ДЕНЬ БОГА ВОЙНЫ

ДЕНЬ БОГА ВОЙНЫ
Автор: Владимир ВОРОНОВ
17.11.2015
 
19 ноября 1942 года войска двух советских фронтов, Юго-Западного и правого фланга Донского, перешли в наступление севернее Сталинграда, нанеся удар по позициям 3-й румынской армии. На другой день, 20 ноября, южнее Сталинграда в наступление перешла и ударная группировка Сталинградского фронта – 57-я, 51-я и 64-я армии. Началась стратегическая наступательная операция советских войск под Сталинградом – операция «Уран».
 
Главной её особенностью, как почти единодушно полагали военачальники с обеих сторон фронта, а также военные специалисты и историки, было то, что наступлению предшествовала не просто мощная артиллерийская подготовка, а самое настоящее артиллерийское наступление. Которое по своим масштабам и результатам намного превзошло всё, что ранее «вытворяла» советская артиллерия на этой войне.
 
Удар по противнику нанесли в общей сложности свыше 15 тыс. орудий и миномётов, что в два раза больше количества артиллерии, использованной во время контрнаступления под Москвой. Согласно замыс­лу операции «Уран», именно артиллерия должна была сыграть решающую роль в прорыве первой линии обороны противника, взломав её на решающих участках, подавив там основные огневые средства, чтобы обеспечить ввод в образовавшиеся бреши подвижных группировок.
 
Примерно 15 500 «стволам» советских артсистем противостояло порядка 10 200–10 300 «стволов» немецких. Количественное артиллерийское превосходство над противником налицо, но не подавляющее. Противника превосходили всё же на треть, а не в разы, как того хотелось бы и требовали нормы военного дела. Причём превосходство это было достигнуто не в ствольной артиллерии, а главным образом за счёт миномётов, в том числе реактивных установок БМ 13, которые вели огонь реактивными снарядами калибра 132 мм, и тяжёлых пусковых установок М 30, стрелявших 72-килограммовыми «эрэсами» с головной частью калибра 300 мм.
 
Согласно мемуарам маршала артиллерии Николая Яковлева, возглавлявшего во время войны Главное артиллерийское управление (ГАУ) РККА, в распоряжении трёх фронтов было «250 артиллерийских и миномётных полков. Кроме того, фронты имели 1250 боевых машин и станков реактивной артиллерии, способных за один залп выпустить 10 тыс. снарядов». Так, в составе Донского фронта было 36 дивизионов реактивной артиллерии, в том числе шесть дивизионов тяжёлых установок М 30; в составе Сталинградского фронта – 44 дивизиона реактивной артиллерии, из них четыре – М 30; Юго-Западный фронт «выставил» 35 дивизионов реактивной артиллерии, из них 10 дивизионов – тяжёлых установок М 30.
 
Помимо этого, имелось ещё 1100 зенитных орудий, прикрывавших войска и объекты тыла. Разумеется, на разных участках фронта соотношение сил отличалось, хотя везде оно было в пользу советских войск. Самый мощный перевес был в полосе Донского фронта – 2,4:1, на Юго-Западном фронте – 1,4:1, перевес на Сталинградском был незначительным – 1,2:1.
Но самое главное, что едва ли не впервые советская артиллерия не испытывала «снарядного голода». Как пишет маршал Яковлев, «фронты начали контрнаступление, имея около 6 млн снарядов и 380 млн патронов для стрелкового оружия и 1,2 млн ручных гранат».
 
Правда, маршал артиллерии Василий Казаков, бывший тогда начальником артиллерии Донского фронта, в своих мемуарах говорит, что «к началу наступления на трёх фронтах было сосредоточено не менее 8 млн снарядов и мин». Но не будем придираться. Общий же расход мин и снарядов за Сталинградскую операцию составил 15,2 млн мин и снарядов – 8339 вагонов, что тоже ещё не имело себе равных.
 
Все военачальники в один голос твердят про туман, сильно осложнивший работу артиллеристам. Тем не менее артподготовка началась, как и было запланировано, в 7.30 утра 19 ноября 1942 года. «Нам впервые, – писал Казаков, – довелось быть свидетелями артиллерийской подготовки такой силы. Воздух наполнился грохотом многих тысяч выстрелов и вторивших им разрывов.
 
Подумать только: во время первого огневого налёта каждую минуту производилось 5–6 тыс. выстрелов. Мы различали на слух резкие выстрелы пушек, глуховатое уханье гаубиц и частое покрякивание миномётов. Артиллерия усерд­но перепахивала оборону противника. Там поднимались столбы пыли и земли, взлетали в воздух обломки вражеских наблюдательных пунктов, блиндажей и землянок. Мы как заворожённые смотрели на эту феерическую картину».
 
Газета «Правда» 22 ноября 1942 года процитировала слова захваченных в плен немецких офицеров, которые показали, «что огонь советской̆ артиллерии не давал возможности высунуть головы из укрытий и почти сразу же уничтожил всю проводную связь, а также ряд радиостанций». В ряде случаев эффективность артиллерийского огня превзошла все мыслимые ожидания.
 
252-я стрелковая дивизия под командованием полковника Анисимова распорядилась приданной артиллерией поистине блистательно: для штурма самого трудного кургана была выделена всего лишь одна-единственная… рота солдат, которую своим огнём должна была поддержать батарея 152-мм гаубиц.
 
Как описывал Василий Казаков, 17 декабря 1942 года батарея в назначенное время открыла огонь по кургану: «Артиллеристы обстреливали противника методично, не торопясь, и всё время корректируя огонь. С наблюдательного пункта было хорошо видно, как тяжёлые снаряды вспахивали курган. Уже через 20–30 минут немцы начали покидать свои блиндажи и траншеи, ища спасения где-то за высотой».
 
Около часа батарея вела огонь, израсходовав всего 60 снарядов. Но «этого оказалось достаточно. Ещё не рассеялся дым от последних разрывов, а пехота уже поднялась в атаку. Наши солдаты продемонстрировали незаурядную выучку и через 20 минут уже хозяйничали на кургане, не потеряв ни одного человека!»
 

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку