаграждение. Забавно, что в роли консультантов зачастую выступают... министерские же чиновники. Ну а именитые политологи, экономисты, социологи, экс-министры, как правило, консультируют сразу по нескольким проектам.

Большая часть средств тратится на управление проектами (аренда помещений в центре Москвы, покупка мебели и компьютеров, оплата служебного транспорта, зарубежных командировок) и услуги консультантов, меньшая – на приобретение оборудования и технологий. С согласия Минфина сотрудники ГРП назначают себе оклады «в соответствии с мировыми стандартами» – от нескольких сот до нескольких тысяч долларов. Если бы и деятельность их соответствовала тем же стандартам!

Министерства, передав группам реализации проектов право распоряжаться средствами, контролем за эффективностью их использования себя не обременяют. И реализуются займы не по графикам Всемирного банка, а как попало. Вот и пришлось Минфину выложить МФО комиссионные за резервированные и неиспользованные суммы – 15,2 миллиона долларов.

Выплаты эти, на наш взгляд, – прямой ущерб федеральному бюджету. Но спросить не с кого. ГРП ни за что не отвечают. По одной версии, Министерство финансов закрывает глаза на эту «ущербную» деятельность потому, что в руководстве групп засели родственники и друзья высокопоставленных сотрудников администрации президента и Белого дома; по другой – сотрудники Минфина сами подрабатывают в разных ГРП...

На иностранных и отечественных консультантов только в 1998 – 2000 годах было потрачено 250 миллионов долларов, однако их поистинне «золотые» труды и сегодня лежат мертвым грузом, поскольку никто не удосужился создать «механизм информирования» заинтересованных организаций. 20 миллионов долларов ушло на компьютеры, ксероксы и мебель. Это имущество не учитывается, и сохранность его не контролируется.

Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) на развитие этого самого рынка дали заем в 89 миллионов долларов (позже из-за плохого освоения средств его сократили до 55 миллионов). Вместо того чтобы заниматься реализацией проекта – а ФКЦБ для этого и создавали, – и здесь завели ГРП, куда перешли свои же специалисты. И получается: ФКЦБ – бюджетная организация, а средства на ее финансирование идут из Всемирного банка в группу реализации проекта, минуя счета федерального казначейства. Банк, организация зарубежная, контролируя использование этих средств, может запросить у ФКЦБ любую бумагу – планы, отчеты, разрабатываемые документы, причем не только государственные ценные бумаги, но и корпоративные. А ведь эта информация во всем мире считается конфиденциальной. Спрашивается, о какой защите интересов российских инвесторов может идти речь в подобной ситуации?

В 1999 году Минфин и Госкомстат передали в управление Бюро экономического анализа (БЭА) 30 миллионов долларов, предназначенных на развитие государственной статистики. Бюро должно было заниматься «расширением возможностей Госкомстата и других учреждений, занимающихся сбором данных, и оказанием им технической поддержки». Итоги работы БЭА впечатляют: за год сумели освоить лишь 99 тысяч долларов. Зато Минфин выложил МФО в виде комиссионных 300 тысяч долларов!

Следует сказать, что к моменту получения «статистического» займа Бюро экономического анализа, правление которого возглавлял бывший министр экономики Евгений Ясин, уже «рулило» немалыми суммами: заем МБРР – 36,8 миллиона долларов плюс софинансирование российсой стороны – 14,1 миллиона долларов. Кое-кто считает, что вполне можно обойтись без БЭА, эту работу раньше делали Минфин, Минэкономики и другие министерства. БЭА тратило деньги не стесняясь, ведь на собственные расходы ему выделили 17,6 миллиона долларов. Не жизнь, сказка: оклады от 1100 до 9000 тысяч долларов «чистыми», 52 командировки за рубеж для участия в конференциях и симпозиумах. В свои регионы вот только пару раз выбрались.

Алексей Кудрин

Но хорошо живешь сам – давай жить другим. И бюро щедро оплачивало работу девяти специалистов из экономической экспертной группы Минфина (780 тысяч долларов) и 320 консультантов (более 4 миллионов долларов), среди которых контролеры Счетной палаты обнаружили чиновников Министерства по антимонопольной политике и Министерства труда, которые не имели права заниматься подобной деятельностью... Плодом их совместной работы стали 72 доклада и 90 аналитических записок. На большую часть докладов нет отзывов заказчиков и рекомендаций для их дальнейшего применения, эффективность работ также не оценивалась. На аналитические записки вообще не нашли заявок. Так заказывала эти исследования администрация президента или кто-то по доброте душевной дал подзаработать Иванову-Петрову-Сидорову?! А впрочем, какая разница, деньги-то уже выплачены. Только вот непонятно: наши экономисты, судя по зарплатам, все семи пядей во лбу, и западный опыт осваивают, и провели столько исследований, анализировали то, другое, пятое-десятое, когда же из тупиковых ситуаций выбираться начнем?

Займом на правовую реформу заправляет Российский фонд правовых реформ, учредителями которого числятся администрация президента, Минюст, Минфин, Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг и Российская академия наук. На подготовку проекта ушел безвозмездный японский грант в 2 миллиона долларов. На саму реформу предполагается потратить заем МБРР – 58 миллионов долларов и 9 миллионов долларов из «собственных» средств фонда (эта сумма, полученная от приватизации, была передана распоряжением правительства).

Надо сказать, что заем МБРР мы взяли в 1996 году, не имея концепции правовой реформы и перечня законопроектов, которые необходимо разработать (говорят, их и сегодня не существует). Ну а если нет концепции, то можно сочинять все, что угодно. Из десяти законопроектов, разработанных в 1998 году, Госдума утвердила только два; будут ли приняты остальные и кому они нужны – большой вопрос, а миллион долларов за них уже уплачен.

В рамках судебной реформы канадская фирма обучила двадцать преподавателей, которые будут готовить третейских судей. Была проведена всероссийская конференция по проблемам альтернативного разрешения споров и три региональных семинара. Сумма этого контракта – 1,9 миллиона долларов, из них 1,14 миллиона израсходованы «на вознаграждение основного персонала в количестве шестнадцати человек».

Все мы хорошо знаем, как бедствуют наши старики с их нищенскими пенсиями; на пособие, которое получает мать-одиночка, ребенку ботинки не купить, а жалких «детских» не хватит даже на килограмм черешни. Нам много раз объясняли: государство не может увеличить эти выплаты, так как в бюджете на это нет денег. А на то, чтобы расплатиться по займу, взятому на «Проект содействия структурной перестройке системы социальной защиты», – 28,6 миллиона долларов – найдутся.

Реализацией проекта занимается Российский фонд социальных реформ (в штате семнадцать человек). За три года он израсходовал на собственное содержание 3,9 миллиона долларов. Об экономии здесь никто не думает. Фонд, призванный оценивать социальные проекты и их результаты, завел для этого экспертный совет; имея в штате юриста и менеджера по закупкам, заключил договоры на юридическое обслуживание с фирмой «Падва и партнеры» и на закупочные услуги с ЗАО «ЦПРИП Проспект». За год это 99 тысяч долларов.

Кто объяснит, что за необходимость была в 2000 году заказывать компаниям-консультантам исследование финансового состояния Пенсионного фонда РФ за 1998 год (!) и разработку предложений по совершенствованию бухучета и управления финансами? Информацию по финансам легко можно было получить у государственных контролирующих органов, а с совершенствованием бухучета справились бы и сами работники фонда. Кажется, именно в 2000 году СМИ рассказали страшную историю о пенсионерах, умерших от голода в одном из домов для престарелых. Представляете, как помогли бы этим несчастным те 475 тысяч долларов, которые фонд социальных реформ выложил за вышеупомянутое исследование!..

На компонент «Пособия для детей» предполагается истратить 4 миллиона долларов. За «Техническое содействие и обучение в рамках пилотного проекта по выплате детских пособий», разработку «Программы информирования населения по вопросам выплаты детских пособий с учетом среднедушевого дохода семьи» и издание аналитического доклада «Роль Фонда социального страхования в предоставлении социальных пособий и политике в отношении выплаты пособий по беременности и родам» выплачено 380 тысяч долларов. За финансовый анализ (аудит) Фонда социального страхования РФ за 1998 год – 256 тысяч долларов..

В рамках компонента «Социальная помощь/Социальная защита» фонд заключил договоры с двумя организациями и одним консультантом на «национальное обследование благосостояния домашних хозяйств и их участие в социальных программах» – на 2,4 миллиона долларов. Интересно, бывали когда-нибудь сотрудники фонда в сельской местности и как давно? О каком «благосостоянии», о каких «социальных программах» может идти речь, когда большая часть сельчан с трудом наскребает деньги на прокорм одной коровенки и десятка кур?

Один из российских научно-исследовательских институтов по заданию фонда будет проводить «анализ и мониторинг данных о питании в малоимущих семьях». Чтобы убедиться, что эти семьи перебиваются с хлеба на воду, фонд не пожалел 294 тысяч долларов.

Не забыты фондом социальных реформ и российские безработные. Уже 769 тысяч долларов выложено за разработку «методологии управления бюджетным процессом Государственного фонда занятости», концепции и проекта нового законодательства о занятости населения, а также общероссийского классификатора профессий, соответствующего мировым стандартам...

Чуть не забыла. В Российском фонде социальных реформ работают люди любознательные и компанейские. Чтобы познакомиться с зарубежным опытом, они готовы ехать в Польшу, Венгрию, Италию, США, Мексику, да хоть на край света! А за компанию прихватывают с собой сотрудников администрации президента и Белого дома, чиновников федеральных министерств, депутатов Госдумы...

Напоследок открою один секрет. Мы берем и тратим кредиты и займы вот уже десять лет, но за все это время ни российское правительство, ни Минфин, ни Минэкономики не сочли нужным поинтересоваться: а насколько эффективны эти заимствования, что конкретно за растраченные миллиарды долларов получила страна? Раньше чиновники оправдывались, мол, не существует для этого методик. В 2000 году Минэкономразвития на основе аналитической записки Счетной палаты РФ наконец-то разработало порядок оценки эффективности проектов. Но министр финансов Алексей Кудрин так и не удосужился рассмотреть этот документ. Видно, недосуг заниматься такой «мелочевкой», когда разрабатывается планов «громадье», ведь в 2002 – 2003 годах мы должны получить от МФО еще десять займов на сумму 1,32 миллиарда долларов...

Счетная палата РФ не однажды обращалась в правительство Касьянова, предлагая наладить нормальную работу с кредитами и займами: пересмотреть наше участие в международных финансовых организациях с учетом приоритетов развития страны, установить оклады сотрудникам ГРП в соответствии с существующими тарифами и повысить их ответственность за использование средств займов, прекратить практику заключения контрактов с консультантами на работы, которые обязаны выполнять министерства и ведомства. Нет ответа.


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку