НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Дочатились до смерти

Дочатились до смерти

ЖЕРТВА ‒ РОМАН ГРЕБЕНЮК

Автор: Евгения АХРЕМЕНКО
28.04.2021

В Волгограде минувшей осенью произошла трагедия. В одном из отделений Сбербанка на одного из посетителей напал мужчина кавказской национальности и нанес несколько ударов по голове, предположительно кастетом. Удары оказались настолько сильными, что пострадавший не смог после них оправиться. Спустя неделю он скончался в реанимационном отделении одной из городских клиник. Причиной столь жестокой расправы над 41-летним риэлтором Романом Гребенюком стал спор в чате родителей учеников 6 «б» класса школы № 96, где училась и дочь погибшего. Словесная перепалка завершилась убийством. Эта история вызвала широкий общественный резонанс. На скамье подсудимых подозреваемый не раскаялся. На последнем судебном заседании он пригрозил расправой одному из свидетелей.

Сегодня сложно представить себе отсутствие мобильной связи и удобных мессенджеров, которые позволяют миллионам людей общаться друг с другом. Они дают возможность не замечать огромных, разделяющих людей, расстояний, пандемии и вынужденного карантина. Мессенджеры поддерживают связь с родственниками в других городах и странах мира. И это один из основных плюсов современных технологий. Но есть и обратная сторона медали...

В Волгограде мессенджер оказался платформой для проявления жестокости, агрессии, результатом которых стала трагедия – смерть человека. Говорят: слово не воробей, вылетит – не поймаешь. И в этом случае поговорка стала роковой. Короткие фразы, просто набор слов, которые в реальной жизни люди пропускают мимо ушей, не зацикливаясь на них, в виртуальном мирке явились поводом для серьезного конфликта: спор перешел в рукоприкладство и завершился смертью мужчины, на попечении которого была 12-летняя дочь и престарелые родители.

«ТЫ ЧТО, БЕССМЕРТНЫЙ?»

Надо сказать, что это удобно. Когда в популярных мессенджерах создана группа из числа родителей, обсуждающих последние новости в жизни класса и школы, где учатся дети. Сообщения о том, что надо сдать деньги на очередную покупку штор в класс, или на приобретение подарка классной руководительнице – обычное дело. Здесь же можно задать вопросы о домашнем задании и прочесть замечания педагогов о подготовке класса к определенному уроку. Мессенджер позволил родителям не так часто бывать в школе. И, в тоже время, получать достаточно информации о том, что творится в коллективе, где учится ребенок.

Ситуация, с которой начался конфликт с трагическим концом в Волгограде, была самой обычной. В 6 «б» классе заболела педагог русского языка. Учительницу должны были госпитализировать. Но она отправила в родительский чат сообщение с просьбой: дети должны были выполнить тестовое задание, на которое отводилось время с 14.30 до 16.30. В тестовом задании десятки вопросов, фактически, он бы заменил собой сдвоенный урок русского языка и литературы. И Роман Гребенюк, отец шестиклассницы, одним из первых отозвался на сообщение в чате.

С этого момента фрагменты переписки вошли позже в материалы уголовного дела, возбужденного по ст.111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Предполагал ли в октябре прошлого года кто-то из родителей, что ситуация может зайти так далеко? Могли ли школьные педагоги предположить, что рядовые просьбы, адресованные родителям, станут почвой для столь страшной ситуации, обернувшейся смертью молодого мужчины? Когда вокруг убийства Романа Гребенюка поднялась шумиха, родители опубликовали скриншоты переписки в чате в социальных сетях. Слово в слово. И помимо уголовного разбирательства началось общественное – кто прав, а кто виноват. Но все мнения сводились к тому, что никто не имел права убивать человека.

Роман Гребенюк первым предложил предварительно разобраться с заданиями и паролями для его выполнения. Посетовал, что некоторые дети не могут осилить ввод паролей через гаджеты. А сами родители им помочь не могут – на работе же. Гребенюку ответила Анна Мелконян – мама другой шестиклассницы, которой поручили раздать одноклассникам пароли. Она же на робкие заявления других родителей о том, как быть тем детям, которые не успеют сдать задание в установленный срок, ведь помимо уроков есть еще кружки и спортивные секции, заявила: «На дворе XXI век. Тест можно решить по дороге в школу. Ну, или на перемене. Главное, чтобы родители не забывали – учитель хоть и на больничном, но ведь старается ради детей!»

После этого от Романа Гребенюка в чат поступила реплика: «Вопрос надо решать, а не сопли жевать». Анна Мелконян моментально отреагировала, приняв сообщение мужчины в свой адрес как оскорбление. Завязалась словесная перепалка, кто кого первым назвал на «ты», и в итоге публичный чат стал спором двух отдельных людей, постепенно переходивших на личности. И в этой переписке, которую видели как другие родители, так и пользователи соцсетей, а в дальнейшем и следователи, появилась фраза, адресованная Анной Роману Гребенюку: «Ты что, бессмертный?» На что Роман ответил: «А вы мне угрожаете?» С этой минуты начался отсчет последних дней его жизни.

«СНИМАЙ ВСЕ, МНЕ УГРОЖАЮТ!»

Родительский чат пополнился новыми заданиями, темами, а конфликтная ситуация между двумя родителями продолжала накаляться за пределами мессенджера. Хотя нет – участников спора стало больше. Анна Мелконян сообщила о переписке с Романом Гребенюком своему мужу, Арману Смбатяну, а также брату – Арсену Мелконяну. Обмен колкостями не только не затих, он перешел на другой уровень – в ход пошли мобильные телефоны. Наталия Рудник, старший помощник руководителя СУ СК России по Волгоградской области, сообщила, что следственные органы располагают важными данными: Роман Гребенюк получал аудиозаписи и звонки на свой мобильный телефон от семьи Мелконян. Отцу шестиклассницы угрожали, требовали проявить мужество и явиться в назначенное место для «разборок». Роман не отвечал. А спустя несколько дней он ответил Арсену, назначив встречу в одном из филиалов банка, в который он собирался по рабочим делам.

Светлана Кондратьева – коллега Романа Гребенюка. Она знает о его непростой жизненной ситуации, рассказывает, что два года назад Роману пришлось взять на воспитание дочку, при этом он ухаживал за престарелыми родителями. К дочери относился очень трепетно, старался быть ей близким другом, вникал в школьную жизнь, некоторое время даже был председателем родительского комитета. Именно со Светланой Роман поделился своими опасениями насчет того, что ему реально угрожает семья «из родительского чата».

«Он попросил меня сопровождать его в банк, – рассказывает Светлана. – При этом настойчиво требовал, чтобы я все снимала на камеру мобильника. Звонивший Арман Смбатян откровенно заявлял, чтобы Роман уже открывал больничный. А Роман как будто чувствовал, что все закончится по-плохому…»

В день, когда была назначена встреча в банке, Арсен Мелконян и Арман Смбатян звонили Роману не переставая с утра и до того момента, пока Гребенюк не зашел в банк. Роман перекинул Светлане угрозы, которые прислала ему семья Мелконян и попросил сохранить. В офисе банка было многолюдно, повсюду видеокамеры. Разве можно в таком месте устраивать какие-либо серьезные разборки? Как оказалось – да.

Согласно записи видеооборудования в операционный зал, где находился Гребенюк, вошел Арсен Мелконян. Происходившее снимали не только камеры, но и Светлана Кондратьева. Неспешной походкой Мелконян подошел к Роману, и с силой дважды ударил его по голове рукой, в которой, предположительно, держал кастет. После этого также неспешно развернулся и перед тем как уйти, плюнул в истекающего кровью Гребенюка: «В следующий раз я тебе пасть разорву, когда будешь так разговаривать с чужой женой».

Гребенюку потребовалось срочная медицинская помощь. Он потерял сознание. Из ушей и носа текла кровь. По счастливой случайности рядом с ним оказался врач из Ахтубинска, он срочно вызвал скорую помощь. Романа забрали в реанимацию. Врачи пытались спасти молодого волгоградца. Шесть часов длилась операция, после которой Роман впал в кому. Через семь дней после ЧП в банке, не приходя в сознание, он скончался. Причиной смерти стала открытая черепно-мозговая травма.

«ОН ОСКОРБИЛ МОЮ СЕСТРУ….»

30-летнего Арсена Мелконяна задержали в тот же день, предъявив ему обвинение в умышленном причинении вреда здоровью. Оказалось, он уже имел криминальное прошлое за ранее совершенные преступления. Как сообщила представитель СУ СК России по Волгоградской области Наталия Рудник – 18 эпизодов преступной деятельности. Мужчину арестовали и отправили в СИЗО. После смерти Романа Гребенюка уголовное дело переквалифицировали. В число подозреваемых попали и Анна Малконян, и ее супруг. На первом же допросе Арсен Мелконян заявил: «Да, я его избил за то, что он оскорбил мою сестру». Расследование этого уголовного дела взял под личный контроль глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин. Несмотря на ковидные ограничения, проститься с Романом на кладбище пришли десятки совершенно незнакомых ему людей. Суд длится до сих пор, и его заседания отмечаются новыми всплесками агрессии со стороны Мелконяна. Странно то, что мужчина не проявляет ни тени раскаяния. В зале суда он требует судить его «по закону», свою вину признавать отказывается и ведет себя вызывающе и нагло.

Фото_03_14.JPG

Светлана Кондратьева, на чьих глазах Роман Гребенюк получил смертельную травму, в суде выступала в качестве свидетеля. Ее показания вызвали взрыв агрессии со стороны подозреваемого. Мелконян считает себя жертвой следственного и судейского произвола. Он даже сделал рукописный транспарант с такой надписью и держал его перед собой во время судебного разбирательства. После выступления Кондратьевой Мелконян под конвоем прошел мимо нее и заявил в адрес свидетельницы, что она будет следующей. «Он сказал: ожидание смерти хуже, чем сама смерть», – говорит Светлана, при этом она отмечает, что слова Арсена Мелконяна слышали и конвоиры, однако никак не отреагировали – это не по уставу.

Еще одна подозреваемая – Анна Мелконян. После ЧП и его широкого общественного обсуждения женщина подверглась массовым «народным» нападкам. Несколько недель она не выходила из дома, не отвечала на телефонные звонки, не общалась с друзьями и родственниками. Суд вынес решение оставить ее под домашним арестом. В зале суда Анна не проявила и тени раскаяния, заявив, что она ни в чем не виновата, она никого не оскорбляла, никого не провоцировала, а потому все претензии к ней надуманы и предвзяты.

«ЧУЖАЯ ЖИЗНЬ ДЛЯ НЕГО НИЧЕГО НЕ СТОИТ….»

Екатерина Вальковская, руководитель Объеденной пресс-службы судов Волгоградской области, прокомментировала: «Светлана Кондратьева имеет право обратиться в правоохранительные органы и сообщить о факте угрозы ее жизни и здоровью Арсеном Мелконяном в зале суда». Новая глава этого непростого уголовного дела может появиться в любую минуту. Станет ли она поводом для раскаяния со стороны подозреваемого? В это не верит даже известный адвокат Шота Горгадзе, представляющий интересы дочери погибшего Романа Гребенюка. Корреспонденту «Совершенно секретно» стало известно, что правозащитник самостоятельно обратился в правоохранительные органы с просьбой скорейшего возбуждения уголовного дела по факту поступивших от Мелконяна угроз.

Фото_03_15.JPG

УБИЙЦА ‒ АРСЕН МЕЛКОНЯН

«В нем нет ни капли раскаяния, – говорит Шота Горгадзе. – Неважно, какой приговор вынесут Арсену Мелконяну, строгий или мягкий, он навсегда останется опасным для общества. У таких людей особенная психология, они не считают себя виноватыми в совершении преступления. У них нет чувства вины, как и чувства неправильно совершенного поступка. После тюрьмы такой человек может совершить аналогичное преступление. Просто так. Из мести. Потому что совершенное преступление считает героическим поступком и гордится им. Чужая жизнь для таких людей не значит совершенно ничего».

Адвокат Елена Плешакова рассказала, что изначально был привлечен только Арсен Мелконян. Он пришел в полицию сам, написал заявление – избил человека. Позже было подано ходатайство о проверке на причастность к совершению преступления Анны Мелконян и ее супруга. Для следственных органов были собраны все выписки из родительских чатов, сообщения и расшифровки звонков на телефон Гребенюка, в общей сложности они заняли около 60 печатных страниц. В текстовом сообщении Анны Мелконян «Ты что, бессмертный?» эксперты выявили лингвистические признаки угрозы наступления смерти Романа.

В той самой школе, где началась эта трагическая история, инцидент стараются не вспоминать. Дочь Гребенюка перевелась – девочку забрала к себе мама. Дочь Мелконян учится в другой школе. В официальных комментариях корреспонденту «Совершенно секретно» и директор школы, и педагоги отказали. Но в приватной беседе с учителями выяснилось, что многие преподаватели боятся повторения произошедшей трагедии. Учитель Инна Андреевна говорит, что в родительских чатах скандалы вспыхивают по любому поводу. При этом ни у классных руководителей, ни у завуча, ни у директора нет совершенно никаких рычагов воздействия, чтобы остановить накаляющуюся атмосферу в виртуальном пространстве.

«Сдавали деньги на подарки мальчикам ко Дню защитника Отечества, – говорит Инна Андреевна, – кто-то из родителей посчитал, что 150 рублей на подарок много, в ответ на него посыпались обвинения в жадности и предвзятости. Скандал разгорелся не шуточный. Все, что лично я смогла сделать – это выйти из чата и предоставить родителям возможность самостоятельно находить выход из ситуации».

Учителя боятся, что в некоторых случаях их могут назвать зачинщиками конфликта. Ведь с их подачи начинается «родительское обсуждение», которое может перерасти в разборки за пределами чатовского сообщества. «Мессенджеры помогли педагогам найти контакт с родителями, но они же стали территорией зла, поскольку обезличенное пространство, где общаются мамы и папы учеников, позволяют вести себя нагло, зло, вызывающе, оскорбительно, поскольку в реальном мире все эти особенности тщательно скрываются, – так считает правозащитник Владимир Проскурин. – Учитель в таких случаях – никто. Не имеет значения его репутация, авторитет, вес в обществе. И он самоустраняется от конфликта, потому что рулят те, кто остер на язык и не боится последствий, которые, как выяснилось, могут быть очень печальными».

Психолог Светлана Ершова считает, что проблема общественных чатов может быть разрешима только с принятием правил и норм сетевого этикета: «Школа – особенное сообщество, часто она раздражает родителей неоправданными надеждами: ребенок учится плохо, его мало хвалят, постоянно собирают на что-то деньги. Озлобленные уставшие мамы и папы могут сгоряча написать самые злые слова. Если ввести правила поведения в сетевом сообществе, то многих конфликтных ситуаций удастся избежать».

Фото предоставлено СУ СК России по Волгоградской области, ГУ МВД России по Волгоградской области, Светланой Кондратьевой


Авторы:  Евгения АХРЕМЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку