НОВОСТИ
Арестованную в Белоруссии россиянку Сапегу могут посадить на 6 лет
sovsekretnoru

Дикая охота за «золотом»

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.03.2002

 
Владимир АБАРИНОВ,
специально для «Совершенно секретно»

Штефан Эберхартер

Спорт любят все. Политики делают на нем политику. Бизнесмены – деньги. А мы – болельщики – просто болеем. В первую очередь за своих. И еще за тех, кто действительно быстрее, лучше, сильнее.

Ностальгические чувства вызывают сегодня кадры хроники с Олимпиад начала прошлого века. В них еще не было политики. Не было сумасшедших допинговых рекордов. Не было умопомрачительных доходов. В них был Спорт.

В годы «холодной войны» Спорта стало меньше. Олимпийский бал правила Политика. Спортивное закулисье жило ее интригами.

В XXI веке спорт стал окончательно профессиональным и сверхдоходным делом. В небогатых странах, включая Россию, спортом занимаются профессионально или не занимаются вообще. Успехи и рекорды – прежде всего шаг к постспортивному благополучию. Борьба за первые места превращается в дикую охоту за «золотом»: «загнанных лошадей пристреливают», тех, кто еще в состоянии добывать медали, побуждают накачиваться допингами и антидепрессантами. Бизнес кормится вокруг спорта...

Наш корреспондент попытался восстановить хронику скандальных событий в Солт-Лейк-Сити. Мы понимаем, что это лишь маленькая толика закулисных интриг Дикой Олимпиады. Но и она заставляет задуматься над вопросом: а нужен ли вообще такой спорт?

Проигрывать обидно. С минимальным счетом – тем более. Это в полной мере почувствовали и дали понять зрителям чемпионы мира Жами Сале и Давид Пеллетье, уступившие российской паре – Елене Бережной и Антону Сихарулидзе – всего один судейский голос. Однако спорт есть спорт: канадцы получили свое «серебро» и поздравили соперников. Зрители выключили телевизоры, решив, что зрелище закончилось.

Но самое интересное было впереди. Утром следующего дня судейская бригада собралась на рутинное совещание. Его участники говорят, что сразу обратили внимание на подавленный вид судьи из Франции Мари-Рен Ле Гунь. Впоследствии выяснилось: кое-кто из присутствующих не просто догадывался о причине депрессии, а точно ее знал. Помимо десяти судей (один запасной) и рефери американца Рона Пфеннинга в совещании участвовал его помощник Александр Лакерник из России. Пфеннинг, который тоже выставил баллы каждой паре, попросил судей объяснить свои оценки. Когда очередь дошла до Ле Гунь, она разрыдалась. Из ее истерических всхлипов явствовало: президент национальной французской федерации ледовых видов спорта Дидье Гайяге потребовал от Ле Гунь поставить российскую пару на первое место.

Француженку привели в чувство и вспомнили минувшие дни, в частности, один из самых известных инцидентов – на чемпионате мира 1999 года в Хельсинки судей из России и Украины отстранили от судейства: видеокамера зафиксировала, как они обменивались выразительными взглядами и жестами перед вынесением оценок.

Засим совещание закрылось.

Пфеннинг, которому в силу служебных обязанностей надлежало составить отчет, первым долгом сверил свои впечатления с впечатлениями помощника: правильно ли он понял французскую коллегу? Лакерник подтвердил: все правильно. Рефери вернулся в отель и с тяжелым сердцем принялся за отчет. Написав обо всем, что положено, он в самом конце отчета вписал фразу о признании Ле Гунь и присвоил бумаге гриф «Лично/конфиденциально». Президента Международного союза конькобежцев (ISU) Оттавио Чинкванту Пфеннинг встретил вечером на ледовой арене во время соревнований мужчин. Бегло ознакомившись с бумагой, Чинкванта сложил ее вчетверо и сунул в карман, поблагодарив Пфеннинга за информацию. Разыскав в тот же вечер француженку, президент союза потребовал от нее объяснений. Ле Гунь, к тому времени овладевшая собой, решительно отрицала факт сговора и по требованию Чинкванты тотчас составила и подписала опровержение. Чинкванта спрятал в карман и эту бумагу.

Между тем слухи о судейской сделке достигли журналистов. Газеты вышли с сенсационными заголовками. Наиболее хитроумную версию предложила канадская «Глоб энд мейл». Газета утверждала, что в обмен на золото для Бережной и Сихарулидзе российские танцоры Ирина Лобачева и Илья Авербух должны были уступить первое место итальянцам Барбаре Фузар-Поли и Маурицио Маргальо, а третье место предназначалось французам Марине Анисиной и Гвендалю Пейзера. Таким образом, олимпийских наград лишали четвертую пару фаворитов – канадцев Ше-Линн Бурн и Виктора Краатца. Другой участник закулисного сговора, по сведениям «Глоб энд мейл», китайский судья Янь Чжашень, якобы обеспечил бронзовую медаль в парном катании своим соотечественникам Сю Шень и Чжао Хоньбо. Если бы не эта схема, заявила комментатор телекомпании Эй-би-си Кристин Бреннан, Шень и Хоньбо проиграли бы «бронзу» американской паре – Киоко Ина и Джон Циммерман. Последние в итоге заняли пятое место, уступив российскому дуэту Татьяне Тотьмяниной и Максиму Маринину. Помимо всего прочего, на радость заговорщикам, президент ISU – итальянец.

Пресс-корпус Олимпиады гудел, как растревоженный улей. Репортеры судили и рядили о «восточноевропейском сговоре» при участии французов и о возвращении «холодной войны» на поля спортивных сражений. В самом деле: российскую пару поставили на первое место, кроме вышеназванных француженки и китайца, украинец Владислав Петухов, полька Анна Сероцка и русская Марина Саная, тогда как канадцам отдали первенство Люси Бреннан (США), Бенуа Лавойе (Канада), Сисси Крик (Германия) и Хидео Сугита (Япония). Выяснилось, что в день скандала китаец не явился судить мужскую короткую программу, сославшись на болезнь, чем, конечно же, усугубил подозрения. Ле Гунь избегала журналистов.

Мишель Кван

Чинкванте пришлось созвать пресс-конференцию. Он заявил, что располагает как обвинением, так и опровержением. ISU, по его словам, проводит «внутреннее расследование»; итоги олимпийских соревнований в парном фигурном катании не будут пересмотрены ни при каких обстоятельствах, а союз примет «суровые меры», если факт необъективного судейства подтвердится.

Обстановку это не разрядило. В пользу канадской пары выступили такие общепризнанные авторитеты, как Джейн Торвилл, назвавшая судейство в парном катании «фарсом», Робин Казинс, Скотт Гамильтон и Катарина Витт. По мнению прославленных фигуристов, Сале и Пеллетье откатали свою произвольную программу безукоризненно, а Сихарулидзе ошибся. Аргумент, что Антон прыгает двойной аксель, на котором он споткнулся, «с завязанными глазами», они парировали: на то и спорт, чтобы показывать результат на соревнованиях, а не на тренировке. Тренер канадской пары Ян Улльмарк и хореограф Лори Николс заявили, что хотят услышать от каждого судьи детальное объяснение его оценок. Тренер российской пары Тамара Москвина напомнила журналистам: в прошлом году ее воспитанники проиграли в Ванкувере Сале и Пеллетье, «и мы не обвиняли североамериканский блок. Ну а теперь наш черед».

В довершение картины в Москву в гости к президенту Путину, успевшему поздравить российскую пару с «блестящей победой», прибыл канадский премьер Жак Кретьен – событие, таким образом, политизировалось. Комментарий Кретьена к олимпийскому скандалу стал единственным его публичным заявлением из Москвы, которое без конца показывали североамериканские телекомпании. Надо отдать должное премьеру: свое заявление он составил мастерски. Оговорившись, что он не эксперт, Кретьен поведал, как они с женой смотрели «чарующее» выступление канадской пары и остались «разочарованы» результатом.

После заявления премьера олимпийская делегация Канады «созрела» для подачи официальной апелляции. Взвесив все «за» и «против», канадцы сразу предложили идеальный выход из положения: аннулировать оценки Ле Гунь и присудить Сале и Пеллетье второй комплект золотых медалей. Было и другое предложение: вместо оценок Ле Гунь засчитать оценки запасного судьи – чешки Ярмилы Портовой. Кому отдала предпочтение она – неизвестно, это секретная информация.

В тот же день вечером корреспондент АР сумел дозвониться по сотовому номеру Дидье Гайяге. Тот начисто отрицал все обвинения в свой адрес, но вместе с тем сказал, что судьей Ле Гунь «каким-то образом манипулировали», однако манипуляторов этих следует искать вне французской федерации. Ле Гунь, по словам Гайяге, отличается «эмоциональной неустойчивостью» – отсюда, мол, и все проблемы. После публикации интервью Гайяге опроверг самого себя. Как заявила пресс-служба французской делегации, ни с каким корреспондентом АР он не беседовал и вообще «не очень хорошо понимает по-английски». В ответ агентство выпустило сообщение, что все цитаты воспроизведены текстуально точно.

Узнав о канадской апелляции, российские спортивные начальники не на шутку встревожились. Президент федерации фигурного катания России Валентин Писеев заявил, в частности, что ISU и МОК пошли на поводу у североамериканской прессы. Его, естественно, беспокоило, как бы у россиян не отобрали медали.

Линия спецсвязи между Солт-Лейк-Сити и Москвой была перегружена. И в США командируют вице-премьера Валентину Матвиенко, по всей видимости, с заданием сделать то, чего не сделал МОК.

Заседание совета Международного союза конькобежцев первоначально назначили на 18 февраля. Но президент МОК Жак Рогге требовал решить проблему в кратчайшие сроки. В своем письме президенту ISU Рогге мотивировал спешку необходимостью снять нервное напряжение с танцевальных пар – ведь они, если верить газетным версиям, были заложниками того же судейского сговора. Ошеломленный Чинкванта в тот же вечер собрал совет союза и поставил на голосование два предложения: во-первых, аннулировать оценки Ле Гунь и присудить второе первое место канадской паре, во-вторых – отстранить ее от судейства до полного выяснения обстоятельств. Дидье Гайяге голосовал против в обоих случаях. Поздно вечером Бережная, Сихарулидзе и Москвина были гостями ток-шоу Ларри Кинга. В отличие от Кинга, они, без сомнения, уже знали о решении ISU и держались с истинно олимпийским спокойствием.

Утром 15-го исполком МОК утвердил решение союза конькобежцев. Представитель Китая Чжэньлян Хэ голосовал против. Вице-президент МОК Виталий Смирнов воздержался, сказав, что решение о втором комплекте «золота» навлекает необоснованные подозрения на российскую федерацию, которая ни в чем не виновата.

Российская делегация в Солт-Лейк-Сити восприняла решение МОК с нескрываемым раздражением, заявив, впрочем, что не будет его оспаривать. По словам Тамары Москвиной, оно «может разрушить фигурное катание», но она подчиняется ему так же, как подписанному Путиным закону о налогообложении.

Однако настоящий скандал был впереди. 18 февраля обрела дар речи Мари-Рен Ле Гунь. В интервью газете «Экип» она утверждала, что действительно считает российскую пару лучшей, голосовала «от души и по совести» и ни в какие сделки с Россией не вступала. По ее словам, все было ровно наоборот: да, на нее оказывали давление, но в пользу канадской пары, и делала это не французская федерация, а Международный союз конькобежцев в лице председателя технической комиссии Салли-Энн Стэплфорд. Правда, «давили» не до, а после соревнований – Стэплфорд, утверждает Ле Гунь, набросилась на нее с упреками, обвиняя в пристрастном судействе. По выражению француженки, она почувствовала себя «в физической опасности».

Страсти накалились с новой силой. Оттавио Чинкванта на очередной пресс-конференции заявил: интервью не читал, очень удивлен и вообще в кармане у него имеется совершенно другой текст, подписанный французской судьей.

Несмотря на энергичные меры МОК и ISU, финал соревнований в танцах на льду 18 февраля проходил в нервозной обстановке. Их результат оказался неожиданным. Канадские танцоры Бурн и Краатц остались вне пьедестала почета. Итальянцы Фузар-Поли и Маргальо получили «бронзу». Основная борьба развернулась между французской и российской парами. После двух обязательных танцев Ирина Лобачева и Илья Авербух занимали второе место. Марина Анисина и Гвендаль Пейзера катались первыми. Когда Анисина увидела свои оценки, она отчетливо сказала по-русски: «Ну вот, похоже, вторые. А ведь договаривались...» Позже Илья Авербух поведал о своих подозрениях в отношении украинского судьи Юрия Балкова, поставившего на первое место французов. «Думаю, все, что случилось в парном катании, повлияло на сегодняшнее судейство, – сказал Авербух. – Наверное, украинский арбитр побоялся, что его обвинят в симпатиях к русским». (Судья из Украины Юрий Балков действительно пользуется неоднозначной репутацией. В 1998 году на чемпионате мира в Нагано он предлагал канадской коллеге свой голос за Бурн и Краатца в обмен на голос в пользу украинского дуэта. Канадка записала телефонный разговор с Балковым на пленку и передала улику в федерацию. Украинского судью отстранили от судейства на год.) Тем не менее серебряный призер сразу же исключил возможность апелляции: соперничество, по его словам, было слишком плотным, и предмета для протеста нет. Вместе с тем на вопрос: «Если бы Бережная и Сихарулидзе проиграли, вы бы выиграли сегодня?» – Авербух ответил: «Да. Без вопросов».

Михаил Иванов

От России танцы судила Алла Шеховцева – жена Валентина Писеева. Французского судьи на танцах не было вообще

21 февраля произошло новое скандальное событие. В этот день была дисквалифицирована лыжница Лариса Лазутина – допинг-контроль обнаружил в ее крови повышенное содержание гемоглобина: 16,8 грамма на декалитр, тогда как по нормам Международной лыжной федерации (FIS) максимально допустимый уровень 16,0 г/дл. Для установления причины потребовался анализ мочи, который Лазутина сдала, но получить его результаты до начала эстафеты, назначенной на 2:30 восточного поясного времени (минус 8 часов по сравнению с московским), не представлялось возможным. У российской команды замены не оказалось. Итог нам известен.

Та же проблема – подозрительный анализ крови – возникла у Валентины Шевченко из команды Украины; украинки тоже не участвовали в эстафете, однако уклонились от каких бы то ни было комментариев.

Следующая неприятность случилась вечером того же дня.

После короткой программы фигуристок наша Ирина Слуцкая была на втором месте и имела хорошие шансы достать Мишель Кван. Третью и четвертую позиции занимали соответственно Саша Коэн и Сара Хьюз (все три – американки).

Хьюз вышла на лед первой из четверки. По общему мнению специалистов, она откатала свою произвольную программу безукоризненно, выполнив два каскада из двух тройных прыжков. «Боже мой, боже мой...» – повторяла, увидев свои оценки, Хьюз, не в силах прибавить ничего более. И Сара, и ее тренер Робин Вагнер были уверены, что она будет второй. Для ее выхода на первую позицию нужно было, чтобы Кван свалилась на третью. Это казалось невероятным. Но именно это и произошло.

Слуцкая выступала последней. Она допустила небольшой сбой при приземлении с тройного прыжка. Естественно, разочарованию российской фигуристки не было предела. В интервью российским журналистам она со всей определенностью говорила о том, что «за бортиком решили» оставить ее второй. Но на пресс-конференции была более выдержанна: «Я так нервничала сегодня. Я боролась сама с собой. Это очень интересная ситуация: каждый год я получаю хорошую первую оценку и низкую вторую (соответственно за технику и артистизм. – Авт.). Что ж, это спорт, но все равно ужасно жаль!» Единственное, на что Ирина пожаловалась, это на проблемы с разминкой: ей приходилось лавировать между букетами и мягкими игрушками, которыми публика забросала Кван.

После нелицеприятного, судя по всему, телефонного разговора с Владимиром Путиным руководство российской олимпийской делегации пошло ва-банк. Ночью (по американскому времени) была собрана пресс-конференция, на которой первым делом сообщили, что подают протест по поводу Лазутиной. Мол, организаторы соревнований сообщили о ее дисквалификации всего за пятнадцать минут до их начала, тем самым нарушив правила. В связи с этим россияне предложили присудить российским лыжницам за эстафету, в которой они не участвовали, второй комплект золотых медалей по аналогии с парным катанием или повторить соревнование. Второй российский протест получил союз конькобежцев, от которого потребовали, коли на то пошло, вторую золотую медаль для Слуцкой. В качестве доказательств «олимпийского произвола» приводились случаи дисквалификации украинских лыжниц и южнокорейского конькобежца, а также тенденциозного судейства в хоккейном матче Россия – Чехия (Россия выиграла). Российская делегация передала президенту МОК Жаку Рогге ультиматум: если в течение 24 часов не наведете порядок, мы Солт-Лейк-Сити покинем.

Наутро после женского финала в фигурном катании ISU вопреки собственным правилам разрешил судьям публично объяснить свои оценки. У журналистов были, в частности, вопросы к судьям из России и Дании, поставившим произвольную программу Сары Хьюз на четвертое место, но последние ничего объяснять не стали. Для получения «золота» Кван достаточно было одного судейского голоса – и этот голос не дал ей американец Джозеф Инмэн. Он поставил первой в произвольной программе Хьюз, чья победа в общем зачете была крайне сомнительна, на второе место Слуцкую и лишь на третье – Кван. Финский судья Пекка Лескинен поставил Слуцкой и Хьюз одинаковую сумму баллов, однако Слуцкой он присудил 5,8 за технику и 5,7 за артистизм, тогда как Хьюз – наоборот, а в этом случае приоритет имеет вторая оценка. Это как раз то, о чем говорила Ирина.

Тем временем вице-президент МОК Томас Бах заявил, что досрочный отъезд российской делегации накажет прежде всего саму Россию – ее шансы на проведение Олимпиады-2012 «уменьшатся катастрофически». Рогге встретился с президентами соответствующих федераций. Те заверили его, что претензии к судейству несостоятельны. О чем президент МОК и написал Путину в тот же день.

Далее вице-президент МОК от России Виталий Смирнов забрал назад российский ультиматум и сказал, что бойкота не будет

Между тем появились новости о ходе расследования Международного союза конькобежцев. В их распоряжении появились три заявления, якобы подтверждающие факт франко-русской сделки. Автор одного – та самая Салли Стэплфорд, которая будто бы угрожала Ле Гунь чуть ли не физической расправой. Этот документ подписан двумя свидетелями. Вторую бумагу направил в ISU американский судья Джон Джексон. Третью – Бенуа Лавойе, канадский судья, судивший парное катание.

Показание Лавойе, судя по всему, самое важное. Он утверждает, что прошлой осенью Ле Гунь пожелала обсудить с ним перспективы Олимпиады и сообщила, что русские уговаривают ее отдать первое место в Солт-Лейк-Сити российским атлетам. Ле Гунь назвала и лицо, обратившееся к ней с таким предложением, – судья Марина Саная.

Елена Бережная и Антон Сихарулидзе

Если о содержании письма Лавойе источники сообщают на условиях анонимности, то Джон Джексон сам пересказал свое репортерам. Он говорит, что слышал в отеле разговор Стэплфорд и Ле Гунь. Француженка-де заявила, что русские попросили первое место в парном катании в обмен на «золото» в танцах. Стэплфорд в своем письме излагает тот же сюжет. На вопросы журналистов она отвечает: «Джексон слышал все», тем самым косвенно подтверждая его версию. Интервью самой Ле Гунь Стэплфорд называет «смехотворным», а Джексон – «дичью».

Оттавио Чинкванта, в свою очередь, отрицает факт наличия показаний против России – во всяком случае, оговаривается он, показаний, которые имели бы юридическое значение.

22 февраля (23-го по московскому времени) российские хоккеисты проиграли полуфинал американцам. Вячеслав Фетисов сразу после матча обвинил канадского судью Билла Маккрири в «несправедливом отношении к российской команде». «Судьи из НХЛ – профессионалы, но они живут здесь, они американцы и канадцы», – сказал Фетисов, слово в слово повторив президента Путина. Он, видимо, забыл, что и сам живет и работает в Америке, что забивший американцам первую шайбу Алексей Ковалев играет за «Питтсбург пингвинз», забросивший вторую Владимир Малахов – за «Нью-Йорк рейнджерс», а лучший вратарь олимпийского турнира Николай Хабибулин – за «Финикс койотс».

23 февраля протесты российской делегации были отклонены как необоснованные. После получения мотивированного отказа в пересмотре итогов эстафеты (анализ Лазутиной был все еще не готов) руководство российских олимпийцев тихо сняло все претензии к организаторам соревнований, заявив, что инцидент с лыжницами – следствие «халатности» тренеров, которым сообщили о проблеме с Лазутиной за два часа до старта.

24 февраля, в день закрытия Игр, «Нью-Йорк таймс» опубликовала интервью Ле Гунь. Отставленная от судейства француженка исполнила угрозу назвать по именам тех, кто добивался от нее оценок в пользу канадской пары. По ее словам, она почувствовала «экстраординарное давление» уже в сентябре, сразу же после того, как была назначена судить соревнования в Солт-Лейк-Сити. Журналисты, правда, оговариваются, что подтвердить информацию Ле Гунь из независимых источников не представилось возможным, однако ссылаются на мнение двух западных высокопоставленных должностных лиц, заявивших на условиях анонимности, что они верят в версию Ле Гунь.

Помимо представителей канадской федерации, утверждает она, интересы Сале и Пеллетье лоббировал по меньшей мере один человек, занимающий важный пост в Международном союзе конькобежцев, а именно – Салли Стэплфорд. Ле Гунь говорит, что она никогда ни о чем не договаривалась с российскими судьями или российской конькобежной федерацией. Остальные судьи, по ее мнению, прекрасно знают об этом нажиме, но боятся говорить: их карьеры всецело во власти функционеров ISU. Судейское лоббирование – обычная вещь, продолжает Ле Гунь, но, как правило, это делается в мягкой, ненавязчивой форме. Однако на сей раз все было иначе.

Что же произошло после того, как Ле Гунь не поддалась нажиму? По ее словам, она подверглась физическому нападению «неизвестного лица» непосредственно в помещении ледовой арены, затем в автобусе-«шаттле», которым возвращалась к себе в отель, ее «словесно атаковала» член технического комитета ISU Вальбурга Гримм, и, наконец, в вестибюле отеля на нее набросилась Стэплфорд с вопросом: «Почему ты поставила русских первыми?» Ле Гунь в ответ залилась слезами, и Стэплтон, по ее словам, воспользовалась ее эмоциональным состоянием: она выстроила собственный сценарий, из которого явствовало, что француженка отдала «золото» русским по требованию собственной федерации. Ле Гунь не говорит этого прямо, но дает понять, что соглашалась с этой версией, лишь бы ее оставили в покое. Когда к ним присоединились Гримм и другой член технического комитета ISU, шведка Бритта Линдгрен, Стэплфорд при молчаливом согласии Ле Гунь рассказала им о мнимом «признании»

На следующий день затравленная француженка включила Си-эн-эн и услышала о себе в ряду важнейших новостей – «между Бушем и Афганистаном». Рон Пфеннинг, утверждает она, уже знал версию Стэплфорд и на судейском совещании без обиняков заявил, что «всякий, кто отдал голос русским, поступил бесчестно». «Эти слова сокрушили меня, – говорит Ле Гунь. – В голове все смешалось, я с трудом выстраивала мысли». Таким образом, признание Ле Гунь было, согласно ее интервью, следствием эмоционального стресса, пережитого накануне.

Итоги расследования совет ISU заслушает на своем заседании в апреле. Тогда же будет определено профессиональное будущее Ле Гунь.

Завершился и лыжный скандал. Анализ показал наличие в допинг-пробе Лазутиной препарата, который хоть и не значится в перечне запрещенных, аналогичен запрещенному. То же самое вещество обнаружено в допинг-пробах Ольги Даниловой и выступающего за Испанию Йоханна Мюлегга, выигравшего в Солт-Лейк-Сити три золотые медали. Речь идет о медикаменте, выпускаемом калифорнийской фармацевтической компанией «Амген» под названием «аранесп». Он предназначен для предотвращения анемии при хронических болезнях почек и был разрешен к применению Федеральным агентством США по контролю за продуктами питания и лекарствами в сентябре прошлого года. МОК еще не успел включить его в свой запретительный список, однако, как заявил председатель медицинской комиссии МОК Арне Лунквист, его состав аналогичен запрещенному ЕРО – эритропоэтину.

У атлетов, уличенных в допинге, отобрали не все медали – лишь последние. Данилова в гонке на 30 километров пришла восьмой, а потому сохранила свои «золото» и «серебро». Лазутина финишировала первой и по итогам Олимпиады осталась с двумя серебряными медалями. Ей так и не удалось повторить достижение Раисы Сметаниной, завоевавшей десять олимпийских медалей, – у Лазутиной их девять. На общем счете российского «золота» это не отразилось: первое место Мюлегга в гонке на 50 километров присуждено Михаилу Иванову, проигравшему Мюлеггу 14,9 секунды...


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку