НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

Дети гибнут за медаль

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.08.2001

 
Сергей ГОНЧАРОВ,
обозреватель «Совершенно секретно»

Садоводы и огородники иногда шутят: «Если вы хотите, чтобы на вашем участке все росло быстрее, чем у соседей, сажайте бамбук». Похоже, этим советом пытаются воспользоваться некоторые российские реформаторы, заинтересованные не столько в том, чтобы получить полноценный урожай, сколько в том, чтобы на их «участках» как можно больше «шумело и зеленело». Речь идет о наших детях, которым в ближайшем будущем придется рассчитываться за «бамбуковую» политику нынешних реформаторов от образования.

Мой хороший знакомый Всеволод С. оканчивал самую обыкновенную среднюю общеобразовательную школу во Фрунзенском районе Москвы. Он был гордостью этой школы, единственным в своем выпуске претендентом на золотую медаль. Причем вполне заслуженно. Тем не менее в преддверии выпускных экзаменов из районного отдела народного образования (РОНО) «спустили» информацию, что в этом году «все золотые медали уже распределены между другими школами, поэтому вы претендовать на медаль данного достоинства не можете». Звучит дико, но все же это был конец эпохи застоя с ее номенклатурно-распределительной системой, в которую данная ситуация вполне укладывалась.

В нынешнем году моя собственная дочь оканчивала 11-й класс. На медаль она не претендовала, но в хорошем аттестате мы все же были заинтересованы, поэтому повариться в «медально-оценочном» бульоне мне пришлось основательно. И я убедился, что за тринадцать лет практически ничего не изменилось, если не считать того, что цена школьного «золота» и «серебра» и для учителей, и для учеников (читай – родителей) возросла многократно и обрела вполне весомый материальный эквивалент.

На нашу подмосковную школу из РОНО были «спущены» одна золотая и пять серебряных медалей. Для сравнения: в соседнюю школу, с таким же количеством учеников и с уровнем преподавания значительно ниже, направили в общей сложности двадцать две медали. Столько они даже не смогли «освоить». Забавно, что их главная надежда – молодой человек с блестящими математическими способностями – ухитрился сдать экзамены в престижный московский вуз еще в апреле и после этого просто перестал посещать школу, заявив руководству: «Не нужна мне ваша медаль».

Кстати, он оказался совершенно прав. Психологический стресс, который переживают наши дети в период выпускных школьных экзаменов, вполне сопоставим с нервотрепкой, связанной с поступлением взрослого человека на престижную работу на конкурсной основе. Именно так охарактеризовал мне это состояние психотерапевт, который провел с моей дочерью несколько укрепляющих сеансов перед началом экзаменов. Правда, он отметил, что это в принципе нормальная реакция организма на данную ситуацию. Однако сейчас появились еще и усугубляющие ее факторы.

Дети прекрасно понимают, что конечный результат, то есть поступление на платное или бесплатное отделение института, уровень этой оплаты напрямую влияют на семейный бюджет и что за осторожными расспросами родителей об «успехах в учебе» зачастую кроется вполне реальное беспокойство: «А потянем ли мы эти пять-шесть лет?» В таких условиях медаль – определенные и вполне весомые гарантии будущей бесплатной учебы. И уж как они достигаются! Девочка, претендовавшая на золотую медаль в нашей школе, писала сочинение более десяти (!) часов. Она начала в 9 утра, но через полтора часа ей подсказали, что выбранная тема «немедальная». В 14 часов «консультанты» решили, что и «медальную» тему ей раскрыть не удалось, и перевели ее в кабинет директора. В 19 часов у девочки началась истерика... Это далеко не единичный случай. Сами выпускники после экзаменов рассказывали, что испытывали приступы рвоты, нервные судороги и т. д., и т. п.

Дети, которым по материальному положению родителей или по оценке собственных способностей (зачастую заниженной) ничего «не светит» после школы, начинают «задвигать» учебу с 6–7-го класса, предпочитая тратить время на поиски заработка. А что это за заработки, мы все прекрасно знаем.

В прошлом году директор одной из московских школ предложил родителям девочки, окончившей одиннадцать классов на все пятерки, заплатить 2 тысячи долларов за «гарантированную» золотую медаль. Родители отказались, и девочку «завалили» на сочинении

Если учесть общую сумму расходов на «провод» своего ребенка в институт, это не так уж много. Первые действия надо начинать уже в 10-м классе. Каким бы талантливым ни был ребенок, ему, как правило, необходимо пройти курс предварительной подготовки в том вузе, куда он собирается поступать. Хотя бы для того, чтобы выяснить уровень требований. Такие курсы бывают бесплатными, но количество мест на них очень невелико, поэтому большинство идут на платной основе. Стоит это в среднем 2–2,5 тысячи рублей за семестр.

Для того чтобы обеспечить лояльность школьных учителей, желательно пригласить их в качестве репетиторов. Прежде всего, это касается тех, кто ведет два предмета, – литераторов и математиков, – поскольку они могут «заблокировать» и золотую, и серебряную медали. Это вам обойдется около 2,5 тысячи рублей в месяц.

У нас в начале учебного года один из преподавателей аккуратно поинтересовалась, нужны ли нам пятерки по всем предметам. Я ответил, что нет, поскольку на балл уровня 4,8 мы вполне можем рассчитывать и без дополнительных усилий. Это был «пробный камень». Практически сразу после этого разговора оценки моей дочери по основным предметам как по волшебству снизились в среднем на балл. При этом она очень много занималась дополнительно и на курсах при институте, и с репетитором по математике (правда, не с тем, с которым «надо»), и к концу года значительно обошла многих своих одноклассников по уровню знаний. Наивно полагая, что мой ребенок стал жертвой некоего «среднего балла», который каждый учитель должен «вывести» по каждому классу, я обратился за консультацией к своей старой учительнице, человеку очень уважаемому и, безусловно, честному:

– Никакого среднего балла, который изначально задавался бы преподавателю, не существует. А вот «игра на оценках» сейчас стала очень модной. Конечно, опытные педагоги этим не занимаются. А вот молодежь... Хорошо, если дело ограничивается конфетами, цветами и шампанским. Политика эта ужасна. Например, за последние несколько лет по всем школам города у нас было всего лишь две, как мы называем, «звездочки» – девочка и мальчик. И мы это знали. Казалось бы, уж им-то надо создать все условия. Ан нет. Девочка вообще никакой медали не получила, а мальчик только «серебро». Да и то пришлось побороться. Просили у города денег на олимпиады в других городах, мать в ногах у мэра валялась. Не дали. Зато на медали выводим таких...

Министр образования РФ Владимир Филиппов

«Бамбуков», хотелось добавить мне, но я сдержался.

После этого разговора я отправился к завучу школы своей дочери и заявил, что с нашими оценками явно «играют». Причем сумел это доказать. В глазах явно порядочной женщины стояла какая-то вселенская тоска:

– А что я могу сделать?! У нас уже был аналогичный случай с этим преподавателем. Мы пытались с ней разговаривать. А она нам заявление на стол швырнула. Еще и уговаривать пришлось, чтоб осталась. Учитель-то сильный. Вы что думаете, у меня очередь на работу стоит за дверями школы? Это на наши-то зарплаты.

Без иностранного языка сегодня никуда, и школа, если это не «спец», необходимых знаний не дает. Выучить язык дома по книжкам очень сложно. А хороший преподаватель берет от 10 до 20 долларов за час. Вот и посчитайте. Так что 2 тысячи долларов за медаль – не дорого. Правда, ребенок еще и учиться должен очень прилично.

Однако, к сожалению, расходы родителей на средней школе не заканчиваются. Я выяснил, что практически во всех институтах, куда собирались поступать одноклассники моей дочери, до каждого тем или иным способом была доведена информация о том, сколько надо заплатить за поступление на «бесплатный» курс. Например, в Лестехе, что в подмосковной Тарасовке, в этом году просили 4 тысячи долларов (на факультет «мировая экономика»), в университет Патриса Лумумбы – 8 тысяч (на филологический), а вот в трех медицинских московских институтах уже 15 тысяч (на любой факультет). Те, кому это не по карману, прибегают к давно испытанному приему: приглашают в репетиторы преподавателей своего будущего вуза. Стоит это от 20 до 40 долларов за занятие.

Ну а уж после поступления... Зачет – 50 долларов, экзамен – 100. Об этом говорят уже практически открыто. Сами студенты. Поневоле хочется спросить: каким образом при такой «системе» образования одаренные дети из малообеспеченных, многодетных семей, ради которых, по словам министра Владимира Филиппова, во многом и затевается реформа, получат возможность учиться в вузах крупнейших городов России? И что в этой «системе» хочет реформировать министр?

Грядут перемены? На реформу образования в России Мировой банк реконструкции и развития (МБРР) уже выделил два транша в 71 и 50 миллионов долларов. Здесь, правда, надо оговориться. МБРР дает деньги на реформу высшей школы, однако шеф Минобразования, понимая, что у нас средняя и высшая школы неотделимы друг от друга, обычно говорит о реформе системы образования в целом.

Что же происходит с этими деньгами? (Подробно об этом писали в июньском номере «Совершенно секретно». Читайте.)

Первый транш получен еще в 1997 году. Из него на сегодняшний день освоено 58 миллионов долларов. Эти деньги были переданы некоммерческой организации – Национальному фонду подготовки кадров (НФПК). Только на подготовку к началу реализации проекта (официальное название: «Инновационный образовательный проект») истратили 1,5 миллиона долларов. При этом тридцать шесть сотрудников НФПК, получающие оклады от 400 до 4000 долларов, собственно, никакой креативной деятельностью не занимаются. Они управляют деньгами. Для того чтобы узнать, что с ними делать, нанимаются консультационные фирмы, готовящие свои рекомендации в виде небольших отчетов, за которые получают сотни тысяч долларов. Эти фирмы, в свою очередь, нанимают ведущих политологов, экономистов (вернее, фирмы, которые те возглавляют) и за очень большие деньги выясняют их взгляд на данный вопрос. Затем привлекаются сотрудники специализированных институтов, а также Минобразования, которые готовят методические указания по поводу того, как вся система должна работать в условиях реформы. Под это дело проводятся семинары, где все эти достойные люди объясняют друг другу, чем же надо заняться в первую очередь. И т. д., и т. д. Многоступенчатая система. На каждой ступени большая часть денег обналичивается и выплачивается в виде заработной платы.

Кстати, поначалу планировался выпуск достаточно большой (в плане количества и ассортимента) партии учебников для провинциальных школ. Однако затем решили, что на такие «дорогостоящие» мероприятия денег уже не хватит, и учебники решили не выпускать. Словом, «бамбук» шумит и разрастается.

И вот, наконец, под следующие 50 миллионов долларов кредита Минобразования разродилось конкретным делом. В трех регионах России решили проводить эксперимент, суть которого сводится к следующему: экзамены по окончании средней школы и экзамены в вуз объединяются в экзамены-тесты, единые для всей России. Прошел школьник такое тестирование в любом пункте страны – значит, сдал аналогичный экзамен в любой вуз (пока областной). Вроде бы все правильно. Необходимость давать взятки и в школе, и в институте как бы отпадает. Роль играют только знания. Однако все не так просто.

Сейчас роль такого теста выполняют два фактора. Первый – получение медали в школе. Золотая дает право на поступление без экзаменов, только с одним собеседованием, серебряная – на поступление с одним экзаменом и собеседованием. Второй – собственно собеседование. Система получения медалей, описанная выше, настолько их девальвировала, что в вузах понятие «медалист» уже ни на кого не производит впечатления. Я в

МИФИ наблюдал, как собеседование проходила группа из пятнадцати золотых и серебряных медалистов из Москвы и Московской области. Прошли только двое. Десять забрали документы, остальные сдавали на общих основаниях. Каждое лето по Москве бродят толпы медалистов со всей России, бросаясь то в один, то в другой институт (университет, академию) и пытаясь попасть на бесплатный курс хоть куда-нибудь.

Теперь вместо медали и собеседования предлагается тест. Но и он вызывает большие сомнения как в высшей школе, так и в средней. Совсем недавно по Центральному телевидению проходили теледебаты с участием нескольких ректоров престижных московских вузов. Узнав результаты первых шагов эксперимента в Чувашии, они очень удивились. «Из результатов теста по русскому языку следует, – говорил один, – что 60 процентов выпускников написали его на «пять» и еще 30 на «четыре». Да мы в Москве 40 процентам поступающих ставим «два». Ну не знает нынешнее поколение выпускников русского языка! Не читают они сейчас! А тут в Чебоксарах 60 процентов «отлично»...»

Значит, вопрос еще и в том, кто готовит тест. Если это будут профессора МИФИ, то его сдадут считанные выпускники в стране. Если чиновники из областного РОНО – в вузы хлынет поток малограмотных выпускников. Нечто среднее? А применимо ли слово «среднее» к высшему образованию вообще?

Мнение преподавателей средней школы по данной проблеме выразила завуч школы моей дочери:

– Если такой тест будет введен, мы потеряем половину хороших ребят. Ведь мы их ведем с первого класса, знаем, кто на что способен. Поэтому на экзаменах, когда дети зачастую просто впадают в ступор, всегда поможем, подскажем, поддержим. А если это будет некий безликий тест, да еще под присмотром представителей высшей школы... У нас уже сейчас вполне способные дети из неблагополучных семей уходят с 7-го класса. А здесь еще и тем, кто по всем данным должен учиться в институте, будут устраивать такую экзекуцию.

Словом, вопросов предостаточно. Но и это не главное. Эксперимент есть эксперимент. Он удастся или не удастся, может удасться частично. Этих экспериментов за годы перестройки проводилось немало. Кто сейчас помнит, что в Тверской и Новгородской областях шел эксперимент по реформе налоговой системы, а в Ярославле, Самаре (проект «Солнечный город») и еще нескольких областях – эксперимент по реформе ЖКХ? Под них тоже получались международные гранты, выделялись бюджетные средства, недвижимость в крупных городах... Ну и что?

Если же судить по тем шагам, которые предприняты Минобразования, реформа состоит в том, чтобы заменить сочинение изложением, а вместо четырех экзаменов сдавать три. Но почему нет попыток хоть как-то реорганизовать систему РОНО? Эту устаревшую, откровенно бюрократическую надстройку, по сути, распределитель медалей, финансовых потоков, путевок в летние и зимние лагеря и т. д. Или, например, при Минобразования или МВД создать эффективную структуру по выявлению мздоимцев и коррупционеров от образования? Ведь сам факт наличия такой структуры заставит задуматься очень многих.

Создается впечатление, что в Минобразования рассуждают в стиле мудрого Ходжи Насреддина: пока будем учить ишака читать, кто-нибудь обязательно умрет. Мол, пока будем еще четыре года «осваивать» очередной транш, пройдут думские и президентские выборы, а там, глядишь, выяснится, что и реформа нам не очень нужна. Да и беднее мы за это время явно не станем...

Чиновники, конечно, тоже люди и хотят жить. Вопрос вот только – где? Если в этой стране, то ведь отдавать долги придется нам же и нашим детям, которые по-прежнему будут учиться по «старой системе». С РОНО, с нищими учителями, со жлобством, невежеством и воровством.


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку