Добро пожаловать в Армению

Добро пожаловать в Армению
Автор: Антон КРИВЕНЮК
10.06.2020

Экономика России только входит в глубокий кризис. В этом году страна может потерять пятую часть ВВП, и поэтому все больше говорят о провале в нулевые или даже 90-е годы прошлого века. Но вполне возможно, что ожидающий Россию кризис, будет не похож ни на какие кризисы новейшей истории – в стране начинается новая и очень сложная жизнь, если власти продолжат проводить либертарианскую экономическую политику.

СМИ начали публиковать данные о фактическом экономическом положении российских регионов. Почти половина российских регионов встречают коронавирусный кризис в экономике, имея близкие к нулю запасы денег на бюджетных счетах. У 37 из 85 субъектов РФ остатки средств в кассе, на банковских депозитах и счетах в казначействе РФ, составляют менее 5% от их налоговых и неналоговых доходов за 2019 год.

ДЕНЬГИ НА ОДИН–ДВА ДНЯ

У 43% регионов «денежная подушка» покрывает меньше месяца бюджетных расходов, а у каждого седьмого ее хватит меньше, чем на неделю. Это 15 субъектов, у которых резервы составляют менее 1% от всех доходов прошлого года. У 14 регионов казна практически пуста: остатки на счетах покрывают меньше 5% расходов за месяц. То есть, по сути, есть деньги на один-два дня. Бюджеты регионов наполняются за счет НДФЛ, который просел на фоне режима нерабочих дней, а также частью налога на прибыль. По прогнозу НИУ ВШЭ, за год региональные бюджеты недосчитаются 1,3 трлн рублей, или каждого десятого рубля своих налоговых доходов. Дефицит региональных бюджетов в 2020 году будет рекордным за 20 лет – до 9% совокупных доходов, оценивают аналитики S&P. Значительное сокращение коснется налога на прибыль организаций, налога на доходы физлиц и на имущество, в то время как расходы регионов продолжат расти – на социальную политику и национальные проекты, останавливать которые не позволяет федеральный центр.

Примерно то же самое происходит с бюджетами домохозяйств. У кого-то денег нет вообще, миллионы сейчас потратили «путинские» детские деньги – по 10 тыс. на ребенка. Больше повезло многодетным семьям. Миллионы тратят деньги с кредитных карт, задерживают оплату коммунальных расходов. Еще у миллионов полная неясность относительно будущих доходов – не так просто открыть закрытые торговые центры, парикмахерские, кафе и рестораны.

Страна оказалась без денег, и это совершенно новая реальность, к которой люди не готовы. Продолжение либертарианской политики федерального центра, который так и не готов заливать деньги в потребление, не отбросит Россию в 90-е годы прошлого столетия, а организует 20-е годы, которые запомнятся потомкам как эпоха, когда люди жили примерно так, как живут в Армении или Таджикистане.

НАТУРОБМЕН

Миллионы россиян пока еще способны покупать еду, но у них уже нет денег ни на какие дополнительные «опции» жизни. Образовательный центр в Брянске, где занимаются дополнительным развитием дошкольников, входит в положение родителей, предоставляет услуги в долг. Но есть родители, которые готовы платить продуктами, или даже мебелью из закрытого склада, которую все равно скоро не продать. Страна переходит на натуральный обмен?

В этой ситуации, как ни странно, лучше всех себя чувствуют пенсионеры, бюджетники – менее активная часть населения и менее обеспеченная в основном при том. Однако не очень высокие в основном запросы этой части общества, будут удовлетворены, они ничего не потеряют.

Видим, таким образом, еще один тренд – Россия 2020 года превращается в Белоруссию или Южную Осетию, страны бюджетников, где весь активный слой работает в госсекторе, а за его рамками жизни почти нет. Но для России это банкротство, если самый обеспеченный потребитель, это пенсионер.

Более устойчиво себя будут чувствовать те, у кого есть свое жилье, это, разумеется, снижает давление экономических обстоятельств. Одним словом, сравнительно спокойно кризис будут переживать те, у кого нет больших доходов, но есть гарантированная зарплата или пенсия и свое жилье.

НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Но из жизни сейчас вылетает весь активный слой – малый бизнес, самозанятые, те, кто работал в сервисе.

Если ты бюджетник и у тебя есть своя квартира – можно выжить. Но что делать тем, а таких миллионы в Москве и других крупных городах, чья стоимость жизни включает ипотеку и другие кредиты? В Москве стоимость «входного билета» в жизнь для миллионов, 50–70 тыс. рублей в месяц ипотеки. Где теперь брать такие деньги?

Вполне вероятно, что кризис, который сейчас наступает, может быть явлением не временным, а постоянной новой реальностью жизни. Россия «выпадает» на уровень Белоруссии, а может даже Армении. Это довольно тоскливая и бесперспективная жизнь.

Как, например, в Армении. В этой стране есть второй по значению город Гюмри. Гуляя по живописным улочкам этого не до конца восстановленного после землетрясения 1988 года города, повсеместно видишь группы мужчин разных возрастов, которые целый день сидят на улице. У них нет работы, и никогда особо не было, они не знают, что такое постоянный труд, тем более карьера. У некоторых перед дворами стоит какой-нибудь автохлам – бывают вызовы в такси. Это уже обеспеченные люди, у них есть возможность выйти в магазин купить хлеба, сигарет, шоколадку детям.

А остальные целыми днями сидят в соцсетях, ждут «праздника», – это когда какой-нибудь брат в Москве снова вышлет пару-тройку сотен баксов. Тогда хорошо – идем в кабачок, пропиваем половину – благо цены в армянских ресторанах низкие. Деньги им особо и не нужны, они привыкли жить без них. Но все же, пополнить счет телефона, чтобы звонить не на перезвон. Вернуть долги соседям и теще.

Ах да, в России, наверное, не знают, что такое звонить на перезвон?

В Армении, как и в Грузии, и во многих других странах, тарификация разговора начинается с пятой секунды разговора. Это позволяет, набрав телефон абонента, что-то быстро прокричав в трубку, положить ее. И так до бесконечности. Сидит человек на улице, и разговаривает с кем-то по пять секунд пару-тройку часов. Все равно идти некуда.

Это совсем другая жизнь. В ней ничего не происходит. Вокруг людей, их социального круга, практически нет примеров развития, нет людей, которые бы хорошо зарабатывали. Они и сами годами могут, сидя на одном месте, говорить о планах уехать куда-нибудь в Ереван или Гомель. Но, скорее всего, и этот нехитрый план никогда не будет осуществлен.

Россияне действительно, несколько недооценивали уровень и качество своей жизни. Большие рынки, крупные регионы, добывающие отрасли – все это обеспечивает движение колоссальной денежной массы, брызги которой создавали довольно ровную в материальном плане жизнь для всего активного слоя. Но в отличие от Германии или Великобритании, у России нет экономических подушек безопасности, которые позволят годами поддерживать такой уровень жизни, если экономика остановлена. Всего два месяца ограничений, и мы уже скатились на уровень бедных стран постсоветского пространства.

Сейчас Правительство России пытается делать вид, что жизнь как-то сама по себе нормализуется по мере выхода из эпидемиологических ограничений. Но это тщетные надежды. У активного слоя почти нет накоплений, чтобы даже сейчас завести остановленное.

Вот, например, Володя Бавлин из Геленджика, а точнее, уже снова из Курска, откуда он два года назад уехал в Геленджик заниматься гостиничным бизнесом. Сейчас Володя выживает тем, что ловит в Интернете попутные грузы, перевозит между регионами всякую всячину с большим дисконтом, что привлекает клиентов. С поездки длиной в сутки, Владимир привозит домой тысяч пять рублей, и по нынешним временам это вполне неплохо.

Так вот, два года назад Бавлин купил недостроенную гостиницу, довел ее до ума, на что были потрачены все сбережения, плюс продана квартира в Курске. Но этот сезон уже точно будет абсолютно провальным.

«Наши власти не понимают, похоже, что нельзя однажды закрывшись, потом просто взять и открыться. Чтобы открыть гостиницу к сезону, теперь уже нужен косметический ремонт, необходимо обновить бытовую технику. В расчете на гостиницу, это миллионы рублей, которые в обычной ситуации были бы заработаны за счет непрерывной работы объекта. Но теперь взять на все это деньги абсолютно неоткуда. Я продаю объект, а сами мы вернулись в Курск. Что будем делать дальше, я не знаю», – говорит Владимир Бавлин.

Действительно, нельзя однажды остановив экономику, потом открыть движение и восстановить ритм.

Выход у России сейчас только один. Заливать, насколько это возможно, значительную денежную массу в потребительский рынок. Напрямую субсидировать людей, надувать рынки. При этом насколько это возможно снять кредитную нагрузку, ввести мораторий на оплату услуг ЖКХ и так далее, для того, чтобы население могло сконцентрироваться только на основных тратах на жизнь. Если же власти продолжат «плавно выходить» надеясь на то, что люди потянут нагрузку, будет очень жарко. И 20-е годы нынешнего века запомнятся потомкам не только коронавирусом...


Авторы:  Антон КРИВЕНЮК

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку